Максим Кривицкий, «1+1 медиа»: Мы подняли планку по планам для всех телеканалов

Максим Кривицкий, «1+1 медиа»: Мы подняли планку по планам для всех телеканалов

22 Серпня 2019
5103
22 Серпня 2019
13:31

Максим Кривицкий, «1+1 медиа»: Мы подняли планку по планам для всех телеканалов

5103
Руководитель телевизионного направления «1+1 медиа» – о влиянии стратегического планирования телевизионного направления на безубыточность группы, вкладе государственного финансирования в сериальные бюджеты и поиске путей оптимизации расходов внутри группы и в переговорах с конкурентами.
Максим Кривицкий, «1+1 медиа»: Мы подняли планку по планам для всех телеканалов
Максим Кривицкий, «1+1 медиа»: Мы подняли планку по планам для всех телеканалов

20 августа группа «1+1 медиа» объявила об изменениях в своем менеджменте. В частности, Максим Кривицкий, с января 2017 года работавший генеральным продюсером телеканала «2+2», возглавил новосформированную бизнес-единицу «Телевизионный бизнес», а также стал генеральным продюсером телеканала «1+1».

«Детектор медиа» встретился с Максимом Кривицким и поговорил о влиянии стратегического планирования телевизионного направления на безубыточность группы, вкладе государственного финансирования в сериальные бюджеты и поиске путей оптимизации расходов внутри группы и в переговорах с конкурентами.

– Максим, я знаю, что перемены в вашей работе произошли не сейчас: уже несколько месяцев вы не только руководили телеканалом «2+2», но и отвечали за стратегическое планирование группы. С какого момента вы стали этим заниматься, с апреля?

– Я не помню точной даты, но примерно в этот период: апрель – май. Я практикую политику плавного вхождения, то есть сейчас речь не идет о кардинальных изменениях. Я ищу мотивы, принципы для улучшения эффективности работы телеканалов группы. И «1+1», и нишевые телеканалы, которые вообще суперэффективны, в течение последних трех-четырех лет держат курс на значительное повышение своих экономических показателей. Это значит, что оптимизируются бюджеты и при этом неплохо удерживается смотрение. И это подкрепляет наши ожидания: в 2021 году мы поставили себе задачу выйти еще не в прибыль, но уже в ноль. И моя задача – оценить все, что уже сделано телеканалами на пути к этой цели, и найти способы дальнейшей помощи им, подсказки.

Я возглавляю это направление, но работаю не один, у меня есть помощники, которые подтверждают мои решения цифрами, дают базу для дискуссии с руководителями телеканалов. Мы подняли планку по планам для всех телеканалов, осенью будем обновлять стратегию и тактику ее реализации. Подготовкой этих решений мы занимаемся сейчас, летом. Работаем с маркетингом группы, шлифуем брифы телеканалов, позиционирование продуктов. К примеру, мы провели исследование на соответствие позиционирования отдельно взятых продуктов к позиционированию наших телеканалов и смотрим на их пересечение, чтобы отщипывать аудиторию не у самих себя, а у конкурентов. Это работа, связанная с влиянием и на производство, и на программирование.

– То есть вы хотите развести все бренды группы, чтобы они не конкурировали?

– Да, развести все бренды, четко обозначить, какие есть опасности в связи с запуском сезонов у конкурентов, отстроиться от них и внутри.

– Сколько у вас в команде было человек, которые помогали со стратегическим планированием?

– Трое: исполнительный директор «2+2» Сергей Кизима и аналитики. Но мы приставучие, ко всем ходили, ото всех требовали. Так что рабочая группа была очень большая: маркетинг медиагруппы, аналитика и руководители телеканалов.

Помимо всего прочего, мы еще работали с дистрибуцией группы, со внутренним сейлс-хаузом. Мы презентовали Валерию Варенице планы развития телеканалов, он нам – что происходит на рынке, и пытались все это совместить и найти удобное для всех решение. Предположительно, если у нас появится возможность в долгосрочной перспективе нарастить долю, но не будет согласованнасти, что весь дополнительный инвентарь будет продан, мы окажемся в ситуации, когда наши усилия не будут оправданы.

– Эта передача вам части дополнительных полномочий происходила, потому что Александр Ткаченко занялся выборами в Верховную Раду?

– Да, как минимум, на время предвыборной кампании нужно было помочь и немного разгрузить руководителя по ряду вопросов.

– Сейчас, когда вы официально возглавили телевизионное направление медиагруппы, как изменится ваша команда, вовлеченная непосредственно в эту деятельность?

– В целом все останется по-прежнему. Мы продолжаем делать то, что уже делали на протяжении последних месяцев, просто теперь у нас есть официальный статус.

– По деньгам у вас цель в 2021 году выйти в ноль. А какова целевая доля группы?

– Есть нюанс, связанный со спутником кодированием: все группы пересчитали свои прогнозы, что произойдет, когда закодируются телеканалы. Я отвечу на ваш вопрос исходя из сегодняшней ситуации, а когда произойдет кодирование, тогда будем корректировать цифры. В сегодняшней ситуации нашей группе надо выйти на долю 24,5–25% по 18–54, вся Украина (21% по 18–54, 50 тыс.+. – Ред.).

– Насколько я помню, новая целевая доля у StarLightMedia – 25% (по 18–54, 50 тыс.+. – Ред.). Вы себя видите группой номер два?

– Группа «1+1 медиа» уже номер два (по 18–54, вся Украина. – Ред.), но в дальнейшем все может измениться.

– Судя по описанию, новая оргструктура «1+1 медиа» похожа на новую оргструктуру StarLightMedia с ее делением на дивизионы с одним существенным отличием: у вас нет отдельного менеджера, который отвечал бы только за общественно-политический контент. Как генеральный продюсер телеканала «1+1» вы будете отвечать и за развлекательные, и за информационные проекты?

– Как генеральный продюсер телеканала я буду отвечать за все направления, в том числе и за информационные проекты.

– В какой мере вы успели повлиять на осенний сезон телеканала «1+1»?

– Осенний сезон телеканала «1+1», как мне кажется, будет довольно сильным. Все запланированные продукты выйдут в эфир согласно плану, который разрабатывал Александр Владиславович (Ткаченко. – Ред.).

– Что бы вы хотели изменить в работе телеканала, исходя из проведенного в процессе стратегического планирования анализа?

– Мы бы хотели как можно быстрее внедрить утвержденную инициативу, которая позволит уменьшить риски в долгосрочном планировании и усовершенствовать подходы в производстве и закупке контента. А самое главное – более оперативно контролировать результаты по достижению эффективности в рамках нашей стратегии на следующие два года.

– Позиция генерального продюсера телеканала «2+2» теперь вакантна? Как скоро вам нужно найти себе замену?

– Позиция не закрыта, а человек нам нужен «на вчера». Но, несмотря на это, мы не готовы спешить с назначением. Мы ищем человека, который будет четко понимать и осознавать цели, задачи, отслеживать результаты работы, быть с командой и быть готовым придерживаться курса развития канала, выбранного нами.

– Новый сезон «2+2» заслуживает подробного разговора, работе здесь вы посвятили 2,5 года. Предлагаю начать, наверное, не с самого главного вопроса, а с того, который прямо сейчас на слуху. Я имею в виду ваше перебрасывание заявлениями с каналами «Футбол 1» / «Футбол 2» по поводу Украинской премьер-лиги.

– Мне повезло, я ничем не перебрасывался. Футболом в группе занимается Степан Щербачев, и я ему полностью доверяю. Спортивная тематика на «2+2» всегда была и, наверное, всегда будет. Поэтому ею должны профессионально заниматься те, кто ее вели изначально. Степан Щербачев изложил нашу позицию максимально подробно. Безусловно, я поддерживаю Степана, но в своих высказываниях выдерживаю нейтралитет, чтобы не навредить этим процессам.

– А что вообще произошло? Мне казалось, что у вас с «Футбол 1» / «Футбол 2» было более-менее перемирие, вы обменивались видеофрагментами. А сейчас ми видим острую стадию конфликта. Как все будет организовано теперь? Они будут показывать матчи своих семи клубов, вы – своих пяти. А что будет происходить в момент, когда их и ваши команды станут играть между собой?

– Домашние матчи: кто принимает, тот и показывает. Если, допустим, играют «Динамо» – «Шахтер», то показываем мы. Если «Шахтер» – «Динамо», то они. Так всегда было.

Я бы не называл это конфликтом. Я бы назвал это временной несогласованностью позиций. То есть это нормальная стадия переговоров, которые продолжаются постоянно.

– Могу ли я сказать, что эта история зафиксирована на три года, так как контракты с клубами подписаны на этот срок?

– Не уверен.

– Есть шанс, что в какой-то момент вы передоговоритесь?

– Ну, конечно. Все хотят оптимизации.

– А что вообще происходит со спортивным контентом в Украине? Когда «Воля» купила у УЕФА права вместе с «Медиа Группой Украина», то одной из гипотез было, что провайдер запустит спортивный канал, как он уже делал с детским и киноконтентом. Но «Воля» сказала, что не планирует такой лонч, поскольку не видит в нем экономической целесообразности. Затем на рынке появился новый игрок – Setanta Sports…

– Да, он двигается максимально быстро.

– Безусловно, конкуренты Setanta Sports «Футбол 1» / «Футбол 2», а не «2+2», но я не знаю историю с UFC. Вы уже довольно давно не показываете эти поединки. И теперь эксклюзивные права на них у Setanta Sports. Почему вы перестали показывать бои по смешанным единоборствам?

– Из-за экономической нецелесообразности. По нашему глубокому убеждению, спортивная аудитория мало смотрит контент другого типа. Она всегда приходит на интересные спортивные события, ищет их. Мы тратим много усилий, чтобы ее привлечь. Фанаты всегда знают, кто с кем соревнуется, и выбирают максимально удобный источник, чтобы это событие просмотреть. Для сетки телеканала, как правило, спортивная аудитория не очень удобна, поскольку она приходит и уходит сразу. Именно это происходило и с UFC. Мы показали много интересного, но знаковых событий в UFC случается, в лучшем случае, 12 в год. Все остальное нам приходилось показывать в повторе. Соответственно, те фанаты, которые смотрели повторы помногу раз, потеряли интерес к линейке поединков на телеканале. И держать ее дальше для нас было неэффективно: показывать раз в месяц – нецелесообразно с точки зрения закупки такого контента. У спортивных телеканалов такие поединки могут быть спецпроектами, которые, может быть, сработают, а может – нет. Но они точно не привлекут стандартную, базовую аудиторию нашего телеканала.

– Что теперь будет новым спортом для «2+2»?

– Пока мы показываем только футбол.

– Не ищете?

– Нет, не ищем. Мы достаточно хорошо понимаем своих зрителей, сделали в этом году специальное исследование и думаем, что имеющегося у нас объема спортивного контента им достаточно. Спорт точно не на первых позициях в их предпочтениях.

19 августа на «2+2» стартовал новый сезон. На каких китах он стоит?

– Мы делаем больший упор на сериалы. В этом году сезон начинается чуть позже, чем в прошлом, потому что мы выбрали политику улучшения качества продукта за счет сокращения количества эпизодов. Не значительно, не трагично, но при этом мы получили возможность потратить чуть больше и закрыть недостатки, которые видели в уже вышедших продуктах. Надеюсь, это сделает наш продукт более мультипоказным. Уже сегодня наши повторные показы иногда собирают больше, чем премьерные. Я имею в виду «Опера по вызову»: в августе его доля достигала 10% по коммерческой аудитории, что для нас – действительно достижение.

В этом сезоне у нас будет два сериала: второй сезон проекта «Ментовские войны. Харьков» (премьера состоялась 19 августа) и «Братья по крови» (выйдет в октябре). А третий сериал – это спецсобытие, 4-серийка «Возмездие». Мы снимали его вместе с телеканалом «1+1». Они дали нам немного бюджета для этого.

Идея «Возмездия» принадлежит одному из креативных продюсеров «1+1 продакшн». Нам она понравилась. Посмотрим, как продукт сработает. Если хорошо зайдет, то, возможно, будет продолжение. Сейчас главное – удачно расставить его в сетке.

– Вы его сначала покажете на «1+1», а на «2+2» будет повтор?

– Нет, сначала покажем на «2+2», а потом на «1+1».

– Я помню, как два года назад вы говорили мне, что одна из ваших целей – чтобы сериалы, снятые для «2+2», показывались и на других каналах группы. Конечно, самая амбициозная история была с флагманским каналом.

– У «2+2» с ним небольшое пересечение по аудитории. Мы были готовы уступать «1+1»: это дает «2+2» дополнительные бонусы. Но так сложились звезды, что меньший канал показывает первым.

– Когда премьера?

– Планируем на конец ноября. А до этого в эфире телеканала «2+2» будет выходить 24-серийный детектив «Братья по крови». Его идея была разработана внутри телеканала и отдана Rungo Studio. Мы потратили на него чуть больше, чем обычно, но зато довольны качеством. Не скажу, что выработка была выше, но благодаря тому, что удалось выделить больше средств, мы смогли собрать нужных актеров и отличного режиссера. Больше времени, чем обычно, ушло на сценарий, поиск локаций, кастинг, добавили экшн-сцен.

– Какой еще контент подкрепляет флагманские сериалы «2+2»?

– Стартовал новый сезон цикла документальных программ «Загублений світ». Над эпизодами по-прежнему работают три творческие группы. Ведущие тоже остаются те же: Максим Сухенко, Валерий Сараула и Геннадий Попенко. Над качеством этого проекта мы тоже постоянно работаем, анализируя, что интересно зрителям. И хоть круг тем в процессе наших поисков сужается, но внутри этого сектора, которым наверняка интересуются зрители, мы ищем истории, способные привлечь их внимание. Кроме того, мы запустили на сайте телеканала страничку «Слідами загубленого світу», где начали получать от зрителей информацию об интересных событиях, которые с ними случались, либо о которых они хотели бы узнать побольше.

Весь прошлый сезон «Загублений світ» рос по показателям. С мая зашли повторы, показатели чуть снизились, но при этом в целом за год они рекордные. Дополнительно хочу сказать, что «2+2» в прошлом году – на первом месте среди всех украинских телеканалов по объему нарощенной аудитории: в 2018 году по сравнению с 2017-м мы получили плюс 1,1 процентных пункта по доле по аудитории 18–54, 50 тыс.+. И если сравнивать первые семь месяцев этого года с семью месяцами года прошедшего, то мы видим примерно такие же тенденции. И это в низкий сезон. Если же говорить о рекордах, то на одной из недель мы обогнали «Интер». Правда, мы считаем не сутки, а коммерческое время, где есть реклама, то есть с 06:00 до 01:00. И сейчас наш рекорд – доля 4,6% по 18–54, 50 тыс.+ и за июль 5,3% – по всей Украине.

– Речь же о межсезонье.

– Да, о межсезонье. К новому сезону мы подготовились серьезно. Считаю наш старт очень удачным. К примеру, в понедельник, 19 августа, средняя доля за сутки по целевой аудитории телеканала составила 8,7%, по 18–54, вся Украина – 6,28%, а по 18–54, 50 тыс.+ – 4,8%.

Также в этом году нам удалось добиться расширения мейджорских пакетов для всей группы. У нас есть существующие контракты с киностудией 20th Century Fox, ведем переговоры еще с двумя студиями. Мы добились более лояльных условий, которые позволяют трем каналам нашей группы получить качественное кино. И я думаю, что мы неплохо разводим этот контент по показам, чтобы он не затирался и зрители нормально его смотрели. То есть качественное кино теперь будет не только у конкурентов, но и у нашей группы, что дает свои бонусы и каналу «2+2».

Оптимизация в работе с мейджорами – это нормальная практика и, например, на российском рынке она давно существует. Одного мейджора могут делить пять телеканалов. И если у нас на два показа «окно» может быть девять месяцев, год, то у них «окна» будут по три месяца, и они нормально с этим живут, и кино у них собирает очень хорошо. Два года назад ТНТ упустил эту возможность и теперь страдает, потому что СТС у него выигрывает только за счет кино.

– У нас кино тоже неплохо собирает…

– У нас тоже неплохо, поэтому почему бы не воспользоваться нормальной экономической моделью?

Фишка «2+2» еще и в том, что помимо мейджорского у нас есть кино, которое мы собираем от независимых дистрибьюторов и удачно расставляем: фильмы более низкой категории, чем мейджорские, собирают порой такие же цифры, как и фильмы evergreen. Например, всегда работают боевики – с Джеки Чаном, Ван Даммом, всякие «Рембо», «Универсальные солдаты». Особенно если это франшиза из трех фильмов.

– Какой контент из вашего закупочного пула достается «2+2»?

– Естественно, коммерческую информацию я не буду разглашать, но мы распределяем показы в зависимости от того эффекта, который может принести телеканал. Приритет отдается большей аудитории. Сначала «1+1» выбирает себе показы, а после этого мы делим оставшиеся между «2+2» и ТЕТ, ориентируясь на уклон и позиционирование телеканалов: ТЕТ больше любит полнометражные мультфильмы и комедии, «2+2» – экшн и боевики.

– Вы уже похвастались приростом аудитории «2+2». Насколько велик в прошлогоднем приросте вклад той истории, когда телеканалу немножко повезло в момент отключения аналога (1 августа 2018 года, во время тестового отключения аналогового вещания в Киеве, вещание «2+2» в аналоге осталось. – Ред.)?

– Я думаю, не очень большой. Нашей самой сильной стороной всегда было спутниковое вещание. От эфира, может, и был какой-то эффект в течение месяца, но после этого оно нам, наоборот, сыграло в минус: у нас низкие показатели в эфире и они тянут вниз нашу среднюю долю. Поэтому я бы сказал, что все компенсировалось и особого эффекта в течение года мы не получили.

А кто в прошлом году подсуетился и не дал вам насладиться временным преимуществом еще четыре месяца? Вас же сначала не собирались отключать до конца года, а потом все-таки отключили с 1 сентября?

– Не знаю.

– Изменился ли профиль аудитории «2+2» – в тот момент или позже?

– Канал стал чуть моложе: с начала года мы наблюдаем более стабильное смотрение аудиторией в возрасте 18–24 лет. Сейчас он уже практически приблизился по профилю аудитории к ICTV.

Перед перезапуском «2+2» Kwendi Media Audit делала для нас исследование и нарисовала идеальный профиль, который требует сверхусилий. Так вот сейчас мы как раз его достигли.

– А почему вы не хвастаетесь «Рейнджером»?

– «Рейнджер» – непростой проект, но хвастаться действительно есть чем. У нас все сложилось с государством, спасибо Минкульту, выделил средства. Еще нам помогает МВД: с локациями, оборудованием, которое мы просто так нигде бы не достали, с консультациями, без которых было бы сложно или приходилось бы дополнительно тратить бюджет. Мы смогли себе позволить очень хороших актеров. Но самое главное, что это наш первый украиноязычный сериал и то, что я вижу по материалам, мне нравится: украинский язык звучит органично, нет такого, что актеры думают на русском, а говорят на украинском, они все звучат естественно.

Режиссер – профессионал с большой буквы, он принимал активное участие в доработке сценария, что сделало историю более захватывающей, интересной и яркой. Полученные благодаря государству возможности по бюджету позволили нам снять 12 смен на натуре в Карпатах. Мы также можем позволить себе экшн: в сериале есть погони, перестрелки и много трюков с участием каскадеров. Премьера «Рейнджера» запланирована на февраль.

– У меня есть заявка на «Рейнджер», которую вы подавали в Минкульт. В заявке срок окончания съемок – 31 августа. Он остался без изменений? И когда срок сдачи проекта?

– Срок окончания съемок будет корректироваться из-за ряда факторов. К примеру, в Карпатах не всегда была хорошая погода, и съемки там немного затянули. Параллельно со съемками идет процесс монтажа, что позволяет нам оставаться в заданных рамках. Срок сдачи проекта – в декабре.

– У проектов, которые финансирует Украинский культурный фонд, могут возникать сложности из-за разрыва финансирования: сначала они дают аванс, потом, после окончания проекта и прохождения аудита, компенсируют остальные затраты. У Минкульта не так?

– Нас финансировали буквально сразу: мы получили весь обозначенный объем средств еще в начале производства.

– В работе с государственными органами есть еще один нюанс, согласно которому надо и начать, и закончить проект в рамках одного года. У вас тоже так происходит? В 2019 подписали договор и в 2019-м же нужно сдать фильм?

– Да, мы полностью отчитаемся в этом году.

Аудит тоже нужно проходить?

– Да. У нас этим занимаются юридический и финансовый департаменты. Они и готовили документы, и сейчас контролируют весь процесс производства, подходя к этому намного строже, чем если бы мы снимали сами.

Я подсчитала, что одна серия «Рейнджера» стоит примерно 56 тыс. долларов.

– Это вместе с налогами, их надо вычесть. Получится не больше 50 тыс. долларов.

Это будет самый дорогой проект «2+2»?

– Да.

– И еще я подсчитала, что ваша запланированная выработка на этом проекте – чуть больше 9 минут в день. Насколько это стандартно для других ваших сериалов?

– Стандартно мы снимаем в среднем 12 минут в день: есть сложные смены, где вырабатываем по 6–8 минут, и есть более простые, где доходим до 16 минут в день. Сейчас средняя цифра по рынку – 9 минут в день. Такую выработку могут себе позволить только дорогостоящие проекты. Если бы мы снимали сами, то производили бы по 16–18 минут.

– Что если я вам скажу, что у StarLightMedia сейчас есть один проект, где они снимают 3 минуты в день?

– Это, наверное, «Абсолютно брехлива історія» (снимается при финансовой поддержке Министерства культуры. – Ред.)?

– Не исключено, что у них даже два таких проекта, потому что я имела в виду «Найкращого сищика» (снимается при поддержке Украинского культурного фонда. – Ред.).

– Те, кто видел, как они на Хортице снимают «Абсолютно брехливу історію», говорят, что там собрана большая часть техники Киева.

– Подавался ли «2+2» в этом году на конкурс Украинского культурного фонда?

– Да, «ТЕТ продакшн» подавал проект «Проклятие желтого дракона», но он не прошел по количеству баллов. Хотя я до сих пор вижу перспективу в этой заявке. Мы этот вопрос не оставляем и, возможно, будем снимать сами.

Мы хотели сделать 4-серийный экшн в стиле «Охоты на пиранью», история связана с контрабандой янтаря – темой, о которой многие наслышаны. Помимо всего прочего, эта заявка заняла призовое место на ежегодном питчинге идей «1+1 медиа». Ее автор – учитель физкультуры в луцкой школе. Он сам ее написал, принес, мы провели с ним ряд встреч, где ее адаптировали.

Есть один сериал, где «2+2» поэкспериментировал с допремьерными продажами в интернете: «Звонарь». Почему выбрали именно его?

– Так совпало, что он как раз выходил в эфир, и мы смогли отдать его заранее. За счет перспективного планирования мы постоянно пытаемся выиграть время и сдавать продукты телеканалу более чем за месяц до эфира. Когда я только начинал, мы сдавали практически день в день, а сейчас у нас есть запас в неделю. Но мы стремимся, чтобы продукт был готов еще раньше. И выстраиваем свои бюджетные процессы так, чтобы минимизировать риски, имея возможность что-то исправить, поставить в эфир замену, если на рынке поменялось что-то, связанное с конкуренцией.

«Звонаря» мы могли отдавать 1+1 video за неделю до эфира. Результаты комментировать не могу, потому что это только начало процесса. Думаю, все были довольны хотя бы потому, что это заработало. Свои осенние сериалы мы тоже будем стараться выкладывать заранее.

Мне кажется, это интересная идея – делать допремьерные показы.

– Все интересно, когда делается для зрителей. Допустим, почему нельзя совместно, даже если вы конкуренты, производить один и тот же сериал? Если его хорошо сделать, его будут показывать много раз на обоих телеканалах, а зрителям будет интересно. Конечно, если есть возможность снимать сериал самостоятельно – снимайте. Но если возможностей не хватает, то ищите любую зацепку для совместного производства.

– Вы сейчас имеете в виду совместное производство с телеканалами других медиагрупп?

– Да, а почему нет? Можно и так делать. В России есть такая практика, по всему миру есть. У нас ее еще нет, потому что мы, может быть, не настолько развиты.

Вы уже предлагали кому-то такое совместное производство?

– У нас идут такие разговоры. Не буду говорить, с кем. Для этого нужно перевернуть собственное сознание, но любые возможности нужно оценивать, просчитывать и пользоваться ими, а не замыкаться в себе и быть консервативными. Только так мы сможем развивать не только себя, но и рынок. Мне нравится позиция больших продакшенов. Раньше они отдавали все права телеканалам, а сейчас нет. И, как правило, такой продукт сначала работает на одном телеканале, потом отдается другому через продакшен и там тоже работает. Почему телеканалы сами не инициируют этого? Управление контентом – это функция не продакшенов, а телеканалов, и чем быстрее мы сами это поймем, тем нам же будет удобнее.

Я попыталась поискать библиотечные сериалы «2+2» в интернете и могу сказать, что не нашла их на пиратских ресурсах. Ествественно, на площадках медиагруппы все есть. Но только «Звонаря» я нашла на Ivi.ru и еще что-то на Megogo. Я невнимательно искала или это все продажи, которые удалось сделать?

– Насколько я знаю, по нашим сериалам мы работаем с тремя интернет-платформами, помимо украинских: Ivi.ru, Rambler и Yandex. Возможно, не везде мы можем размещать «Ментовские войны», поскольку это купленный формат. Но я думаю, это неплохой результат.

На Ivi.ru «Звонарь» лежит в бесплатном доступе. Площадка сама решает, как монетизировать контент?

– Скорее всего, там модель монетизации по просмотрам, а не предоплата: доходы от того, сколько человек посмотрели, делятся между нами и площадкой по факту.

– На какие телеканалы «2+2» продает свои сериалы?

– Я знаю, что наши «Опер по вызову» и «Звонарь» выходили в Беларуси, был Казахстан, в России тоже продаем. Где еще – точно не скажу, скорее всего, есть какие-то кабельные телеканалы, которые вещают в странах типа Германии.

– Считаете ли вы, что у ваших зрителей есть привычка смотреть сериалы только на русском?

– Да, потому что они другого не видели.

– Что является первопричиной того, что вы снимаете их на русском языке? Привычка аудитории смотреть на русском языке и ваши опасения нарушить смотрение? Или стремление к международной дистрибуции?

– В первую очередь, мы беспокоимся о нашей аудитории и ее привычках, но будем плавно ее приучать, если увидим хорошее смотрение на украинском языке. В этом случае будем снимать на украинском, а адаптацию продавать в другие страны.

– Вы знаете, что на Ivi.ru «Звонарь» выложен с украинской «шапкой»?

– Не знал…

– Еще у вас были планы по международной копродукции с сериалом «Фантом». Как вы двигаетесь в этом направлении?

– Мы сняли пилот. Он вышел недешевым, поэтому пока у нас продолжаются переговоры. Сами мы его в данный момент не хотим снимать, там заложена очень крутая идея и не хотелось бы что-то резать и сокращать.

В стране меняются люди, которые будут отвечать за госполитику в медийной сфере. Уже было много заявлений, как она может поменяться, но окончательной конкретики пока нет. Вы работаете в инерционной индустрии, где планировать нужно хорошо наперед. Из чего вы сейчас исходите? Регулирование языковых квот поменяется или нет?

– Существующие сегодня квоты для нас комфортны. Как и жанровое распределение на телеканале. В текущем позиционировании мы могли бы существовать еще очень долго. По поводу ужесточения квот могу сказать следующее: если оно произойдет, нам придется перестраиваться, и этот период будет чуть более болезненным, чем раньше. Во-первых, нам придется потратиться на контент, адаптировав то, что мы уже создали на русском языке. Во-вторых, скорее всего, вырастет стоимость производства, потому что актеров, которые хорошо говорят на украинском, мало и, естественно, они будут стоить дороже. Не хотелось бы возникновения таких ситуаций, когда нас берут на излом. Поэтому я бы оставил все так, как есть сейчас.

Наш рынок и так небольшой и на нем хватает ограничений, связанных с экономической ситуацией в стране, которая не дает нам вырасти. Недавно мы из открытых источников собрали информацию по рынкам, с которыми могли бы сотрудничать. Это Польша, Германия, Чехия. Рынок Польши отличается от нашего в десятки раз, потому что их рекламный рынок составляет 4 млрд долларов, а наш – 280 млн долларов. То есть вы понимаете, что мы можем себе позволить и на каких условиях с ними сотрудничать. Мы для них как лишнее дополнительное ограничение в развитии собственного продукта.

Да, есть удачные примеры. Сейчас «Крепостная» хорошо собирает и в эту сторону обязательно стоит смотреть и развиваться. Но пока у нас такой маленький рынок, мы идем на переговоры не на равных позициях.

– Государственное финансирование сериального производства, на ваш взгляд, останется на существующем уровне или вырастет? Я не спрашиваю, сократится ли, потому что, мне кажется, новое руководство отрасли к этому не будет склонно.

– Я надеюсь, что вырастет.

Я бы увеличил финансирование. Может быть, ввел более правильные условия для контроля за получаемым результатом, потому что я пока вижу не очень много примеров качественного продукта, который получил дополнительное финансирование и был бы на слуху. Хотя он есть, и финансирование очень помогает и телеканалам, и продакшенам.

Фото: «1+1 медиа»

* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
5103
Читайте також
Коментарі
0
оновити
Код:
Ім'я:
Текст:
Долучайтеся до Спільноти «Детектора медіа»!
Ми прагнемо об’єднати тих, хто вміє критично мислити та прагне змінювати український медіапростір на краще. Разом ми сильніші!
Спільнота ДМ
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду