ПРОЕКТИ
16:30
Вівторок, 3 Липня 2018

Кто и зачем предлагает нам защищать право создавать «распятых мальчиков» по-украински?

Прикрывая плюрализмом мнений циничную манипуляцию фактами, обманывая представителей международных организаций. И отделяя защиту прав журналистов от их ответственности за добросовестное выполнение профессиональных обязанностей.
Кто и зачем предлагает нам защищать право создавать «распятых мальчиков» по-украински?
Кто и зачем предлагает нам защищать право создавать «распятых мальчиков» по-украински?

Было время, когда поддержка Запада — политиков, дипломатов и международных организаций, среди которых и Организация безопасности и сотрудничества в Европе — была единственным, что спасало украинскую журналистику от окончательной политической и физической зачистки. Однако сейчас международных наблюдателей, в частности, уполномоченного ОБСЕ по свободе средств массовой информации Арлема Дезира, используют как свадебных генералов для повторения месседжей с политической подоплёкой, искажающих реальность. И для защиты формирующейся в Украине мощной системы дезинформации и пропаганды, действующей в первую очередь в пользу России и экс-регионалов, либо сбежавших в ту же Россию, либо оставшихся в Украине, но одинаково жаждущих реванша. 

Вначале позволю себе краткий экскурс в историю борьбы за права журналистов в Украине.

2001 год. В преддверии парламентских выборов 2002 года, обещавших быть очень жесткими, ряд медийных организаций и журналистов выступили с инициативой «Журналисты за чистые выборы!». Они предложили коллегам подписаться под Кодексом журналистской этики, разработанным активистами движения. В результате была создана Комиссия журналистской этики, много лет продвигающая профессиональные стандарты в Украине.

2002 год. Журналисты, подписавшие Манифест против цензуры, опубликовали документ, в котором было сформулировано отличие цензуры от редакционной политики. Для защиты прав и свобод журналистов был создан Киевский независимый медиапрофсоюз.

2004 год. Четыре десятка журналистов выступили  против цензуры Президента Кучмы и лояльных к нему олигархов. Все, кто подписал заявление, взяли на себя обязательство не выполнять темников — инструкций от тогдашней Администрации Президента. А также работать, строго придерживаясь профессиональных журналистских стандартов. Сайт «Телекритика», проект «Интерньюза-Украина», возглавляемый тогда вашим автором, начинает мониторить, как каждый из подписантов выполняет это обязательство.

2007 год. В ответ на возросшее количество заказных материалов в украинских СМИ журналисты и медийные общественные организации создали движение «Не продаемся!». Участники движения, среди которых была и общественная организация «Телекритика» (ныне «Детектор медиа»), начали системный мониторинг заказных материалов в новостях всеукраинских телеканалов и добились определённых успехов. Акцию поддержали Украинская ассоциация по связям с общественностью, Международное движение «Чистые каналы», Международная федерация журналистов. Поддержал ее и тогдашний, а ныне покойный глава Национального союза журналистов Украины Игорь Лубченко. Все они понимали, что исполнение заказов и работа в личных и бизнес-интересах собственников СМИ — не меньшая опасность, чем цензура власти. Некоторые журналисты увольнялись в знак протеста против заказных материалов.

2010 год. Журналисты телеканала «1+1», несколько месяцев назад купленного олигархом Игорем Коломойским, заявили о вмешательстве нового собственника в редакционную политику. С аналогичным заявлением выступили и журналисты канала СТБ, принадлежащего олигарху Виктору Пинчуку. 21 мая было создано движение «Стоп цензуре!», призванное как защищать права журналистов и сопротивляться цензуре, так и следить за соблюдением журналистами профессиональных стандартов и содействовать саморегуляции отрасли. Кстати, в 2010 году собственник газеты «Сегодня» Ринат Ахметов уволил её главного редактора Игоря Гужву. Вместе с покойным ныне Олесем Бузиной, на тот момент журналистом «Сегодня», Гужва обратился за помощью именно к «Стоп цензуре!». Воззрения Гужвы и Бузины, в частности, их симпатия к тогдашней власти и неприятие независимости Украины, были общеизвестны, однако это не помешало «Стоп цензуре!» оказать им поддержку. В то же время в члены движения они не были приняты — поскольку все понимали, что их работа не соответствовала профессиональным журналистским стандартам.

В 2012–2014 годах борьба с цензурой и давлением власти на СМИ была тесно связана с борьбой против заказных материалов и диктата медиасобственников. Во время Революции достоинства наступил апогей: медиа оказались по разные стороны реальных и виртуальных баррикад. Мониторинг соблюдения телеканалами стандартов тогдашней «Телекритикой» переходит в ежедневный режим. Весной 2014 года Комиссия по журналисткой этике оглашает общественное осуждение журналистам государственного Первого национального канала за нарушение стандартов профессии при освещении событий Евромайдана.

2015 год. Глава Днепропетровской областной государственной администрации Игорь Коломойский вступил в конфликт с властью и лично Президентом Петром Порошенко. Коломойский грубо высказался в адрес журналиста Сергея Андрушко. Принадлежащий чиновнику-олигарху телеканал «1+1» не только исказил эту ситуацию, но и дезинформировал свою аудиторию по поводу самой сути конфликта Коломойского с властью. Движение «Стоп цензуре!» жестко критиковало не только олигарха, но и коллег с «1+1». Сайт «Телекритика», также принадлежавший Коломойскому, добросовестно освещал этот конфликт. Однако действия олигарха в отношении принадлежащих ему СМИ стали одной из причин решения нашей команды покинуть группу «1+1» и основать новое издание и общественную организацию — «Детектор медиа». 

Протестуя против цензуры собственников и принуждения к игнорированию журналистских стандартов, в разные годы из разных СМИ увольнялись известные журналисты.  Андрей Шевченко, Роман Скрыпин, Игорь Куляс  и другие – в 2002-ом. В 2004-ом из «1+1» уволилось сначала семь журналистов, затем к ним присоединился и восьмой - нынешний член Набсовета Общественного вещателя Евгений Глибовицкий.

Весной 2013-го с канала ТВі ушла  почти вся команда, среди членов которой был, кстати, и Павел Шеремет. Тогда их поддержали и Европейская федерация журналистов, и Международная федерация журналистов.    

А осенью 2013-го, после покупки медиахолдинга УМХ младоолигархом Александром Курченко, основная часть журналистских коллективов покинули издания «Форбс» и «Корреспондент». 

В 2014 году закрылся «КоммерсантЪ-Украина» - из-за конфликта украинской команды издания с российскими издателями, пытавшимися навязать первым неприемлемую для них редакционную политику. 

Кстати, и из опекаемого нынче некоторыми международными организациями холдинга «Вести» в минувшем году ушло абсолютное большинство сотрудников, после не продления  Нацрадой лицензий на вещание  «Радио Вести» в Киеве и Харькове. При этом экс-ведущий радио Дмитрий Тузов заявил, что главная причина – нежелание работать с новым руководством и «нежелание воевать со своей страной». 

Как видим, история борьбы украинских журналистов за свои права — это история противостояния и цензуре власти, и диктату собственников, а защита безопасности работы журналистов всегда сочеталась с борьбой за соблюдение ими профессиональных стандартов. Говоря о давлении на СМИ, мы всегда напоминали об ответственности самих журналистов за качество информации, предоставляемой обществу. 

Конечно, нужно признать, что борьба велась и поддерживалась активным меньшинством. Пассивное большинство молча, пряча глаза, выполняло указания как власти, так и собственников своих СМИ, мирилось с практикой заказных материалов, не соблюдало стандарты, а некоторые персонажи занимались черным пиаром и медиакиллерством. 

Тем не менее, именно активное меньшинство (в 2010–2015 годах — движение «Стоп цензуре!») выстраивало публичный дискурс о свободе слова и независимости СМИ в стране и за рубежом. И хотя пассивное большинство продолжало исполнять заказы и обслуживать нужды владельцев СМИ, но делать это было СТЫДНО. В этом старались не признаваться, не подписывали заказные материалы своими именами (эта практика сохранилась на «Интере» и сейчас, где чёрный пиар часто выходит анонимно).

И уж точно никому не пришло бы в голову защищать право на «свободу слова» и «плюрализм мнений» таких киллерских, тотально манипулятивных проектов, как «Украинская кривда». Или откровенно продвигавших интересы «семьи» Януковича изданий «Вести» и «Капитал». Они оставались на маргинесе медийного сообщества. 

Что изменилось с тех пор?

Начиная с 2014 года, приближённые экс-Президента Януковича — как беглые, так и оставшиеся в Украине, —в социальных сетях и на контролируемых ими медиаплощадках, включая телеканалы, радио и онлайн-издания, начали активно продвигать тему подавления свободы слова в Украине, ущемления прав журналистов. Пользуясь при этом реальными ошибками и / или неправомерными действиями нынешней власти (прежде всего силовых ведомств) в отношении СМИ, но чаще — откровенно манипулируя.

В изданиях холдинга «Вести», на сайте «Страна.ua», телеканалах NewsOne, «112» и «Интер», а после конфликтов Игоря Коломойского и Петра Дыминского с властью также на «1+1» и ZIK правда о состоянии свободы прессы густо замешивается с полуправдой и откровенной ложью.

И почему-то именно эту спекулятивную, искажённую картину в первую очередь воспринимают многие отечественные и международные наблюдатели, правозащитные организации и профессиональные ассоциации.

Когда в прошлом году семеро журналистов телеканала ZIK (кстати, совершенно манипулятивно освещавшего автокатастрофу с участием Петра Дыминского, в которой погибла женщина) уволились с канала, заявив о давлении со стороны собственника, это не вызвало обеспокоенности этих организаций. Как и увольнение в 2016 году коллектива Департамента специальных проектов телеканала ICTV, заявившего о цензуре со стороны топ-менеджмента.

Зато любой конфликт вокруг «Вестей», «Страны.ua», NewsOne, «Интера» или канала «112» тут же привлекает внимание и становится предметом громких заявлений.

С весны 2014 года Украина находится де-факто в состоянии войны, часть её территории оккупирована, а агрессор — Россия — прилагает огромные усилия к тому, чтобы довести несостоятельность украинского государства. Однако многие западные наблюдатели склонны воспринимать ситуацию упрощённо, игнорируя фактор информационной войны, которую Россия ведёт против Украины.

Как член Совета Европы Украина обязана соблюдать Европейскую конвенцию по правам человека. В 1994 году наше государство подписало Международный пакт о гражданских и политических правах. В обоих документах огромное внимание уделяется свободе выражения взглядов и свободе информации. При этом Европейский суд по правам человека не раз подчёркивал, что государства обязаны не только придерживаться стандартов этих документов, но и быть состоятельными в защите прав и свобод. А также обязаны препятствовать нарушению частными группами или индивидами основополагающих прав граждан.

Эти обязательства остаются в силе даже во время войны. Однако есть одно существенное «но».

Проводя сотни мероприятий, направленных на противодействие российской пропаганде и дезинформации, некоторые западные партнёры и наблюдатели как бы не замечают (случайно?) откровенно дезинформационной и манипулятивной редакционной политики, которой придерживаются некоторые «притесняемые украинской властью» СМИ. Не замечают, как часто месседжи этих СМИ созвучны нарративам российской пропаганды.

Более того, некоторые организации характеризуют нарративы российской пропаганды как «альтернативные факты» и «альтернативные новости» и требуют от Украины обеспечить беспрепятственную работу медиаорганизаций, которые их распространяют.

Напомню, что Европейский суд по правам человека не раз указывал, что «положения статьи 10 Конвенции предоставляют судебную защиту журналистам во время исполнения ними своих обязанностей по освещению событий, которые представляют значимый общественный интерес, если журналисты действуют добросовестно, базируют свои материалы на надлежащей фактической основе и обеспечивают надежное и точное информирование соответственно требований журналисткой этики». 

Позволю себе  также процитировать Декларацию принципов поведения журналиста МФЖ: «Уважение к истине и право общества на правду – первоочередной долг журналиста. Осуществляя профессиональную деятельность, журналист обязан отстаивать принцип свободы при честном сборе и публикации новостей и права на честный комментарий и критику. (…) Журналист должен считать серьезными профессиональными нарушениями:  плагиат;  умышленное искажение фактов; клевету, оскорбление, диффамацию, необоснованные обвинения;  получение взятки в любой форме за публикацию или сокрытие (не публикацию) информации. Журналист, достойный этого высокого звания, считает своим долгом честно следовать изложенным принципам».   

Между тем, выступая в защиту «притесняемых» СМИ и журналистов в нынешней Украине, международные организации не интересуются тем, КАКИМ контентом они потчуют свою аудиторию, сколько манипуляций и откровенной дезинформации те распространяют.

На принадлежащем экс-регионалу Евгению Мураеву телеканале NewsOne выходит нынче самое манипулятивное в стране ток-шоу «Украинский формат», созданием которого руководит политтехнолог Владимир Грановски, известный многолетним сотрудничеством с Виктором Медведчуком, Дмитрием Фирташем и Валерием Хорошковским. NewsOne сконструировал фейк о якобы прошедших в Конгрессе США слушаниях о коррупции в Национальном банке Украины, разоблачённый американскими медиа.

Основанное уже упомянутым Игорем Гужвой издание «Страна.ua» по количеству циничных манипуляций превосходит, пожалуй, все легально зарегистрированные в Украине СМИ. Многие наверняка помнят страшилки о безвизовом режиме, вызвавшие бурю насмешек и негодования. А вот, например, типичная статья о внешней политике в этом издании: «Принуждение к послушанию. Почему ЕС хочет урезать финансирование стран Восточной Европы и что до этого Украине». Здесь рассказывается о том, как Брюссель якобы хочет «посадить на сухой паёк Польшу, Венгрию, Чехию и Прибалтику», уменьшив им финансовую помощь. Мол, ЕС «наказывает» эти государства за излишнюю самостоятельность и называет их «братьями меньшими». А Португалию, Италию, Грецию и Испанию — «бедными родственниками». Дело не только в выборе слов: в этом материале вообще не приведена ссылка на официальное обоснование программы «Политики сплочённости», которую сейчас рассматривает Еврокомиссия.

Зато мы хорошо знаем, официальные СМИ какой страны также постоянно распространяют страшилки о кризисе и скором распаде Евросоюза.

Без устали тиражируя фейки и распространяя месседжи, созвучные российской пропаганде, «Страна.ua» успешно спекулирует статусом оппозиционного средства массовой информации, называя любую критику в свой адрес «защитой власти». В «разоблачительной» статье «Адвокаты беспредела. Кто и как помогает властям давить на украинские СМИ» на основании множества инсинуаций (для краткости приведу тут только одну: ИМИ обвиняют почему-то в том, что в сводку нарушений прав журналистов в УКРАИНЕ не включен факт задержания журналистки в ИТАЛИИ) сделан вывод, что «Детектор медиа» и Институт массовой информации якобы помогают власти притеснять независимые медиа.

Подобных материалов в «Стране.ua» и принадлежащих беглому приближённому Виктора Януковича Александру Клименко «Вестях» множество. В них информация подаётся предвзято или замалчивается, чтобы создать тотально негативное отношение ко всему происходящему в Украине, включая международный контекст.

Выступая в защиту общенационального телеканала «112», международные организации не вникают в то, насколько правомерным было его создание во времена Януковича. Фирмы-однодневки получили тогда в Национальном совете по вопросам телевидения и радиовещания лицензии на региональное телевещение в обход заявок реальных, много лет работающих местных каналов. Дело сейчас находится в Европейском суде. И когда государственный регулятор берётся пересмотреть законность выдачи этих лицензий, власть обвиняют в давлении на независимый канал, информация о настоящих владельцах которого до сих пор остаётся тайной. И даже очевидная политическая небеспристрастность Нацсовета не отменяет того факта, что создание общенациональной сети на базе компаний, выигравших в конкурсе на региональное вещание, вполне правомерно рассматривается в судах. Однако это не мешает телеканалу подавать этот факт как «давление на свободу слова» со стороны власти. Хотя на самом деле и политическая заангажированность Нацсовета не является тотально провластной,  в нем собраны лоббисты абсолютно разных политико-бинесовых групп, и нынешний кризис с кворумом – тому яркое свидетельство. Согласитесь, в действительно авторитарной стране, такой, например, как Россия,  подобных кризисов быть  не могло бы никогда, как и частого проигрыша якобы полностью «провластной» Нацрадой дел в судах.

Не обращают внимание международные наблюдатели и на отсутствие баланса мнений и рекордное количество заказных материалов в новостях телеканала «Интер», которое фиксируют мониторинги. При этом канал откровенно провоцирует праворадикальные группировки, например, заявлениями о «названии улиц в честь фашистских преступников». Без сомнения, насильственные действия против канала недопустимы и должны жестко пресекаться правоохранительными органами. Однако, реагируя на них, международным организациям стоило бы отмечать и то, что недопустимо и применение в эфире языка вражды и раздувания национальной, идеологической или любой иной розни. Тем более — во время военной агрессии, которую переживает наша страна.

Когда Александр Дубинский выступает на организованных международными наблюдателями конференциях в защиту прав журналистов, организаторы не учитывают того, что он — ведущий программы квазирасследований «Гроші», значительную часть контента которой составляют заказные материалы в интересах владельца телеканала «1+1» Игоря Коломойского. Об этом также свидетельствуют результаты мониторинга журналистских расследований. 

И уж до полного абсурда ситуация с защитой прав журналистов и прессы в Украине международными организациями дошла в момент, когда в неё включился Национальный союз журналистов Украины во главе с избранным в конце 2016 года Сергеем Томиленко. 

По иронии судьбы, «Детектор медиа» поддерживал избрание Томиленко. Не в последнюю очередь потому, что главным его конкурентом был представитель Администрации Президента Александр Бухтатый. Мы считаем, что Союз журналистов не может быть зависимым от власти.

Представители «Детектора медиа» принимали участие в нескольких встречах в рамках инициативы экс-представителя ОБСЕ по вопросам медиа Дуни Миятович, где собирались члены украинских НСЖУ, Независимого медиапрофсоюза Украины и Союза журналистов России. Тогда казалось, что Сергей Томиленко движим искренним стремлением защитить права и безопасность украинских журналистов и в зоне конфликта на Донбассе, и на оккупированных Россией территориях, и в Украине. 

Ведь действительно проблема архиважная. Хотя со времён Януковича ситуация с нарушением прав журналистов не ухудшилась, но и существенного прогресса избранная после Майдана власть не продемонстрировала. Особенно это касается расследования преступлений против журналистов как во время Революции достоинства, так и после неё (в частности, убийства Павла Шеремета), неадекватно малого количества судебных решений по статье 171 Уголовного кодекса (препятствование профессиональной деятельности журналистов), случаев явного давления, в том числе и с помощью физического насилия или методов запугивания, на журналистов-расследователей, и так далее. И, конечно же, и «Детектор медиа», и другие медийные организации поддерживают инициативы, направленные на защиту и обеспечение физической безопасности и правовой поддержки журналистов. 

Но после избрания Томиленко главой НСЖУ в его поведении стали происходить удивительные трансформации. Сразу удивило то, что опыт Института массовой информации, много лет эффективно занимавшегося этой проблематикой, не понадобился НСЖУ. Подчеркну: речь идёт не о конкуренции защитников прав журналистов. Речь о том, что прозрачное многолетнее исследование, которому доверяет мировое сообщество, было искусственно противопоставлено непонятно откуда взятым цифрам «Индекса физической безопасности украинских журналистов». Которые давали всё тем же манипуляторам основание утверждать, что в Украине растет физическая агрессия против журналистов (при этом без сравнения с предыдущими годами, поскольку «Индекс» стартовал только в 2017-м).  Все непубличные попытки, на протяжении целого года, в том числе и при посредничестве офиса координатора ОБСЕ в Киеве, встретиться и как-то обсудить непонятно откуда взявшиеся и по какой методологии вычисленные цифры нарушений прав журналистов, озвучиваемые Сергеем Томиленко, были безуспешны.  Когда ситуация зашла в тупик, наши организации выступили с публичным аргументированным заявлением о недоверии  новому руководству НСЖУ.

В ответ мы столкнулись с голословными обвинениями в… давлении на НСЖУ. А всё те же манипуляторы стали утверждать, что авторитетные медийные организации Украины продажны и действуют… в интересах власти.

Напомню: речь шла о публичной, прозрачной критике организации, получающей БЮДЖЕТНОЕ финансирование, со стороны нескольких независимых от власти общественных организаций, финансируемых исключительно западными донорами! О каком давлении может идти при этом речь – если это и есть пример реальной попытки именно саморегуляции внутри самой отрасли, без вмешательства государства!

Однако в комментариях «Вестям» и «Стране.ua» Сергей Томиленко и сам откровенно манипулировал, утверждая, что «Детектор медиа» и Институт массовой информации стали «минстецем» (министерством информации), то есть, инструментом цензуры власти,  стоят на позиции превалирования патриотизма над журналистской миссией. Хотя «Детектор медиа», как и ранее «Телекритика», всегда критиковали и критикуют журналистов не за недостаточный патриотизм, а за банальные манипуляции, джинсу, дезинформацию и пропаганду — как раз за то, что противоречит журналистской миссии.

В марте 2018 года новый представитель ОБСЕ по СМИ Арлем Дезир встретился с секретариатом НСЖУ. Кроме самого Томиленко, других представителей НСЖУ, в том числе рассказавших о ситуации в Крыму и оккупированном Донбассе,  о положении с правами журналистов в Украине на встрече докладывали Светлана Крюкова из «Страны.ua», Александр Дубинский, «1+1», представители «Интера» и NewsOne. Судя по высказываниям господина Дезира, после этой встречи у представителя ОБСЕ лишь укрепилось впечатление о давлении украинской власти на СМИ и о, якобы, нарушении права на высказывание своего мнения теми, чья позиция не совпадает с провластной. Встречаться с представителями других медиа или общественных организаций, Комиссии по журналистской этике, Независимого медийного совета господин Дезир не счёл необходимым.

Венчает эту историю конференция 26 июня, которую венский офис ОБСЕ проводил в Киеве. По словам самого же Сергея Томиленко, около 60 участников конференции из регионов были приглашены НСЖУ. Среди участников и аккредитованных на конференции журналистов были представители «Страны.uа», активисты Руслан Коцаба и Дмитрий Василец, представитель российского министерства иностранных дел Максим Буякевич, назвавший целью своего приезда в Украину попытку «сплотить украинских и российских журналистов».

На конференции я попыталась достучаться до коллег и западных наблюдателей, подчеркивая, что медийное сообщество не должно допустить монополизации дискурса вокруг свободы слова и прав журналистов квазижурналистами, занимающимися дезинформацией, пропагандой и распространением фейков. Я призвала к созданию нового движения солидарности в среде украинских журналистов, основанного на обязательном соблюдении журналистских стандартов и принципов профессиональной этики.

Однако господин Томиленко,  перекрутив мое выступление, создал миф, якобы я призывала делить на сорта журналистов! (а не отделять журналистов от дезинформаторов, медиа – от квазимедиа, прокси-медиа). Глава НСЖУ заявил, что хотя, мол, о стандартах нужно говорить, но в узком экспертном кругу, да и тема эта не настолько своевременна и актуальна, как атаки на представителей профессии. Выступление Сергея Томиленко вызвало бурные овации зала. 

Резюме. Что произошло на самом деле? 

Впервые за годы независимости Украины то самое пассивное большинство медийщиков, которое готово выполнять любые указания собственников СМИ в их политических и бизнес-интересах (независимо от того, в оппозиции они или лояльны к власти), не препятствующее манипуляциям и фейкам, а часто и непосредственно создавая их, получило публичную поддержку. Лидер самого многочисленного украинского профессионального союза открыто заявил о том, что права журналистов не сопряжены с их ответственностью перед обществом за донесение достоверной, полной  и сбалансированной информации, представление всех точек зрения.

Под удобным, но абсолютно манипулятивным лозунгом «нельзя делить журналистов на сорта» он де-факто провозглашает вседозволенность. Стыдиться за «джинсу» и манипуляции нечего! Любая дезинформация признаётся журналистской деятельностью, а отличие пропаганды от журналистики отрицается. Дискуссию о журналистских стандартах Сергей Томиленко предлагает сделать закрытой от общества, да и вообще отложить до более «спокойных времён».

Под основополагающий для демократии принцип плюрализма мнений и свободного рынка идей маскируется политика постправды — когда уже не только мнения и идеи, но и факты могут быть «альтернативными», и можно смело игнорировать или искажать те из них, которые не вписываются в заданную картинку реальности.

И с этим — осознано или нет — соглашается целый ряд международных организаций. То есть, много лет Запад вкладывал деньги своих налогоплательщиков в то, чтобы в Украине уменьшилась зависимость журналистики от интересов политиков и олигархов, в борьбу с заказными материалами в СМИ и становление системы саморегуляции. И вдруг тот же Запад теперь посылает месседж, что «можно все»: лгать, манипулировать фактами, мы все это назовем «плюрализмом мнений», «альтернативными новостями» и будем защищать это как журналистскую деятельность.

Причем обвинения в сторону оппонентов таких «игр» меняются их авторами здесь, в Украине,  как в игре в наперстки: ещё несколько месяцев назад, как я уже отмечала, нам лживо вменяли продвижение идеи превосходства патриотизма над профессиональной миссией журналиста. Теперь же, напротив, уже профессиональные стандарты объявляются чем-то относительным и второстепенным. Что далее? А что угодно, далее возможны любые, самые абсурдные, обвинения, ведь уже понятно, что каждый раз будет придумываться что-то новое, поскольку цель — не поиск истины или честная дискуссия о принципах и позициях, о ценностях.

Конференция ОБСЕ 26 июня наглядно показала, что на самом деле отечественные новоявленные борцы за права журналистов пекутся отнюдь не о безопасности коллег. За всем происходящим явно стоит политическая конъюнктура. По словам директора Института массовой информации Оксаны Романюк, Руслан Коцаба в частном разговоре посоветовал ей: «Вы с нами дружите, а то когда мы придём к власти, вам будет плохо».

То, что записными борцами за свободу слова в Украине стали настоящие или номинальные владельцы СМИ (Игорь Гужва, Вадим Рабинович, Евгений Мураев, Пётр Дыминский, Виктор Зубрицкий и другие), а также политтехнологи и медиаобслуга экс-президента Януковича (Елена Бондаренко, Вячеслав Пиховшек, Владимир Грановски и другие), добавляло бы ситуации комизма, если бы не готовность западных партнёров и наблюдателей принимать их заявления за чистую монету. При этом — парадокс! — не уставая повторять, как опасна дезинформация и пропаганда.

К пророссийским «борцам за свободу слова», чью связь с Кремлём можно если не доказать, то проследить по совпадениям в риторике, в последнее время присоединились и «проукраинские» владельцы медиа, в преддверие выборов делающие ставку на оппозицию. Было бы вполне нормально, если бы их критика власти была честной, однако часто и принадлежащие им СМИ прибегают к манипуляциям и информационному киллерству.

Разумеется, украинскую власть есть за что самым жестким образом критиковать. Однако обоснованную критику следует отделять от безосновательной и / или манипулятивной, В противном случае Россия получает дополнительные возможности для раскачивания ситуации в Украине и её дискредитации в мире. При этом Кремль и его агенты могут подключаться к любым провокациям против каких угодно СМИ в Украине — в любом случае все претензии будут к действующей власти!

Эта ситуация, в свою очередь, развязывает руки и украинской власти, увы,  также не отказавшейся от применения грязных медийных технологий. Кроме позитивного — «паркетного», без реальных информационных поводов — освещения любых действий власти в центральных и региональных СМИ, мониторинги «Детектора медиа» и Института массовой информации демонстрируют в последнее время возрастающее количество заказных материалов и черного пиара, направленного против конкурентов Президента и правящих партий — Анатолия Гриценко, Юлии Тимошенко, Михеила Саакашвили. И если в 2014 году мы наблюдали самые чистые выборы в истории Украины, когда ряд политических сил свёл количество скрытой рекламы и «чернухи» к минимуму или вообще отказался от них, то теперь все видят, что всем можно всё. И теперь и власть в том числе будет использовать грязные технологии и для обороны, и для нападения.

Именно в этом заключается главная опасность, угрожающая, по сути, убить профессиональную, ответственную журналистику в Украине, вернуть Украину в состояние морального разложения и упадка, в котором медиа вместо служения обществу и защиты его интересов оболванивают публику, исполняют политические и бизнес-заказы. В состояние, в котором мы находились с 2007 года до победы Революции достоинства. 

Препятствовать этому процессу, требуя накануне начала избирательной кампании невмешательства в редакционную политику СМИ, отказа от подкупа журналистов, скрытой рекламы и черного пиара от ВСЕХ участников политической борьбы — то, что в первую очередь могут сделать международные организации для защиты свободы слова и прав журналистов в Украине.

Чем же конкретно могут сегодня помочь украинским медиа международные организации, дипломаты и политики, наблюдающие за ситуацией в стране?

Им следует публично напоминать о необходимости соблюдения медиа журналистских стандартов и критиковать политиков и партии, использующих «чёрные» и «серые» медиатехнологии. Ряд общественных организаций — Институт массовой информации, «Детектор медиа», Академия украинской прессы и другие — обладают прозрачным инструментарием для оценки качества соблюдения профессиональных стандартов, поэтому их исследования можно считать адекватным показателем серьёзности проблем.

Зарубежные партнёры должны давить на власть, требуя в полном объёме профинансировать систему Общественного вещания, а далее и предпринять шаги для большей независимости финансирования НСТУ от воли государства, за счет ренты за пользование радиочастотным ресурсом. Именно Общественное вещание  в преддверии выборов может стать альтернативной площадкой для распространения качественного контента, в том числе и того, который позволит избирателям принять ответственное решение во время голосования. Особенно важен такой альтернативный источник в регионах, где абсолютное большинство частных СМИ во время избирательной кампании не брезгуют заказными материалами.

Также от украинской власти нужно требовать довести до конца процесс разгосударствления печатных СМИ, в частности, приняв необходимый для этого законопроект. К моменту официального старта избирательной кампании в Украине должно оставаться как можно меньше медиа, зависимых от власти.

От правоохранительных органов и законодательной власти нужно требовать вести борьбу с дезинформацией и российской пропагандой только законными методами — через суд и принятие соответствующих законов, которые не позволят власти закрывать или блокировать СМИ (в том числе интернет-ресурсы) по собственному усмотрению. С жестким заявлением по этому поводу уже выступил целый ряд украинских организаций. Власть должна сформировать и задекларировать чёткую и прозрачную политику, регламентирующую её действия в этой сфере. 

Также мы рассчитываем на помощь международных организаций в давлении на власть с требованием расследовать дело об убийстве Павла Шеремета и другие резонансные дела, — раз уж на давление медийных и журналистских организаций изнутри Украины власть не реагирует. Конечно же, нам нужна помощь и в недопущении увеличения нарушения прав журналистов сейчас, тем более,  в преддверии выборов. И тут действительно нужно объединение усилий всех организаций – и в самой Украине, и за рубежом, согласованность их позиций  и готовность к реальному, а не показному диалогу с властью,  правоохранительными органами. Чтобы наши усилия была нацелены на результат,   не пиар.   

Важным требованием к действующей (а также будущей, которая придёт в результате выборов 2019 года) власти является деполитизация Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания. Сейчас регуляторный орган разрывают конфликты, вызванные лоббированием интересов не только власти, но и олигархов-медиасобственников. Альтернативой нездоровой ситуации в государственном регулировании СМИ, о которой медиаэксперты твердят уже много лет, должна стать прозрачная процедура избрания членов Нацрады с внятными критериями требований к кандидатам. А также - саморегуляция и сорегуляция отрасли. В то же время Нацсовет должен получить реальные полномочия для того, чтобы гарантировать соблюдение законов вещателями. Это, в свою очередь, в значительной мере зависит от судебной реформы, поскольку сейчас, как я уже отмечала,  многие решения регулятора оспариваются и отменяются судом.

Следует, наконец, принять закон об аудиовизуальных услугах, который гармонизирует украинские практики с законодательной базой Евросоюза и даст возможность рынку развиваться в современных условиях.

Тезис, что лучшей формой противодействия пропагандистскому контенту является контент качественный и правдивый, прозвучал уже из уст всех возможных стейкхолдеров и комментаторов. Так не стоит ли и ОБСЕ, и другим международным организациям поддерживать своими заявлениями и отчетами тех, кто придерживается профессиональных стандартов и призывает к этому других коллег? А не наоборот?

А также выступить против практики принятия в журналистский цех людей, не относящихся к профессии никоим образом, и разработать систему идентификации журналистов. Формальное принятие в профессию политиков и медиасобственников, приравнивание провокатора с ютуб-каналом к журналисту создаёт реальную опасность размывания понятия «журналист». Которое на фоне из года в год падающего уровня доверия к СМИ как социальному институту ставит под вопрос само выживание нашей профессии. 

В завершение я хотела бы задать несколько вопросов Арлему Дезиру, который, надеюсь, прочитает этот текст. 

- мы знаем, что на конференцию 26-го июня отказались придти многие представители украинской власти, что мы считаем неправильным и критиковали их и критикуем за такое решение. В то же время, опросив руководителей более десятка авторитетных медийных украинских ГО, я узнала, что они не приглашались для участия в конференции. Не было приглашений и для Независимой медийной рады, и для Комиссии журналистской этики. Не кажется ли вам, что сужая активный диалог до общения только, по сути,  с НСЖУ и  буквально несколькими ее партнерами, которых можно пересчитать на пальцах одной руки – венский офис ОБСЕ тем самым лишен возможности более широко увидеть контекст ситуации с медиа в Украине?

- О  важности саморегуляции в  СМИ во время конференции 26-го июня, кроме меня, говорили и Мариус Лукошиунас из ЮНЕСКО, заявив, что «международные стандарты – наибольшая защита в работе журналиста», и представительница Молдовы Людмила Андронич (Сеть организаций медийного саморегулирования), и руководитель отдела Восточной Европы и Центральной Азии «Репортеров без границ» Йоганн Бир. Андрей Рихтер, старший советник Офиса ОБСЕ, тоже сказал о том, что «Журналисты не должны быть авторами дезинформации. Это подрывает доверие к журналистам в целом. Уважение к правде – один из главных принципов Кодекса журналисткой этики».

Не лишним будет и напомнить, что даже во время Революции достоинства, когда в том числе и журналистов буквально расстреливали на Майдане, движение «Стоп цензуре!» делало заявление об ответственности СМИ за цензуру, ложь и разжигание вражды. И что киевский офис ОБСЕ два последних года уделяет значительное внимание именно укреплению системы саморегуляции в Украине. А Совет Европы на время выборов в нашей стране готовится проводить масштабные мониторинги соблюдения СМИ журналистских стандартов.

В связи с этим хочется уточнить у вас, господин Дезир, правильно ли передают вашу позицию именно те медиа, в защиту которых офис ОБСЕ выступает? Действительно ли вы согласны с тем, что защита журналистов может быть отделена от их ответственности и добросовестности в исполнении своих профессиональных обязанностей?

Видите ли вы разницу между, скажем, телеканалом  Russia Today и «Радио Свобода»? 

И, конечно же, меня, как и многих моих коллег, удивило отсутствие реакции ОБСЕ на явную провокацию против Олега Сенцова, которую устроили во время конференции 26 июня и которую тут же растиражировала все та же «Страна.ua», а затем подхватили российские СМИ. Нам казалось, что отмежеваться от этого, мягко говоря, неприятного инцидента, как это сразу же сделали украинские общественные организации, было бы делом чести для ОБСЕ.

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
3432
Переглядів
Коментарі
АТОж ООСь воно яке
06:40 / 06 Липня 2018
Не безвинні роми, вбиті фашистами, а парашенки з пашинськими та гордони з гнойсманами жадібно смокчуть смачну українську кров… АТОж, в “революції гідності” остаточно перемогли “с т р а ш н і у к р а ї н с ь к і г н і д и”. Це власні слова справжнього українського Героя, вбитого однією з таких гнід. ООСь воно насправді як, і “ан-ти-се-мі-тизьм” тут ні до чого. Але ж є сила на Донбасі, є сильні люди у Кривбасі, що знищать владнихпідорасів, оцю всю расупідорасів
Володимир
18:02 / 05 Липня 2018
Звідки, взагалі, взявся цей Томіленко? Ніколи не чув такого журналіста. Підтримую Лігачову.
Ольга
17:36 / 03 Липня 2018
На неподконтрольной властям территории Донбасса погибли более 200 детей. Их имена опубликованы и не являются тайной. А Вы по-прежнему шутите про "распятого мальчика". Подлая журналистика у тебя, Лигачёва. Эти смерти и на твоей совести
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
Опитування
/
Результати


Чи користуєтеся ви зараз
на будь-якому сайті
push-сповіщеннями?

Так, користуюсь!
Ні, не користуюсь!
Не знаю що таке push-сповіщення
Інше або коментар:


Чи користуєтеся ви зараз
на будь-якому сайті
push-сповіщеннями?

Так, користуюсь!
14.3% (14)
 
Ні, не користуюсь!
52.0% (51)
 
Не знаю що таке push-сповіщення
29.6% (29)
 
Інше або коментар:
4.1% (4)
 
Загалом відповідей: 98
2016 — 2018 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop