Трагическая и поучительная история о «мальчике, который очень любил деньги»

Трагическая и поучительная история о «мальчике, который очень любил деньги»

8 Квітня 2016
4696
8 Квітня 2016
10:30

Трагическая и поучительная история о «мальчике, который очень любил деньги»

Олексій Мустафін
журналіст і медіаменеджер
4696
И о журналистах, увлеченных собственными разоблачениями
Трагическая и поучительная история о «мальчике, который очень любил деньги»
Трагическая и поучительная история о «мальчике, который очень любил деньги»

За последнюю неделю в социальных сетях появилось немало сообщений, которые начинались со слов «Я, конечно, не большой поклонник персонажа X, и, тем не менее, хочу сказать...» Поэтому заранее прошу извинить за несколько банальный дисклеймер.

Я действительно не люблю говорить о журналистских стандартах. По многим причинам – в том числе и личным. Но так уж произошло, что именно дискуссия о «стандартах профессии» может стать, как мне кажется, удобной отправной точкой для погружения в историю современной Украины. Увлекательного для тех, кто ею интересуется. И полезного для понимания того состояния, в котором мы находимся. А история меня, честно говоря, интересует больше, чем стандарты журналистики. Да простят меня сотрудники «Детектора медиа».

Наверное, меня трудно шокировать публикациями в отечественных СМИ. Ко многому привык. И, тем не менее, был несколько озадачен одним предложением в небольшой заметке в «Сегодня». Звучало оно дословно так: «Как известно, на референдуме нидерландцы высказались не по Соглашению об ассоциации Украины с ЕС, а против Евросоюза в целом». Я внимательно перечитал всю заметку с начала до конца. Два раза. Но так и не нашел никакого указания на источник столь важной новости. Автору оказалось вполне достаточно формулы «как известно». Внезапно я понял, что именно эта чудесная формула, которая с легкостью замещает факты оценками, наилучшим образом описывает состояние украинских медиа. И способы, которыми производятся тексты и сюжеты для отечественных СМИ. Прошу прощения за столь витиеватое определение – но думаю, что не все согласятся называть эти способы журналистикой.

В самом громком скандале последнего времени, связанном с обнародованием «панамских бумаг», работникам наших СМИ «как известно» еще больше, чем в истории с голландским референдумом. Исходный оценочный тезис: украинский президент «оказался» в компании Путина и других прожженных коррупционеров из третьего мира. Дальше оценки расходятся диаметрально. Для одних его присутствие в этой компании полностью закономерно (а чего еще ждать от «барыги»). Для других – вполне случайно, как будто речь идет о пешеходе, попавшем под трамвай. Последние, конечно, признают, что Порошенко – бизнесмен. Но вполне респектабельный, создавший свою империю едва ли не собственными руками.

«Дискуссия о стандартах» в этих условиях большей частью сводится к выяснению, чьи ощущения публике ближе. Те, кто считает Порошенко «барыгой» (а то и «предателем»), уверены, что его разоблачение – святая обязанность журналистов. И в случае, если они сами журналисты, разоблачают по мере сил. Те, кто президенту сочувствуют, возмущаются тем, что разоблачители «ни в чем меры не знают», и столь же настойчиво ищут доказательства их продажности, а если получится – то и «руки врага». Целесообразность при этом, даже со сторонниками одной точки зрения, часто играет злую шутку.

В фильме программы «Слідство.інфо», обнародованном «Громадським ТБ», нехватку фактов и экспертных мнений компенсируют тем, что налегают на драматический контекст – и зритель почти физически ощущает, как Президент регистрирует офшоры именно тогда, когда украинские солдаты гибнут под Иловайском. В сюжете вчерашних «Схем» от «Радио Свобода» контекст, наоборот, исчезает, и Порошенко «выводят на чистую воду» некие абстрактные следователи, слыхом не слыхивавшие о его тогдашней оппозиционности и политическом заказе со стороны власти (речь идет о 2003–2004 годах). В итоге, эмоциональные разоблачители проходят мимо того, что может представлять наибольший интерес для зрителя. Даже если тот интересуется не документальной стороной дела, а исключительно поворотами сюжета.

Защитники, впрочем, тоже хороши. Они просто усыпляют зрителя плоскими легендами о предпринимательских талантах «селфмейдмена» на президентском посту. Но ведь Порошенко с его офшорами – это не об этом. Это – живое воплощение современной украинской истории. Причем истории в развитии. Если уж проводить расследования, то нужно начинать сначала. Если не с того, как мальчик Петя стал студентом престижного вуза (хотя и это интересно), то хотя бы с выяснения природы удивительного везения, благодаря которому выпускник КИМО стал собственником бывших государственных предприятий. Именно так можно понять, почему в бизнес-биографии будущего президента вообще появились офшоры. На которые, кстати, никакие следователи долгое время не обращали никакого внимания – в чем, собственно, и заключалась суть «шантажистского государства», созданного во время президентства Леонида Кучмы. Это уже потом был уход Порошенко в оппозицию. Уголовные дела как способ давления на него со стороны вчера вполне лояльной власти. И оправдание практики офшоров уже не бизнес-логикой, а политическими соображениями – как кошелька оппозиции и оппозиционной деятельности (в том числе, и в медиасфере).

Биография Порошенко вообще богата на такие повороты. Которые помогают наглядно проследить, как приятная привилегия становится инструментом выживания, превращается в привычку, а привычка – во вторую натуру. От которой он теперь пытается публично откреститься – или пытается скрыть, как уверены в этом разоблачители. Это действительно «трагическая и поучительная история о мальчике Бобби». И она, в общем-то, способна увлечь зрителя даже больше, чем придуманные сериалы. Правда, для этого нужно посмотреть на нее со стороны. Отступив, так сказать, на шаг. Почему этого не делают «телевизионные деятели искусств»? Я могу ошибаться, но у меня есть версия. И заключается она в том, что с украинскими СМИ происходит нечто похожее на историю Президента. Чудесное рождение. Крепкие объятия власти. Героическая эпоха борьбы с властью. Когда многое объясняли необходимостью выжить. На многое закрывали глаза. И подспудно вырабатывали у медиа уверенность, что «так и надо». Сейчас уверенность переросла в непоколебимую убежденность. В собственной правоте. И в том, что любой, сомневающийся в обоснованности этой убежденности, «как известно», делает это «не просто так». Над Порошенко и его готовностью объяснить свои неудачи «гибридной войной» они еще могут посмеяться. Но когда речь заходит о них самих – становятся непроницаемо серьезными. Или невыносимо пафосными. А для зрителей, как в известном анекдоте, просто не остается места.

Фото - скріншот з YouTube

Команда «Детектора медіа» понад 20 років виконує роль watchdog'a українських медіа. Ми аналізуємо якість контенту і спонукаємо медіагравців дотримуватися професійних та етичних стандартів. Щоб інформація, яку отримуєте ви, була правдивою та повною.

До 22-річчя з дня народження видання ми відновлюємо нашу Спільноту! Це коло активних людей, які хочуть та можуть фінансово підтримати наше видання, долучитися до генерування спільних ідей та отримувати більше ексклюзивної інформації про стан справ в українських медіа.

Мабуть, ще ніколи якісна журналістика не була такою важливою, як сьогодні.
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
4696
Коментарі
0
оновити
Код:
Ім'я:
Текст:
Долучайтеся до Спільноти «Детектора медіа»!
Ми прагнемо об’єднати тих, хто вміє критично мислити та прагне змінювати український медіапростір на краще. Разом ми сильніші!
Спільнота ДМ
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду