12:30
Понеділок, 21 Серпня 2017

Виктория Корогод, «Украина»: «Мы подтвердили Госкино наше желание наращивать объем украиноязычного контента»

5 432
С начала 2017 года неизменное первое место по самой желанной аудитории 18–54, «50 тыс.+» занимает телеканал «Украина». На этой неделе на канале стартует осенний сезон, и его руководство надеется, что «Украине» удастся сохранить свое лидерство. О новых проектах, рациональности инвестиций в сетку, сотрудничестве с Госкино и перспективах продаж украинского контента в мире и в РФ «Детектор медиа» поговорил с руководителем «Украины» Викторией Корогод. Она возглавляет телеканал с февраля текущего года, а до этого пять лет работала на нем же операционным и финансовым директором. Это интервью стало первым для Виктории Корогод в новой должности.
Виктория Корогод, «Украина»: «Мы подтвердили Госкино наше желание наращивать объем украиноязычного контента»
Виктория Корогод, «Украина»: «Мы подтвердили Госкино наше желание наращивать объем украиноязычного контента»

— Виктория, канал выпускал уже несколько релизов о том, что вы будете показывать в новом сезоне — в частности, на 22 августа запланирован старт «Реальной мистики — 5» и «Дежурного врача — 3». Директор «Медиа Группы Украина» Евгений Лященко на Одесском кинофестивале говорил, что у вас сейчас в работе тридцать новых проектов. Расскажите, пожалуйста, подробнее о вашем осеннем сезоне.

— В этом году мы запустили производство собственного процедурального медицинского сериала «Доктор Ковальчук», который выйдет в эфир в последние дни октября. Это будет первый украиноязычный сериал на канале «Украина» именно в праймовое время. Мы снимаем достаточно много украиноязычных сериалов: в 2017 году будет снято порядка трехсот часов киносериальной продукции на украинском языке. Но именно в прайме «Доктор Ковальчук» — это первый сериал. В этом году выйдет сорок серий. Мы надеемся на успех и планируем этот сериал продолжить.

Также мы работаем в новых жанрах. Осенью покажем сериал «Спецы» — совместное производство с компанией Star Media, мы заявляли его на Одесском кинофестивале. Это детектив с сильной мелодраматической линией. Попробуем себя и в комедийном жанре: речь о совместном украинско-польском сериале «Светка».

Мы продолжаем активно развивать производство мелодраматических сериалов. Первая премьера, с которой мы выйдем в 21:00 21 августа, — это сериал «Вторая жизнь Евы». Также в этом году мы покажем сериалы собственного производства «Отчаянный домохозяин», «Белое — черное» и другие. Действительно, как говорил Евгений Лященко, всего это порядка тридцати наименований премьер киносериального производства в осеннем сезоне.

— И это именно премьеры? Не новые сезоны существующих проектов?

— Это именно премьеры. Новые сезоны, конечно же, у нас тоже будут. Это и «Окно жизни», и «Женский доктор», и упомянутый вами «Дежурный врач» — тема медицинских сериалов достаточно хорошо на сегодня работает и в Украине, и на канале «Украина». Выйдут и новые сезоны «Агентов справедливости» и «Реальной мистики». Но те порядка тридцати наименований, о которых мы говорим, — это действительно премьеры. Причем это премьеры собственного производства канала «Украина» — снятые либо инхаус, либо с привлечением внешних продакшнов.

Также осенью мы покажем новую программу «Свекруха чи невістка» — это достаточно интересный проект, адаптация турецкого формата Rivals-in-Law. Я думаю, он привлечет внимание наших зрительниц.

С октября-ноября мы планируем зайти с новыми информационно-аналитическими проектами.

Будет и футбол: в осеннем сезоне мы будем транслировать топовые матчи Лиги чемпионов и Лига Европы УЕФА, матчи национальной сборной в отборочном туре Чемпионата мира. Также вы наверняка обратили внимание, что в этом году мы зашли на новую для нас территорию — территорию юмора. Эта проба оказалась успешной. «Шоу братьев Шумахеров» в июне было достойным конкурентом другим юмористическим шоу, которые развиваются уже много лет. И мы хотим активно продолжать это направление. Поэтому осенью покажем зрителям новые концерты братьев Шумахеров.

Есть еще одна премьера, действительно новая для канала «Украина», но ее я пока оставлю интригой. Наверное, где-то в октябре мы уже готовы будем ее анонсировать. Думаю, что тоже удивим.

— Это какой-то совсем новый для вас жанр?

— Нет, это не новый жанр. Но это действительно не характерный для канала «Украина» продукт.

— Исходя из того, что вы вводите в свою программную сетку какой-то продукт, не характерный для вас, можно ли предположить, что вы хотите как-то развернуть канал или привлечь ту аудиторию, которой у вас раньше не было?

— Разворачивать канал мы не хотим. А привлечь новую аудиторию — да, безусловно. Один из основных наших KPI (ключевых показателей эффективности) на сегодня — не только удержать лидерские позиции, но и увеличить охват. В том числе мы ставим перед собой цель привлечь новую для нас аудиторию — мужскую, и не только через футбольные трансляции: мы ищем те жанры, которые обеспечат нам совместные просмотры. Тот же юмор — яркий тому пример.

— Какие еще у вас KPI?

— Мы бы хотели привлечь и более молодую женскую аудиторию (30+): все-таки наше ядро сейчас — женщины старше 35 лет.

Наш очевидный KPI — это удержание лидерских позиций. Сейчас говорят: «Ух ты, канал в течение первого полугодия — лидер». Хотелось бы, чтобы говорили просто: канал-лидер, в любой момент времени в любом из слотов. Важно отметить, что по результатам первого полугодия мы действительно не просто канал-лидер, а практически каждый наш слот лидирует по отношению к слотам наших конкурентов — начиная с «Утра с Украиной», «Звездного пути» и дальше по сетке.

Конечно же, мы бизнес, поэтому у нас всегда был, есть и будет и финансовый KPI. Не в нынешних реалиях и не для телевизионного бизнеса в нашей стране в последние годы есть смысл всерьез говорить о самоокупаемости, но о рациональном использовании инвестиций точно говорить приходится. Много над этим работаем, стараемся оценить каждую гривну вложений: насколько она нам вернется. И я считаю, что наша сетка по стоимости очень продуманная.

— Когда мы говорим о лидерстве или очень хорошей динамике какого-то телеканала, важно учитывать и возможные ситуативные факторы. Например, осенью прошлого года на какое-то непродолжительное время Новый канал попал на третье место в рейтингах вещателей. Он действительно показывал хорошую динамику, но именно третье место ему обеспечил тот факт, что в тот момент еще и конкуренты немного просели. На ваш взгляд, есть ли в вашем полугодичном лидерстве такой элемент ситуативности?

— Я точно не готова согласиться, что в нашем случае есть элемент ситуативности. Да, конечно же, я не могу не признать, что мы работаем не в чистом поле, а в достаточно агрессивной конкурентной среде, и иногда ситуативная слабость конкурентов может помочь, в том числе и нам. Но говорить о том, что это — основной фактор наших лидерских позиций, нельзя. Если вспомнить 2016 год, то первая тройка лидеров (аудитория: 1854, города «50 тыс.+». — ДМ) закончила год с минимальными отклонениями в долевых показателях: средняя годовая доля лидера была 9,95 % («1+1». — ДМ), а наша — 9,74 %. При этом у канала, который занял второе место (СТБ. — ДМ), этот показатель составил 9,94 %. То есть отклонения были ничтожными, а наши позиции и до 2017 года были достаточно сильными. Это результаты упорной работы в течение последних трех-четырех лет. Вопрос только в том, почему мы достигли лидерства в январе 2017 года, а не в октябре 2016-го или в марте 2017-го — вот здесь мог сыграть фактор, в том числе и слабости кого-то из конкурентов.

— Мне было очень интересно, кто в иерархии вашего канала — человек номер два. И я подумала, что отчасти пойму это по тому, чей кабинет находится рядом с вашим. Сегодня я увидела, что это кабинет Алексея Мустафина, который в «Медиа Группе Украина» руководит новостями. Вы уже говорили о том, что у вас будут новые информационно-аналитические программы. Чем вызван тот факт, что вы такое внимание уделяете новостям? Влияет ли на вас бум информационных каналов?

— Нельзя сказать, что бум информационных каналов именно сейчас начал на нас влиять. Но на всех на нас влияет ситуация в стране: Украина находится в активной стадии своего развития, она наполнена событиями, причем это особенно характерно для последних трех-четырех лет. Поэтому новости актуальны.

Если говорить о новостях канала «Украина», то здесь у нас тоже амбиция быть лидером. И уже больше полугода мы лидер информационного вещания по важной для нас аудитории 18+, а в последнее время начали занимать лидерские позиции и по коммерческой аудитории — 18–54. Для нас важно, что зрители приходят к нам не только за развлекательным контентом, но и за качественными и взвешенными новостями.

— Очень интересный проект — мультиплатформенный информационный бренд «Сегодня». Мы внимательно за ним наблюдаем. И каждый раз я не устаю о нем спрашивать: как продвигается проект? Как проходит конвергенция?

— Конвергенция, безусловно, происходит. Но это вопрос не только конвергенции, но и развития новых площадок и новых направлений в рамках мультимедийного бренда. Есть мысли, как дальше развивать этот бренд и на какие новые площадки выходить. Когда наступит подходящий момент, Алексей Мустафин точно сможет рассказать подробнее.

— Какими будут те новые информационно-аналитические программы, о которых вы упомянули? Может быть, вы запустите политическое ток-шоу?

Нет, это не политическое ток-шоу, этот формат в чистом виде нам точно не интересен. Речь действительно о развитии аналитического направления. Не могу сказать, что это новости в чистом виде; это аналитика происходящих в стране событий и их оценка с разных сторон.

Но в любом случае наш приоритет — это развитие киносериального производства: то, в чем мы были сильны, есть и никоим образом не теряем позиции.

— Сколько собственного производства у вас в этом году, сколько планируете в следующем?

Если говорить о программах, то практически все они — это собственное производство, то есть порядка 950 часов в 2017 году. Плюс информационное вещание. Если же говорить о киносериальном продукте, то в этом году речь приблизительно о 450 часах собственного производства — и, как я сказала, триста часов из них — украиноязычного продукта. Почему подчеркиваю: не единожды в средствах массовой информации звучали упреки в адрес нашего канала, что в его эфире недостаточно украинского языка. При этом никто не считал, сколько его на самом деле.

Если говорить о планах на следующий год, то производство программ уже на 100 % собственное, больше не получится. Что касается киносериального производства, то я думаю, что 500–550 часов — это то, о чем мы можем говорить на следующий год.

— Когда вы рассказывали о новых киносериальных проектах собственного производства, то упомянули, что часть из них будет произведена инхаус-продакшнами, часть — сторонними. В каких случаях вы воспринимаете проект как собственное производство, даже когда его производит сторонний продакшн?

— Это всегда сложное определение — собственное производство. Здесь важно, насколько креативная и продюсерская команды канала в него погружены. Для меня собственное производство — это продукт, который снят с активным участием канала, когда вещатель полностью интегрируется в производственный процесс на этапе не только подготовки (написания сценария, кастинга, выбора режиссера и основной творческой группы), но и съемки и монтажа, потому что только канал знает, какой продукт будет интересен его зрителям. Поэтому вне зависимости от того, кто снимает (канал собственными силами, связанный с каналом продакшн или независимый внешний продакшн) — если у канала есть однозначное и безусловное влияние на процесс и результат производства, то это собственное производство.

— Сколько проектов вашего собственного производства снимают внутренние продакшны, а сколько — сторонние?

— Если говорить именно о киносериальном производстве и не трогать программы, которые представляют собой стопроцентное самостоятельное производство, то из всего киносериального производства половину снимают инхаусные продакшны и половину — внешние.

— И как бы вы хотели изменить это соотношение, если хотите изменить? Больше производить инхаус? Меньше закупать?

— Если говорить о нашей стратегии на ближайшие годы, то мы однозначно хотим покупать еще меньше — до 10–15 % от общей потребности в киносериальном продукте. Эти 10–15 % будут, скорее, закрывать какие-то ситуации, например, связанные с несвоевременной сдачей собственного продукта (такое тоже бывает), чем будут опорой в нашей сетке.



— Что произошло с «Круговоротом»? Я так понимаю, что с юридической точки зрения ситуация выглядит так: прокатное удостоверение получала кинокомпания «Фильм Стрим», она вам предоставила необходимые документы, а потом оказалось, что Госкино перед самым показом удостоверение отозвало, заподозрив в сериале свежий российский продукт. С этим продакшном случались и другие подобные эпизоды: в прошлом году по той же причине отзывали прокатное удостоверение сериала «Гірке щастя». Как вы планируете обезопасить себя в будущем от таких поступков сторонних продакшнов?

— Да, это был закупной продукт. На момент заключения сделки продакшн показал нам все необходимые документы. Они были легальны, в том числе и документы, верифицированные государственными органами. В какой-то момент прокатное удостоверение было отозвано, и мы сняли продукт с эфира. А в будущем? Мы планируем себя обезопасить, прежде всего, уменьшив объем закупного продукта. В какой-то момент — мне сейчас тяжело прогнозировать, в какой именно: в конце 2018-го или середине 2019 года — объем закупного продукта будет просто ничтожен в рамках общего эфира. И это уже практически нивелирует риск подобных ситуаций.

— Разбираясь в этой теме, мы узнали, что у вашей группы якобы есть договоренность с Госкино о том, что вы будете производить больше сериального продукта внутри страны и на украинском языке. И что у вас сейчас происходит адаптационный период. Я об этом уже упоминала в одной из своих статей, но у меня до сих пор не было возможности уточнить у вас, действительно ли есть такая договоренность.

— Хочу заметить, что украиноязычное киносериальное производство мы начали еще до вступления в силу нового закона (о квотах. — ДМ), это было исключительно наше стратегическое решение. Развитие собственного производства является нашей целью не из-за Госкино, а прежде всего с точки зрения того, что такая кропотливая работа канала над продуктом действительно дает возможность удовлетворить потребности аудитории канала, причем как лояльной, так и потенциальной. И да, мы подтвердили Госкино наше желание наращивать объем украиноязычного контента.

И опять-таки, это бизнес: есть интерес в том, чтобы нарабатывать базу активов с целью дальнейшей продажи как самого продукта, так и форматов. Мы имеем опыт таких продаж. Сейчас заходим на рынок Латинской Америки с нашими длинными мелодрамами — в качестве форматов, безусловно, готовый продукт их интересует в меньшей степени. У нас уже было несколько встреч с ведущими латиноамериканскими каналами и дистрибьюторами.

— Мне очень интересна тема международной дистрибуции контента. Вещатели о ней много говорят, но пока что судить о ней достоверно из СМИ мы не можем: каждый вещатель выпускает релизы, что он что-то куда-то продал, но невозможно оценить, сколько это в деньгах или хотя бы в процентах от его доходов. Насколько много вы сейчас на этом зарабатываете или планируете зарабатывать? Насколько весома эта доля в структуре ваших доходов?

— Вы знаете, она весомая. Когда мы начали развивать это направление — а это было в 2013-2014 году, когда очень сильно сокращались продажи в РФ, — я сама не верила, что рынок Восточной Европы, не говоря уже о Западной Европе и Америке, может быть достаточно интересным. Если говорить о продажах за пределы СНГ, то сегодня на них приходится 40–50 % наших общих продаж. Просто там другая структура сделок. Они небольшие по стоимости, но их много. Интерес есть, особенно у интернет-площадок. По всему миру они развиваются очень активно, а основная проблема — недостаток контента. Мы в том числе работаем с интернет-площадками в тех странах, где сильны украинские диаспоры. У нас было пару сделок с канадскими интернет-площадками. Пытаемся разработать Бразилию: пока сделок нет, но я считаю, что и там мы можем найти своих зрителей — не только среди диаспоры, хотя она там и достаточно большая, но и среди основного населения.

— Что, как вы думаете, будет с продажами украинского контента в России? Тема непростая, и мы помним, как она эволюционировала. Сегодня мы не можем покупать контент в России, но можем его туда продавать, однако в какой-то момент российский рынок тоже стал беднее и российские телеканалы стали размещать больше заказов у российских продакшнов. Недавно появилось заявление российского актера Александра Пескова в адрес Путина, который пожаловался, что сериалы для показа в России снимают на территории Украины украинские продакшны. На украинском рынке появилась версия, что это может быть старт кампании по запрету в России контента украинского производства и что она может продлиться года полтора-два. Вы согласны с этим предположением?

— Сложно говорить о прогнозах, особенно в перспективе двух лет. На сегодняшний день все так динамично меняется, что два года — это уже долгосрочный период, в отличие от более спокойных времен. Я не Кассандра и не знаю, что будет через два года с точки зрения потенциала продаж нашего продукта (смеется. — ДМ).

— Но вы же, наверное, закладывает в стратегию какие-то предположения, риски и прогнозы?

— На сегодняшний день мы ориентируемся на то, что наш контент востребован, в том числе, и на территории РФ. Но сейчас все настолько динамично меняется, что мы не строим стратегические планы на долгий период — например, на пять лет, как это было три — пять лет назад. А даже если мы и формируем какие-то подобные планы, мы их потом гибко меняем. Это не какие-то догмы, прибитые гвоздями.

— Сейчас, действительно, невозможно представить, что можно составить четкий план на пять лет и он сбудется. Мы помним, каким был рынок три года назад, четыре, два года назад — буквально раз в полгода что-то происходит.

— Вспомним кризис 2008 года. Еще два года после его окончания телевизионную индустрию трясло. Только к 2012 году она вернулась в состояние условной стабильности. Потом произошли определенные изменения, которые снова свели эту стабильность к нестабильности и снова индустрию начало сотрясать, рынки опять начали меняться. Поэтому мы уже в 2015-2016 году сознательно отказались от долгосрочного планирования. Мир динамичен — мы динамичны.

— Есть ли у вас какой-то норматив, сколько раз должен быть показан ваш контент у вас на канале?

— Конечно. Стандарт — это три показа. Если мы понимаем, что инвестируем в продукт больше денег (усиливаем его кастом, более дорогими декорациями), то это четыре-пять раз.

— Насколько я знаю теорию этого вопроса, потенциальное количество повторных показов зависит еще и от жанра: мелодраму можно показать меньше раз.

— Нет. Просто у мелодрам более длинный период отдыха. Их оборачиваемость более медленная: от 9 до 12 месяцев. Но количество показов они выдерживают такое же, что и другие жанры. Зависит от продукта. Если он хороший, то для каждого жанра есть свое время отдыха и каждый прекрасно работает.

— Ваши зрители привыкли смотреть на вашем канале мелодрамы. И с этой точки зрения, сколько бы ни было разговоров о том, что мелодрамы теряют популярность, нужно еще анализировать конкретного вещателя: к вам люди приходят за этим. И все-таки хотите ли вы, чтобы у вас стало меньше мелодрам и больше других жанров? Я услышала, что вы заходите в комедию, в детективы, но насколько это в будущем будет для вас масштабно? Или все-таки в основной массе продолжите фокусироваться на мелодрамах?

— Отказываться от мелодрам мы точно не планируем. Будем ли мы разбавлять мелодрамы другими жанрами? Комедиями, детективами? Да, будем.

Действительно, в последнее время часто звучат высказывания о том, что теленовеллы теряют свою популярность. Они не теряют популярность — ни в мире, ни в Украине. Приведу пример «Райского места» — это теленовелла, сто серий. Этот проект — яркий пример того, как в процессе трансляции сериала канал стал лидером в слоте, притом что предыдущий сериал в этом слоте сработал немного хуже. Последние 30 серий «Райского места» настолько агрессивно наращивали долю, что доля его последних серий была даже выше, чем средняя доля канала до показа.

Так что этот продукт работает, он востребован. И мы в нем сильны.

— Я три года освещаю судебный процесс вокруг формата программы «Ревизор». Недавно я опубликовала статью об очередном витке этого дела и мне в комментариях написали, что якобы после ухода Ольги Фреймут с Нового канала в StarLightMedia серьезно пересмотрели подходы к контрактам со своими топовыми ведущими, сделав их условия жестче. И я задумалась, стало ли с тех пор больше или меньше переходов в отрасли. Недавно был такой эпизод с Александром Скичко, который одновременно и остался у вас, и пошел на «Танцы со звездами» на «1+1» (когда записывалось это интервью, еще не было известно, что Скичко снимется также и в сериале ICTV. — ДМ). Как это происходило? И как вы на это согласились?

— Это произошло мирно. Надо отдать должное Александру: он поставил нас в известность, этот вопрос согласовывался. У любого человека есть потребность развиваться, а у творческого человека она намного выше. Александр готов развиваться на нашем канале, просто мы не нашли проекта, где он сможет раскрыться еще ярче. Поэтому, когда ему поступило такое предложение, он пришел к нам, объяснил свои мотивы — что в том числе он хочет развиваться, искать себя в новых ролях — и, конечно же, мы согласились. Важно, чтобы наши ведущие могли развиваться, чувствовать себя реализованными, но при этом оставаться нашими звездами.

Я считаю, что это не вопрос жесткого контракта, потому что речь о людях. Это вопрос контракта, в котором четко проговорены все условия и ситуации. Именно это мы стараемся прописывать в договорах с нашими ведущими.

— Мне тоже кажется, что жесткие контракты тут не спасут, потому что в какой-то момент они вступят в противоречие с трудовым законодательством и их можно будет оспорить.

— Я уже не говорю об этом — о трудовом законодательстве, о Конституции Украины. Повторюсь: даже с точки зрения отношений творческой личности и канала — кому как не каналу понимать, что методом запретов нельзя достичь успеха в сотрудничестве с творческими людьми.

— То есть Скичко остается вашим постоянным ведущим, а «Танцы со звездами» — временный проект? И точно так же вы разрешаете своим ведущим участвовать в корпоративах «на стороне»?

— Да, Александр остается нашим ведущим. И да, участвовать в корпоративах мы тоже разрешаем.

— А вы сами продаете их корпоративы?

— Нет.

— Просто мне кажется, что некоторые телегруппы это делают.

— Мне тоже так кажется (смеется. — ДМ).

— Еще я слышала историю, что якобы «1+1» приглашал также и Алексея Суханова, но он отказался, предварительно рассказав вам.

— Да, так и было. Мы, действительно, стараемся строить с нашими ведущими партнерские, здоровые отношения. Поэтому всем, что происходит в их жизни и может касаться нашего сотрудничества, они всегда открыто делятся. Если есть потребность это обсудить, мы обсуждаем и ищем какие-то решения. А если нечего обсуждать — мы не обсуждаем: жмем друг другу руки и продолжаем сотрудничать.

— Между игроками телеиндустрии существует несогласие в вопросе срока отключения аналогового вещания. Сейчас, как мне кажется, мы увидели какой-то конструктив, когда «1+1 медиа» и Inter Media Group взялись замерить цифровое покрытие в Волынской области. Ускорит ли это отключение аналога, отсрочит или об этом никто не говорит, потому что перспектива стала достаточно далекой?

— Мне сложно, да и не хочется комментировать, как повлияют действия других участников индустрии, потому что я считаю, что это тот процесс и то решение, которое зависит от самого главного участника — государства. Это не вопрос того, как удобно или неудобно индустрии. Это вопрос государственного значения, как бы пафосно это ни звучало.

И здесь прежде всего государство должно занять четкую позицию, не принимать сторону того или иного участника индустрии, а определить четкие условия и сроки и донести их до всех участников, обеспечить прозрачную дискуссию.

— Вам ближе позиция «Зеонбуда», который за эти измерения даже судом пригрозил?

— Мне никоим образом не ближе позиция «Зеонбуда». Моя позиция: это вопрос государственного значения. И моя позиция: государство должно активно формировать процесс и приводить к результату.

Если государство посчитает, что это направление развития не является приоритетным для нашей страны… Но насколько я понимаю, государство так не считает.

— В «Медиа Группе Украина» недавно произошли интересные кадровые перестановки. Несколько лет Евгений Лященко совмещал руководство группой и каналом, а Ольга Захарова — маркетингом группы и канала. В начале года они сосредоточились на управлении на уровне группы. Директором канала «Украина» стали вы, маркетинг-директором — Татьяна Светлова. Какие еще ключевые лица вы поменяли?

— На самом деле, мы не поменяли никого, потому что я работаю на канале пять лет. Мы с Евгением Лященко проработали здесь практически одинаковое количество времени: пришли с разницей в одну неделю. Ольга Захарова здесь работала достаточно давно, и маркетинг-директор Татьяна Светлова на момент вступления ею в должность директора по маркетингу тоже работала здесь больше года — была директором по развитию бренда. Произошла просто ротация внутри группы — мне кажется, что вполне естественная. В процессе управления Евгений Лященко выработал определенные стандарты, и на сегодня телегруппа и команда достаточно уверенно себя чувствуют. Поэтому Евгений логично отпустил операционные процессы, сосредоточился на направлениях развития, а уже непосредственное управление бизнесом передал мне. Последние два года я работала на канале операционным директором, была посвящена во все процессы, а за часть процессов непосредственно отвечала. Та же ситуация с Ольгой и Татьяной.

— А есть ли у вас еще кто-то, кто до сих пор совмещает какие-то функции на уровне группы и канала?

— Очевидных — нет.

— Если смотреть со стороны, то ваша группа и канал выглядят самыми спокойными и уверенными на рынке еще и с точки зрения инвестиций, которые вы вкладываете. Действительно ли вы сейчас более свободны по сравнению с вашими конкурентами в возможности инвестировать? Или это просто внешнее ощущение вашего спокойствия, вызванное вашим правильным планированием — в том числе кадровым?

— Еще пять лет назад, когда я присоединялась к группе, я точно так же думала, что здесь очень много денег. Это не так. Сколько денег есть на рынке и у остальных игроков, столько же их и у нас. Нет никаких «золотых кранов». Но как человек, который имел отношение к финансам этой телегруппы, смею утверждать, что это действительно очень планомерная и системная работа. Давайте, к примеру, посмотрим на сетки других каналов и канала «Украина»: мы рациональнее используем деньги. У нас нет ни одного громкого дорогостоящего шоу, при этом мы — канал-лидер.

Если говорить о нашем производстве, то мы очень тщательно выстраиваем отношения с партнерами, в том числе и с точки зрения финансовых условий. Одна из причин, почему мы некоторые проекты отдаем на производство внешним продакшнам, заключается в том, что мы ищем новые формы взаимоотношений с ними, когда в производство инвестируем и мы, и продакшн.

— То есть, с вашей точки зрения, инвестиции в условный «Х-Фактор» нерациональны?

Я понимаю, что в отношении «Х-Фактора» у коллег есть какая-то своя логика, рентабельность и свои нормы оценки этой рентабельности. Если для них этот проект рентабелен — замечательно. Мы на сегодняшний день в такой сложной экономической ситуации находим менее капиталоемкие проекты для обеспечения лидерства.

— В целом телешоу можно повторить меньше раз, чем сериал?

В зависимости от того, какое телешоу. Если говорить, например, о «Голосе», то я не верю, что он пройдет столь же успешно в том же слоте второй раз — даже если отдохнет год.

«Зарядка с Мариной Порошенко» у вас на канале продлилась всего месяц, и мне говорили, что так и было запланировано. В чем был смысл этого проекта? О нем столько говорили…

Зарядка — это все-таки форма. Но смысл проекта был не в зарядке, а в том, что это была гуманитарная акция под эгидой супруги Президента. И у этой гуманитарной акции была определенная цель: помощь спортивной школе-интернату в Луганской области. Акция реализовывалась на разных медийных площадках, не только на телевидении. В случае с телевидением позволю себе чуть-чуть похвастаться: канал «Украина» был выбран логично как канал-лидер.

И ничего более в этой истории нет. Просто за счет громких имен проект вызвал такой резонанс.

— Наверное, в следующем году наконец-то начнутся сериальные питчинги Госкино. И, наверное, наконец-то мы увидим вас среди участников питчингов, потому что раньше мы вас там не видели.

— Да, да, да (смеется. — ДМ). Мы тоже очень надеемся, что в следующем году начнутся сериальные питчинги Госкино. У нас уже есть три-четыре заявки, достаточно интересные, с которыми мы планируем в них участвовать.

— «Сумма-мечта» индустрии на господдержку сериалов на следующий год — это 500 млн грн. Слышали ли вы что-нибудь о том, как поведет себя Минфин? Какую сумму согласует?

— Посмотрим, как он себя поведет. Для начала меня интересует, как он пропишет все нормативные документы для реализации законодательной инициативы. Потому что закон принят, это действительно радует нас и вдохновляет, но за принятием закона стоит очень большая работа, в том числе Минфина, по разработке нормативных документов, которые дадут возможность реализовать те инициативы, которые приняты в законе. Ну и, конечно же, тот вопрос, который подняли вы: само по себе финансирование. Но здесь опять-таки: вспомним Кассандру (смеется. — ДМ).

— Несмотря на то, что вы не Кассандра (смеется. — ДМ), вы же не можете не ориентироваться на какую-то условную цифру. Как вы думаете, какой максимальный и минимальный процент своих затрат на производство сериалов вы сможете профинансировать за госденьги?

— Здесь вопрос не «кассандровости», а опыта. Мы никогда не участвовали в питчингах, даже игрового полного метра, документального кино. У нас уже есть несколько заявок, с которыми мы планируем выходить, но я даже не могу сказать, победят ли они все. Ведь мы же будем не единственные, конкуренция прогнозируется достаточно большая. Я думаю, что сейчас каждая из телегрупп активно готовит заявки, с которыми она будет выходить на эти питчинги.

— Кстати, почему с полным метром у вас в группе экспериментирует не флагманский канал, а «НЛО TV»?

— Мы сфокусированы на киносериальном производстве. Полный метр — это абсолютно новая территория. Канал «НЛО TV» и его руководитель Иван Букреев — наши экспериментаторы, двигатели прогресса. Они пробуют что-то новое, и логично им как такому двигателю прогресса заходить на новую территорию и развивать ее.

Мы же — большая машина, основательная, не всегда достаточно быстрая, и развиваем то, где мы сильны.

— Как продвигается запуск международных версий канала «Украина»?

— Пока ищем партнеров по дистрибуции. Это то, о чем мы говорили еще на весенней пресс-конференции: у нас есть пилотные версии всех четырех международных каналов («Украина 1» / «Украина 2» и «НЛО TV 1» / «НЛО TV 2»). Как только у нас будет достаточное количество партнеров, мы выпустим уже полноценные версии.

— Насколько вы вовлечены в подготовку законопроекта об аудиовизуальных услугах? Он сейчас опять застопорился…

— Дискуссии внутри индустрии идут уже месяца два. Конечно же, потребность в изменениях есть. Но настолько фундаментальные законы, которые не просто уточняют правила, а, по сути, прописывают их заново, важно принимать очень системно и осторожно. Важна прозрачность в обсуждении, незаангажированность при принятии и четкое понимание, как это будет работать. Вот со всем этим у нас пока не все в порядке.

— А есть ли какие-то пункты в этом законопроекте, по которым вы расходитесь с другими медиагруппами?

— Так как дискуссии еще продолжаются, то сказать, что кардинально расходимся, мне сейчас сложно. Вопрос не в том, что мы сейчас расходимся. Вопрос в том, как мы все будем договариваться как внутри индустрии, так и с авторами закона.

Фото: Андрей Шматов

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
5432
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2021 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop
DMCA.com Protection Status
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду