Юрій Мінзянов: «Жанрове українське кіно збиратиме повні зали»

2 Жовтня 2001
2426
2 Жовтня 2001
14:08

Юрій Мінзянов: «Жанрове українське кіно збиратиме повні зали»

2426
Американская трагедия, как кощунственный блокбастер, в считанные мгновения обрела немыслимые по масштабам, как сама катастрофа, рейтинги телесмотрения, и тем самым стала обвинительным приговором Голливуду и мировому терроризму. Именно в такой последовательности. Потому что объект политического и военного возмездия до сих пор не определен, тогда как фабрика грез уже названа индустрией кошмара.
Юрій Мінзянов: «Жанрове українське кіно збиратиме повні зали»
В отличии от мировой общественности, которая до сих пор находится в состоянии шока и не стремится к принятию скоропалительных решений, наши законодатели пытаются инициировать государственный запрет на телевизионный показ фильмов, пропагандирующих насилие. С просьбой прокомментировать возможную целесообразность подобных мер «Детектор медіа» обратилась к Юрию Минзянову, продюсеру, руководителю отдела кинопроизводства студии «1+1», чей многолетний успешный профессиональный опыт непосредственно связан со спецификой телевизионного кинопоказа. - Запретами в этом вопросе ничего не добьешься, - считает Юрий Минзянов. Мы ведь имеем огромный опыт всевозможных запретительных акций, которые всегда заканчивались ничем. Подобное директивное ограничение способно лишь снова спровоцировать рост пиратского видео. Мой коллега Лаврентий Малазония, предложивший эту тему для обсуждения на вашем сайте, задает совершенно справедливый вопрос о том, кто должен определять критерии «социальной опасности» того или иного телепродукта. Скажу вам откровенно, ни в Министерстве культуры, ни в Нацсовете таких специалистов нет. Например, недавно я с удивлением узнал, что Минкульт запретил к показу в Украине на всех носителях кинособытие этого года, картину «Интим», получившую главный приз Берлинского кинофестиваля «Золотой медведь». Чем руководствовались эти люди, запрещая общепризнанный шедевр - неизвестно. Хотя понятно, что сцены совокупления помешали им разглядеть трагическую историю двух одиноких людей. Лично я, в принципе, не склонен столь прямолинейно обвинять кино и телевидение во всех нравственных пороках человеческого сообщества. Тем более, что боевик как жанр на телевидении давно уже утратил свои лидирующие позиции, о чем говорит снижение рейтингов. Не смотрят даже классиков жанра, таких как Дольф Лундгрен или Жан Клод Ван Дам. Более того, упали продажи видео. Так что зритель свой выбор уже сделал. Сегодня он предпочитает смотреть кино в специально предназначенном для этого месте - в кинотеатре. И, безусловно, проблема жестокости и насилия в кинематографе остается актуальной. Но ни украинский парламент, ни украинское телевидение ее не решат. - И все же отечественный эфир изобилует именно боевиками, причем не первой свежести и не высшего качества. Если массового зрителя это привлекает все меньше и меньше, то почему продолжает привлекать телевещателей?

- Да, это так. Но корень зла нужно искать совсем в другой плоскости. Бедный рекламный рынок не позволяет держаться на плаву многим телеканалам, особенно региональным. Поэтому они вынуждены заполнять эфир дешевой и соответственно низкопробной кинопродукцией. Это все же какой ни какой рейтинг дает. А сейчас, если последуют запреты, это загонит каналы в еще более дальний угол. Вот об этом надо думать и поднимать эти вопросы, в том числе и с парламентских трибун. Мне был бы понятен пафос выступления депутатов, если бы он был направлен на принятие конструктивных законодательных решений относительно отечественного кинопроизводства. Ведь даже в Москве уже давно принят закон, по которому средства, привлеченные в кино, выводятся из-под налогов. Без подобного лоббирования любые заявления в парламенте на темы кино - не более, чем пиар. Дело ведь даже не в том, что мы не в состоянии, как говорится, ответить на низкопробные голливудские картины своими светлыми и жизнеутверждающими фильмами и сериалами. Мы не в состоянии удовлетворить реально существующую потребность собственных зрителей в своем кино.

- То есть, кризис телевизионного кинопоказа назрел по классической схеме: верхи не могут, а низы не хотят?

- Примерно так. К слову сказать, сериал, который сегодня снимается на «1+1», называется «Критическое состояние».

- Очень символичное название. И довольно не типичное для «мыльной оперы».

- Мы не снимаем мыльных опер и не собираемся пока этим заниматься. Потому что это особая, очень сложная технологическая модель, когда серию снимают за день. В России есть первые попытки создания мыльных опер. Это дневные сериалы, в которых не менее 100 серий, как , например, «Салон красоты», который сейчас идет по «1+1». Мы еще к этому не готовы. Если быть точным в терминах, то наши сериалы - это то, что раньше называлось «многосерийный телевизионный художественный фильм.» В отличие от «мыла» - это сериалы для прайм-тайма, качественный продукт, рассчитанный на самую широкую зрительскую аудиторию. Эту технологическую систему мы отработали на двух «Буржуях».

- Откуда приходят к вам сценарные проекты?

- В поисках сценарного материала мы не пошли по легкому пути. Хотя могли бы пригласить уже раскрученных московских драматургов. Но возникла идея и необходимость создать собственную творческую среду. И буквально за несколько месяцев мы нашли замечательных авторов ,не хуже именитых московских. Нашли в Харькове, в Полтаве, в Киеве людей, которых пока мало кто знает , мало кто читал. Во многом помогло плотное сотрудничество с несколькими издательствами, которые присылают нам еще не изданные рукописи. Так мы нашли Владимира Гринькова. По его оригинальному сценарию и снимается «Критическая ситуация». А для следующего проекта он делает инсценировку своего уже изданного романа. Также в работе мелодрама, которую пишет молодой киевский автор Виктория Угрюмова. Виктор Приходько, знаменитый создатель «долгоносиков», предложил очень интересный сценарий авантюрной комедии, которым уже заинтересовались несколько российских каналов. - Когда зритель сможет оценить результаты этих новаторских усилий?

- Съемки «Критического состояния» должны закончиться до 1января и где-то в марте он будет в эфире. - Чем объясняется такой сериальный энтузиазм канала?

- Тем, с чего началась наша беседа: зритель не хочет смотреть дешевые западные боевики. Значит каналу нужна качественная продукция собственного производства. Это попытка создать собственную телевизионную киносериальную индустрию, которая в свою очередь станет первым шагом к серьезному кинопроизводству и - к кинопрокату. - Вы считаете, что студия обладает достаточным потенциалом для столь смелых замыслов?

- Наш главный потенциал - это люди. Сегодня в нашей съемочной группе, которая сформировалась еще в работе над «Буржуями» ,работают лучшие профессионалы . Это не только Анатолий Матешко, чье имя сегодня уже почти бренд. Не только прекрасные украинские актеры, но и профессионалы среднего звена: ассистенты, администраторы, механики съемочной техники... После развала отечественного кинопроизводства стоило большого труда собрать лучших представителей этих раритетных нынче профессий. Когда мы приступали к съемкам «Критической ситуации» я был просто потрясен: люди светились благодарностью за то, что у них есть возможность заниматься своим делом. Это дорогого стоит.

Ведь, когда начнется бум сериального и кино производства , в цене будут прежде всего эти специалисты. Но если проблему сценарного материала и технического персонала нам удалось решить довольно успешно, то вопрос режиссуры на сегодняшний день остается нерешенным. Сегодня наши лучшие режиссеры пользуются большим спросом в Москве, в Питере. Можно по разному относиться, например, к творчеству Бориса Небиеридзе после его «Роксоланы», но он сейчас тоже работает в Москве. То есть «разогретые» режиссеры сегодня востребованы. Они сегодня - в профессии и этим ценны. Ведь главная беда в том, что мы не можем сейчас взять, скажем, выпускника нашего кинофакультета или ВГИКа и пригласить на постановку. В институтах сегодня не учат самому главному - ремеслу. За 5 лет учебы они снимают 1-2 работы на допотопной технике. И, конечно, не в состоянии справиться с масштабным высокотехнологичным проектом. К сожалению, наши творческие вузы остаются во многом школой амбиций, а не ремесла, а ведь должны бы просто давать профессию в руки. Так что через два года я не знаю, кого мы будем приглашать на постановку. Мы ведь уже сегодня формируем портфель на 2003г. И тут важно предвосхитить ту интонацию, тот жанр, который будет на пике зрительского интереса завтра.

Мы пригласили в наш отдел кинопроизводства очень профессионального редактора, человека с огромным опытом и безупречным вкусом, Марину Мельникову, которая на киностудии им. Довженко возглавляла творческое объединение, была ведущим редактором. В 2002г. мы планируем около 60 часов собственного производства. Это 5-6 сериалов по 10-12 серий в год. Для сравнения, на РТР делают 100 часов. Там структуру кинопроизводства действует уже 1,5 года, руководит ею мой коллега Валерий Тодоровский. И тем не менее уже сегодня многие Российские каналы начинают вести переговоры о закупке именно наших сериалов, лишь часть из которых совместного с Россией производства. Я очень надеюсь, что то, что мы делаем сегодня - это первый шаг к возрождению национального кинопроизводства. И наш зритель пойдет в кинотеатры на наше кино - не элитарное, не фестивальное. Жанровое украинское кино будет собирать полные залы кинотеатров. Об этом мы думаем, мечтаем. Но когда это будет - сложно сказать, потому что, к сожалению, никто не занимается законом о кино.
У зв'язку зі зміною назви громадської організації «Телекритика» на «Детектор медіа» в 2016 році, в архівних матеріалах сайтів, видавцем яких є організація, назва також змінена
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
2426
Читайте також
Коментарі
0
оновити
Код:
Ім'я:
Текст:
Долучайтеся до Спільноти «Детектора медіа»!
Ми прагнемо об’єднати тих, хто вміє критично мислити та прагне змінювати український медіапростір на краще. Разом ми сильніші!
Спільнота ДМ
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду