11:00
Вівторок, 4 Вересня 2018

Алексей Гладушевский: «Новый канал я всегда ассоциировал с проектом “Кто против блондинок”»

Генпродюсер Нового канала — о внутренней работе по трансформации холдинга, премьерах нового сезона и революциях в рамках канала
Алексей Гладушевский: «Новый канал я всегда ассоциировал с проектом “Кто против блондинок”»
Алексей Гладушевский: «Новый канал я всегда ассоциировал с проектом “Кто против блондинок”»

На Новом канале стартовал осенний сезон, в котором зрителям предлагают немало премьер. И это на фоне глобальных изменений во всем холдинге StarLightMedia. По всей видимости, в следующем году следить за Новым каналом будет интересно — и с точки зрения сетки вещания, и с точки зрения внутренних рабочих процессов. Накануне старта нового сезона мы встретились с генеральным продюсером Нового канала Алексеем Гладушевским и поговорили о его работе в данной должности, о сотрудничестве с продакшенами, о новых проектах и тематике Нового канала, об обмене звездами с конкурентами и о том, почему на украинском ТВ провалился бы «Рассказ служанки».

«Никакого объединения каналов не будет!»

— Алексей, в середине августа состоялось большое собрание коллектива StarLightMedia, посвященное трансформации холдинга. Холдинг, как мы знаем, хочет построить большой единый продакшен. Как отразится трансформация на персонале Нового канала и на производстве программ? Останется ли Владимир Локотко гендиректором Нового канала? Изменится ли ваша роль на канале?

— На данный момент на очень многие вопросы существует несколько вариантов ответов. И пока у нас с рабочими группами нет одного определенного мнения по некоторым моментам, рано озвучивать какую-то конкретику. Один из аспектов этой трансформации — централизация бизнеса и производства. Раньше каждый канал имел свой продакшен: на СТБ — очень большой, на Новом канале — чуть поменьше, и небольшой на ICTV. Теперь это будет все объединено — и духовно, и территориально. И Владимир Локотко будет все это возглавлять. Конечно, он физически не сможет остаться директором Нового канала, потому что ту должность, которую он будет занимать с 1 января 2019 года, совмещать с чем-либо невозможно. Ему нужно будет производить контент для всех каналов холдинга. Безусловно, душой он все равно будет и с Новым каналом.

В этом процессе у нас есть некие дедлайны. В сентябре, мы надеемся, станут четко понятны все структуры и сроки их окончательного формирования. Изменится ли моя роль на канале и роли моих коллег? У нас сейчас есть несколько вариантов того, как это будет происходить. Я надеюсь, что управление производством со стороны вещания останется здесь. Но могут быть и другие варианты.

Другие стороны трансформации — это объединение новостей в единую структуру под управлением Александра Богуцкого. Понятное дело, что он не сможет возглавлять ICTV, как это было раньше. Еще одно направление — «Инфраструктура», возглавлять которое будет Женя Бондаренко. И «Вещание» — собственно, каналы — это направление возглавит Дмитрий Троицкий. Он новый человек в нашей команде, но с колоссальным опытом.

— Получается, что должности гендиректоров каналов будут упразднены? Или просто это будут другие люди?

— Этот вопрос пока обсуждается. Существует несколько рабочих групп, в которых мы все вместе формируем стратегию. Я вхожу в рабочую группу по «Вещанию». Мы с Дмитрием Троицким обсуждаем будущую структуру «Вещания», процесс взаимодействия «Вещания» и «Продакшена», как будут формироваться сетки каналов, будут ли в них какие-то изменения. Одно я могу сказать точно: каналы останутся каналами, со своим позиционированием, со своей аудиторией. Никакого объединения каналов не будет!

— Я как раз хотела спросить, не опасаетесь ли вы, что каналы потеряют свою самобытность и станут одинаковыми?

— Мы не опасаемся, потому что рабочие группы нацелены на то, чтобы этого не произошло. Но мы рассматриваем возможность ситуации, когда такой риск наиболее вероятен. Для меня один из самых важных аспектов — чтобы ни в коем случае ни у одного из каналов даже шанса не было потерять свою самобытность, наработанную уже десятками лет.

— Чем вообще продиктована необходимость трансформации? Вроде, все неплохо работало.

— Да, вроде все работает. Но, как сказал Бородянский, мы хотим стать прибыльной компанией, ведь телевидение — это прежде всего бизнес. Если бизнес не приносит денег, а постоянно требует вливания из других источников — то это какой-то неправильный бизнес, это дорогостоящее хобби. Такое хобби может скоро наскучить или перестать быть возможным. Поэтому мы должны сами решить этот вопрос. Время уже диктует другие условия: сейчас невозможно просто сидеть и думать о том, как бы сделать крутой проект, при этом не думая о том, сколько это стоит, насколько это будет рентабельно, насколько это будет адекватно. Людям, которые это понимают, будет очень комфортно работать в новой структуре. А тем, которые этого не понимают, конечно, будет тяжело.

— В таких глобальных перестановках и трансформациях часто страдают сотрудники, происходят сокращения. Что будет с творческими объединениями? Вы рассматриваете варианты, что придется потерять какую-то часть сотрудников?

— Сейчас этой темой больше занят Владимир Локотко и его рабочая группа. Потому что именно он будет проводить какие-то реформы. Безусловно, Владимир Бородянский принимает в этом участие, и они пытаются ответить на эти вопросы. Я думаю, что им очень непросто. Потому что действительно многие люди об этом беспокоятся… Но если ты профессионал своего дела, то бояться тебе нечего. Возможно, все будет по-другому, но бояться все равно нечего. Например, в моей жизни все не самые приятные происшествия привели к крутым изменениям и событиям. Выход из зоны комфорта полезен. И я надеюсь, что те, кто боится, скоро бояться перестанут.

«От меня ожидали, что я резко дам мегакреативные,
меганеформатные идеи, но я знаю, чем бы все это закончилось…»

— В декабре у нас с вами был буквально минутный диалог, в ходе которого вы сказали, что не любите радикальных перемен и на должности генпродюсера постараетесь достичь баланса между нововведениями и тем, к чему зрители привыкли. Как на данный момент обстоят дела? Что из старого было уже вами отвергнуто? Уже перешли к кардинальным изменениям и решительным реформам?

— Произошла важная вещь — за этот год я научился применять на практике то, о чем тогда вам сказал. Я понял, насколько баланс необходим со всех точек зрения: бизнеса, окупаемости, затрат и с точки зрения интереса к продукту. Например, для того, чтобы запустить солидное шоу, нужно усилить линейку ежедневных проектов. Они менее дорогие, но не менее важные. В продакшене я работал только с большими, крупными проектами, и вообще не понимал, как работают маленькие проекты. Они мне тогда казались не очень важными. Сейчас я полностью изменил мнение на этот счет: эти маленькие проекты настолько важны, они настолько делают погоду! Как оказалось, работа с этим — отдельная наука и искусство.

Мы заявили на весну запуск шоу «Подиум». Оно получилось только потому, что мы все вместе — и Владимир Локотко, и наш программный директор Татьяна Данилюк, и исполнительный продюсер, и операционный директор — думали, как нам решить эту схему: не потерять такое хорошее имиджевое шоу, и делать его не за все деньги мира.

— То есть, сокрушительных революций в рамках Нового канала, в рамках его программной сетки вы пока не планируете?

— Мне кажется, что революции в мире телебизнеса — это стать прибыльным. Делать какие-то слишком радикальные проекты — пока, наверное, не стоит. Хотя бы потому что зрителя нужно к этому подготовить, такие вещи нужно постепенно вводить.

Наверное, от меня ожидали, что я сейчас резко дам мегакреативные, меганеформатные идеи. Но я знаю, чем бы все это закончилось: все бы провалилось так, что не собрали бы костей. И потом бы осталось: «Какие мы крутые: сделали сериал, который посмотрело десять человек и пять критиков написали, как круто мы сделали!».

Нужно искать баланс между контентом, понятным и интересным зрителю, и таким, к которому зрителя надо готовить. Соответственно, нужно готовить и сетку канала. Это работает следующим образом: если какой-то необычный сериал пройдет не очень хорошо, линейка более понятных и привычных историй должна вытянуть этот слот. Только тогда это не будет болезненно — мы сможем еще пробовать и экспериментировать. Бывает так, что люди не сразу понимают, что это за проект, поэтому цифры (показатели смотрения. — «ДМ») не самые лучшие, но зато идет волна обратной связи, и мы понимаем, что на правильном пути и надо еще пробовать. А для того, чтобы была возможность еще пробовать, нужно иметь на подстраховке правильный, проверенный контент.

Если говорить о каких-то западных культовых и значимых сериалах, то давайте будем откровенными: они все выходят на каких-то платформах, а не на больших телеканалах. Никакой «Рассказ служанки» не выдержал бы прайм-тайм на телевидении. У нас пока что нет таких площадок — только телевизионный эфир, в котором, чтобы показать необычный продукт, нужно его правильно преподнести зрителю. Мы сейчас ищем как раз формы: и в промо, и во всем остальном. Если говорить о сериалах — мы планируем кое-что особенное. У нас есть несколько необычных разработок, которым мы дали жизнь, и они уже находятся на стадии написания сценариев. Есть парочка идей и на 2018 год, а на 2019-й — так и вообще…

— Еще немного о переменах. Как мы знаем, произошел ребрендинг канала. Это, кстати, обычно тоже довольно рисковая штука — людям не всегда просто смириться с чем-то новым. Почему вы решились на это?

— Пришло время что-то поменять — не глобально, но немного освежить. Слоган канала не поменялся — он остался тем же, а вот сам значок канала чуточку меняется. Добавился только маленький треугольник — а смысл стал другим: графика стала стилизованной под некий «месседжер». Причем, заметьте, цвет остался тот же. Да, мы решили поиграться с цветами на обозначении аудитории каждого проекта, но все равно это все знакомые зрителю Нового канала цвета. Мы не взяли, например, синий и красный — которые совсем с нами не ассоциируются.

У меня вообще не было сомнений по поводу этого ребрендинга. Когда команда Ольги Балабан (директор департамента промо и пиара Нового канала. — «ДМ») разработала эту идею и принесла показать мне и Владимиру Локотко весь пакет новой графики, я сразу сказал: «Мне нравится все, от и до!» Потом Владимир внес некоторые коррективы.

— Теперь к теме, вокруг которой сломано немало копий, — отключение аналогового телевещания. Как вы пережили первый этап отключений? Отразилось это на аудитории Нового канала?

— Честно говоря, не особо. Возможно, что-то будет позже — не знаю.

— У вас есть какие-то прогнозы? Опасения по поводу второго этапа отключения?

— Я много чего опасался, когда работал на продакшене и не очень хорошо разбирался в глобальных телевизионных процессах. Тогда любые изменения, которые косвенно затрагивали доли программ и зрительский интерес, меня ужасно пугали. Сейчас, на позиции генпродюсера, я узнал подробнее о многих вещах, и смотрю более спокойно на всю эту историю. Если бы не было и речи об отключении и вдруг внезапно бы сказали: «Завтра отключаем!» — тогда, возможно, я бы переживал. Но к этому все уже давно шло, так что пускай произойдет — а дальше будем смотреть.

«В процессе работы над шоу Оля поменялась команда,
и мы поняли, что нельзя делать кальку с 
Эллен»

— Расскажите о новом сезоне и новых проектах в нем — у вас довольно много премьер.

— Для меня это первый полноценный «мой» сезон. Весна 2018 года — это еще были отголоски предыдущего руководства. Мне тогда друзья писали: «Это уже твои проекты выходят?». Но проекты запускаются долгое время. Я все курировал, но идеи эти я не запускал. Забавно выходит, что за провал все равно отвечаю я, а за успех — не вправе.

Вообще в работе генпродюсера ты отходишь на второй план со своим «я». Здесь более важны те, кто производит проекты. Я ничего сейчас не пишу, не монтирую. Но нынешний сезон — это то, что мы вместе с ребятами разрабатывали, утверждали, над чем спорили, выбирали героев, выбирали ведущих. Здесь я уже полностью ощущаю свою ответственность.

— Состоялась премьера проекта «Кто против блондинок» с Лесей Никитюк, который вернулся на Новый через несколько лет после закрытия. Расскажите, как он возник в сетке.

— Когда я только пришел, одна из встреч с командами у меня была на тему: «Кто что хочет, кому что интересно». Мы разговаривали с Леной Маториной о проекте «Звезды под гипнозом»: что будет, если этот проект неудачно зайдет, потому что у меня было некое свое мнение о нем. И Лена принесла от своей команды несколько идей. Они были неплохими, но не такими, чтобы сразу запали в душу. И тогда Лена рассказала, что они хотят попробовать возобновить одно из наших старых шоу — «Кто против блондинок». Я сходу ответил: «Давайте! Это именно то, что нужно! Пишите!».

Когда-то давно Новый, честно говоря, не был моим любимым каналом — мне хотелось смотреть что-то более взрослое. Но одно шоу меня завораживало — «Кто против блондинок». И Новый канал я всегда ассоциировал именно с этим проектом. Необычный формат: эта студия, эти 50 блондинок, эта игра… Для меня это было как голливудское шоу.

— И вы приняли решение попробовать его воскресить…

— Да, дальше начались разработки, придумки, чем этот формат будет отличаться от прежнего. Прежде всего это новое отношение к самим блондинкам. Если раньше они были фоном, то теперь они действующие персонажи шоу. Каждая из них выбиралась очень непросто. Каждая из них — личность, за которой увлекательно наблюдать.

— Как возникла фигура Леси Никитюк в этом проекте?

— Нам показывали кандидатов на ведущих — по формату должен был быть мужчина. Идею пригласить Лесю принесла команда проекта: «Может, девочку попробовать? Может, Лесю Никитюк?» Мы с Локотко ответили: «Классная идея, давайте пробовать».

— Это произошло до того, как Никитюк зашла в проект «Хто зверху?», или после?

— После. Она уже была в проекте «Хто зверху?», и мы предложили ей еще одно большое шоу. Да, Леси будет очень много у нас в этом сезоне.

— В тот же день, что и «Блондинки», на Новом канале стартовало шоу «Оля»

— Затея очень рискованная и очень интересная. Когда я пришел на канал, этот проект уже был в голове у команды. Владимир мне рассказал о нем, и я очень воодушевился, потому что мне очень нравился оригинальный формат — шоу «Эллен». Но потом, когда уже начали работать над ним и в процессе поменялась команда, мы пришли к выводу, что нельзя делать кальку с «Эллен». Потому что Фреймут — не Эллен Дедженерес. Когда все это четко осознали — и сама Оля, и Олег Бондарчук, ставший руководителем проекта, — то стало намного легче, и процесс пошел.

— А почему поменялась команда?

— Ну, были свои нюансы. Было принято решение отдать внешнему продакшену. И когда Олег согласился стать руководителем проекта, все стало на свои места. Команда, которая начинала делать проект, прекрасная, но что-то не сложилось. Так бывает.

— Насколько мы знаем, команда ездила в США, общалась с создателями оригинального проекта. Вы сказали, что кое-что поменяли. Как решался этот вопрос с правообладателями формата?

— Основные изменения произошли только с точки зрения самой ведущей — ее подачи и того, что она делает в кадре. Эллен — одна, Оля — другая. У Оли свои сильные стороны. Здесь сложно быть похожими. Но структура эпизодов достаточно форматная. В шоу есть конкурсы со зрителями, «вопросы-ответы», звездные гости, и главное — своевременность: это шоу всегда будет сниматься практически в режиме прямого эфира.

— То есть, сегодня случился потоп в Киеве — завтра эта тема обсуждается в студии шоу «Оля»?

— Да-да, иначе все это просто не будет иметь никакого смысла. Мы будем стараться выхватывать важные происшествия и инфоповоды. У нас не будет целого часа общения со звездой — будут сугубо актуальные новости. Они могут быть разного уровня и порядка — от серьезного до чего-то легкого и простого. Потому что настроение этого шоу — «абсолютная легкость», некий стеб…

— Кстати, про стеб и про юмор. Это тонкая вещь, сильно зависящая от самого ведущего. Вы считаете, что у Ольги Фреймут действительно есть ирония, чувство юмора, на котором можно поднять такого рода и уровня шоу?

— Я на это надеюсь. Я присутствовал при съемке и потом принимал пилот шоу. Мне было важно посмотреть, как Оля работает в кадре. Я знаю, какая она в жизни и в других проектах, а здесь нужно было нечто другое. В пилоте она была чудесна, на своей волне легкого сарказма, и как раз этим меня убедила. Посмотрим, как будет. Пока вышло только четыре выпуска. Я надеюсь, что с «Олей» все будет хорошо.

Многие говорили уже, что в каких-то сюжетах мы перешли грань… Но люди все поймут, когда увидят, к каким событиям в студии эти сюжеты привязаны.

— Вы считаете, что критика была преждевременной?

— Мне очень нравится, когда критикуют. Когда в сети писали негативные комментарии, я ребятам говорил, что программа благодаря этому получила масштабное бесплатное промо. А чтобы все это сработало в плюс, а не в минус — должна постараться команда, чтобы это шоу стало интересным зрителю.

— Я знаю, что никто и никогда не признается в том, сколько какой формат стоит. Поэтому спрошу иначе: сколько шоу «Оля» должно идти и с каким минимальным рейтингом, чтобы покупка формата оказалась оправданной?

— Это, скорее, надо спрашивать у нашего исполнительного продюсера и финансового директора… Я примерно понимаю, но считаю, что это не совсем моя компетенция.

— А творчески вы на сколько сезонов, выпусков настроены?

— Это проект на 72 эпизода. Он огромный. Такие проекты очень по-разному заходят. В 90 % случаев они со временем набирают обороты: первые две недели идут плохо, а потом раскручиваются. Такая же история была с проектом «Киев днем и ночью», который теперь является одним из главных хитов Нового канала. А когда первый сезон вышел, первые две недели были с долей смотрения 5-6 %.

Есть и другой вариант, который происходит гораздо реже: когда на волне сильного пиара, шума первые выпуски хорошо смотрят, а дальше — как пойдет: либо подхватят и будут смотреть, либо интерес угаснет. Но я надеюсь, что не угаснет.

«Участие Никитюк и Тищенко в Танцах со звездами —
согласованная история, мы на это пошли целенаправленно»

— Еще один новый проект, заявленный на этот сезон — «Эксы» с Александром Педаном. Про него совсем ничего не слышно. Это потому что его не Фреймут ведет?

— Нет, я объясню. На Новом канале некоторые проекты идут полный сезон. Например, «Топ-модель по-украински» — 18 эпизодов, она начинается с начала сезона и заканчивается перед Новым годом. Соответственно, промо проекта начинаются сразу перед телевизионным сезоном.

А есть линейки проектов, где сезоны состоят из 9 эпизодов. Например, про «Варьяты-шоу» тоже сейчас пока ничего не слышно, потому что они заходят, как и шоу «Эксы», со второй половины сезона. Ближе к их выходу мы будем много о них рассказывать, они будут на слуху. Сейчас же это бесполезно. Поэтому сейчас мы делаем акцент на «Блондинках», на проекте «Любовь на выживание» (это будет великолепный сезон, я считаю, очень круто получилось). Как раз «Эксы» выйдут по окончании «Любви на выживание» — эти проекты делает одно и то же творческое объединение.

— «Эксы» — это ваш собственный формат.

— Да, наш, больше такого нигде нет.

Мы хотели проект о молодежи. Плюс мы вернулись с Каннского телемаркета, а там был бум форматов про разводы. Также мне хотелось, чтобы на канале наряду с «вертикалками» появилась еще горизонтальная история — чтобы зрители полюбили одних героев и любили их много эпизодов. На Новом канале таких шоу было не так много: «Сердца трех», которых уже нет, и «Топ-модель по-украински», которая осталась.

Мы сначала нашли одну идею, и я предложил ее Лоре Мальцевой. Но она не сильно воодушевилась. Через некоторое время они с командой принесли свою идею этих «Эксов».

Когда мы пообщались с главным редактором канала Максом Дыбенко, он сказал, что у него давно была идея масштабировать «Любовь на выживание». Там ведь суть похожа, только с другим акцентом: здесь герои должны быть бывшими, должны хотеть сойтись обратно. И мы начали разрабатывать проект, кстати, сделали это очень быстро.

Сначала Владимир Локотко опасался, что наши ребята не найдут разные пары с разными историями, что это будут те же герои, которых мы берем на проект «Любовь на выживание», с почти одинаковыми историями. Но когда девочки принесли первый кастинг с четырьмя парами, мы забыли все, что говорили до этого. Все сработало.

— Почему ведущий Саша Педан? Он уже перешагнул отметку «молоденький парнишка», он не в разводе.

Я сначала хотел, чтобы была пара, которая пережила те же отношения, те же проблемы. И продакшен судорожно искал такую пару. Но все не сходилось: то парень слабый, то девушка, то вообще история натянутая. Начали смотреть одиночек. Смотрели людей с личными историями — все не то. И потом появилась кандидатура Саши. Помню, я даже говорил: «Он же не знает этой истории, он этого не переживал». Но решили попробовать, сделать кастинг. После кастинга сказать было нечего — девочки сказали: «Саша самый крутой».

— На Новом снова воссоединилась троица «лиц» канала: Фреймут, Педан, Притула. К ним, на мой взгляд, присоединилась Леся Никитюк… Насколько телеканалу в действительности важно сохранять «лица канала»? Является ли все еще эффективной система, по которой некие телеведущие должны четко ассоциироваться с конкретным телеканалом, и не важно, что сегодня он ведет кулинарное шоу, завтра — юмористическое, а послезавтра — тревел-шоу?

— С одной стороны, сохранение «лиц канала» правильно с точки зрения пиара. Эти люди олицетворяют собой канал — все их поступки, внешний вид, поведение. А когда это сильно начинает смешиваться, и ведущий ведет на одном канале одно, а на другом — другое, то люди включая телевизор, не понимают, что они смотрят. В этом вопросе, я считаю, сохранять «лица канала» — правильно. Другой вопрос, который меня всегда беспокоил, — это некое кросс-промо. Это когда ведущие одних телеканалов могут участвовать в проектах других каналов…

— Как с Лесей Никитюк и Николаем Тищенко в проекте «Танцы со звездами»?

— Да, как Никитюк и Тищенко на «1+1». Это же не просто так случилось, не с фонаря они вдруг придумали там участвовать, а мы просто согласились. Нет, это была согласованная история, мы на это пошли целенаправленно, общались с «1+1» и нашли с коллегами общий язык. Еще работая на СТБ, я говорил: не надо зажимать звезд, иначе они станут локальными (то есть местечкового уровня). Их надо выпускать на другие каналы — но не вести, а просто участвовать. Они будут ассоциироваться с этим проектом, но не с каналом. То есть, Леся Никитюк не может вести программу на «1+1». Вернее, она может вести там программу, но тогда она перестанет вести программы нашего канала.

— Но при этом Сергей Притула, например, теперь ведет программу на ICTV. Конечно, это с Новым каналом один и тот же холдинг, но канал-то все равно другой.

— Я за последний год достаточно близко познакомился с Сергеем Притулой, и мне кажется, что он уже больше, чем ведущий. Есть люди, которые со временем перерастают свою профессию, свой имидж. Он уже сам является неким месседжем: само его появление, внешний вид, что он говорит, как он говорит, его соцсети, его гражданская позиция — это все уже нечто большее, чем просто ведущий.

Фактически это единственный прецедент, когда мы не считаем, что его участие в проекте другого канала как-то размывает бренд нашего. Все равно Сережа ведет много проектов на Новом канале, и я надеюсь, что в следующем году мы узнаем про еще один новый проект с ним.

К тому же, если бы СТБ или ICTV попросили Сергея вести какие-то их шоу, которые давно там идут и прочно ассоциируются с каналом (тот же «Холостяк» или «Факты»), то мы были бы против. А проект «Новые лидеры» на ICTV и «Евровидение» на СТБ, которые ведет Притула, — это тоже нечто большее, чем проекты. Это тоже некие месседжы, которые объединяют всю страну. И лучше, чем Сережа, никто не мог бы эти месседжи донести.

«Хотелось бы вернуть такое шоу, как Фабрика звезд,
но сейчас таких бюджетов у нас нет»

— Мы поговорили о нововведениях, о новых программах. А каких проектов зрители недосчитаются в новом сезоне?

— «Звезд под гипнозом» не будет. «Пацанки. Новая жизнь» будут, у нас выходит новый сезон с интересной драматургической линией. Там будут идти две истории параллельно: старая и новая. Было трудно с этим справиться, но ребята из Friends Production молодцы, все сделали неплохо. «Киев днем и ночью» тоже будет — огромный сезон, 72 эпизода. Как вы помните, он всегда был и весной, и осенью, но этой весной его не было — мы решили сделать паузу, чтобы проект освежился. Там появилось много новых героев, и нужно было время для того, чтобы выдохнуть.

— А сами «Пацанки» будут? Это, наверное, сложновато, раз у Фреймут такой плотный график всвязи с шоу «Оля»?

— Есть весенние проекты, которые я уже могу комментировать — например, «Подиум». Но об остальных пока что рано говорить, есть много нюансов, которые мы еще не согласовали и не приняли решение. Я надеюсь, что все удастся сохранить. Но, конечно, какие-то изменения возможны.

— В прошлом году IQ Production снимала для Нового канала сериал «Домик в деревне», который должен был выйти в 2018 году. Когда же он выйдет? Также в прошлом году запустили в работу сериал «Колдуньи» (премьера анонсирована на 18 сентября), недавно «Стар медиа» начала снимать сериал «Подорожники», который должен выйти на Новом канале в 2019 году. Расскажите об этих и, возможно, других готовящихся сериалах.

— Это те сериалы, которые уже были в разработке, когда я присоединился к команде Нового канала, и мне пришлось их подхватить на разных стадиях.

«Домик в деревне» — это было рабочее название проекта. Его эфирное название — «Домик на счастье». Он уже полностью готов, и зрители смогут его увидеть уже этой осенью со второй половины сезона. Это чудная милая комедийная история, качественно сделанная.

С сериалом «Колдуньи» произошла более сложная история. Там были некоторые внутренние моменты, и фактически Виктория Вишнякова — руководитель сериального подразделения на Новом канале — со своей командой уже вручную его доделывали. Было непросто. Зрители увидят его уже 18 сентября.

Что касается сериала «Подорожники», он только недавно запустился в съемки. Почему? Потому что там очень долго писали сценарий — несколько лет. Но и StarMedia, и Новый канал были настолько настроены его сделать, что решили дожать эту историю. Несмотря ни на что, проект уже запустился в производственный процесс. Я очень верю, что он и от Минкульта что-то получит — он подавался на питчинг патриотического кино. Он очень украинский! Его ни с чем не спутаешь. На питчинге это была самая необычная презентация, которую все оценили: проект презентовала Наталья Сумская — она играет одну из главных ролей — в костюме, который соответствует ее героине, и от лица этой героини. Это было очень живо и необычно. Я очень надеюсь, что в следующем году зрители уже увидят этот сериал — пока сложно сказать, весной или осенью.

— Мы говорили с вами о разных проектах, много упоминали различных продакшенов. Если говорить о перспективах дальнейшего сотрудничества — не отпадет ли все это в процессе трансформации холдинга?

— Большой продакшен, который будет создаваться в результате этой централизации, рассчитан на то, чтобы не только его масштаб увеличился, но и профессионализм людей, которые будут в нем работать. Я не люблю говорить за кого-то, но мне кажется, что для Владимир Локотко была бы логичной цель перейти полностью на собственное производство. Но на это нужно время.

Я не думаю, что мы резко и сразу прекратим работу с внешними продакшенами. Это было бы странно. К примеру, с Friends Productionмы разрабатываем кое-что новенькое. С Film.ua разрабатываем идею сериала, и не одну. С IQ Production мы разрабатываем и проект, и сериал. Со Star Media у нас есть несколько идей, но мы хотим посмотреть, что выйдет с «Подорожниками».

Пусть все сначала произойдет, централизуется, заработает, а тогда уже можно будет предметно разговаривать. Но пока мне комфортно как с внутренними продакшенами, так и с внешними.

— Новый канал один из немногих, кому удалось продать собственный формат за рубеж: формат «Ревизора» вы продали в Россию и Азербайджан, формат «Страсти по Ревизору» — в Россию. Как изменились стратегия и тактика дистрибуции проектов и форматов Нового канала после ухода Сергея Евдокимова? Важна ли для вас эта сфера деятельности?

— Очень важна. Я поддерживаю стратегию, которая была ранее. К нам пришла Наташа Туранская, которая занимается форматами, и мы постоянно общаемся на эту тему: что можно усилить в этом плане, как и кому это можно предложить. Будем даже пробовать продавать то, что еще не вышло в эфир. Потому что сейчас идеи на вес золота. Мы разрабатывали один собственный формат, полностью его подготовили и поняли, что пока не готовы его запускать в производство. Решили доработать этот формат и попробовать его продать.

— Многие ваши проекты покупал непосредственно российский канал «Пятница!». Продолжаете ли вы с ними сотрудничать и далее? Планируете ли в большей степени развивать другие направления продажи — кроме России?

— Конечно, в мыслях у нас — продавать больше на самые разные рынки. И я не сказал бы, что больше всего проектов продается в Россию. У нас очень хорошо Казахстан, например, покупает форматы. А телеканал «Пятница!» сейчас больше сам производит проекты. И в дальнейшем мы с «Пятницей!», возможно, будем обсуждать какие-то форматы, сам продукт — у них все свое идет.

— Теперь большинство проектов у нас украиноязычные — уже просто так не продашь?

— Абсолютно верно. Поэтому мы готовы говорить о продаже форматов и идей — а делать уже покупатели будут их сами. Мы готовы делиться опытом и принимать опыт кастингов, съемок. Как с проектом «Подиум», который «Пятница» тоже сейчас делает — только они хотят его уже осенью поставить в эфир, а мы — весной.

— Какое направление тематическое вам хотелось бы еще развить в сетке Нового канала? Чего не хватает ему еще?

— Основная тематика Нового канала — отношения молодежи друг с другом, любовь, первые попытки жить вместе. Это канал про отношения. Но почему, например, здесь нужен «Подиум»? Потому что я считаю, что фэшн — тоже тематика Нового канала, потому что мода интересует молодое поколение. Но осенью фэшн представлен очень ярко в эфире, а весной почему-то не представлен. Я посчитал, что мы должны забрать себе всю линейку фэшн-проектов. Это направление мне очень хочется развивать. Если зайдет проект «Подиум», думаю, буду думать дальше в этом направлении.

Еще мне хотелось бы вернуть каналу музыкальное направление. Ведь это то, чем всегда славился Новый канал — «Фабрикой звезд». Хотелось бы такое шоу вернуть, но сейчас таких бюджетов у нас нет. Поэтому нужно придумать что-то такое же крутое, но что не стоило бы несусветных денег. В мире форматы есть, но они какие-то все «недо», я все еще ищу что-то, наш программный директор ищет — все ищут.

Фото: Павел Шевчук

Читайте також

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
4153
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2019 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop