16:30
Четвер, 11 Серпня 2016

Елена Васильева, «1+1»: «Кинотеатры сопротивляются украинскому кино»

Наша встреча с главным продюсером сериалов и фильмов телеканала «1+1» Еленой Васильевой началась с непринужденного разговора об украинской театральной среде, а закончилась сложными вопросами о госсубсидиях и вертикальной интеграции медиакомпаний. О том, как молодому актеру попасть на глаза телепродюсеру, сколько и каких сериалов снимает «1+1 медиа» прямо сейчас и почему украинское кино – это более сложная история, чем украинские сериалы, читайте в интервью Елены Васильевой «Детектору медиа»
Елена Васильева, «1+1»: «Кинотеатры сопротивляются украинскому кино»
Елена Васильева, «1+1»: «Кинотеатры сопротивляются украинскому кино»

– Елена, куда вы ходите, чтобы присмотреться к потенциальным актерам?

– Я хожу в театры. Многие артисты никогда не попадают в кастинг-листы. Через кастинги проходит обойма много снимающихся артистов, но при этом есть и те, кто сами туда не ходят. Они ждут, что их позовут.

Из театров мне больше всего отзывается «Молодой театр». Там я в свое время впервые увидела ярчайшего Станислава Боклана. А из молодежи – Марка Дробота: мы стали много его снимать, и он для нас раскрылся очень разными гранями. Сейчас он снимается в «Катерине» – 4-серийном фильме по мотивам поэмы Тараса Шевченко, адаптированной Андреем Кокотюхой, и в комедии «Кандидат», в дуэте с Антоном Лирником.

Из необычных театральных постановок, которые меня удивляют, могу выделить работы театра «Сузір’я». На малой сцене они ставят пьесы, чья коммерческая судьба, скорее всего, будет сложной. Например, смотрела там «Депо Северное» Василия Сигарева – российского режиссера и драматурга, в произведениях которого много жестокости, садизма. Когда в небольшом помещении на вас надвигаются призраки мертвых детей, это очень сильно воздействует. Именно в «Сузір’ї» я увидела Анну Кузину, она тогда еще не снималась в «Универе» или только начала, – очень хорошая украинская актриса. В «Сузір’ї» играл и Митя Гаврилов. Он у нас не очень много снимался: пока только в одном 4-серийном фильме и когда-то в скетчкоме «В сети!» Недавно у него была яркая сериальная роль, хотя и не у нас, – бандита-ДНРовца в «Не зарекайся» (производства «Медиа Группы Украина». – ДМ).

Еще один интересный проект – «Подпольный стендап». Я подписана на новости артистов, таких как Андрей Кронглевский, хожу на их мероприятия. Интересно бывает и у «Черного квадрата» – «Ночи импровизации» в Caribbean Club. Но там, как правило, оказываюсь, если позвал кто-то из знакомых. Они всегда берут одного гостя, например, Алексея Смолку или Дашу Трегубову, и интегрируют его в свои импровизации. И это скорее вызов не им, а артисту. Это как Saturday Night Live в США: к слаженной группе добавляется один человек, который должен привнести что-то свое. Результат, конечно, сильно зависит от артиста, но то, что я видела, мне очень понравилось. Ты как будто причастен к чему-то живому.

– В прошлый раз мы с вами разговаривали в марте 2015 года. Я бы хотела обсудить все, что произошло с того момента. Тогда мы с вами говорили о том, что вы будете запускать в эфир «Останнього москаля», что вы снимаете «Центральную больницу», «Кандидата», «Хозяйку», «Все равно ты будешь мой». Почти все это вышло. Сколько часов вы сняли в 2015 году и сколько планируете в 2016-м? И какие сериалы у вас сейчас в работе?

– Да, мы сняли все, о чем тогда с вами говорили, кроме «Кандидата», который сейчас доснимается. Были накладки вначале с объектом, в котором снимали, потом с датами артистов, и в результате мы выпускаем его двумя блоками: первый сняли прошлым летом, второй – сейчас.

«Все равно ты будешь мой» был в эфире в декабре, «Хозяйка» – в феврале – марте, «Центральная больница» в эфире с 4 июля. Это все проекты, снятые «1+1 продакшн». И все они прошли с рекордными показателями.

На канале очень рады успеху длинных драм: «Хозяйка» выдержала серьезную конкуренцию драматических сериалов конкурентов. Мы очень довольны результатом.

С каждым проектом происходит немного по-разному: где-то драйвером выступает канал, где-то – продакшн, где-то – режиссер. Например, в «Останньому москалі» драйвером был канал, а в «Центральной больнице» – продакшн. Команда, которая работала над «Центральной больницей», очень старалась: они задействовали немыслимых для дневных сериалов артистов. И получилась картина, которая в прайме оказалась на своем месте.

Есть еще одна картина, которую мы сняли в июне прошлого года, – комедия «Лучшая неделя моей жизни». Она выйдет в осеннем сезоне. Это адаптация формата Worst Week of My Life. Ставил режиссер Семен Горов, продакшн – «Империя добра» Антона Лирника, в главных ролях – Ольга Сумская и Владимир Горянский. Это история молодой пары, которая собирается пожениться, но за неделю до свадьбы у них все начинает идти кувырком. Такое себе «Знакомство с Факерами» по-нашему.

Журналисты любят спрашивать: «Что необычного произошло на съемках? Что было сложнее всего снимать?» Я не люблю этот вопрос, потому что каждый раз надо придумывать, что на него ответить. А с этим сериалом было столько казусов! Художникам-постановщикам пришлось много придумывать: по сюжету, что-то взрывается, протекают крыши, ломаются раковины. Историй реально с десяток. Причем как лодку назовешь, так она и поплывет. Вначале этот фильм у нас назывался «Худшая неделя моей жизни». И чего у нас только не было: даже в моей новой, отремонтированной квартире случился потоп. Я пришла на площадку, пожаловалась, а вся творческая группа, оказывается, уже несколько дней обсуждала идею переименования фильма. И только после смены названия мы нормально его досняли. Я вообще-то не суеверна, в отличие от большинства киношников. Никогда не стараюсь говорить «крайний» на «последний», например. Но сила названия все-таки существует.

Также у нас уже готов 4-серийный проект от Sister's Production «Чудо по расписанию».

То есть как мы заявляли в прошлом году, так и снято: 112 часов сериального продукта, который уже был в эфире, к эфиру осень-2016 – весна-2017 готово еще 32 часа, в запуске – 60 и около 100 – в разработке.

Этим летом снимаем сразу несколько сериалов, например «Село на миллион» – адаптацию хорватского формата Kud Puklo Da Puklo, перенесенного на Львовщину. Это история трех кузенов: Кати, Коли и Тимура, – которые приезжают в село на оглашение завещания деда. Тот был очень эксцентричным, с ним давно никто не общался, сами они туда с 15 лет не ездили, потому что родители давно с ним рассорились. В завещании речь идет о том, что он оставляет им в наследство свою избу и миллион евро, но только если они проживут в этой избе год. Девушка сразу решает уехать, но на нее начинает давить семья, заставляя ее бросить работу и ехать за миллионом. Параллельно родственники пытаются выжить друг друга, а село пытается выжить их. Ведь если наследники нарушат условия завещания, то деньги отойдут общине. Это 12-серийная комедия в стиле «Укрощения строптивого». По актерам – Анатолий Хостикоев, Анна Кошмал, Дмитрий Сова, Константин Войтенко, Сергей Астахов, Анатолий Зиновенко – сильный состав.

Читайте також

Еще этим летом у нас запускается съемка 20-серийной теленовеллы «Хороший парень». Это история молодого человека, который садится в тюрьму, взяв на себя преступление своей девушки. Он достаточно быстро выходит по условно-досрочному. А по дороге к ней встречает ее и узнает, что она вышла замуж за богатого немолодого человека. И тут начинается очень сложная история – на поверхности – мести, а по факту – борьбы с собой. Параллельно в него влюбляется падчерица его бывшей девушки. Сценарий вдохновлен корейским сериалом, но мы вдыхаем в него другую жизнь. Так же было и с «Хозяйкой» – сильно адаптированной историей, которая из мексиканской теленовеллы превратилась в социальную драму, стала короче (24 серии вместо 129), реалистичнее. Превращение «Хозяйки» – это заслуга главного автора – Ирины Черновой, которая пишет книги-бестселлеры под псевдонимом Люко Дашвар.

К концу лета также будем снимать 12-часовую романтическую комедию «Вверх тормашками». По сюжету, львовянин с мамой поехал в Одессу. Там мама сломала ногу, и они в Одессе задерживаются. Попутно парень влюбляется в тамошнюю медсестру, после чего в Одессу приезжают родственники парня и пытаются вырвать его из объятий одесситки: во Львове тоже есть интересующаяся им девушка. Самое главное для нас в этом фильме – исследовать нравы разных регионов, особенно столкновение стереотипов, разных моделей поведения в обществе, манер, этикета.

Еще у нас практически готовы две из четырех 4-серийных мелодрам по типу «Все равно ты будешь мой» (с большим успехом прошла на «1+1» в осеннем телесезоне), которые также снимал «1+1 продакшн». Названия – «Беженка», «Случайных встреч не бывает», «Папарацци» и «Гроза над тихоречьем», каждая по четыре часа. Музыку к ним пишут украинские композиторы – Руслан Квинта, например. Артисты тоже полностью наши.

Sister's Production осенью будет снимать 8-серийный сериал «Сувенир из Одессы» по книге одесского автора Валерия Смирнова. Это сборник историй про Мишку Япончика, про Котовского, про бандитскую Одессу того времени.

Также планируем снимать по произведению Василя Шкляра «Черный ворон» – уже написали одну версию сценария.

Летом запускаем в съемку семейную комедию «Суббота», 16 получасовых серий. Муж, жена, двое детей – стандартная семья – решили отпраздновать годовщину семейной жизни, вернее, почти забыли о ней. Вспомнили случайно: заявляется свекровь поздравить их, а заодно и пожить неделю. Заявляется теща, потому что от нее ушел муж, она тоже решила пожить неделю. Заявляется муж с новой женой. Заявляется младший брат мужа. Концепция: понаехали и испортили выходные. Сценарий еще дописывается, идет кастинг, заявленных артистов пока нет.

Вы же еще и полный метр сняли («Я с тобой». – ДМ).

– Да. К сожалению, он не очень во многих залах прошел: всего в 20. Кинотеатры сопротивляются украинскому кино. Всем, кто с ним связан, предстоит большая работа. Возможно, всем заинтересованным сторонам стоит разработать программу, чтобы не просто популяризировать украинское кино, а еще и перекодировать это понятие в массовом сознании. Ведь украинский кинематограф – это не только поэтическое кино 1970-х годов. Я очень люблю творчество Параджанова, мне мама еще в детстве привила любовь к его фильмам, но прошло уже 40 лет, и мир не стоит на месте. Александр Роднянский недавно говорил о том, как важно владение современным художественным языком и средствами выражения. Для этого нужно быть в художественной культуре сегодняшнего дня. Клиповое ли это мышление, коллажное, граффити – нужно владеть всеми новыми формами. За последние десять лет очень изменилась колористика кино. В конце 1990-х – начале 2000-х стремительно развивался монтаж. Сейчас очень разным стал дизайн, много игры с графикой и цветом.

Это меняет все: художественную гамму, доступные средства изображения. И зрители привыкают смотреть кино в такой эстетике. В свое время реализм фильмов о войне мерялся по картине «Рим – открытый город». Спустя много лет вышел фильм «Спасти рядового Райана». Его первые пять минут похожи на компьютерную игру, в которой по людям стреляют красной кровью. После выхода фильма один из университетов Лос-Анджелеса провел исследование, в котором к ветеранам обращались с вопросом: «Реалистично ли все выглядит в фильме?» И они отвечали, что очень. Выходит, люди дожили до нашего времени, и их художественное восприятие эволюционировало. Потому очень важна перекодировка украинского кино как современного. Как умеющего что-то сказать современному человеку современными средствами. В этой связи просто гениальное открытие – фильм «Племя». Это некоммерческий фильм, но за такие произведения нужно цепляться и от них отталкиваться. И нужно развивать украинское коммерческое кино, показывать, что оно может быть и жанровым, понятным зрителям.

– Я говорила с представителями кинотеатров. Существует проблема, что дистрибьюторы топовых голливудских фильмов диктуют количество сеансов для своей продукции, и для остальных фильмов, в том числе украинских, кинотеатры вынуждены выделять время по остаточному принципу. В разговоре участвовали и представители дистрибьюторов, и я не помню, чтобы они опровергали эту информацию…

– Очень интересная точка зрения. Мы же общаемся только с дистрибьюторами, и они всегда говорят: кинотеатры – зло, им лишь бы деньги. А деньги у них от американских фильмов.

Украинское кино – это сложная работа, сложнее, чем сериалы. Телесмотрение в Украине не в таком плохом состоянии, как кинопосещение. Например, в России кинопосещение раскачалось, когда во время потребительского бума настроили кинотеатров. А вот у нас просто ничтожно малое количество кинозалов: их около 400, а активная роспись идет только по 250.

Но мы все равно довольны выходом «Я с тобой», потому что у фильма был общественный резонанс. Я сужу по интеллигенции, по творческим людям. Кстати, рецензии были разные, и не очень хорошие в том числе. Но критика – это хорошо. Ведь внутри процесса ты всегда все видишь иначе, чем потребители готового продукта. Поймать меру условности, отличить правду от бутафории помогают именно рецензии.

– Снимаете ли вы сейчас российских актеров?

– У нас нет внутреннего запрета, снимать их или нет. В «Я с тобой» снялся Сергей Писаренко, он живет в Украине, но это российский артист. Но сейчас такая специфика материала, что не всегда уместно их приглашать. Есть экономические ограничения (их надо везти), есть и ограничения с точки зрения украинского языка. Ведь сериалы в основном двуязычные. В «Селе на миллион» очень мало русской речи. «Вверх тормашками» – там, где одесская часть, русского больше. Сейчас много проектов отображают языковую реальность.

– То есть черные списки российских актеров вам не мешают?

– Мы считаем, что составление этих списков в таком виде, без четких критериев, – это не очень правильно.

– Когда мы с вами разговаривали в марте 2015 года, было также и другое законодательное поле: как раз обсуждались идеи законопроектов о сборе в поддержку кино, взимаемом за показ фильмов и сериалов (с поминутным обложением) и с доходов от их показа. С тех пор от этих идей отказались, разработали законопроект «О государственной поддержке кинематографии» (№ 3081-д). В нем написано, что на госсубсидии смогут рассчитывать только фильмы с базовой версией на украинском языке. Как вы оцениваете эту норму?

– По поводу законопроекта в целом – я «за». У нас с ним нет принципиальных расхождений.

То, что базовая версия фильма должна быть на украинском языке, мне кажется нормальным. Я не вижу с этим противоречия. Если есть персонаж, который говорит на русском, потому что это обусловлено необходимостью отразить реальность, то я думаю, с этим проблем быть не должно (законопроект допускает 10% реплик на других языках, если эти реплики будут дублированы или субтитрованы. – ДМ).

Вот мы снимаем «Черного ворона» – экранизацию современного украинского классика о событиях Холодноярской Республики, которые принципиальны для создания нового конструктивного образа истории Украины. Невозможно переоценить значение перекодировки исторических событий. Потому что сейчас есть советская версия украинской истории, и есть популярное понимание, что это все неправда. А что взамен? Повествование с причинно-следственными связями дает людям ощущение, что они понимают свою историю не из отрицания, а из утверждения.

«Столетие Якова», 4-серийный фильм, снятый «1+1 продакшн» – тоже очень важное произведение с этой точки зрения, которое работает на озвучивание исторических цепочек. Если замалчивать подобные исторические события, то это значит фактически отдавать трибуну врагу. С той стороны не постесняются сказать, как не было. Ходить и говорить потом, что все неправда, – это позиция загнанной жертвы. Очень важно создавать позитивные образы исторических событий внутри художественных конструкций и сюжетов.

И в «Черном вороне», и в «Столетии Якова» есть русская речь, поскольку в них есть персонажи, происходящие из таких социальных контекстов, переводить которые на украинский язык нелепо, неправдиво, ибо это тоже работает на комплекс ущербности. Пример – комиссары в «Черном вороне».

Сегодня телегруппы активно развивают собственное сериальное производство, а продакшны запускают телеканалы. Как вы думаете, на рынке долго будут существовать такие вертикальные структуры или это временная ситуация и он вернется к специализации?

– В принципе, слияние бизнесов внутри одной индустрии, например бродкастинга и продакшна в одном холдинге, – это мировая тенденция…

Но у нас же происходит не слияние, а открытие новых компаний.

– Я могу говорить только о нашем опыте. Решение иметь собственный мощный продакшн внутри группы мне кажется очень правильным. Не 100% продукта, но какая-то база с мощностями, лояльными ценами, общими корпоративными настройками себя оправдывает. И мировая тенденция такая же. Собственные каналы наряду с продакшнами есть у Universal, Warner Brothers, что не мешает им продавать на другие каналы продукт, который у них хорошо получился. Это способ обеспечивать себе по сравнению с просто продакшнами такую базу, которая привлекает таланты – лучших авторов, актеров, режиссеров, потому что дает им очень много возможностей.

У нас в холдинге пока нет кинодистрибуции, нет мощного графического подразделения, и это затратно. Когда есть охват пусть не 360⁰, а 300⁰, то, с одной стороны, это сложно, потому что бизнес становится громоздким, а с другой – открывает колоссальные возможности, потому что есть талант и навыки по всем направлениям. Например, если появляется какая-то инициатива, как кинопроизводство сейчас, то мы можем подойти к ней на высоком уровне: у нас есть сильный маркетинг, есть финансисты, которые просчитали уже не один бизнес и риски, есть аналитики. Кинопроизводство – это очень сложная задача, но никогда в жизни ни один продакшн, каким бы успешным и богатым он ни был, как бы ни дружил с режиссерами, не станет думать о том, как развивать украинское кино. Если он успешен, то в одном сегменте. А мы успешны в большом охвате, и это преимущество, потому что у нас собраны очень диверсифицированные навыки.

Запуск продакшнами собственных телеканалов – это очень интересная инициатива. Я не до конца ее понимаю, но считаю, что чем больше игроков на рынке, тем лучше, даже если это временное явление. Потому что из диверсификации всегда что-то вырастает: она показывает, что могут быть другие пути, появляются другие жанры, люди учатся по-другому писать и думать – и, как правило, это в конечном итоге ведет к удешевлению.

– По последним данным, которые есть у меня, «1+1 продакшн» продала свои фильмы и сериалы на 11 территорий. Что выгоднее экспортировать – готовые сериалы или форматы?

– Выгоднее, конечно, готовые сериалы. Но мы пока просто рады, что вообще что-то продаем.

– Ваша группа в этом году является соорганизатором фестиваля «Де кіно», посвященного малым формам и, в частности, веб-контенту. Есть ли у вас планы по производству веб-контента – веб-сериалов, например?

– Такое производство мы пока не планируем, но так как фестиваль проводим совместно с Film.ua Group, у которой как раз есть контент только для интернета, то эта номинация очень актуальна для нас.

Фото – «1+1 медиа»

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
6891
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2018 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop