Савик Шустер: «Мы ощущали давление со всех сторон»

14 Січня 2010
43936

Савик Шустер: «Мы ощущали давление со всех сторон»

43936
Ведущий «Шустер live» – об особенностях избирательной кампании – 2010, свободе слова, террористических актах, давлении избирательных штабов на журналистов и перспективах продления контракта его студии с телеканалом «Украина».
Савик Шустер: «Мы ощущали давление со всех сторон»

Надо сказать, что в целом избирательную кампанию Шустер характеризует  как очень нервную. Однако к студийным скандалам, повлекшим за собой недовольные высказывания Савиком со стороны акционеров канала «Украина», он относится более чем спокойно.  «Не этот, так другой», - комментирует он перспективы своего дальнейшего сотрудничества с телеканалом, и делится с ТК  своими, как всегда, амбициозными профессиональными планами.

 

- Савик, как вы оцениваете состояние свободы слова во время президентской кампании? Ощущали ли давление на свою программу, высказывались ли вам «особенные» пожелания от кандидатов в президенты или их штабов?

- Кто вам скажет, что не ощущал давления, тот скажет неправду. Потому что эта кампания очень нервная, ставки высоки, и, конечно же, мы ощущали давление со всех сторон. У нас реально очень трудный эфир, я понимаю политиков, у всех есть свои опасения. Не знаю, когда мы превратимся в нормальную страну, но у наших людей очень большой уровень недоверия. Например, большое недоверие к нашей аудитории. Они думают, что мы специально подбираем людей, которые против того или иного гостя. Это все конспирология. Я не хочу быть грубым, но если не нравится народ, то, может, поменять профессию или страну?

 

 

- Евгений Киселев считает, что его программа - это практически коллективное интервью, поэтому гости имеют право выбирать журналистов, на вопросы которых они хотели бы ответить. Вы тоже так считаете? Каким образом к вам на программу попадают журналисты?

- Коллективное интервью - это как коллективный секс. Это я говорю без полемики с Евгением Алексеевичем, которого очень уважаю. Чего греха таить, мы тоже обсуждаем с президентом, премьер-министром, лидером оппозиции, какие эксперты и журналисты у нас будут. Но за всю предвыборную кампанию у нас было только две таких программы, а третья будет в пятницу 15 января с президентом. Мы приглашали всех кандидатов. Кто хотел, тот побывал у нас на программе. Мне кажется, что мы сделали для страны очень важную вещь - показали лица, в том числе и относительно новые. У нас побывали Анатолий Гриценко, Инна Богословская, Олег Тягнибок, Александр Пабат и многие другие. И важно, что они между собой дискутировали. Если они могут между собой дискутировать, значит, они смогут между собой договариваться. Люди, для которых дискутивный формат труден, не приходили. Разные были отговорки: статус, отсутствие времени...

 

А журналистов мы сами приглашаем. Есть журналисты, которые у нас бывают чаще, чем другие, например, Виталий Портников. Мне кажется, для него как журналиста это очень хороший формат. Я должен сказать, что он мне помогает, когда участвует в программе, потому что я всегда могу на него опереться.

 

- Вы сказали, что согласовывать список журналистов вам приходилось три раза. Уточните, пожалуйста...

- В случае с тремя кандидатами - президентом, премьером и лидером оппозиции - мы журналистов согласовывали. Если есть эксперты или журналисты, с которыми у них были какие-то личностные конфликты, то нам такого рода конфликты на программе не нужны. Это президентская кампания и нужно выдерживать президентский уровень, а не опускать уровень дискуссии ниже пояса. Я думаю, что с президентом, премьер-министром и лидером оппозиции совершенно нормально согласовывать людей, которые будут на программе. Знаете, я в принципе ничего не скрываю от гостей. Я не скрываю тематику, какие могут быть повороты дискуссии, включения, люди. Потому что ток-шоу - это очень трудное дело. А если в программе планировать ловушки, то конструкция станет еще сложнее. Во время президентской кампании нужно быть очень деликатным. Я бы такого не делал, если бы это была не президентская кампания. Но, с другой стороны, я понимаю, что в стране есть такие должности, как президент, премьер-министр, председатель парламента, председатель Верховного суда, которые нуждаются в некоем согласовании темы и участников программы. Это во всех странах происходит, тут нет ничего предосудительного. Это не пресс-конференция, у нас программа, у которой есть сценарный план, сценарные повороты, в которой продумано абсолютно все.

 

- Для вас есть разница - журналист из интернет-издания или печатного СМИ? Потому что Евгений Киселев нам сказал, что он на свою программу не приглашает журналистов из интернет-изданий.

- Для меня такого различия нет. Главное, чтобы человек был на уровне, чтобы он был интересен, чтобы он мог помогать ведущему, когда надо. В принципе, я приглашаю коллег в студию для того, чтобы они мне помогали, чтобы я мог на них опереться в момент, когда трудно, передать слово и получить некую реплику, вопрос, который подымает уровень дискуссии либо повернет ее в нужное русло.

 

 

 

- Как повлияли на вас и программу скандалы во время эфиров, связанные с Тимошенко и Януковичем?

- Это как минное поле. Представитель президента в парламенте у нас в эфире сказал, что Ющенко, Тимошенко и Янукович должны встретиться у нас в студии и провести дискуссию между собой, чтобы страна это видела. Я говорю: прекрасно, мы немедленно делаем приглашение, распределим время поровну. Пришел только премьер-министр. Дальше начинается конспирология. Одни говорят, что они не получили приглашения. Потом пошла другая конспирология, что мы это специально придумали, чтобы она была первая, а мы последние. Началась катавасия. Это была очень наивная идея, и я не знаю, повторил бы я ее, зная наперед, что они никогда втроем в студию не придут. Я просто думал, что если это предложил представитель президента в парламенте, то, по меньшей мере, приедет президент. Я исходил из того, что он не может дезавуировать собственного же представителя в парламенте. Или же президент на следующий день должен был заявить о том, что его представитель в парламенте сказал что-то не то, не посоветовавшись с ним.

 

- Расскажите, удалось ли замять скандал после эфира с Тимошенко. Может ли иметь этот скандал последствия для продления контракта с программой?

- Слушайте, я вам скажу такую вещь: не этот канал, так другой. Меня это меньше всего волнует. С моей точки зрения, великого конфликта быть не должно. Разные вещи случаются в жизни. Ну, вот случилось такое.

 

- Почему у вас в эфире случаются различные технические неполадки: то выходят из строя компьютеры, то перебои с электроэнергией? Вы до сих пор считаете, что это террористические акты?

- У нас такое было три раза за все время. Это были две реальные электромагнитные атаки, мы это знаем, я просто убежден, что это были террористические акты. Мы написали заявления везде, куда можно, и получили от всех силовых структур ответы, что они не знают, так ли это. Я не знаю, кто это сделал, но, по-моему, это не политическая, а чисто коммерческая вещь. Мы переехали в собственное здание, и у нас пока нет таких средств, чтобы нанимать такую охрану, которая защитит нас.

 

По поводу последнего эфира мне еще должны принести аналитическое заключение, но уже известно, что это был перепад электричества. У нас есть свой генератор, но когда случаются сильные перепады, то наша достаточно деликатная аппаратура - электронная система подсчета голосов - выходит из строя, и ее нелегко опять наладить.

 

- Могут ли быть изменены условия контракта с вами в 2010-м, не откажется ли «Украина» от вашей ежедневной программы?

- Это решение канала. А почему вы меня не спрашиваете, готовы ли мы продолжать работать?

 

- А вы готовы продолжать сотрудничать с каналом?

- Вот вопрос. Будем встречаться с каналом и говорить. Мы независимая производственная компания, у нас тоже бизнес, большие кредиты и большие долги. У нас пятничная программа привязана к ежедневной программе, потому мы не сможем изменить условия контракта.

 

- Заявлялось, что вам платят в зависимости от рейтингов. Насколько, по-вашему, эффективна эта система в украинских реалиях?

- Не совсем так. У нас фиксированная цена плюс бонус за рейтинг, но это не касается пятницы, а только будней. С пятничной программой у нас нет проблем. А в будни мы работаем в самом трудном временном промежутке на украинском телевидении: 19.30-20.30, потому что в это время выходят главные выпуски новостей на многих телеканалах. Конкурировать сложно. Поэтому мы договорились с каналом, что у нас будет некий бонус, если мы будем превышать среднюю долю канала, но пока мы ее не превышаем. Бонус пока не работает. Но, тем не менее, я считаю, что мы держим хороший уровень.

 

 

 

 

- На каком этапе создание нового проекта «Стань лидером»? Планируете ли вы новые проекты в этом году? Какие и для каких телеканалов?

- Мы сделали предложения одного формата двум каналам. Формат, в принципе, им понравился, но до президентских выборов никто никаких решений не принимает. У нас есть два готовых формата (социальный и развлекательный), и есть еще футбольный. Пока не могу рассказать детальнее, потому что это коммерческая тайна. Расскажу о них в феврале.

 

У меня такое ощущение, что, судя по тому, как развивается рынок, до сентября ничего особенного у нас не появится. Не очень понятно, что будет происходить с каналами.

 

«Стань лидером» - это проект, который преследует две цели. Первое - это раскрыть для нас молодых инициативных людей, которых мы сможем пригласить к сотрудничеству в том числе и у себя в продакшне, к примеру, как будущих ведущих. Ведущие - это не профессия, это результат профессионального пути (и у журналиста, и у нежурналиста). Ведущий должен делать только одно - вызывать доверие. Доверие вызывают не только журналисты, а люди разных профессий - врачи, учителя. Их просто надо переделать в ведущих. То есть первая цель - это поиск новых лиц и людей, обладающих харизмой и лидерскими качествами, чтобы их потом засветить на экране.

 

Вторая цель - это создать альтернативное реалити, но не о выживании в аквариуме, а о том, как люди вместе создают. Умеют ли они договориться, объединиться вокруг какого-то проекта, могут ли они этот проект осуществить? Могут ли они поначалу убедить друг друга, а потом убедить других? В финал мы отберем примерно 25 участников. Тогда мы хотим выбрать город N, в не очень хорошем состоянии, в котором около 100 тысяч населения. Финалисты должны жить в этом городе три месяца, провести в нем какую-нибудь реформу или построить что-то, ну хоть свинарник. И чтобы это происходило в условиях телевизионного реалити.

 

Проект сейчас на первом этапе: идет отбор первой сотни по всем областям Украины. Я думаю, что к началу мая мы его закончим. В мае мы проведем полуфинал - и отберем из них 25 финалистов. А дальше - начнем поиск средств на второй этап.

 

- Часто ли вас упрекают в том, что вы, гражданин другой страны, вмешиваетесь в политические дела в Украине? Как вы к этому относитесь?

- Послушайте, я никуда не вмешиваюсь!

 

 

 

 

- Я спрашиваю, часто ли вас упрекают...

- Так вот я отвечаю тем, кто упрекает: я никуда не вмешиваюсь. Я человек европейский и очень хочу, чтобы Украина была частью Европы. И Украина очень сильно влияет на жизнь в Европе. Мы одно большое пространство, и я не считаю, что кто-то куда-то вмешивается. Нет никаких проблем, если французский журналист ведет телепрограмму в Италии или итальянский в Англии, или английский в Германии, или немецкий в Австрии. Это не вызывает ни у кого никаких проблем, потому что у нас реально профессия без границ.

 

Фото Яны Новоселовой

Команда «Детектора медіа» понад 20 років виконує роль watchdog'a українських медіа. Ми аналізуємо якість контенту і спонукаємо медіагравців дотримуватися професійних та етичних стандартів. Щоб інформація, яку отримуєте ви, була правдивою та повною.

До 22-річчя з дня народження видання ми відновлюємо нашу Спільноту! Це коло активних людей, які хочуть та можуть фінансово підтримати наше видання, долучитися до генерування спільних ідей та отримувати більше ексклюзивної інформації про стан справ в українських медіа.

Мабуть, ще ніколи якісна журналістика не була такою важливою, як сьогодні.
У зв'язку зі зміною назви громадської організації «Телекритика» на «Детектор медіа» в 2016 році, в архівних матеріалах сайтів, видавцем яких є організація, назва також змінена
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
43936
Читайте також
19.01.2010 12:52
Сергій Грабовський
, для «Детектор медіа»
57 267
15.01.2010 17:27
Сергій Грабовський
, для «Детектор медіа»
14 595
20.12.2009 13:31
Отар Довженко
33 870
Коментарі
5
оновити
Код:
Ім'я:
Текст:
Lbv
5305 дн. тому
А вы кто такие? РОГУЛИ!
Инна
5305 дн. тому
началось, в комментах разборки - мы-вы...а чего никто не задумывается о том скольно "нас" съехало уже с Украины, дабы строить свое НОРМАЛЬНОЕ будущее в других развитых странах и кто с умом и талантом - не возвращались и не планируют.... То, что к нам еще едут и у нас работают журналисты , еще не значит, что они отсюда также быстро не съедут благодаря "нам"......и почему "мы" все до сих пор не доказали всем, что есть профессиональные УКРАИНСКИЕ журналисты? а им, кстати, полит. силы просто перекрывают кислород, т.к. наши журналисты порой имеют слишком много собственного мнения и мало хитрости...
===
5305 дн. тому
Баба Яга, а какое отношение Шустер имеет к украинцам? И почему лучше, чем если бы говорил "вы"?
Баба Яга
5305 дн. тому
Он говорит "мы", имея ввиду украинцев. И это лучше, чем если говорил бы "вы".
===
5305 дн. тому
"Не знаю, когда мы превратимся в нормальную страну, но у наших людей очень большой уровень недоверия".Сказал гражданин Канады и Италии. Интересно, кто это "мы", с его точки зрения?
Долучайтеся до Спільноти «Детектора медіа»!
Ми прагнемо об’єднати тих, хто вміє критично мислити та прагне змінювати український медіапростір на краще. Разом ми сильніші!
Спільнота ДМ
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду