12:05
Середа, 2 Жовтня 2019

Штайнмайер и зрада, или Сферический Зеленский в пустоте

Есть ли вообще повод говорить о «зраде»? На самом деле – да. Речь идет как минимум о непоследовательности официального Киева как в дипломатии, так и в коммуникации с избирателями.
Штайнмайер и зрада, или Сферический Зеленский в пустоте
Штайнмайер и зрада, или Сферический Зеленский в пустоте

«Серьезная дипломатическая победа». Так «министр иностранных дел ДНР» Наталья Никонорова назвала согласование Киевом так называемой формулы Штайнмайера, вокруг которой весь сентябрь шли жаркие споры в политикуме, медиа, соцсетях – и во власти, хотя последний факт представители этой самой власти старались не афишировать (и, в целом, это им удалось).

К офису Президента пришла с протестом пара сотен праворадикалов, которые, впрочем, вели себя на удивление мирно. В тех самых соцсетях «Зрада» разбавлена осторожностью. Действительно, сам по себе документ если и говорит, ЧТО будет делаться – то далеко не в полной мере. И практически не указывает, КАК. Насколько можно судить, согласован он был вот в этой редакции, накануне опубликованной бывшим представителем Украины в Трехсторонней контактной группе (т. н. «Минская группа») Романом Безсмертным.

А уже на следующий день после подписания российский «КоммерсантЪ» опубликовал документ со всеми подписями.

Собственно, содержание «формулы» не являлось секретом уже давно. На вчерашнем брифинге президент Зеленский подтвердил: парламент рассмотрит и примет новый закон об «особом статусе» ОРДЛО. Разумеется, в тесных консультациях с «общественностью». Затем, согласно формуле, закон вступит в силу в момент проведения выборов в ОРДЛО (порядок которых тоже будет отдельно прописан в законодательстве) и окончательно обретет силу после признания этих выборов ОБСЕ.

Ровно то же самое уже озвучивали высокопоставленные представители «команды Зе», от президентского советника Андрея Ермака до министра иностранных дел Вадима Пристайко. При этом пока неизвестно, что будет в законе. В каком формате и с какой конкретно «общественностью» по его поводу будут консультироваться власти, неясно тоже. Есть ли вообще повод говорить о «зраде»? Есть ли о чем говорить вообще?

На самом деле – да. Речь идет как минимум о непоследовательности официального Киева как в дипломатии, так и в коммуникации с избирателями. Например, мы ничего не слышали о каких-либо изменениях в «формуле Штайнмайера» по сравнению с началом сентября, когда она всплыла в политической повестке дня. Есть все основания полагать, что их и не было. Но если формула устраивала Зеленского и команду с самого начала, почему надо было тянуть целый месяц, запоздало прикрываясь сообщениями о якобы «технических трудностях», помешавших, дескать, подписать документ еще на позапрошлой встрече в Минске?

А если «формула» не столь уж хороша, то что заставило пойти на ее согласование теперь? Украина что-то получила взамен? А почему на это нет даже малейшего намека ни от кого из официальных лиц? Самый простой ответ – потому что намекать не на что, власти просто не выдержали совместного давления Москвы, Берлина и Парижа при самоустранении Вашингтона по понятным причинам («телефонный скандал» и, главное, случившееся из-за него заявление об отставке спецпредставителя США по Украине Курта Волкера).

Если вы тянете с подписанием невыгодного, как вам кажется, документа, но в итоге все-таки его подписываете, не получив ничего взамен – это называется поражением. И, соответственно, права вышеупомянутая Наталья Никонорова, говоря о «победе» сепаратистов.

Безусловно, жечь шины лить слезы еще рано. Все зависит от того, что будет написано в тех самых, анонсированных президентом Зеленским, законах. И от того, как они будут выполняться. Напомним, при Порошенко «особый статус» уже узаконивали – формально, а в реальности делали все, чтобы он не заработал. Но, как уже отмечал ваш покорный слуга (например, вот здесь), если нынешняя власть тоже надеется «проскочить между капельками», то непонятно, зачем надо было предпринимать шаги к оживлению «особого статуса», до сих пор благополучно пребывавшего в глубоком анабиозе.

Что это понимают и в самой власти, доказывают слова Зеленского о том, что местные выборы в ОРДЛО пройдут по отдельному закону. Как сказано выше, на Печерских холмах по этому поводу есть разные мнения. Например, министр Пристайко являлся сторонником одновременного проведения местных выборов по всей Украине, и не скрывал этого; из его сентябрьских интервью трудно не сделать вывод, что главный украинский дипломат хотел бы подвести ОРДЛО под обычные украинские законы, безо всяких там «особенностей». Но, как можно заметить по тем же интервью, и сам не верил, что это удастся.

 Сепаратисты тем временем празднуют победу, как они это понимают. Эта победа надуманна, но в смысле пропаганды работает неплохо. Изолированные не только от украинских и западных, но и от большинства вменяемых российских медиа (а вы не знали, да?), избиратели захарченок и прочих почивших в бозе моторолл должны быть мотивированы. Заявлений масса, в том числе на самом высшем уровне «республиканских властей», – но, пожалуй, квинтэссенцией может служить такое (по крайней мере, мне ничего более яркого найти не удалось):

«Украина вчера благодаря России, Германии и Франции подписала, наконец, «формулу Штайнмайера», гарантирующую Донбассу особый статус. Таким образом, она признает особое право народа Донбасса на самостоятельное определение своей судьбы. Мы сами будем решать, на каком языке говорить, какой будет наша экономика, как будет формироваться наша судебная система, как будет защищать наших граждан наша народная милиция и как мы будем интегрироваться с Россией. Это наше дело, наша цель», – гласит совместное заявление «вождей» псевдообразований «ЛНР» и «ЛНР».

Сепаратисты даже предприняли некоторые практические действия. С мая жители «республик» получили право на российское гражданство. То есть не получили: в Украине это незаконно. Но это законно в РФ и «ЛДНР». И вот, не прошло и полгода, донецкие и луганские самопровозглащенные власти организовали поездки в глушь Ростовской области, где эти самые паспорта выдают.

Полгода не могли, а тут преуспели.

Еще один интересный нюанс. Именно в сентябре «генпрокуратура ДНР» начала массово сообщать сепаратистским СМИ о приговорах к длительным срокам заключения местных жителей за «шпионаж в пользу Украины». Так, 9 сентября сообщили о 15 годах для гражданина Поликарпова П. С., 19 сентября – о 17 годах для Малюха А. А., 25 сентября – о 14 годах для Тимофеева А. Л., 1 октября – об 11 годах для Чуйковой М. В. При этом приговоры в первых двух случаях вступили в силу еще в конце июля и начале августа (в двух других случаях о дате вступления приговоров в силу не сообщалось). Но раскручивать тему в масс-медиа сепаратисты начали только тогда, когда на горизонте вроде как замаячило «урегулирование конфликта». Как говорится, «совпадение?»

Кстати, неплохо бы спросить президента на следующем брифинге, хватит ли в украинских тюрьмах боевиков и сепаратистов для обмена, если свободолюбивые «республики» будут и далее такими темпами штамповать приговоры украинским «шпионам».

В общем, сепаратисты не желают мира. Это совершенно очевидно. Но имитация мира крайне важна не настолько для них, сколько для Москвы, которой позарез необходимо добиться снятия западных санкций. Ведь одно же дело – пересчитывать потери от санкций на суммы в долларах, и радостно рапортовать на российском «Первом канале», что речь идет о копейках. А совсем другое – смотреть, куда направлены эти копейки. Углепластик например, сейчас в России убит вообще, и создать собственное производство – это года три. Ну а что, конкуренцию пока никто не отменял.

Но, как уже сказано выше, оснований подозревать Зеленского и компанию в измене национальным интересам пока нет. Официальный Киев идет к этому, да. Но сопротивляется. Другой вопрос – насколько успешным может быть это сопротивление. Как показано выше, вряд ли.

В конце концов, не стоит сбрасывать со счетов чисто психологический аспект. Переговоры с россиянами и европейцами ведут не сверхгении, а такие же люди, как мы, пусть и существенно более информированные. А любому человеку в любых переговорах психологически трудно, сказав «А», не сказать «Б».

Предыдущему президенту это удавалось – но не в последнюю очередь за это он и поплатился властью.

Владимир Зеленский явно не хочет повторять ошибок предшественника. Но, похоже, в качестве альтернативы делает свои собственные.

Фото: стопкадр

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
1002
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2019 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду