Ксения Туркова: «То, что происходит с медиа в России, — это отстрел»

Ксения Туркова: «То, что происходит с медиа в России, — это отстрел»

10 Серпня 2021
4480
10 Серпня 2021
11:30

Ксения Туркова: «То, что происходит с медиа в России, — это отстрел»

4480
Ведущая «Голоса Америки» запустила программу «Исчезающий вид» о независимых медиа России и Беларуси, которые ещё держатся.
Ксения Туркова: «То, что происходит с медиа в России, — это отстрел»
Ксения Туркова: «То, что происходит с медиа в России, — это отстрел»

В июле американское иновещание «Голос Америки» запустило новую программу «Исчезающий вид», где раз в неделю автор и ведущая Ксения Туркова рассказывает о самых важных публикациях независимых российских медиа. Также в программе идет речь о ситуации с медиа в Беларуси и будут интервью с независимыми белорусскими журналистами. 

Ксения Туркова – российская журналистка, которая работала на НТВ, ТВ-6, ТВС, а также на радиостанции «Эхо Москвы», сотрудничала с изданиями «Московские новости», «Сноб» и «Такие дела». С августа 2013-го по июль 2017 года жила и работала в Киеве – на «Радио Вести» и на «Громадском» (с 1 сентября 2016 года до лета 2017 года была исполнительным продюсером проекта «Громадское на русском»).  С июля 2017 года переехала в США и начала работу в digital-подразделении «Голоса Америки».

Какую цель Ксения как журналистка и ведущая ставит для себя, делая программу «Исчезающий вид»? С какими трудностями сталкивается при подготовке? Об этом и не только в интервью Ксении Турковой для «Детектора медиа».

Ксения, расскажи, кто выступил инициатором проекта «Исчезающий вид»?

— Это была моя идея. До этого у нас была совместная программа с изданием «Проект» (его недавно признали нежелательной организацией в России). Раз в неделю в эфир на наших платформах в соцсетях выходили журналисты «Проекта» и комментировали свои расследования, многие из которых были очень резонансными, так как касались первых лиц государства.

В последние месяцы ситуация с медиа в России стала стремительно ухудшаться. Раньше я в шутку сравнивала происходящее со школьным конкурсом «Танцы на газете»: сначала пара танцует на целой газете, потом на половинке, потом на четверти, потом на восьмушке — пока не упадет. Выживают те, кто остается «танцевать» на крохотных кусочках. Но сейчас то, что происходит с медиа в России — это уже не танцы на газете, это отстрел. Каждую неделю кого-нибудь объявляют иностранным агентом, сейчас по пальцам можно пересчитать независимые медиа, у которых еще нет такого статуса. А с ним в России продолжать заниматься профессией очень сложно. В Беларуси ситуация еще хуже: за последний год там были задержаны сотни журналистов, две журналистки получили тюремный срок за стрим из квартиры. Мы знаем, что случилось с Романом Протасевичем. Собственно, поэтому мы и назвали программу «Исчезающий вид».

Какую цель ты как журналистка и ведущая ставишь для себя, делая эту программу? 

— Я подумала, что в этой ситуации надо проявить цеховую солидарность. Коллеги выпускают действительно резонансные материалы, поднимают темы, которые важно обсуждать и донести до аудитории. Моя задача — рассказать аудитории «Голоса Америки» о том, что журналистика в России и Беларуси не умерла: там есть и независимые медиа, и независимые журналисты. Рассказать, что с этими медиа происходит, что вообще происходит с медиа при авторитарных режимах, когда журналисты пытаются ставить серьезные вопросы, рассказывать о важном.

Сказывается ли тут твоя личная история, связанная с тем, что ты в свое время уехала из России?

— Конечно, сказывается. Я, впрочем, как и многие мои коллеги, журналистка с вполне драматической судьбой: разгром НТВ, который я пережила, когда мне был всего 21 год; работа на ТВ-6 и ТВС, которые отключили от эфира; работа в других редакциях, руководство которых снимали по политическим причинам; вечная попытка танцевать на газете, то есть работать на тех островках, которые оставались более-менее свободными.

Расскажи подробнее, как ты готовишь «Исчезающий вид»: как определяешь, кто станет героем очередного выпуска, с какими трудностями сталкиваешься?

— Мы составили список независимых российских медиа, я на связи с редакторами некоторых из них, мы следим за материалами и просим выйти в эфир журналистов, которые работали над тем или иным расследованием/исследованием. К примеру, первый выпуск был посвящен совместному расследованию «Медузы», «Холода» и «Медиазоны». Они с помощью математических подсчетов выяснили, что власти занижали информацию о масштабах эпидемии коронавирусной болезни, и выяснить реальные цифры помогли введенные властями QR-коды. Мы планируем также подключать к обсуждению тем экспертов.

Что для тебя самое сложное в этом проекте?

— Наверное, эмоциональная составляющая. Все, что происходит с журналистикой в России, я принимаю очень близко к сердцу. Да и в Беларуси тоже: заниматься профессией становится просто опасно для жизни, и я преклоняюсь перед белорусскими журналистами, которые продолжают делать свое дело.

Есть ли ограничения, которые ты как ведущая должна учитывать в общении с независимыми журналистами из России и Беларуси? Для примера: украинские журналисты часто спрашивают у российских коллег, чей Крым. Российские журналисты оказываются в сложной ситуации: даже те из них, кто признает Крым украинским, опасаются говорить об этом публично, опасаясь санкций, которые предусмотрены российским законодательством за такого рода высказывания.

— Да, такие ситуации бывают. У издания «Проект» были расследования, посвященные ситуации в Крыму. Например, о том, как Аркадий Ротенберг фактически купил четверть Крыма. В таких случаях я учитываю, что журналисты могут выражаться осторожно, но это не означает, что мы с ними должны совпадать в формулировках. Независимо от того, с кем я говорю, я использую термин «аннексия».

Кто смотрит новый проект? Насколько интересной программа «Исчезающий вид» оказалась для аудитории «Голоса Америки»?

— В фейсбуке у первого выпуска — более 16 тысяч просмотров. Для лайва, тем более, для пилотного выпуска это неплохо.

 

По моему опыту, все зависит от темы: как я уже сказала, мы приглашали журналистов в эфир еще до запуска этого проекта, и самый большой отклик в последний год вызывало все, что связано с коронавирусной эпидемией и с тем, как власти (в частности, в России) скрывали информацию о ее масштабах.

Насколько долговечным, по твоим прогнозам, будет «Исчезающий вид» с учетом того, что независимой журналистики в России и Беларуси немного и она под угрозой исчезновения?

— Во-первых, я думаю, что она не исчезнет. Белорусский язык, например, согласно классификации ЮНЕСКО, относится к исчезающим языкам. Но он жив и не думает умирать. Еще когда я работала в Украине на «Громадском», я делала цикл о языках постсоветских стран и ездила в Минск. Моя публикация так и называлась: «Язык, который не собирается исчезать». Так и с журналистикой: независимая журналистика в России и Беларуси жива благодаря отдельным журналистам. И посмотрите, как много интересных проектов возникло только за последние годы! Взять хотя бы феномен белорусского телеграм-канала NЕХТА.  На них и надежда. Во-вторых, темы-то не кончатся. И мы будем их обсуждать.

Планируются ли интервью с теми независимыми журналистами из России и Беларуси, которые сейчас вынуждены работать за рубежом?

— Конечно, например, завтра, в годовщину начала белорусских протестов, я планирую интервью с белорусским журналистом Змицером Лукашуком, который недавно вынужден был уехать в Польшу. Он расскажет, что произошло с белорусскими медиа за этот год.

Что тебе как журналистке из России дал опыт работы в украинских СМИ?

— Дал, собственно, то, чего мне не хватало в российских медиа — полную свободу, отсутствие страха перед властью, отсутствие цензуры и самоцензуры. Я работала только в двух редакциях, поэтому не хотела бы обобщать, у кого-то мог быть и другой опыт. Но могу сказать, что обстановка в украинских медиа разительно отличается от обстановки в российских — я говорю прежде всего о телевидении. В Украине я ни разу не слышала ни от кого из коллег вопроса: «Ой, а как думаешь, мы можем это в эфир дать или лучше не надо?» При этом я прекрасно понимаю, что в украинских медиа тоже есть свои проблемы, но они совершенно другого свойства.

Исходя из личного опыта, что бы ты могла посоветовать тем коллегам, кому приходится сейчас уезжать?

— Ой, советовать на самом деле очень сложно, у каждого своя история. Могу только сказать, что за этот год пандемии мы, мне кажется, окончательно поняли: границ нет, мир — «глобальная деревня» (по Маклюэну). Конечно, находясь за пределами своей страны, сложно делать локальные истории, ездить, говорить с жителями. Но поднимать важные темы, связанные с твоей страной, делать интервью, исследования, работать с большими данными — возможно. Могу сказать о себе: для меня как для журналистки очень важно было найти баланс между американской и постсоветской повесткой дня. Не погружаться на сто процентов в одну и не застревать в другой. Сейчас я работаю над видеопроектом «Словарь Холодной войны» (в этом году исполняется 30 лет с момента ее окончания). Это как раз пример проекта, в котором я объединяю свой интерес к Америке и к России/постсоветскому пространству.

Фото – Анны Даниловой, а также из личного архива Ксении Турковой

Команда «Детектора медіа» понад 20 років виконує роль watchdog'a українських медіа. Ми аналізуємо якість контенту і спонукаємо медіагравців дотримуватися професійних та етичних стандартів. Щоб інформація, яку отримуєте ви, була правдивою та повною.

До 22-річчя з дня народження видання ми відновлюємо нашу Спільноту! Це коло активних людей, які хочуть та можуть фінансово підтримати наше видання, долучитися до генерування спільних ідей та отримувати більше ексклюзивної інформації про стан справ в українських медіа.

Мабуть, ще ніколи якісна журналістика не була такою важливою, як сьогодні.
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
4480
Читайте також
Коментарі
1
оновити
Код:
Ім'я:
Текст:
Isa
908 дн. тому
Почему молчит об Казахстане в КЗ русские не коренные народы и тысячами школ русских в РФ Казахи коренные народы и нет школ Казаксих почему
Долучайтеся до Спільноти «Детектора медіа»!
Ми прагнемо об’єднати тих, хто вміє критично мислити та прагне змінювати український медіапростір на краще. Разом ми сильніші!
Спільнота ДМ
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду