12:30
Понеділок, 7 Травня 2018

«Телетриумф»: что это было и что будет дальше

Результаты отраслевой премии – это реальное положение дел или глубокий кризис индустрии?
«Телетриумф»: что это было и что будет дальше
«Телетриумф»: что это было и что будет дальше

Итоги нынешнего «Телетриумфа» вызвали обширную дискуссию среди представителей индустрии. Одни посчитали, что результаты премии отражают реальное положение дел на телевизионном рынке — и зеркалу, которым премия и должна являться, незачем предъявлять претензии; другие — что список победителей свидетельствует о глубоком кризисе в индустрии. Третьи говорят, что статуэтки достались тем, кто их действительно заслужил, и награда выражает признание сообщества профессионализму победивших. Возмущения, правда, было высказано больше, чем согласия с результатами премии. Даже триумфаторы этого года — группа «1+1 медиа» — были слегка недовольны, поскольку приз за лучший сайт достался не им, хотя в номинации были представлены явно несопоставимые продукты. И это была не единственная номинация, в которой, как сказала «Детектору медиа» телеакадемик Людмила Добровольская, приходилось выбирать «между сладким, мокрым и зеленым». Другой академик, пожелавший остаться анонимным, в разговоре с «ДМ» сравнивал «Телетриумф» с «Честью профессии» — где, по мнению собеседника, более внятная политика и жюри поддерживает определенные тренды в журналистике. Он назвал «Телетриумф» «“Человеком года” для своих», подчеркнув, что премии явно не хватает дискуссии о принципах оценки достижений, стандартов качества и т. д. По сути, вопрос «кого, за что и зачем награждают» остается открытым — если не считать целью премии возможность встречи основных игроков и конкурентов с соблюдением Black Tie Optional.

Премия в этом году впервые проводилась по новым правилам — по словам Ольги Захаровой, члена Экспертной рады премии, необходимость реформы академии назрела давно, поскольку изменилась, особенно в последние несколько лет, сама индустрия. «После 2014 года изменился телевизионный ландшафт, в Украине появилась киноакадемия, бурными темпами развивается кино- и сериальное производство. Так как теперь на рынке возникла узкая специализация и человек, занимающийся производством сериалов, максимально далек от производства, скажем, информационных программ, а значит, может не обладать профессиональной экспертизой для оценки того или иного продукта — было решено объединить академиков в гильдии».

Так возникло шесть гильдий — продюсеров; режиссеров и сценаристов; операторов, художников постановщиков, художников по костюмам и художников по свету; гильдия информационного, спортивного и общественно-социального телепроизводства; гильдия тематических программ, музыкального и детского производства; гильдия телевизионного дизайна и промо. Большинство собеседников «Детектора медиа» поддержали такое нововведение. «К безусловным плюсам этого Телетриумфа можно отнести появление гильдий — теперь мне приходится оценивать проекты только в той области телепроизводства, которая мне знакома, в которой я работала, исключая детские или, например, музыкальные форматы. Второй плюс — максимальное количество членов жюри, которые проголосовали», — говорит Татьяна Пушнова, член гильдии информационного, спортивного и общественно-социального телепроизводства . Ольга Захарова в разговоре с «Детектором медиа» также отметила резко возросшее количество просмотров номинированных проектов академиками: «Академики стали смотреть телепродукты — это уже достижение», — сказала она.

По мнению Пушновой, есть также и два минуса нынешней премии. «Это вызвавшая возмущение многих победа Грошей, хотя в номинации был, с моей точки зрения, очевидный победитель — фильм Убийство Павла. Это профессиональное, грамотное журналистское расследование, которое сделано именно так, как должно быть сделано расследование (другой собеседник “Детектора медиа” назвал абсолютным фаворитом “Схемы”. — Авт.). И еще в некоторых номинациях были представлены настолько разные продукты, что, кажется, их вообще невозможно было оценивать — например, как сравнить Страсти по Ревизору и ток-шоу Свобода слова”?».

Захарова считает, что в некоторых случаях академики просто не поняли, что именно предлагается оценить — и что во избежание дальнейшего недопонимания нужно проводить разъяснительную работу среди членов жюри. Например, предлагалось оценить не онлайн-издание, а сайт как часть промокампании программы или канала. Или не социальную значимость программы, а лишь ее формат, без учета специфики темы. С другой стороны, в правилах многих международных премий есть возможность дисквалифицировать работу — если, по мнению академика, она не должна была попасть в эту номинацию. Организаторы премии надеются обсудить такое нововведение уже в ближайшее время — тогда те программы, которые, по мнению академиков, попали в шорт-лист не в своих номинациях, смогут исключить. В целом же организаторы считают, что предложенная ими система голосования не оправдала их собственных ожиданий. Пока, по крайней мере.

*1+1 и ICTV  - учитывая проекты, которые были изготовлены сторонними продакшнами для каналов
Голосование в этом году тоже было устроено по-новому. Вместо привычного ранжирования — ранее академики просто выставляли порядковый номер работам от третьего до первого места — теперь введены новые критерии, за каждый из которых можно поставить от единицы до десяти. Если критериев три, то работа максимально может получить тридцать баллов. При этом критерии, которые были приняты большинством голосов, уже вызвали вопросы: «В некоторых случаях введенные критерии — новизна, общее впечатление, качество выполнения — не очень применимы к определенному телепродукту. Например, новизна в новостях — скорее минус, чем плюс, особенно если учесть то, что в критериях оценки нет, например, соблюдения стандартов. Мне кажется, этот критерий нужен», — говорит Татьяна Пушнова. Соблюдение журналистских стандартов в качестве необходимого критерия оценки информационных и расследовательских программ назвали еще три собеседника «Детектора медиа», в том числе члены оргкомитета.

Несмотря на целый ряд нововведений, результаты голосований мало изменились — например, Алла Мазур получила в восьмой раз вообще и в пятый раз подряд премию как лучшая ведущая информационно-аналитической программы. Программа «Гроші» — в седьмой раз подряд стала лучшей программой журналистских расследований. Что, по мнению одних, доказывает стабильное качество и профессионализм проектов «1+1», а по мнению других — предвзятость академиков. Такое мнение, например, высказывала руководитель медиагруппы «Интер» Анна Безлюдная, не верящая в справедливость оценки телепродукта членами жюри премии. «Результаты премии доказывают правоту Анны Витальевны», — говорит Захарова. В этом году представители медиагруппы «взяли паузу» в своем участии в премии, не голосовали и не выдвигали свои программы для участия в «Телетриумфе», хотя и не отозвали свое участие в академии.

Ни один из собеседников «Детектора медиа» не подтвердил возможность того, что при голосовании академики были материально заинтересованы в результатах голосования. Однако практически все собеседники нашего издания полагают, что результаты были слишком субъективными и что академики не смогли отказаться от корпоративной солидарности ради объективной оценки профессионализма коллег. В некоторых гильдиях представительство одних медиагрупп существенно превышало представительство других — например, в той же гильдии информационного, спортивного и общественно-социального телепроизводства количество людей, представлявших группу каналов «1+1», в два раза превышает количество представителей двух других медиагрупп. При этом, как говорит Захарова, принцип квотирования при формировании гильдий не применялся, поскольку членство в академии — персональное.

«Могут ли наши академики на данном этапе личного и человеческого развития голосовать за работу, а не за себя? Голосование и результаты Телетриумфа показали, что не могут. Они голосуют не для того, чтобы отметить достижения коллег, определить тренды развития индустрии — а для того, чтобы получить статуэтку. В таком случае они готовы идти на то, чтобы игнорировать достижения коллег, а просто голосовать за свой продукт. Причем грешили этим не только каналы, но и творческие команды, — говорит Захарова. — Слава богу, так было не во всех гильдиях. С гордостью могу назвать свою гильдию дизайна и промо, в ней присутствуют академики достаточно высокого уровня ответственности, голосовавшие, можно сказать, обезличено, то есть незаинтересованно. Я искренне считаю, что уровень академиков гильдии дизайна и промо соответствует тому уровню, который мы хотели бы видеть в других гильдиях».

В каких гильдиях были наиболее «заинтересованные» голосования, члены экспертной рады не разглашают, — голосование тайное, обрабатывается внешними аудиторами из компании PwC Украина, — но кое-какие «аномалии» при голосовании были весьма показательными. Например, один из академиков гильдии тематических программ проставил себе за свой собственный продукт по 10 максимальных баллов в каждом критерии — то есть совокупно 30 баллов. А своим конкурентам по номинации — по 1 баллу в каждой категории (ноль поставить нельзя по правилам премии). Один из собеседников «Детектора медиа» передал слова академика, который подобным же образом оценивал свою и работы конкурентов: «Если моя работа не лучшая, то кто же тогда я на этом рынке?».

*1+1 и ICTV  - учитывая проекты, которые были изготовлены сторонними продакшнами для каналов

Еще до голосования в этом году на обсуждение ставились два предложения, которые могли бы застраховать результаты голосования от подобных перекосов: сделать голосование открытым или запретить голосовать за свои собственные работы, как это принято на международных конкурсах. Но оба они были отклонены членами телеакадемии. Организаторы конкурса после обработки результатов голосования решили поставить этот вопрос на голосование еще раз. «Сейчас мы собираем мнения академиков, как можно изменить сложившуюся ситуацию. Телетриумф — это ведь не премия ИТК или Телеакадемии — это конкурс индустрии, национальная премия, и нам не должно быть за нее стыдно. Нет стыда в том, что получилось плохо. Стыдно будет тогда, когда мы опустим руки и не будем пытаться изменить ее к лучшему», — говорит Захарова. Оксана Исидорова, исполнительный директор Телеакадемии, говорит, что в момент голосования за эти два предложения решения были приняты большинством — и на тот момент аргументов в пользу открытого голосования или запрета на оценку собственных продуктов у организаторов премии не было. Теперь, после обработки результатов с «аномалиями», они появились, говорит Исидорова.

Кроме того, члены оргкомитета считают, что есть необходимость изменить принципы формирования лонг-листа. Сейчас это делается так: из всех заявок оргкомитет, куда входит и глава ИТК Игорь Коваль, и Оксана Исидорова, и представители крупнейших телегрупп, формирует лонг-лист. В этом году заявок было подано рекордное количество — 500 работ. А отобрать их для формирования «длинного листа» нужно всего семерым людям. Представители оргкомитета считают, что необходимо разделить эту ответственность между представителями гильдий — и 14 мая на заседаниях гильдий начнутся переговоры о том, чтобы избрать глав каждой из них. В таком случае главы гильдий будут отвечать за отбор контента в своей категории, который будет в итоге предложен для голосования в рамках лонг-листа, а также изменения регламента голосования. Еще одно предложение, которое будет обсуждаться, — дисквалификация не только работ, но и самих академиков — за «аномальные» голосования. Кстати, в этом году из членов академии уже были исключены около двадцати людей — но не из-за каких-то нарушений, а потому что из состава Академии были выведены представители «не творческих специальностей», т. е. юристы или чиновники. Некоторые академики ушли по обоюдному согласию — например, те, кто был делегирован от каналов, сменили работу и не видят смысла продолжать участвовать в голосовании. Или те, кто уже не работает на украинском рынке; хотя есть и исключения. Ксения Бугримова, например, осталась в членах академии, выразив желание продолжить участие в ее работе. В академию вместо ушедших вступили новые члены — и теперь их 211 человек, абсолютный рекорд.

Игорь Коваль, глава ИТК, как и Татьяна Пушнова в разговоре с «Детектором медиа», полагает, что и медиаэксперты, и телекритики снова могли бы участвовать в работе телеакадемии — но Захарова и Исидорова, например, считают, что таким образом будет нарушен принцип профессиональности премии, поскольку эксперты оценивают программу «как зрители», а не как производители продукта.

Хотя, судя по результатам голосования, на сегодняшний момент академики-практики не считают необходимым оценивать соблюдение стандартов или этического кодекса авторами поданных на конкурс работ. Более того, даже выдвигают в номинации информационных программ выпуски новостей, содержащие пиар собственников каналов или очевидную политическую джинсу, что «Детектору медиа» подтвердили сразу два источника. Один из них предположил, что в целом цикле программ не нашлось ни одной, в котором бы не «воспевали хозяина». Вообще же с оценкой одной программы из цикла всегда непросто. С одной стороны, невозможно просмотреть даже по два выпуска одной программы, не говоря уже о целом цикле — ни времени, ни сил на это у академиков просто нет. С другой стороны, один из десятка выпусков может оказаться действительно интересным, качественным, профессиональным, а остальные программы цикла — манипулятивными, с нарушением стандартов и откровенно плохими. Но, в отличие от той же «Чести профессии», победа в «Телетриумфе» присваивается не конкретному выпуску, а всей программе целиком. Конечно, академики не впервые слышат названия номинированных проектов и довольно часто заранее имеют представление о качестве той или иной программы. Но вопрос репутации проекта и ее влияния на голосование остается открытым — этот критерий никоим образом невозможно прописать. Некоторые собеседники «Детектора медиа» из членов телеакадемии считают, что, оценивая одну программу из цикла, репутацию проекта в целом все равно учитывают в категории «общее впечатление». Другие считают, что в этом нет необходимости, а оценивать нужно только поданный продукт. Обсуждался, разумеется, и вопрос рейтинговости программ, одержавших победу. Рейтинг также не оценивается ни в одной категории, поскольку в номинанты попадают программы каналов с очень разной аудиторией и из разных слотов, например; но аргумент «наша победа заслужена, поскольку нас смотрят» все равно звучал в процессе обсуждения результатов этого «Телетриумфа».

В то же время Игорь Коваль отметил, что корреляции между рейтингом и победителями этого года как минимум в сериальных номинациях нет. И хотя академики «в голове держат» коммерческий успех продукта, это не помешало, например, Богдану Кутепову с «Громадського» получить премию за лучшую операторскую работу. Впрочем, эту победу академик, пожелавший остаться не названным, назвал «счастливым исключением, а не правилом».

Все собеседники «Детектора медиа» отметили в качестве положительного нововведения увеличение количества номинаций — их теперь 80, возможно, станет еще больше, хотя уже в этом году в семи категориях в шорт-листе не было необходимых трех претендентов, и номинации не состоялись. Ольга Захарова считает, что это нормально — «надо дать шанс индустрии», и, возможно, в следующем году или позднее, как минимум когда (и если) вернется еще одна медиагруппа, номинации состоятся. А увеличение почти в два раза количества номинаций — это стимул для производства нового продукта и возможность вернуть престиж, как говорит Захарова, многим техническим специальностям, которые до сегодняшнего дня оставались незаслуженно обойденными статуэтками. Поступило даже спонтанное предложение специального приза от медиаэкспертов — но будет ли оно обсуждаться в ближайшее время, неизвестно.

Но уже из-за длинного списка победителей церемония превратилась практически в конвейер вручений статуэток. Игорь Коваль, руководитель Индустриального телевизионного комитета, который организовывает церемонию, говорит, что будет рассматриваться вопрос о разделении церемоний. Один вариант — разнести во времени ее на несколько ивентов, например, по тематике гильдий, либо отдельно вручить награды победителям в региональных номинациях и общенациональных. Второй вариант — вручение призов в технических номинациях днем, а вечером того же дня — церемония награждения 25–30 номинаций с «помпезной» вечеринкой. «Планы на следующий год будут завысить еще и от того, какой будет выбран формат. Будет ли это банкет, как в этом году, или мы вернемся к Опере, и какой будет бюджет», — говорит Коваль.

И все же главной проблемой нынешней премии является отсутствие единого мнения хотя бы среди академиков, а уж тем более среди игроков индустрии и медиаэкспертов о том, что такое «профессиональные достижения», «лучший продукт» и «справедливая награда». Члены оргкомитета считают, что возникшая дискуссия — это хороший знак, поскольку обсуждение лучше, чем общее равнодушие или желание согласиться с тем, что есть.

Разделяет это мнение и академик Людмила Добровольская: «Кто ликует, кто возмущается, а ведь мы все просто посмотрели в зеркало. И в том, что так активно обсуждаем свое отражение, я вижу для профессионального сообщества шанс. Потому что результаты этого Телетриумфа — это демонстрация глубокого кризиса наших профессиональных критериев. Это цена наших компромиссов, нашего некритичного отношения к коллегам, размытости наших принципов, ложно понятой корпоративной солидарности, недобросовестной конкуренции. При всей фееричности списка триумфаторов этого года — самозванцев в нем нет. И если академики голосуют за Гроші и их ведущего, значит, мы забыли, что такое журналистское расследование и журналистика в принципе. Что мы производим, как мы подаемся, как мы голосуем, как побеждаем — то мы и смотрим. А выбор, собственно, невелик: либо этот Телетриумф станет отправной точкой для переосмысления медийщиками того, на чем базируется профессия, и напоминанием каждому о ценности его профессиональной репутации, либо премия будет окончательно дискредитирована».

Лучше не скажешь.

Фото: Павел Шевчук, инфорграфика - Лилия Зинченко

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
4156
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2018 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop