11:01
Понеділок, 14 Травня 2018

Как профессионально сделать зрителю неприятно

Как изменилось «Дизель Шоу» за три года существования и почему подобному юмору больше не место на украинском телевидении.
Как профессионально сделать зрителю неприятно
Как профессионально сделать зрителю неприятно

На телеканале ICTV стартовал новый сезон юмористического проекта «Дизель Шоу» производства «Dizel Студио». Тем временем шоу помпезно отмечает третью годовщину концертами во дворце «Украина». И, пожалуй, трехлетие — повод подвести промежуточные итоги и проследить, как изменилось шоу с первого выпуска до сорок четвёртого, с которого начался этот сезон.

Ассортимент юмора на украинском телевидении довольно широк. Каждый может найти что-то для себя: ставшую почти классикой студию «Квартал 95», стёб и язвительность Майкла Щура, Сергея Притулу и его шоу «Вар’яти», странный, но, наверное, кому-то действительно интересный юмор студии «Мамахохотала». Недавно на СТБ появилась со своим вечерним юмористическим проектом Наталья Гарипова, а «Украина» подключилась с «Шоу Братьев Шумахеров». Это если не перечислять многочисленные ситкомы, скетчкомы и просто сериалы, порою даже драмы, которые смотреть без смеха все равно нельзя. Даже реалити-шоу «Холостяк» можно воспринимать как юмористическое.

Понятно, что при таком богатом предложении на рынке за зрителя нужно драться не на жизнь, а на смерть. Выходя в эфир ICTV три года назад, команда «Dizel Студио» рисковала потеряться среди конкурентов. Но не потерялась.

В принципе, формат остался неизменным. Восемь (сначала было девять) основных артистов, работающих довольно профессионально. Песни, танцы, большие юмористические сценки. Но если сравнивать содержание первого и сорок пятого выпусков, разница ошеломляет и немного пугает.

Технологии не стоят не месте, и команда «Дизель Шоу» следит за трендами: если раньше артисты довольствовались скромным тематическим фоном на плазме задника и двумя-тремя элементами декораций, то теперь дают очень реалистичную прорисовку места событий на плазме. Графика традиционных заставок тоже обновлена и усовершенствована — красота, да и только!

Однако сами актёры и авторы-сценаристы, похоже, сдали назад. Содержание происходящего на фоне плазмы давно уже не веселит, а наоборот — печалит.

В первом выпуске в шестьдесят четыре минуты эфира вместилось двенадцать номеров разного формата: стендап-монологи, большие скетчи, музыкальные номера, небольшие юмористические интро и номер со зрительным залом. В сорок четвёртом выпуске их семь, в сорок пятом — восемь, не считая двух очень коротких стендапов рекламы орешков, которые вряд ли вообще можно считать стендапами.

Номера становятся всё длиннее и затянутей. В одном из них — «Папаньки» — я насчитала шесть моментов, когда его можно было логически завершить, перейти к следующему и не просадить динамику эфира. Но создатели проекта затянули скетч на тринадцать с половиной минут. Большие формы требуют бóльших драматургических проработок: меняется длина скетча — должен меняться и сценарный подход к нему.

В номере «Папаньки» три абсолютно разных вполне архетипичных образа отцов с разным социальным статусом, жизненными приоритетами и подходом к воспитанию. Один — полуалкоголик и любитель халявы (в исполнении Александра Бережка), второй — бизнесмен-пофигист, выращивающий мажора (играет Егор Крутоголов), третий — педантичный перепуганный отец в исполнении Евгения Гашенко, который даже на обычную карусель отправляет сыночка в шлеме, шарфе и дополнительной страховке.

Эти три характера довольно яркие, но обыгрывать их до бесконечности невозможно. Видимо, сценаристы это почувствовали и вставили в номер «проходящих» персонажей: многодетного папашу, потерявшего свой детский сад на площадке, в исполнении Евгения Сморигина; автоинструктора, периодически врывающегося в сценку (играет Олег Иваница); Сергея Писаренко и Евгения Никишина, изображающих странную пару, в которой сын — туповатый ребёнок-переросток. Но даже выпрыгивание этих эпизодических чёртиков из табакерки исчерпало себя. Драматургия перестала двигаться и номер завис. Можно было развивать устоявшиеся образы-маски, чтобы речь шла о серьёзной драматургии — конфликте и его разрешении, изменениях, происходящих в героях в результате этого конфликта. Как мы с вами понимаем, в юмористическом концертном шоу заниматься этим никто не будет. Да и, пожалуй, не стоит — следовало просто закончить номер там, где его уже некуда развивать в рамках избранного формата.

На протяжении концерта наталкиваешься на множество подобных странностей: есть актёры, вроде неплохо работают, да и шутки есть довольно хорошие, но что-то очень режет глаз и ухо. Почему-то некоторые номера смотреть неприятно и даже противно. Пересмотрев самый первый выпуск «Дизель Шоу», можно понять, в чём проблема. Темы для шуток в проекте (как и во многих других юмористических шоу) год от года не меняются. Отношения между мужем и женой, зятем и тёщей, проблемы новой полиции, плохие дороги и образование. Но вот подход к этим избитым темам изменился. Если раньше в центре любого номера была дурацкая ситуация, в которую попали те или иные герои, то теперь на прицеле у юмористов именно дурацкие герои, попавшие в ту или иную ситуацию.

Если, скажем, в первом выпуске «Дизель Шоу» шутили о переаттестации закалённых старой системой милиционеров, то в сорок пятом — о том, как проститутка, глухая старушка, батюшка и гопник служат в новой полиции, не меняя своих прежних привычек.

Или, например, долго и подробно обыгрывают попытки полоумной девушки (в исполнении Виктории Булитко) с мамой-командиршей попасть на шоу «Холостяк», где встречают не менее полоумного парня в исполнении Евгения Никишина, долго демонстрирующего, как у него палец застрял в носу.

Вот в чём беда. Юмор перестал быть ситуативным и превратился в персонализированное оскорбление. Теперь кажется, что авторы и актёры «Дизель Шоу» потеряли ту беззлобность юмора, за которую можно простить комикам очень многое. И, высмеивая в своих номерах глупых, некрасивых и неудачливых людей, откатывают зрителей к уровню «цирка уродов» семнадцатого века, где сам факт человеческого увечья веселил публику.

Не так давно номер коллег по цеху — сценка из «Вечернего квартала» об актёре театра юного зрителя, совершившего каминг-аут, — вызвала бурное негодование онлайн-публики. Странно, что при этом никто не вспомнил, как за несколько месяцев до этого в Одессе «Дизель Шоу» ничуть не меньше потешалось на тему нетрадиционной ориентации в номере «Генерал Голубчик».  Вспоминаю это не в качестве наводки для хейтеров. Но создателям шоу стоит задуматься, стоит ли провоцировать публику, чтобы потом извиняться.

Хотелось бы, чтобы в «Дизель Шоу» вспомнили, с каким задором и запалом они ворвались на рынок юмора в 2015 году и как много у них актёрских и сценарных способностей для того, чтобы перестать «смеяться над убогими».

Фото: «Dizel Студио»

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
2466
Переглядів
Коментарі
Анонім
17:33 / 15 Травня 2018
В "Кварталі" - одна політика, в "Дизель Шоу" - сексизм і вульгарщина. Дивитися неможливо ні те ні інше.
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
Опитування
/
Результати
Чи подобається вам поточний формат
Так, подобається!
Ні, не подобається!
Я не підписаний на розсилку «Детектор медиа»!
Коментар, або свій варіант:
Чи подобається вам поточний формат
Так, подобається!
5.9% (1)
 
Ні, не подобається!
17.6% (3)
 
Я не підписаний на розсилку «Детектор медиа»!
76.5% (13)
 
Коментар, або свій варіант:
0.0% (0)
 
Загалом відповідей: 17
2016 — 2018 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop