10:05
Середа, 16 Серпня 2017

Новый ведущий «Сніданка з 1+1» Егор Гордеев рассказал о возвращении в Украину

Заменивший ведущего Анатолича Гордеев вернулся на «1+1» после работы в Праге на канале "Настоящее время»
Новый ведущий «Сніданка з 1+1»  Егор Гордеев рассказал о возвращении в Украину
Новый ведущий «Сніданка з 1+1»  Егор Гордеев рассказал о возвращении в Украину

Вчера Егор Гордеев, бывший ведущий утренних выпусков «ТСН», впервые вел прямой эфир «Сніданка з 1+1», заменив в эфире Анатолича. После «ТСН» Гордеев уехал из страны, чтобы работать в Чехии на канале «Настоящее время», а теперь снова вернулся в Украину. Пока Егор и его соведущая Марина Леончук рассказывали зрителям про всякие интересные и веселые вещи, за пределами съемочной площадки за новым ведущим пристально следила продюсер проекта Юлия Жмакина, очевидно и сильно волнуясь. Хотя ничего волнительного на площадке не происходило: Гордеев, по крайней мере, на вид, вел себя так, как будто всегда был ведущим прямоэфирного утреннего шоу. Только в самом конце, уже прощаясь со зрителями, он как-то слишком решительно обнял свою соведущую и вывел ее из кадра — и стало понятно, что он тоже пока привыкает к роли человека, с которым просыпается аудитория «1+1».

После окончания эфира все трое — Марина Леончук, Егор Гордеев и Юлия Жмакина — рассказали журналистам ряда изданий о своих впечатлениях от первого дня работы нового-старого ведущего. «Детектор медиа» тоже задал ряд вопросов, при ответах на которые Егор Гордеев, конечно, солировал:

— Чому ви так хвилювалися перед цим ефіром? Ви ж працювали в кадрі, були ведучим «ТСН»?

— Так, я, звісно, не вперше в кадрі, більш того, в сусідній студії працював — і пам’ятаю там кожен крок, кожну тумбу, все пам’ятаю. Але це зовсім інший формат. Це три години прямого ефіру, кільки майданчиків, це й ще співведіння з Мариною — а я раніше ніколи не працював із кимось у кадрі. А тут така велика кількість людей — ціла команда: адміністратори, гостьові редактори, з якими постійно ми тут, на майданчику, фактично живимо. Тут багато локацій, які треба запам’ятати.

— Розкажіть, будь ласка, про свою роботу в Празі.

— Там створювався новий канал, «Настоящее время», який будувався з багатьох продакшнів, і ми мали зробити величезну сітку мовлення, яка мала б бути логічною, зрозумілою для дуже широкої аудиторії — це великий мультиплекс. І ми займалися тим, що пропонували, робили різні проекти в різних командах. І, власне, з нуля наповнювали контентом цей канал.

— У своїй колонці про еміграцію — місцями навіть образливій для тих, хто залишається — ви писали, що «Україні потрібні щасливі люди за її межами». Чому ви передумали та повернулися?

— Що саме там було образливо для вас?

— Наприклад, оця фраза: «"За" еміграцію, зазвичай, бізнес і креативний клас, з головою занурені у свою маленьку, але до безумства цікаву справу. Їм справедливо хочеться прозорої ноосфери, чистої біосфери і нової інфраструктури. Вау!

"Проти", зазвичай, громадський сектор, умовні журналісти і молоді політики з місією боротьби, яка їм передається статевим, напевно, шляхом. Боротьба з кривавим Януковичем триває, гранти ще видніються, почуття затребуваності в постреволюційній країні бездонне. Н-да.

І ті, і ті, до речі, романтики. Тільки перші — заряджають ідеєю роботи і творчості, а другі — заражають порожнечею і політикою. Хочеться, щоб залишилися перші, ну а другі... щоб швидше поїхали».

— Бачите, у вас такий післясмак залишився. Я зовсім не про це писав — я писав, що люди мають бути щасливі й байдуже, де вони перебувають, за кордоном або в нас. Про це був текст. Це дуже інтимний вибір, і маємо ставитися до нього з повагою. Або залишатися тут, або їхати десь в іншому місті працювати — в цьому був сенс мого тексту, в тому, що людина має зробити свій вибір

— Так чому ж ви повернулися?

— Звісно, я повернувся заради проекту «Сніданок з 1+1», тому що коли я поїхав, у мене були свої плани, я працював у Празі, мені було що робити далі — але я вирішив знову змінити щось радикально у своєму житті. І я не можу дати однозначної відповіді на те, що саме призвело до рішення змінити своє життя. Це сталося через багато факторів. Я дуже люблю цей проект, канал «1+1», мені цікаво працювати в цьому форматі. Так, я облаштувався у Празі, там уже в мене багато плані, друзів, знайомих, але зважив, що мені цікавіше зараз, на цей момент життя, та зробив свій вибір.

— Наскільки вам важче тепер вести ефір, ніж коли ви були ведучим «ТСН»? Вам тепер треба не тільки донести інформацію до глядачів, але й сподобатися їм, так?

— Насправді, в «ТСН» я також розповідав історії, тільки інші. Тепер історій більше, ефіру більше, і треба їх не тільки розповісти, але й «зарядити» глядачів енергією — оце моє завдання, і це мені здається важчим. І ще — парні інтерв’ю, жанр, який мені досі не був знайомий, і мені треба ще навчитися цього.

Юля Жмакина, продюсер «Сніданку з 1+1», рассказала, что предложила работу Егору буквально от безвыходности после двух месяцев попыток найти ведущего, выбрав его из более чем двадцати кандидатов:

— Почему вы предложили вести программу именно Егору?

— Честно говоря, от отчаяния. Мы достаточно глубоко перерыли рынок, насколько могли — у нашего департамента нет подразделения кастингов, поэтому мы искали ведущего параллельно с производством программы. Но мы все равно, я считаю, смогли перетрактовать массу людей — ведущих «Евровидения», в том числе, приглашали на пробы, — и пришли к неожиданному финальному результату. Обычно у нас на роль ведущих попадают актеры или радио-диджеи, а тут оба финалиста — спортивные комментаторы. Очень симпатичные ребята, обоих в той или иной степени я видела в роли ведущих «Сніданка». Но у нас вышла патовая ситуация: борд, который утверждает ведущих, включая меня, Александра Ткаченко, глав подразделений маркетинга, пиара и ресерча, — всех отделов, которые смотрят, насколько мы точно попадаем с новым ведущим в наш проект, в нашу аудиторию — раскололся ровно пополам. Половине нравился один человек, второй половине — другой. И сколько бы я ни перетрактовывала их обоих, я понимала, что не смогу даже одного человека в борде склонить изменить свое мнение. И мы понимали, что это же очень важное решение — не короткий проект, не однодневка, а человек нам нужен надолго. Кстати, Анатолич, когда вернулся из Америки, был поражен возрастом ведущих утренних шоу на американском телевидении. Им пятьдесят, шестьдесят лет, они работают на этих шоу всю жизнь — и для зрителей смена ведущих любимых шоу воспринимается как очень серьезный шаг. Так что я поняла, что надо искать какой-то другой выход, не пытаться переубедить членов борда, а найти кого-то нового. И вот однажды ночью я отправила в фейсбуке Елене Мартыновой, главе нашего маркетинга, и Александру Владиславовичу, фотографию нашего Егора. Они так обрадовались и одобрили! Так что Егор был джокером.

— Почему, с вашей точки зрения, на украинском телевидении так мало взрослых ведущих?

Егор: Мне кажется, в Украине просто доверяют больше молодым — это что-то ментальное.

Юлия: А я бы поспорила с тобой. Мне кажется, это вопрос решений продюсеров. Вот, например, Алла Мазур — она сокровище. Уровень доверия к этому человеку огромный. Мы говорим сейчас не о контенте, который она доносит. Но даже если ты не согласен с ее мыслями, позицией — но она же прожила столько лет в телевидении! Я думаю, что это не выбор зрителей.

Егор: Но если бы зритель не доверял молодым — и продюсеры начали бы что-то менять.

Юлия: Да. И все-таки это проблема — причем всего телевидения. Я как-то обсуждала это с продюсером Михаилом Крупиевским, мы приблизительно одного возраста, — куда деваются специалисты после тридцати пяти на телевидении? Чем они заняты? Эйджизм, — это наша тема, нашего проекта в том числе. Мы даже планировали дискуссию развернуть на эту тему. Вот, например, объявление: «Сайт ищет ночного выпускающего не старше тридцати пяти лет». А что происходит с ночным редактором после тридцати пяти лет? Он что, спит? Или просто редактор сайта? В общем, это действительно интересная тема, и не только для тех, кто работает в кадре — куда деваются люди после тридцати пяти лет?

— Продюсеры меняют их на более молодых?

Егор: Это вообще очень распространено в Украине в целом.

Юлия: Но не везде. Вот теперь Прямой канал покажет нам класс возрастных ведущих в Украине.

— Когда будут известны показатели рейтинга с новым ведущим?

Юлия: Рейтинги мы получаем на следующий день, но у нас уже есть маркер, по которому мы можем судить, — мы представляли Егора в четверг на прошлой неделе, и у нас есть данные — его гостевая студия стала лидером слота. Доля — почти 19 по коммерческой аудитории. Конечно, мы серьезно подошли к этой гостевой студии, мы не просто его представляли и рассказывали, что он вернулся, но и выстраивали ее контентно, чтобы не было какой-то пустоты, а зрителям было интересно.

— Будут ли изменения в проекте в святи с появлением нового ведущего?

Юлия: Первая половина «Сніданка» более информационная, и мы сейчас дрейфуем в эту сторону. На самом деле это совпадает с ритмом жизни зрителя — в это время люди собираются на работу, и его все-таки не плюшками надо вытаскивать из кровати и не рецептами заряжать, — плюшки могут пойти дальше. А начинаем мы динамичным информационным вещанием, и дальше мы будем усугублять эту составляющую проекта, с помощью соцсетей, с помощью других ракурсов новостей, дополнительных деталей, которые новости не покажут.

Но, конечно, вы правильно отметили, что нагрузка на ведущего утреннего эфира больше, еще и потому, что он должен зрителям нравиться. Не быть слишком веселым или слишком серьезным, нужен баланс, чтобы не испортить настроение зрителям — это очень непросто.

Кто одевает Егора?

Юлия: Стилист канала Ольга Слонь. Она когда увидела Егора, предложила образ некоего итальянца. Я ее спросила: «Зачем в Украине итальянец?». Она ответила, что нам нужно сделать большой шаг от новостного образа Егора, чтобы добавить красок в его имидж. И с Сеничкиным надо было развести образы — у нас на канале уже шутят, что Егор — это скандинавская версия Сеничкина.

Егор: Я, вообще-то, привык к совершенно другим костюмами, у них другой крой, они широкие и я чувствовал себя в них свободно. А в этом костюме я не знаю, как себя вести, как двигаться — он настолько приталенный!

— А мнение Марины Леончук учитывали в процессе кастинга?

Марина Леончук: Конечно.

— И какие у вас впечатления от первого эфира?

Марина: Хорошие. Пока я просто наблюдаю, чтобы лучше познакомиться со своим партнером.

— Скучаете по Анатоличу?

Марина: Да. Я с ним четыре года проработала, да, собственно, «Сніданок» в таком формате, с четверкой ведущих, появился впервые вместе с Анатоличем — до этого эфиры вел только Руслан, был его лицом. Поэтому у нас у всех были особые отношения. Но сейчас началась другая история, мы учимся по-новому жить, чувствовать, двигаться по-другому даже — как минимум потому, что я смотрю теперь вверх (рост Егора — 1,94 м). А смотреть вверх всегда приятнее.

Вы расстроились из-за решения Анатолича уйти?

Марина: Мы об этом очень много говорили. Он достаточно аргументировано мне объяснил свое решение — и я приняла его.

Теперь остается ждать цифр рейтинга - чтобы узнать, приняли ли нового ведущего зрители.

Фото: пресс-служба 1+1

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
6697
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2018 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop