15:27
П'ятниця, 25 Листопада 2005

Владимир Грановский: «Никто на канале «Интер» не давал указаний по продаже новостей»

2 912
«…обвинения в коммерционализации новостей я расцениваю как попытку дискредитировать канал, потому что мы пытаемся менять привычные методы работы».
Владимир Грановский: «Никто на канале «Интер» не давал указаний по продаже новостей»
«ТК», освещая последние события на телеканале «Интер» в статье «Интер»: легализация «джинсы»?» проанализировала возможные причины и перспективы этих изменений после отставки с должности главного редактора информационно-аналитической службы канала Алексея Мустафина и фактического перехода к руководству телеканалом Владимира Грановского и Максима Карижского. Одновременно с публикацией статьи мы обратились к Владимиру Грановскому с вопросами, которые бы помогли нашим читателям узнать его точку зрения на сложившуюся ситуацию. Вопросы нами были отосланы электронной почтой – поскольку в эти дни Владимир находился вне пределов Украины.

Получили мы ответы Владимира Грановского также по электронной почте и публикуем их в присланном нам варианте, скорее, не интервью, а статьи. В свою очередь, печатаем мы также и вопросы, которые отсылали Владимиру. А также позволим себе заметить следующее. Во-первых, перед нами первый в истории украинского телевидения прецедент, когда руководство крупнейшим национальным теленосителем будут осуществлять политтехнологи напрямую. Каким образом будет использован подобный опыт и будет ли он предполагать манипуляции общественным сознанием – что считается естественным для политтехнологий - покажет время. В конце концов – и политтехнологи, и политтехнологии бывают разными.

Заявленное Владимиром Грановским намерение бороться с журналистской «джинсой» иначе, как похвальным - не назовешь. В том, естественно, случае, если «джинса» не будет реализоваться на уровне выше журналистов и редакторов. Впрочем, о любом развитии событий мы будем знать.

Как нам кажется, может иметь право на жизнь версия, что переход Валерия Хорошковского в Москву может обернуться более тесной координацией ИАС «Интера» и соответствующего подразделения кремлевской администрации под руководством Модеста Колерова. (Версии по поводу действий этой структуры наш читатель может найти на http://www.unian.net/ukr/news/news-90584.html). Опять-таки, случится ли так – или эта версия не имеет под собой никаких оснований, покажет время.

Мы уже получили от Владимира Грановского подтверждение, что он ответит на некоторые пока оставшиеся без ответов наши вопросы в ближайшее время. Надеемся, что в начале следующей недели мы опубликуем и точку зрения Алексея Мустафина, познакомим читателей «ТК» с Максимом Карижским. На следующей неделе надеемся опубликовать и давно обещанное нам интервью Влада Ряшина, главы правления «Интера».

Вопросы «ТК» Владимиру Грановскому:


1. Уважаемый Владимир, для начала необходимо прояснить, есть ли у вас официальная роль в ситуации с телеканалом «Интер»? Или вы выступаете исключительно как представитель интересов В. Хорошковского – если так, то в качестве кого? Сохраняете ли вы и Максим Карижский принадлежность к Агенству гуманитарных технологий?

2. Со времени официального перехода «Интера» под контроль Хорошковского прошло два месяца. Успела ли команда нового собственника сделать вывод о состоянии предприятия с точки зрения бизнеса и с точки зрения политических влияний (возможно, остаточных) на те или иные подразделения? Каким был этот вывод: пациент скорее…

3. Решения новой менеджерской команды будут диктоваться чем – прежде всего? Только ли - как следовало из заявлений Хорошковского – желанием прилично увеличить капитализацию АТЗТ "Українська незалежна ТВ-корпорація"? 4. Если да - то какие вы видите пути для этого? Что будет меняться на «Интере»? Что удовлетворяет вас в нынешнем состоянии? И кто это определяет – в конечном счете? Какие концептуальные подходы к развитию канала будут применены?

5. Будет ли радикально меняться структура производственного комплекса (взаимоотношения со спутниковыми «студиями-продакшн» и т.д.?)

6. С чем связан уход Алексея Мустафина? Если это «конфликт мировоззрений» - то можно ли более конкретно пояснить, в чем отличается ваше видение того, как надо делать новости – от его видения? 7. Какими, на ваш взгляд, должны быть новости на канале-бизнеспроекте?

8. Очень серьезной проблемой для многих каналов сейчас является стремление собственников защитить свои коммерческие интересы, используя имеющийся медиа-ресурс. Не в этом ли причина конфликта с Мустафиным?

9. С другой стороны – многие телеканалы стремятся использовать выборы как хороший способ заработать на политиках, стремящихся в эфир. Будет ли на «Интере» гарантировано отсутствовать использование политики в бизнес-интересах новых собственников (в виде этакого коммерческо-политического плюрализма)?

10. И, наконец, может ли идти речь о том, что канал будет работать на какую-то политическую силу во время выборов? Не секрет, что в последнюю выборную кампанию вы работали с командой Януковича, вам даже приписывают авторство известных роликов по поводу раскола Украины – возможно ли повторение подобного использования медиа-ресурса на «Интере» в выборах-2006? 11. Как известно, летом Мустафин заявлял о готовности Хорошковского подписать с коллективом ИАС соглашение о редакционной политике канала. Но этого до сих пор не сделано. Почему? Будет ли подписано в конце концов такое соглашение? Если нет - то почему? 12. До 28 ноября Мустафин отказывается давать какие-либо комментарии по поводу своего ухода. С чем это связано? Что должно решаться 28 ноября? Будут ли сделаны какие-то иные предложения Мустафину? Или речь идет об урегулировании личных трудовых и финансовых отнощений?

13. Не считаете ли вы, что СДПУ(о) может использовать факт отставки Мустафина для пиара, как факт политических репрессий? Готовы ли вы к этому? Имеют ли какое-то влияние на канал (бизнес, редакционная политика) эсдеки сейчас? Приходится ли с ними сейчас договариваться – или Хорошковский полностью контролирует «Интер»?

14. Имеют ли какое-то влияние на «Интер» бизнес-партнеры Хорошковского из России? Совладельцы «ЕвразХолдинга»?

15. Когда будет назначен новый руководитель ИАС? Им станет Максим Карижский? Какие перед ним будут стоять задачи?

16. Произойдут ли еще кадровые перестановки на канале и в ИАС? Есть ли уже понимание того, останется ли на канале Владислав Ряшин? Будут ли изменения в составе команды «лиц» канала и новостей? Редакторов?

17. Появятся ли принципиально новые проекты в скором будущем на «Интере»?

Ответы Владимира Грановского:

Вопрос №1

В принципе, мы ожидали, что любые изменения на канале могут вызвать общественные дискуссии и кривотолки. С подобной ситуацией мы уже сталкивались, когда Валерий Иванович Хорошковский занимал пост министра экономики и европейской интеграции. Так что я готов, в том числе и публично, отстаивать политику, которую будет проводить телеканал «Интер» - как в сфере бизнес стратегии, так и в информационной сфере.

Что касается моего официального статуса, то традиционно я работаю со всеми своими клиентами только в статусе советника или консультанта. В данном случае, скорее всего, моя должность будет называться советник главы наблюдательного совета. Такой подход обусловлен несколькими причинами.

Во-первых, профессиональным самоопределением: я работаю как консультант, и результатом (или услугой) моей деятельности являются новые подходы к развитию организации, способы решения различных деятельностных задач, анализ ситуации, - в общем, все то, в чем постоянно нуждается добросовестный управленец или политик. Особенность состоит в том, что все мои клиенты используют предлагаемые мною продукты добровольно - клиент не должен зависеть от меня, а я - от клиента.

Второй, очень важный принцип, - это контроль за тем, чтобы не возникало ситуации конфликта интересов. Ранее я работал как консультант для различных политических и коммерческих компаний. Все мои отношения с клиентами четко ограничивают сферу моей ответственности и сроки нашего сотрудничества.

И третий принцип - это конфиденциальность. Я не занимаюсь общественной деятельностью. В силу специфики моей работы я получаю информацию о клиенте, которая не предназначена для публичного пользования. Исходя их этих принципов, я могу отвечать на интересующие вас вопросы.

Вопрос №2

В первую очередь, хотел бы обратить Ваше внимание на некоторые акценты, связанные с вопросом о старых и новых. Мы сейчас проводим очень кропотливую работу, чтобы такого различения, как старая и новая команда, вообще не было в лексиконе, когда речь идет о сотрудниках канала.

Канал «Интер» - один из самых ярких и успешных медиапроектов не только по украинским меркам. Это произошло благодаря усилиям многих людей, в том числе тех, которые по тем или иным причинам не связаны сейчас с каналом. Я имею в виду, прежде всего тех людей, с которыми я знаком. В первую очередь, это Александр Зинченко. Он руководил каналом, имея очень современную и эффективную по тем временам стратегию. И то, что представляет собой канал «Интер» сейчас - это во многом заслуга именно его предвосхищения. Огромна личная заслуга ныне покойного Игоря Плужникова. Анна Безлюдная с нуля создавала информационную службу и создала организационную машину, запас хода которой до сих пор проявляется в работе информационной службы. Тот же Алексей Мустафин. Он человек своей эпохи. И не в самые простые времена ему удавалось совмещать адекватность и профессиональность. В принципе, ему удавалось организовывать коллектив журналистов при достаточно неконкурентных зарплатах и в условиях реального политического контроля за СМИ. У нас нет конфликтов с Алексеем Мустафиным, это естественная ротация кадров при смене собственника. В целом, я считаю, что на канале была собрана одна из лучших профессиональных команд в телевизионном бизнесе, а, значит, канал готов к новым проектам и новым кадрам.

Вопрос №3. -4 –6 –7 -8 -9

Рано еще выносить на суд общественности свои намерения. Понятно, что никаких резких движений делать нельзя. А вот в следующем сезоне этот вопрос будет актуален, поскольку можно будет говорить о том, что изменилось реально, и лучше ли оно, чем то, что было.

Но при этом на ряде принципиальных установок я бы остановился. А именно, какие же, если угодно, философские или общественные установки будут лежать в основании последующего развития канала «Интер».

Во-первых, это вопросы, связанные с движением к демократии в нашей стране. Как мы (именно мы: я и те, кто читают это интервью, ведь понятно, что не всех интересует эта тема как предмет ежедневных размышлений) понимаем свою личную роль и роль такого института, как СМИ, в построении новой демократической страны. Так вот, я глубоко убежден, что демократическое общество - это не то, в котором нет социальных, экономических проблем или политических кризисов.

Первым атрибутным признаком реальной, а не книжной, демократии является общество, в котором государство или другие институты власти вообще не могут как-либо влиять на СМИ. А теперь рассмотрим более детально эту проблему, конечно, удерживая в голове пример с Украиной. Если государство имеет свой телевизионный канал, полностью руководимый чиновником – это не демократическое государство. Если есть возможность прямого влияния на телеканал, т.е. через собственность политической партии, которая причастна к выработке государственных решений (партии власти) - это не демократическое государство. Если при выдаче лицензий государственный орган руководствуется политическими установками, идущими от партии власти - это не демократическое государство. Если мы до сих пор не знаем в лицо всех собственников каналов - это тоже не демократическое государство. И так далее. Именно государство или группы, которые хотят в последующем представлять государство, должны быть отделены от СМИ.

До сих пор все собственники каналов боятся, что если кому-то что-то не понравится в политике канала, то власть имеет все ресурсы, чтобы «легитимно» отобрать канал. До сих пор многие собственники идут во власть только для одной цели – защитить свой бизнес от государства, т.е., от своих конкурентов, которые на тот момент станут его представлять. Так вот, телевидение (и другие СМИ), которое не боится власти, может реально сдвинуть с мертвой точки лечение таких социальных болезней, как коррупция, сращение бизнеса и политики; опыт последних скандалов в окружении нового Президента – тому яркое свидетельство. Поэтому я хочу увидеть «Интер» и другие телеканалы каналами, которые не боятся власти. Для меня это главный идейный постулат, который помогает нам снимать любые противоречия в коллективе.

Второе - я хотел бы обратить внимание на то, что, когда мы говорим о СМИ, то речь идет, в первую очередь, об информации, а не коммуникации. Хотя очевидно, что телевидение сегодня – это, в первую очередь, коммуникативный инструмент. Я сейчас поясню, почему важно это различие. Когда мы говорим об информации, мы используем такие категории, как источник информации; событие, как основание для того, чтобы информация о нем стала новостью для других; свидетели или участники события; «независимые» или зависимые эксперты, которые будут пояснять суть произошедшего события.

А когда речь идет о коммуникации, то мы имеем дело с участниками коммуникации, которые в идеале являются представителями социальных групп, которые не всегда ясно представляют свои интересы и не всегда могут ясно формулировать свои проблемы, предлагая для дискуссии сложные смыслы. Но зачастую именно это и является признаком реально тупиковых проблем. И телевидение, независимо от технологии подачи содержания, находится на стыке информации - с ее требованием быть объективной, и коммуникации - с ее субъективной природой. И, учитывая, что это интервью, а не статья, и я не могу много времени уделять теоретическим вопросам, я подведу итог этому абзацу.

Новости на канале будут авторскими, зритель всегда будет видеть своего любимого журналиста, который является свидетелем события и который способен обеспечить максимально полную картину, чтобы зритель понял, что же произошло. Обратите внимание, на многих каналах, в том числе - и на канале «Интер», мы видим длинный сменяющийся видеоряд и закадровый голос. Это и не новость, и не коммуникация - это манипуляция. Так что будем возвращать «полевых» журналистов в экран, и пусть они сами добиваются того, чтобы им верили зрители. А мы создадим для этого условия.

Что же касается хода избирательной кампании, то я надеюсь, что коллектив канала сделает все, чтобы зритель понял, за что и почему он должен голосовать. А дальше все зависит от таланта их избирательных штабов. Если избирательный штаб решил, что посещение коровника его лидером является новостью, то редакция может не увидеть в этом интересного материала. Но если какая-то акция, проводимая партией, раскрывает суть ее политической программы и дает новый ракурс, то это вполне может оказаться интересной информацией для зрителя, который находится в поисках собственных аргументов для принятия решений. Мы не будем делать никому преференций, мы не будем превращать эфир канала "Интер" в место для слива грязи, чем сейчас повсеместно занимаются многие СМИ, в первую очередь, большинство интернет-сайтов.

Фактически, интернет-культура оказала сильное влияние на украинское телевидение. Новости телеканалов начали по безответственности и эпатажу конкурировать с интернет-сайтами. Неподтвержденная информация гуляет по телеэкранам, недоказанные обвинения поступают без каких-либо купюр прямо в квартиры миллионов граждан. А вы представьте на секунду, что чувствуют дети, родители или друзья человека, которого с экрана национальных каналов обвинил его оппонент в совершении преступления, которое он не совершал. Конечно, можно подать в суд - но оскорбление уже нанесено. Наверное, было время, когда интернет для журналистов выполнял такую же роль, как темный лес для партизана. Совершил вылазку и скрылся, писать правду о власти иногда было опасно для жизни. Но всему свое время. Война закончилась, надо вылезать из своих землянок, становиться понятными и прозрачными средствами массовой информации, в которых видна структура собственности, система финансирования, и главное - есть юридическая ответственность.

Отдельно хочу прокомментировать достаточно оскорбительное заглавие статьи «Интер»: легализация «джинсы»?» - «ТК» об изменениях на телеканале «Интер». Кстати, именно такие приемы подачи информации я называю недобросовестной или некорректной работой. Иначе говоря, это пример использования служебного положения в антиобщественных целях. Грамматическая конструкция строится как утверждение, а в конце добавляется знак вопроса. Когда слухи становятся основной тематической рамкой для статьи или сюжета, а гипотезы выстраиваются на основе упоминаний, построенных на анонимных же упоминаниях - мы получаем современные украинские СМИ со всеми их советскими рудиментами, которым присущи нравоучение, построенное на принципах текущей политической конъюнктуры с использованием проверенных старых советских методов агитации и пропаганды.

Недавно у меня состоялся разговор с пресс-секретарем лидера одной из ведущих политических фракций в парламенте. И он мне сказал, что ценовая политика попадания депутатов в эфир телеканала «Интер» изменилась. Это действительно очень интересно, позвольте спросить - а какая она была? Ну, как же, это же всем известно: сам депутат или его помощник договаривается с журналистом какого-то телеканала и за небольшие деньги, от 500 долларов, журналист берет синхрон у этого депутата. И это, по мнению депутата и его советников, обеспечивает ему «мелькание» на телеэкранах и ведет в дальнейшем к потенциальному росту его рейтинга.

Я спрашиваю: а откуда такая информация, на что он мне говорит - да вот журналисты «Интера» говорят об этом в парламенте, что, мол, это новая доктрина руководства. Так вот, по этому поводу у меня жесткая позиция. Я знаю, что так называемая «джинса» - это бич всех СМИ без исключения. Никто на канале «Интер» не давал указаний по продаже новостей; и если кто-то наткнулся уже на предложение о продаже, он должен знать: перед ним стоит не журналист, а коммивояжер-подпольщик. Я понимаю, что мои действия разрушают сотни мелких финансовых ручейков, которые, в результате, превращают новости в базарную лавку, а журналистов - в розничных торговцев некачественным товаров. Все прекрасно знают, что есть телевизионные проекты, в которых объем заказных сюжетов доходит до 80-90 процентов.

Просил бы редакцию «Детектор медіа» и читателей обратить внимание на то, что тема так называемой «джинсы», то есть заказных сюжетов на канале «Интере» возникает в тот самый момент, тогда на канале исчезают заказные новости. За последнее два месяца я встречался с представителями разных политических партий и рекламных агентств, которые пришли договариваться о размещении сюжетов на «Интере», и они ушли ни с чем.

Так вот, обвинения в коммерционализации новостей я расцениваю как попытку дискредитировать канал, потому что мы пытаемся менять привычные методы работы. Эти обвинения – не что иное, как новый способ давления на канал. Раз это давление началось – я считаю, что мы уже чего-то добились.

Вопрос присутствия политических партий в новостях заключается не в деньгах, а в способности партий продуцировать общественно значимые события. Квалификация журналистов канала позволяет им самим определить, какие новости являются полезными для их зрителя.

Я отдаю себе отчет в том, что чистые обстоятельства бывают только в научных лабораториях. Люди нарушают правила, которые сами же устанавливают. И вопрос на системном уровне не звучит так: не будет ли «джинсы» на канале? А звучит: какие на канале будут созданы условия для создания настоящей журналисткой работы.

Буду рад продолжить дискуссию на эту тему со всеми желающими. Я понимаю, что не ответил на все вопросы «ТК», но и не ставил перед собой таких целей. Главное было прояснить позицию по вопросам, которые мне кажутся главными и принципиальными. Некоторые вопросы не находятся в моей компетенции, поэтому я не стал их затрагивать вообще. В целом, как я уже говорил выше, я настроен положительно на обсуждение задач, стоящих перед украинским телевидением, политику канала «Интер» и стандарты информационной политики, в частности.

Отдельное замечание по поводу политической конкуренции и методов донесения общественных проблем до граждан

Приписывание консультантам несуществующих качеств или проектов является издержками профессии. Мнение не может быть анонимным, эксперт не может быть анонимным - поскольку мнение всегда имеет автора. В основе любой анонимности лежит неуверенность в собственной правоте или скрытые цели по дискредитации оппонента. Но сама тема мне кажется более чем важной – а именно, насколько Украина гомогенна, насколько многообразны уклады жизни украинцев. Я бы никогда не затрагивал эту тему, если бы она напрямую не затрагивала основания не только любой редакционной политики, но и любого публичного высказывания вообще.

Современная Украина, т.е. ее территория, формировалась фактически в два этапа. Не хочу вступать в исторические споры, связанные с «далекою давниною». Я говорю про территории, которые были присоединены в период с 1938 по 1945 год, и второй раз - когда был присоединен Крым. Хочу обратить Ваше внимание на то, что это актуальная история, т.е. участники этих событий живы и имеют диаметрально противоположные взгляды, фактически, на все стратегические вопросы. Очень показательный пример: как освещали каналы празднование 62-й годовщины УПА в Киеве. Так вот, фактически, все каналы недвусмысленно показали это так, чтобы у зрителей не осталось никаких сомнений в том, что это встретились враги - не оппоненты, а именно враги. Ряд телеканалов «смаковали» кадры, когда социалисты сжигали флаг УПА. Нам показали синхроны, в которых явно было показано, люди с Востока - это оккупанты, а члены УПА – это чуть ли не чудом уцелевшие фашисты. А ведь все можно было сделать по-другому.

Национальный совет по телевидению и радиовещанию делает вид, что просто формально исполняет закон. В разгар избирательной кампании он вводит запрет на русский язык на телевидении. Хотя все прекрасно знают, что для миллионов людей на юге и востоке страны русский язык является первым и основным языком общения и получения информации. И это связанно не с их политической позицией, а с их личной историей и историей их страны. Президент Ющенко делает главный день своей избирательной кампании национальным праздником – Днем Свободы. А как к этому относятся люди, живущие там - за чертой главных исторических событий, когда их язык - это не тот язык? Когда день, когда проиграл их кандидат, называют днем свободы? Кто может это им объяснить? Худшее, что я наблюдаю сейчас в культурной политике новой элиты - это типичные советские методы гомогенизации, сведения всего к единому знаменателю.

В СССР это стало основной причиной развития националистических движений. В Украине такой подход может привести к витку и раздуванию темы федерализации с переходом в конфедерацию. Все зависит от силы нажима. Так вот, независимо от того, о чем, как и с какими целями проводится политика культурной гомогенизации, я считаю, что телевидение и СМИ в целом должно не бояться показывать Украину многонациональной страной, в которой говорят на разных языках, ходят в разные церкви, по-разному гуляют свадьбы, предпочитают разные блюда на праздники и голосуют за разных кандидатов. Как бы некоторым политикам не хотелось обратного. Один мой друг, поддерживавший на прошлых выборах Виктора Ющенко, спросил меня: а можно ли, используя политтехнологии, сделать так, чтобы на Востоке у Ющенко была такая же поддержка, как и на Западе? Чувствуете подоплеку вопроса? Призраки тоталитаризма сознания могут появиться в самых неожиданных местах.

Социальная природа человека не является плоскостью, на которой разложены предметы в понятном для всех порядке. Любые однозначные утверждения или отрицания часто являются продуктом наивных заблуждений и следствием исторической юности самих участников дискуссии. И, наоборот, сомнения могут оказаться куда более продуктивными, поскольку это точно признак того, что кто-то начал размышлять, а не говорить.

Я уверен, что эта тема достойна долгих и серьезных обсуждений. Какие Ваши, наши, мои представления, через которые видится современная Украина и какие последствия для других, когда чьи-то представления начинают доминировать на уровне государственной политики.

Подготовила Наталья Лигачева, «Детектор медіа»

Читайте также:

Владислав Ряшин официально заявил о своем решении покинуть пост главы правления телеканала «Интер»

Владислав Ряшин йде з «Інтера»? - неофіційне джерело. Максим Карижський став головним редактором ІАС каналу.

Хорошковський в Москві йде на підвищення

«Интер»: легализация «джинсы»?

«Интер»: легализация «джинсы»?

Валерий Хорошковский: У меня в России выше вероятность увидеть бурых медведей, чем Бакая

Мустафін даватиме коментарі щодо подій на «Інтері» лише після своєї офіційної відставки

Мустафін йде з "Інтера"

У менеджменті „Інтера” ніяких змін не відбулося

В складі правління телеканалу «Інтер» відбулися зміни. В Наглядову раду каналу увійшла Світлана Плужнікова

Збори акціонерів "Інтеру" обрали Хорошковського головою Наглядової ради

«Интер» - гарантирована ли стабильность?

Интерконтинентбанк лишили активности

Беспредельный передел: владельцы «заводов, газет, пароходов» в борьбе за свою свободу слова

Чому влада "у всьому винна"?

Влад Ряшин: „Я связываю изменения в Наблюдательном совете с возможностью более активного развития телеканала”

Микола Томенко: «В Україні будуть авторитетне і популярне суспільне телебачення і радіо». Частина перша

Лікарі стверджують, що Плужников помер своєю смертю

Кто кому Вася?

У питанні "Інтера" для Порошенка нічого не змінилося

Порошенко не покупает «Интер», а посредничает?(обновлено)

Как Александр Абрамов стал миллиардером

ЕвразХолдинг, ООО


У зв'язку зі зміною назви громадської організації «Телекритика» на «Детектор медіа» в 2016 році, в архівних матеріалах сайтів, видавцем яких є організація, назва також змінена
«Детектор медіа»
Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
2912
Переглядів
Коментарі
Код:
Ім'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2021 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop
DMCA.com Protection Status
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду