11:30
Четвер, 4 Жовтня 2018

Виктория Бурдукова: Когда я впервые услышала о трансформации холдинга, мощно испугалась

Директор творческого объединения № 1 Нового канала поделилась мыслями по поводу изменений в StarLightMedia и рассказала, почему не сложилась работа над шоу «Оля».
Виктория Бурдукова: Когда я впервые услышала о трансформации холдинга, мощно испугалась
Виктория Бурдукова: Когда я впервые услышала о трансформации холдинга, мощно испугалась

Недавно Новый канал презентовал очередные сезоны двух проектов — «Ревизора с Тищенко» и «Страстей по Ревизору». Производит эти проекты творческое объединение № 1, директором которого является Виктория Бурдукова. «Детектор медиа» воспользовался случаем поговорить с Викторией об актуальных вопросах, связанных с работой над проектами и переменами, которые грядут в холдинге, объединяющем в себе СТБ, Новый канал, ICTV.

— Виктория, с тех пор как телеведущая Ольга Фреймут вернулась на Новый канал, как-то резко утихла тема с судами по поводу формата «Ревизора» между Новым и «1+1». Чем там все закончилось?

— Я перестала следить за этим процессом года полтора назад, когда какой-то очередной — седьмой или восьмой — суд был выигран. Если честно, жизнь такая прекрасная штука и в ней так много всего замечательного: дети, увлечения, работа… И заниматься отслеживанием того, что, по моим субъективным ощущениям, не движется никуда, просто скучно. Поэтому, честно скажу, я не знаю.

— В то же время мы знаем, что формат «Ревизора» довольно успешно продается каналом. Можете рассказать, в какие страны он уже продан и какие, возможно, уже положили на него глаз?

— Я знаю, что на KyivMediaWeek во время обсуждений современных форматных трендов было представлено довольно много форматов, так или иначе связанных с кулинарией и с ресторанами. Из этого мы делаем вывод, что этот тренд становится общемировым: к счастью, мы поймали его раньше. Я знаю, что наши форматчики вели переговоры и торговали наши форматы как европейским покупателям, так и не очень европейским. Чем это закончилось — я пока не готова комментировать.

Формат идет уже много сезонов, он космополитичен и бьет в точки, которые есть у всех. Все едят, все живут в отелях, и везде есть люди, которые умеют делать этот бизнес плохо — всё, значит, у нас есть работа! В любой стране мира. Поэтому формат перспективный и, насколько я понимаю, на него делается ставка.

Кстати, грузины сделали проект, который они считают оригинальным форматом, но всеми родинками похожий на нас. Насколько я знаю, с ними ведутся переговоры о том, чтобы легализовать их проект и сделать это все-таки цивилизованно. Чем это закончилось — я пока не очень в курсе. Но мы, как форматчики, с удовольствием проконсультируем кого-нибудь в Тбилиси или Батуми — это прекрасные города. (Улыбается.)

— Вы посмотрели грузинский проект, оценили косплей?

— Да, посмотрела на грузинском. Но там же и без знания языка все видно: по наличию перчаток, по персонажу, который входит в заведения без предупреждения.

— И как, на ваш взгляд, достойно скопировали, хорошо сделали?

— Я бы сделала лучше.

— За время существования проекта «Ревизор» и всех произрастающих из него проектов расширилась ли команда? Все-таки рубрики добавляются, перерастают в отдельные проекты…

— Да, команда расширяется, но совсем чуть-чуть. Мы внутри ТО сейчас внедряем технологию, благодаря которой у нас минимизируются простои и люди могут перетекать с проекта на проект тогда, когда они не очень заняты на своих основных позициях. Когда, например, не снимаются и не монтируются «Магазины», эти люди могут работать над «Ревизором». Потом все силы бросаем на «Магазины»… Если у нас эта схема сработает, то это будет в хорошем смысле беспростойное производство, когда все заняты, когда у всех есть работа, когда никто не переживает, что его могут уволить из-за того, что у него простой в полгода от одного сезона до другого.

— Пожалуй, такое количество проектов — все равно довольно плотная занятость для всего ТО. Есть ли у вашей команды силы и время на то, чтобы разрабатывать еще новые проекты, еще над чем-то думать?

— Нет! Но приходится.

— То есть, все-таки что-то еще придумываете?

— Оно само рождается! К примеру, Филонова в проекте «Ревизор с Тищенко» появилась с рубрикой потому, что она — хорошая яркая ведущая, которая, на мой взгляд, достойна большей роли в украинском ТВ. И потому что салоны — это интересно.

Когда у нас был тракт, его суть была в том, чтобы проверить, может ли именно Филонова это потянуть, а не в том, чтобы отобрать какую-то новую ведущую. Этот тракт мы экономичненько сделали в рамках бюджета основной программы и ничего лишнего не потратили. Потом принесли и показали руководству: «Вот, мы сделали и денег не просили». Посмотрели — оказалось, что все получилось. Если все будет хорошо, мы выйдем с инициативой разговаривать об отдельном формате.

Думаю, это далеко не последнее, что я бы делала. Но вопрос в спросе, простите за тавтологию.

— Вы уже ощутили какие-то сотрясения, изменения в связи с происходящей трансформацией медиахолдинга? Или, может, предвидите перемены в своей работе?

— Будешь ты сотрясаться или нет — зависит только от тебя. Я, когда впервые эту новость услышала, мощно сотряслась, мощно испугалась. Что последует за всем этим, чем закончится конкретно для меня — я пока не понимаю; разработка структуры сейчас в процессе. Соответственно, я занимаюсь тем, чем занимаюсь, — создаю качественный контент, жду Нового года, а там посмотрим.

— Алексей Гладушевский в интервью рассказывал, что проектом «Оля» изначально занималось ваше ТО, но потом вы все вместе приняли решение передать его на сторону. Почему так?

— В какой-то момент стало понятно, что для того, чтобы заниматься таким большим проектом, как шоу «Оля», надо бросить все остальное. И это абсолютно бескомпромиссно. А я не могу бросить всех людей, с которыми работаю над «Ревизором» и другими проектами. У меня уже тогда были мысли про Филонову, про то, куда дальше развивать историю с Тищенко, с Хоменко, что доработать в «Страстях» и так далее. Если бы меня из этой обоймы забрали, кто-то смог бы, наверное, все это сделать. Но тогда я не реализовала бы свои идеи. А обменять весь мир на один проект я была не готова.

И я просто по-человечески поговорила с Владимиром Локотко, и он согласился, что это будет неэффективно. Потому что там реально нельзя делегировать полномочия — я бы должна была быть в этом проекте по уши. А поскольку у меня не получается быть там по уши, то меня там нет.

Фото: пресс-служба Нового канала

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
753
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2018 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop