11:30
Понеділок, 19 Листопада 2018

Дерек Митчелл, НДИ: Все, что происходит в Украине, здесь не остается

Президент Национального демократического института — о вездесущей угрозе со стороны России, обязанностях Facebook и вовлечении украинских олигархов.
Дерек Митчелл, НДИ: Все, что происходит в Украине, здесь не остается
Дерек Митчелл, НДИ: Все, что происходит в Украине, здесь не остается

Читайте англійською - тут

17 ноября совместная делегация Национального демократического института (НДИ) и Европейского парламента презентовала в Киеве официальное заявление о подготовке к выборам Президента Украины. Заявлению предшествовал недельный визит делегации в Украину и ее встречи с политическими партиями, потенциальными кандидатами в президенты, отечественными и международными группами наблюдателей, представителями СМИ и гражданского общества, правительством, членами Центральной избирательной комиссии, народными депутатами и дипломатами.

Согласно заявлению, за последние несколько лет Украина достигла значительного прогресса, несмотря на российскую агрессию. Среди прочего, НДИ и Европарламент рекомендовали Верховной Раде надлежаще профинансировать НСТУ. Они также заявили, что Facebook должен открыть представительство в Украине и сотрудничать с украинскими заинтересованными сторонами для мониторинга, выявления и противодействия дезинформации. Политическая реклама как в традиционных, так и в социальных медиа должна быть соответственно промаркирована.

«Детектор медиа» встретился с главой делегации, президентом НДИ Дереком Митчеллом и узнал у него подробности. Господин Митчелл возглавил НДИ в сентябре. С 2012 по 2016 год он работал послом США в Мьянме (Бирме). Ранее Дерек Митчелл был главным заместителем помощника министра обороны, а с 2001 по 2009 год — старшим научным сотрудником по вопросам Азии в Центре стратегических и международных исследований. С 1997 по 2001 год Митчелл был специальным ассистентом по азиатским и тихоокеанским делам в Офисе министра обороны. Свою службу в Вашингтоне он начал ассистентом по иностранной политике в Офисе сенатора Эдварда Кеннеди, где служил с 1986 по 1988 год.

– Господин Митчелл, спасибо за ваше заявление и презентацию. Они были очень интересными. Но также мне интересны ваши впечатления, поскольку вы встречались с нашими политиками, представителями СМИ, гражданского общества и т. д. По вашему мнению, какие главные угрозы и вызовы ожидают Украину в свете предстоящих выборов?

– Прежде всего, хочу отметить здешнюю энергичную политическую культуру и ее вклад в демократический процесс. Я думаю, для страны это преимущество. Дух Революции достоинства и Майдана все еще здесь, хотя и вызывает все больше беспокойства. Российское влияние выглядит главным вызовом — тем, что нужно смягчить.

Также звучит беспокойство о растущем насилии против представителей гражданского общества — безусловно, это мнение зависит от того, с кем мы говорили. Это насилие не обязательно направлено на выборы, но создает атмосферу страха, запугивания и безнаказанности, которая заставляет беспокоиться, не возникнет ли такая же атмосфера и во время выборов.

Безусловно, многие, с кем мы говорили, упоминали проблему коррупции. Она так глубоко укоренилась в систему, что существующего доверия и уверенности в антикоррупционных органах недостаточно. Они должны быть усилены, люди хотят видеть больше результатов в этом направлении.

Вызовов много, мы сделали 51 рекомендацию. Некоторые из них легче выполнить, чем другие; некоторые просто ускоряют процессы и внедрение определенных изменений, тогда как другие являются более фундаментальными. И я думаю, что самый большой вызов — это возможность для каждого донести свое сообщение до аудитории: многие говорили о медиа, о контролируемом олигархами телевидении. Правила игры должны становиться более справедливыми, чтобы сообщения достигали аудитории, люди выносили свои суждения, и в этом процессе не было коррупции.

– Разные опросы общественного мнения в этом году, включая наш, показывают, что украинцы считают внутренние угрозы (коррупцию, экономический кризис и т. д.) более опасными, чем российская агрессия. Согласны ли вы с этим восприятием украинцев? Что опаснее?

– Оба фактора довольно опасны. И, конечно, они связаны. Я имею в виду, что российская агрессия обостряет экономический кризис; в свою очередь, это создает огромные экономические трудности, социальное неравенство и проблемы в обществе. Мы не видели своими глазами, потому что все время были в Киеве, но много слышали об этом: достаточно отъехать на несколько миль от города — и люди живут в несоизмеримых лишениях. Эту проблему нужно решить. Мы должны найти способ помочь вам и вашему экономическому развитию, чтобы создать стабильность. Но действия России дают о себе знать снова и снова. Это существенная угроза для суверенитета и территориальной целостности страны. И это действительно важно для здоровой демократии: как мы уже говорили, такие действия могут заражать социальное доверие. Так что все названные вами факторы влияют. Я не знаю, как ранжировать, что на первом месте, а что на втором, но они очень взаимосвязаны.

– Можете ли вы спрогнозировать, каким образом, с помощью каких инструментов Россия будет вмешиваться в выборы в Украине?

– Я думаю, она попробует спрятаться. Возможно, будет нацеливаться на тех людей в обществе, кто по разным причинам ей симпатизирует. Она может попытаться опереться на своих сподвижников в системе. Или же может найти способы нивелировать усилия ведущих СМИ, сея смятение с помощью дезинформации или цифровых технологий. Это смятение может нацеливаться непосредственно на того или иного кандидата, а может просто подрывать доверие людей к процессу. Например, появится сообщение, что подсчет голосов не вызывает доверия — слух запущен, и это может создать проблемы.

Существует много очень креативных способов расшатывать демократические страны по всему миру. Украина находится на переднем крае этих процессов. Все, что происходит здесь, здесь не остается. Мы увидели это во время выборов в США, мы видим это по всему миру. Мы должны обеспечить наилучшую поддержку, потому что все, что случится здесь, является предвестником того, что может случиться где-то в другом месте.

– Давайте поговорим о ваших рекомендациях. Например, вы упоминаете о том, что нужно в полном объеме профинансировать общественного вещателя. Спасибо вам за это. Поскольку я работаю в Украине, я могу предсказать вероятность того, что наш парламент прислушается к этой рекомендации: она невелика. Но я ничего не знаю о правилах игры в США. Вы рекомендуете Facebook учредить офис в Украине. Прислушается ли он к вашей рекомендации и сделает ли это до выборов?

– Я не вижу причины, почему бы ему не сделать этого быстро. Я думаю, что это абсолютно возможно. Честно говоря, я не понимаю, почему это длится так долго. У этой компании есть обязанности. Вот почему мы включили эту рекомендацию в заявление. Facebook подвергается значительной критике на Западе, вспомните статью в The New York Times. Ему действительно нужно ускориться, и я надеюсь, что наше упоминание в заявлении и последующее обсуждение привлекут больше внимания. Наша цель — не обременить компанию, а просто подтолкнуть ее помогать развитию демократии и не быть платформой для ее свержения. Так что я полон надежд и уверенности, что мы можем воплотить это в жизнь.

– Встречались ли вы с нашими бизнесменами или представителями бизнес-сообщества во время своего визита в Украину?

– Нет, не встречались. Наш график был расписан с завтрака до 21:00 каждый день, в нем не было времени на встречи с бизнесом. Но я считаю, что мы получили хороший срез мнений. Кроме того, речь идет о непрерывном процессе. Приезжала делегация, сделала заявление. Впереди четыре месяца до выборов, и у нас есть постоянное присутствие на месте. То есть у нас есть люди, которые находятся в постоянном контакте, вовлечены, информируют и способствуют переговорам. Вероятно, непосредственно во время предвыборной недели сюда приедет еще одна наша делегация. И если состоится второй тур выборов, мы также пришлем краткосрочную делегацию. Так что у нас будут переговоры с полным спектром стейкхолдеров, что будет способствовать здоровым выборам.

– Я спрашиваю о бизнесменах, потому что мы видим новую и очень интересную инициативу: Atlantic Council запустил рабочую группу по вопросам выборов в Украине в партнерстве с Фондом Виктора Пинчука. Виктор Пинчук — это олигарх, один из самых богатых людей в Украине. По вашему мнению, хорошая ли это идея — сотрудничать с крупным бизнесом, когда речь идет о выборах?

– Очевидно, что они стейкхолдеры. Существует множество подозрений в адрес олигархов и их влияния, в том числе на медиа. Они контролируют определенные телеканалы, каждый раз мы упоминаем об этом, когда говорим с политической партией или предполагаемым кандидатом. Так что они — фактор. И вместо того, чтобы быть фактором беспокойства, они должны быть фактором решения, его частью. Их вовлечение в процесс имеет смысл. Возможно, они могут утвердить что-то из того, о чем мы говорим, включая прозрачность, демонстрирующую, что они гарантируют демократию, когда не просто отдают предпочтение одному конкретному кандидату, а дают мандат честности и справедливости всем участникам гонки, предоставляя им платформу для открытых дебатов.

– НДИ в России находится в так называемом патриотическом стоп-листе. Можете ли вы до сих пор вести в России какую-то деятельность?

– Сейчас у нас нет офиса в России. Но мы продолжаем поддерживать контакты и вовлекать тех россиян, кто заинтересован в демократии. Я убежден, что в России есть люди, которые хотели бы продолжать взаимодействие с миром за пределами своей страны, понимая демократические практики и развитие институций. Так что да, мы можем продолжать поддерживать отношения без присутствия в стране.

– Президентом НДИ вы были назначены недавно, приступили к обязанностям в сентябре. На чем вы сосредоточитесь в своей работе?

– Моя специализация — Азия. Я был послом в Мьянме (Бирме). Сейчас у нас есть офисы в 58 странах. Мы работаем более чем в 70 странах и работали более чем в 100 странах. Я ищу приоритетные точки для старта работы. Это моя первая большая поездка. У меня уже были поездки в другие страны, но впервые я провел где-то целую неделю и, безусловно, это первый визит делегации.

Это осознанное решение. Я хочу начать работать с Украиной как можно раньше. Все, что происходит здесь, очень важно для демократического развития региона; важно противостоять агрессии России не только здесь, но и где угодно. Это удача — за неделю получить очень глубокое понимание ситуации. Я продолжу наблюдать за ней. И надеюсь вернуться непосредственно во время выборов. Но в мире есть и другие места, которые тоже довольно важны. У нас есть вопросы относительно их демократического будущего. Также я сосредоточен на диджитал-компоненте. Рекомендация для Facebook — это часть более широкой темы. Я хочу сфокусироваться на влиянии диджитал-технологий на демократию и доступ людей к хорошей информации и, следовательно, к дебатам. Я уже был в Кремниевой долине и говорил там со многими компаниями.

Я сосредоточен на включении женщин и маргинальных сообществ, ЛГБТИ. У каждого человека есть достоинство, каждый заслуживает быть услышанным и должен быть одинаково воспринят везде, без исключений. Также важно, чтобы женщины имели справедливые возможности для конкуренции и не подвергались насилию или другим чрезвычайным вызовам, когда участвуют в политике.

И наконец, вызов со стороны таких мощных игроков как Россия и Китай — это также мой фокус. Они хотят свергнуть других игроков и продвигают отличающуюся идею демократии. Мы должны быть бдительными относительно того, как они внедряют это по всему миру в своих интересах и против интересов отдельных стран, таких как Украина.

Фото: Ann Corcoran / Refugee Resettlement Watch

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
1231
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2018 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop