Вячеслав Пиховшек: «В том, что я конкурентноспособен – залог того, что я вернусь»

13 Жовтня 2005
1871
13 Жовтня 2005
18:40

Вячеслав Пиховшек: «В том, что я конкурентноспособен – залог того, что я вернусь»

1871
«Я сейчас восстанавливаю Центр, подобный Украинскому независимому центру политических исследований, душой которого я в свое время был» «ТК» посчитала, что весь происходящий нынче в стране политический маразм может хотя бы в какой-то мере адекватно анализировать лишь тот, кто по какой-то причине выпал, так сказать, из активного процесса, и наблюдает за всем этим со стороны.
Вячеслав Пиховшек: «В том, что я конкурентноспособен – залог того, что я вернусь»
Волей обстоятельств и собственной роли в минувших выборах, нынче, накануне выборов-2006, таким оказался Вячеслав Пиховшек – как бы и не «люстрированный» из профессии, и одновременно, конечно же, остающийся не у политических и спецоперационных дел. Кстати, в последнее время к Вячеславу у публики, в том числе – журналистской, проснулся интерес. С этого и началась наша «беседа» - а на самом деле работа над нижестоящим текстом по переписке электронной почтой.

- Слава, как по-твоему, почему именно сейчас ты стал популярным среди коллег-журналистов: начиная с сентября, раздаешь налево и направо интервью, тебя приглашают в чаты… Как ты думаешь, это возвращение в качестве «динозавра» прошлой эпохи, на которого смотрят как в зоопарке, или начался процесс твоего постепенного возврата в информационное пространство? Если последнее, то в качестве кого? И в качестве кого лично ты хотел бы вернуться?

- На самом деле я ждал такого поворота событий. Он – естественен. Люди хотят слышать другую точку зрения, не совпадающую с их собственной. Как выработать собственную точку зрения на те или иные вещи в политике – если при этом не отталкиваться от другой точки зрения? Пусть даже не совсем совпадающей с твоей собственной. По этой причине, кстати, и несогласные со мной читают это интервью.

Что касается «возвращения». Да я, собственно говоря, никуда и не исчезал. При том, что всегда были и остаются принципиальные противники моего нахождения в эфире. Сергей Грабовский например, Андрей Шевченко. К этим позициям я отношусь как к нормальным позициям, люди имеют на нее право. Знаю о похожей позиции и других людей.

Безотносительно к фамилиям, хочу сказать следующее. За этим стоит либо попытка перевести на меня стрелки из действительно реально острых для Украины проблем. Либо – боязнь конкретного политика отвечать на именно мои вопросы. Либо – попытка нерыночной конкуренции, когда меня хотят убрать из эфира под любым предлогом, потому что боятся конкурировать.

Я бы хотел вернуться в качестве политического аналитика. Для меня как для человека, привыкшего всю жизнь работать – мучительно заниматься любимой работой 45 минут в неделю.

- То есть, ты категорически отрицаешь саму возможность того, что кто-то может считать тебя, условно говоря, «нерукоподаваемым» по этическим причинам, а не конъюктурным? Из-за профанации тобой во время прошлой выборной кампании манипулятивной деятельностью, апологетом которой ты стал для многих в этой стране, всей журналистской профессии?

- Ты имеешь право задавать такие вопросы, как и другие, которые не были членами команды Кучмы. Я был членом команды Кучмы в то время. Я это скрывал? Я его предал в то время, как его предали другие, в то время как под ним закачалось и качалось потом кресло? Я стал предателем, как стали другие – потому что так было выгодно в контексте общественного мнения? Есть мнение, о котором ты говоришь? Что же, пусть будет и так. Во время одних предвыборных дебатов в Польше Валенса сказал, что он не подаст Квасневскому и ногу. Квасневский выиграл те выборы. В конечном счете сейчас мнение рядовых поляков о Квасневском лучше, чем о Валенсе.

- То есть, будучи членом команды Кучмы – и не манипулировать – было нельзя, понятно! А если серьезно, то, честно говоря, меня больше волнует то, почему за эти 9 «посторанжевых» месяцев на нашем ТВ так и не появилось замены тебе – ни личностей, ни программ, которые бы без манипуляций, но добросовестно и добротно анализировали бы политические процессы…

- Это уже стало фактом. С одной стороны, мне кажется важным, что люди могут сравнивать то, что делал я, и что делают современные ведущие, в том числе и так называемых «итоговых» программ. На деле – это новости за неделю. Там нет анализа и прогноза, ибо нет даже попытки провести взаимосвязи. Не случайно «Эпицентр» брал большие рейтинги. Не случайно «Эпицентр» критиковали. Он никого не оставлял равнодушным. Насколько я понимаю, «ТК» и не анализирует, практически, современные итоговые программы по причине их невнятности. Неинтересности, просто говоря. Телевидение должно цеплять эмоции, а оно не цепляет в этих современных итоговых программах.

Вторую проблему я вижу в отсутствии концептуального подхода к программам с точки зрения разграничения пиара, аргументов (доказательств) и авторского текста. Такое впечатление, что нам «выдают» только лишь массу пиара за неделю. Не удивительно, что зрители не могут разобраться.

Я применял свои выражения. «Вот мои аргументы». «Я прогнозирую». Так суждения отделялись от фактов. Где это сейчас? Я применял ДОКАЗАТЕЛЬСТВА. Для меня принципиально, чтобы прогноз и анализ были доказаны. Для этого я располагал и располагал сетью источников. Кто-то хочет мне доказать, что нынешняя сумма пиара событий недели, которая некритично воспринимается и выдается в эфир - и есть аналитика? И что это нормально, что хотя бы за день до нашумевшего заявления Зинченко о коррупции в эшелонах власти никто не спрогнозировал его содержания?! - Никто не спрогнозировал публично, с экрана телевизора, саму возможность коррупционных скандалов внутри команды «оранжевых»…

- Это не коррупционные скандалы, а обливание дерьмом, обвинения в коррупции. По принципу – «облить дерьмом, потом пусть отмываются». Нет ни одного решения суда, да и еще такого, которому можно доверять. О том, что так будет, я сказал Борису Давидовичу Дейчу и Ефиму Леонидовичу Звягильскому в Карловых Варах нынешней зимой. В то время я уже не выходил в «Эпицентре». А то, что подобного развития событий не спрогнозировали те, кто имеет доступ к якобы аналитическим телепрограммам – то это не самоцензура, я убежден. Это просто нежелание или неумение заниматься политическим анализом. Анализом, интересным зрителю.

- О своем желании заниматься политическим анализом ты говоришь не в первый раз. Почему, с твоей точки зрения, тебя держат в «Иду на Вы»?

- Я не исключаю некоей неформальной договоренности между нынешним руководством «1+1» и Банковой – Пиховшек в эфире как бы есть, но высказаться в достаточном хронометраже он не может. Впрочем, не исключено, что это бред. Мне говорит руководство «1+1», что рассматривает возможность моей авторской программы. Но ясности в этом вопросе нет.

Здесь возможно несколько вариантов развития событий. Я действую в формате «Иду на Вы» до выборов. При этом уж точно никто не будет обвинять меня в возврате манипулятивных технологий. Это важно для меня настолько, что я приостановил до выборов публикацию некоторых вещей, которые были бы коммерчески выгодны, и «определили» бы действующую власть в не совсем том свете, в котором она хочет выглядеть. Еще один вариант - я, помимо «Иду на Вы», выхожу в новом информационно-аналитическом формате еще до выборов – насыщая аналитикой каждую минуту, специально контролируя неприменение манипулятивных технологий. Вариант второй программы возможен – в конце концов, Ольга Герасимюк ведет «Иду на Вы» и «Без Табу». И, наконец, возможен вариант моего выхода с подобным проектом после выборов.

- А что ты будешь делать, если и после выборов тебя будут держать в прокрустовом ложе проектов, подобным на «Иду на Вы»?

- А вот это действительно серьезный и сложный вопрос. Над ним я уже действительно серьезно и сложно начинаю думать. Но одно я знаю твердо: работать я буду. Я найду возможности работать. Выбор, где работать - в стране есть, а конкурировать качественной аналитикой я в состоянии с любым нынешним или будущим автором. В том, что я конкурентноспособен – залог того, что я вернусь.

- Ты был достаточно снисходителен к Нестору Шуфричу в «Иду на Вы», подкалывал Юлию Тимошенко – но ты номер два в этом проекте… Ольга Герасимьюк берет инициативу на себя, с моей точки зрения, не всегда корректно придерживаясь именно роли модератора, а не публициста… Это твой личный выбор? Или так решил Роднянский?

- Если бы была программа под условным названием «Роднянский Союз» - то и там бы Александр Ефимович делегировал бы полномочия. С Ольгой Герасимьюк мне работается исключительно комфортно. Кроме того, что мы коллеги, но Оля еще и очень большой друг. Я ее поддерживаю во всех начинаниях, решениях и действиях. На этом все и держится в корпоративной этике коллективов-корпораций… Что касается моего поведения, то я во всех программах веду себя так, как мне этого хочется. Не надо искать черную кошку в темной комнате, особенно если там ее нет… Мне уже приходилось слышать полупараноидальные мысли о том, ПОЧЕМУ молчит Пиховшек, о том, КАК он молчит. Напоминает все это известный анекдот периода предыдущего президентства – «…взяли за то, что шел по улице и антипрезидентски улыбался…». «Иду на Вы» - это же не «Пятый угол», где человека надо было раскрыть во всей красе. Это формат пресс-конференции, где есть журналисты, задающие вопросы. Именно журналисты – и, конечно, гость-политик – главные действующие лица в «Иду на Вы».

- Как ты относишься к тому, что журналисты «первой лиги» не приходят в программу «Иду на Вы», и именно потому, что ты ее соведущий, и это, безусловно, отражается на ее качестве?

- Я бы предпочел ответить на этот вопрос в некоторой динамике. Почему и в журналистике применяют двойные стандарты? Почему Пиховшек триста раз извинился перед Ющенко за то, что его 146 дней подряд не было в эфире ТСН, и еще во время выборов дважды извинился за то, что ПРЕДПОЛОЖИЛ, что у него микроинсульт? А почему не извинились и не собираются извиняться те, кто на полном серьезе настаивал на присутствии в Украине русского спецназа, а сейчас уходит от этой темы? Кто говорил о массовом избиении людей в Чернигове, а ведь сейчас правда об этом выходит наружу. Где судебные финалы следствий покушения на Ющенко водителем КАМАЗА, слежения за ним на Ай-Петри? Кто-то опроверг то, что я говорил? Да я ни слова не сказал о сотнях людей с оружием, которые, как оказывается, были у Евгения Червоненко – читайте. Не я до выборов, а Жвания после выборов заявил: «Моей задачей и Бессмертного было заниматься тем, чтобы снимать провокации Тимошенко на улицах. Мы переживали, чтобы не пролилась кровь, а Тимошенко провоцировала, чтобы что–либо штурмовать или идти в атаку. Мы постоянно находились в напряженном состоянии, чтобы с ее шаблей она куда–нибудь не повела народ, чтобы не пролилась кровь». Но у меня хорошая память, чтобы повторить свои вопросы и через годы.

Во-вторых, у «Иду на Вы» сложился круг приходящих журналистов, это их программа в такой же мере, как и наша с Олей программа, я благодарен им за участие.

В-третьих, у людей – короткая память. У меня память хорошая. И я помню, как многие журналисты, которые СОСТОЯЛИСЬ как журналисты – СОСТОЯЛИСЬ именно в «Эпицентре». Георгий Гонгадзе стал известен многим не в последнюю очередь благодаря «Эпицентру». С этим, надеюсь, никто спорить не будет? Он задавал острые вопросы, он. Но монтировал – в том числе его вопросы - я. Это ли кому-то непонятно? Да, так сложилась жизнь, что он и меня критиковал, я от этого не комплексовал. Этого неплохого человека, но при жизни не самого большого оппозиционного журналиста, убили ни за что ни про что, я уверен в этом, пока не доказано обратное.

В-четвертых, это фактически неверно, что журналисты «первой лиги» не приходят в программу. Там достаточно журналистов «первой лиги» - тот же Владимир Кацман, та же Диана Дуцык, та же Олена Зварыч, всех не перечисляю, чтобы никого не обидеть. Практика доказала, что тот, кто ходит ко мне в программу, либо есть, либо неизбежно становится представителем журналистской «первой лиги».

- Ну-ну... Скорее, можно говорить лишь о том, что «Иду на Вы» является самым рейтинговым политическим телепроектом. К тому же, к вам в студию приходят – в отличии, скажем, от ток-шоу Савика Шустера – первые политические лица… В какой мере это связано с форматом?

- Сначала о Роднянском, ведь «Иду на Вы» - очередное его гениальное решение. Гениальной в своей простоте идеей было объединить в одной программе условно «бело-голубого» и условно «оранжевого» ведущих: потому нет политически ориентированного человека в стране, который бы принципиально решил не смотреть «Иду на Вы». Это было решение, к которому приложила в свое время руку и Ольга Герасимьюк.

Формат программы максимально приближен к прес-конференции. Мы, ведущие, задали вопросы, мы «отвелись» на журналистов. Это формат понятный гостю программы, понятен и зрителю. Могу сказать, что сейчас количество желающих принять участие в программе – как в качестве гостей, так и в качестве журналистов – намного превосходит возможности «Иду на Вы».

- Сказывается, думаю, как для политиков – и то, что в вашем формате – они главные, вокруг них все разворачивается. Тогда как в очень, на мой взгляд, интересной программе Савика Шустера политики стают «винтиками» мозгового штурма проблемы – проблемы, вокруг которой все и пляшет. Увы, наши политики привыкли быть либо в центре происходящего, либо не быть вообще…

- Для мозгового штурма нужны мозги. Они у наших политиков есть, и достаточно неплохие. А то, что вокруг нашей программы, той, например, что с Юлией Тимошенко, разворачиваются дискуссии, в том числе на «ТК» – доказывает, что мы с Олей умеем создавать телевизионное СОБЫТИЕ и умеем не оставлять людей равнодушными. Пусть, кто может, сделает лучше. И опять о наболевшем – скажи, кого-то задевают итоговые выпуски новостей?

Работу Шустера мне некорректно комментировать. Хочу только сказать, что и к нему уже приходят первые лица, среди них и персонажи «Иду на Вы». И еще - если кто заметил, то когда я критикую, я не называю фамилий. Это мой принцип – не комментировать действия коллег и никогда не отвечать ударом на удар. Люди сами разберутся, кто чего в эфире стоит, эфир как вскрытие - все покажет.

- Ты сказал, что во всем поддерживаешь Ольгу Герасимьюк. Так это правда – что вы вдвоем практически вытолкнули с канала Вахтанга Кипиани? Выполняя пожелание Роднянского – «зачистить» от корпоративно-ненадежных людей канал перед выборами? Или по собственной инициативе?

- Я никогда не слышал, что мы вытолкнули с канала Кипиани. Это неправда. Кипиани – по-моему, в полном порядке на К1. Я никогда не слышал, что Ольга выталкивала с канала Кипиани. Это тоже неправда. Менеджмент имеет право на самостоятельные решения. Почему бы не допустить, что люди просто не сработались? Я никогда не слышал о предполагаемом тобой пожелании Роднянского. Его не было. Вообще-то он сделал «Девятую роту», первый украино-российский блокбастер новейшего времени. Фильм смотрят все. Он – гений, это, наконец-то, станет понятно? Кто-то еще из украинских продюсеров ТАКОЕ сделал? Проблема Кипиани тут где-то рядом стояла? Если бы Кипиани хотели бы зачистить, то неужели бы это не сделали перед последними тяжелейшими выборами?

- Но ситуация с Кипиани выглядела очень тяжелой еще и потому, что, во-первых, сразу же усилила подозрения о, возможно, несбалансированной позиции, которую «1+1» может опять занять во время избирательной кампании. А во-вторых, потому что все опять произошло при полном молчании коллег Вахтанга с канала. Они проглотили оскорбления Роднянского в адрес семерых журналистов, ушедших с канала в октябре 2004 в знак протеста против цензуры, промолчали и теперь. Отстранившись от своей роли во всем этом – ты можешь объяснить, почему журналисты настолько лишены, в конце концов, чувства собственного достоинства – я уже не говорю про чувство самосохранения, ведь сегодня – он, а завтра – вполне может быть, неугодным окажусь я…

- А что коллеги Кипиани с канала могли комментировать? Это что, не прерогатива менеджмента: принимать кадровые решения? Зачем тогда менеджмент нужен? Не было никаких оскорблений Роднянского. Роднянский в своем интервью «Профилю», которое перепечатали «Украинская правда» и «Детектор медіа», говоря о семерых журналистах, которые ушли с канала, просто повторил то, как в прошлом ноябре прокомментировал их уход Ющенко – почему журналисты не ушли раньше, сказал тогда нынешний глава государства. Ты что, не знаешь, что Галина Бецко и Марьяна Воронович вернулись потом на канал, в ТСН? Так почему бы не допустить правду: те, в чьей работе менеджмент канала нуждался, на канал вернулись? - Я допускаю другую «правду»: вернули тех, кто менее строптив. Впрочем, об этом надо говорить, прежде всего, с самими участниками событий, что «ТК» и надеется сделать к годовщине «журналистской революции»… Мы же давай перейдем к другой теме. Как ты оцениваешь все то, что происходит сейчас вокруг НТКУ? Деятельность новой команды, противостояние ей профсоюзов, «безвластие» на протяжении месяца, действия Ющенко?

- Может, бездействие? С этим все понятно: по своей психологии, когда Ющенко не хочет принимать решение, он уходит от него на неопределенное время… Такой он человек. Другое дело, что это недопустимо для Президента страны. А он – повторю – для меня Президент. При Кучме бы голову и все остальное оторвали ответственным за это людям, если бы НТКУ оставалось бы без первого руководителя. При Кучме бы все оторвали за то, что из часа 40 минут монтажом оставили 35 минут. Это что, у нас за Президента кто-то уже решает, что от первого лица идет в эфир, а что остается за кадром? Надеюсь, что это все проблемы роста новой команды…

Что касается кадровой политики. Имеют ли право Шевченко, Выбрановский, Самохвалов делать то, что они делают? Да, вне сомнения, они уполномочены на это. Имеет ли право новая метла мести? Как сделать так, чтобы лес рубили, а щепки не летели? Не знаю, они на своем месте, им виднее. Может быть, что естественно, этим молодым людям недостает знания некоторых бюрократических тонкостей решения психологических проблем.

Другое дело, что я не очень понимаю, что они делают. Мне кажется, что они выбрали, прежде всего, рост рейтинга канала как коммерческого. Вся программная сетка свидетельствует в пользу этого предположения. Может, правы руководители разных профсоюзов НТКУ С. Шерин, М. Ангелова, К. Кацан: «Ми проти келійності, невмотивованого скорочення фахівців, проти “закритих”конкурсів програм, мета яких не збагачення палітри каналу, а просто – збагачення!»? Я не знаю, я просто слушаю всех и анализирую все. Но если это так, то при чем тут общественное телевидение? Почему не проведен кастинг на ведущих ток-шоу? Почему эти ток-шоу вообще не запланированы, кроме программы Рахманина – как абсолютно справедливо писала и «Детектор медіа»? Почему нет даже эфирного промотирования этих ток-шоу? Не было команды? Откуда – из Банковой или Грушевского? Если не было команды, то что это за люди, которые ждут команды? Кто им мешал делать ток-шоу и аналитику безо всякой команды? Только не говорите мне, что госзаказ от Чижа. И в пределах госзаказа от Чижа можно было многое сделать. Только не говорите, что отсутствие денег. Это просто смешной аргумент: под сильные проекты всегда есть деньги. Только не говорите, что отсутствие утвержденной Ющенко концепции ТВ. Никто ведь не помешал Шевченко, Выбрановскому, Самохвалову реформировать новости без этой концепции.

- Мне кажется, что ты несколько упрощаешь проблемы, при этом судишь мерками канала коммерческого, где хозяин что хочет, то и «воротит». Здесь же – канал государственный, скованный множеством норм… Скажем, твой пассаж: под сильные проекты всегда есть деньги. Это правда – но как сделать так, чтобы эти деньги завести в госкомпанию легально – вот в чем, может быть, вопрос. Во всяком случае, насколько мне известно, ток-шоу того же Сергея Рахманина не вышло до сих пор и по этой причине… Впрочем, давай поговорим о том, что тебе ближе по роду твоей деятельности.

- Тот, кто хочет сделать, ищет возможности. Тот, кто не хочет, ищет причины.

- Тебе нравятся реформированные новости НТКУ?

- Это неплохие новости, хотя мне нравится не все. Я не думаю, что это было политически правильное решение - о переводе синхронов на украинский язык. Это государственный телеканал, он финансируется за счет и украино- и русскоязычных налогоплательщиков. В русле заявления Ющенко, что он Президент всех украинцев, кто бы на каком языке не говорил, надо было оставлять синхроны в оригинале, то есть, и по-русски, и по-украински. Оппозиция была бы лишена предвыборного аргумента, что Ющенко победил, и к власти в НТКУ «пришли националисты, не признающие русский язык».

Но дело в том, что сами по себе новости – не показатель. Многие из нас могут сделать хорошие новости. Новости плюс ток-шоу – это показатель. И Панюте, и Бориско (с которой я имею единственный в моей жизни опыт руководства беременной сотрудницей) – могу сказать: вы состоитесь как «звезды» только в контексте других «звезд».

- По-твоему, в Украине будет все-таки создано общественное телевидение?

- Это вопрос политической воли. В создании общественного телевидения, на самом деле, власть должна быть заинтересована, чтобы в аргументированной дискуссии доказывать свою правоту. В создании общественного телевидения должна быть заинтересована оппозиция, чтобы внятно и аргументировано критиковать власть. Понятно, что власть в любой стране не всегда заинтересована в представительстве в дискуссии. Понятно, что не все представители оппозиции внятны и опытны. Но знаешь, что я тебе скажу? У власти все равно нет другого пути, чем создание когда-нибудь общественного телевидения!

- Почему ты так оптимистичен и что означает «когда-нибудь»?

- Может быть, власть заинтересована в машинке для забивания гвоздей в головы пенсионеров до выборов? Это, используя выражение Ющенко, «уникальная» глупость. Ибо, как показывают исследования, УТ-1 благодаря реформированным новостям потеряло влияние на пенсионеров. А нового значительного влияния на более молодую аудиторию не получило. Шевченко вот гордится, что УТ-1 иногда входит в пятерку каналов по смотрибельности. Электоральная ценность не рассчитанного на пенсионеров УТ-1 близка нулю. Близкий к нулю канал не нужен власти. Я надеюсь, что это кое-кто во власти поймет.

- Но не посылаешь ли таким образом кое-кому сигнал: мол, верните все на свои места, и к УТ-1 вновь потянутся пенсионеры, канал вновь приобретет электоральную ценность?!

- Зачем мне это нужно?

- А зачем нашему обществу оно нужно – общественное телевидение?

- А пока его нет, оно и не нужно. Только когда оно появится, общество поймет его ценность. Общественное телевидение нужно как «планка» для коммерческих каналов, ниже которой нельзя опускаться. При грамотном подходе общественное телевидение нужно всем – и власти, и оппозиции, и обществу. И власти – повторю – в том числе и для проведения собственной информационной политики…

- Власть, как таковая, во имя собственных интересов как политической силы, не может иметь влияния на общественный канал. Потому то, думается, и нет особого желания у команды Ющенко воплощать проект ОТВ на деле. Другое дело, что через ОТВ может проводить свои интересы государство – скажем, в рамках госзаказа организовывая компании дискуссий по поводу вступления в НАТО, Евросоюз, заказывая каналу проекты по важным экологическим темам, проблемам здравоохранения, и так далее. Власть же как политическая сила может иметь и проводить свою информационную политику только через партийные или, скажем, симпатизирующие ей частные СМИ. Причем, и власть, и частные СМИ должны делать это открыто…

- Власть в силу своей природы должна иметь влияние на все, за исключением личных интересов избирателей. Если она хочет быть властью. Власть должна внятно, в первую очередь, осознавать свои интересы, во вторую - понимать, где стратегия, а где тактика. Время и место воплощения своих интересов. Оттягивая решения, власть демонстрирует не силу, а слабость. По тому же НАТО неизбежно будет общенациональный референдум. Так не проще ли организовывать дискуссию, чем быть объектом пиара? В то же время, - давай отвлечмся уже от общественного ТВ - если Ющенко, если Ехануров, Кириленко и Луценко пришли хотя бы не навсегда, но на какое-то существенное время, если Порошенко и Третьяков хотят присутствовать в большой политике не просто как неформальные друзья Президента (а они, без сомнения, такими остаются), а хотят в большую политику вернуться, если Мартыненко хочет в ней остаться (он не понимает, что его уже «пакуют» в недалекого коррупционера) – им нужна и своя более жесткая информационная политика. И ты права – власть не должна, действительно, присутствовать в эфире общественного канала как ПРОВЛАСТНОГО канала. Поэтому я и говорил о нулевой ценности УТ-1 в том смысле, как у нас понимают «электоральные» каналы, то есть в смысле политической борьбы с оппонентами. И это – хорошо! Пусть общественный канал работает на другом уровне, по другим лекалам. Объединение двух разных способов общения власти с народом: в одном случае – как с гражданами государства, в другом – как с электоратом - только «плюс» власти. Но то, что власти нужно вести свою информационную политику – в этом нет сомнений. Тем более, что у политических конкурентов своя информационная политика уже есть.

- Что ты имеешь в виду?

- Пример. У Юлии Владимировны есть информационная политика, проводимая через сайт «Обозреватель» и некоторые другие издания. Грамотно выстроенная информационная политика, две-три информатаки в неделю, облитый грязью противник оправдывается, но его никто не слышит. Власть проигрывает информационную войну пятую неделю подряд, применяя в ответ свое сверхоружие – самого Ющенко, его выступления. Это не преступление, это ошибка, ведь Ющенко должен говорить только тогда, когда достигнут эффект ожидания от его выступления. Частыми выступлениями слово Президента девальвируется.

- Я не могу соглашаться или не соглашаться с тобой, ведут ли медиа, контролируемые Тимошенко, информационную войну, или отвечают на атаки против них (ведь, скажем, тот же Порошенко нынче везде, буквально в каждом втором издании!). Но, во всяком случае, в твоей реакции на эту тему чувствуется оживление. А не хочешь ли ты сам в этом поучаствовать?

- Зачем мне принимать в этом участие? Мое оживление объясняется просто. У меня вызывает восхищение каждая профессионально проделанная работа. Бродский с Медведевым профессионалы. Но самым большим профессионалами в их группе являются сама Юлия Тимошенко, которая демонстрирует прямо-таки сверхъестественные способности самообучения, и Игорь Коломойский, рискующий немалыми деньгами уже на этом этапе. Сам я участвовать в этом не хочу. Но – если бы я сейчас делал политическую аналитику, я бы анализировал в том числе и информационные войны.

- В чем же, по-твоему, суть нынешней информационной политики Тимошенко?

- В политике есть политики, которые ориентируются на то, чтобы опираться в ежедневной работе на стереотипы общественного сознания, а не бороться с ними. Если Тимошенко говорит (Інтерфакс-Україна, 29.06.2005), что «за нашими соціологічними опитуваннями, від 75% до 80% людей в Україні вважають, що приватизація пройшла брудно, приватизація пройшла несправедливо, з порушенням закону» - то она и опирается на неосоциалистические стереотипы сознания.

- А насколько эффективно, как ты думаешь, присутствует в информационном пространстве команда и сам Ющенко? Какие проблемы им в этом смысле надо решать?

- Начну с главной проблемы. Она – в голове у Виктора Ющенко. Как бы я к нему не относился, он – Президент. Так вот, ответ на вопрос «кто Вы, мр. Ющенко», пока очень плохой. Если Ющенко в интервью Украинськой службе Би-Би-Си 5 мая 2005 года заявляет, что „...у найближчі ж кілька тижнів буде підготовлено документ, в якому буде визначено бачення розвитку України на 5 років...», то мы вправе спросить, когда будет этот документ? Если Ющенко на встрече с украинскими дипломатами говорит, что «динаміка інвестицій в українську економіку за останній час зросла в чотири рази, а Людмила Шангина из Центра Разумкова считает, что «об’єм і без того небагатих прямих іноземних інвестицій в економіку України за первше півріччя ц.р. знизився, порівняно з аналогічним періодом минулого року, на 14,4%.», то кто говорит правду?

Уже хрестоматийный пример – сначала оценки правительства Тимошенко как «найкращого в історії України», затем разгромные оценки. Тимошенко, кстати, совершенно права, когда обыгрывает это противоречие – мне непонятно только, почему она не говорит, что просто выполняла то, что Ющенко обещал на Майдане. И четвертый пример, блестяще проанализированный Сергеем Рахманиным – об изменении позиции Ющенко по поводу депутатской неприкосновенности. Список можно было бы продолжить до бесконечности.

Для начала – у Ющенко должна быть публично неизменяемая позиция. Даже если она изменяема приватно, Президент не должен допускать ляпов. Он – Президент Украины, я всегда об этом помню.

- Как ты считаешь, почему это происходит?

- У меня есть надежные источники в администрации, пардон, в секретариате Президента. У меня достаточный опыт еще со времен Кучмы, чтобы понимать психологию таких ошибок. Не называя фамилий, скажу, что близкие Президенту люди должны его иногда тактично, иногда жестко поправлять. Мне кажется, что иногда они этого не делают, не желают ругаться, мол, зачем мне лично это надо, а иногда это делают недостаточно настойчиво. У меня, к примеру, с Кучмой иногда происходили (не в эфире) разные разговоры.

- О том, что именно благодаря этому Кучма не совершал ошибок, как и о твоей невероятной скромности – можно, не будем?! Давай лучше о том, что ближе и реалистичней. Какие еще информационные провалы власти ты видишь?

- Не только вижу, но и говорил об этом прямо Юрию Ивановичу Еханурову, после его эфира в ТСН 2 октября. Мне он нравится больше всех из «оранжевых», спокойный мужик, неконфликтный, без истерик. Но если в политике будут исходить из того, что с негативными стереотипами общественного мнения надо бороться, а не опираться на них - то это надо делать. Это – работа. То есть, нам не нужен УТ-1 как фактически коммерческий канал, а нам на этом канале и на других нужна внятная – согласен с тобой – государственная информационная политика, которая объяснит, что частная собственность - это хорошо. И это долго надо объяснять, и далеко не только это, как ты уже сама заметила. Слава Кириленко, гуманитарный вице-премьер, младше меня на пару курсов философ, хорошо это понимает.

- Эти все отставки людей Тимошенко и людей Ющенко, новые назначения – на твой взгляд, это серьезно? Принципиально это меняет политику?

- У Ющенко – серьезная проблема. С одной стороны – он сильно зависим от общественного мнения, и, мне кажется, подсознательно понимает, что обвинение в коррупции общественное мнение понимает как свершившуюся коррупцию. С другой стороны – он не боится сдавать своих, я вынужден под давлением фактов пересмотреть свое мнение, что Ющенко своих не сдает. Он сдал, хоть и не сразу, хоть и со временем, министра юстиции Зварича, которого обвинили в неправдивой информации в отношении высшего образования. С третьей стороны – он понимает, что, если он сдаст всех своих, с кем он останется? Потому я думаю, будет вариант, когда Порошенко, Третьяков, Мартыненко с ним останутся, но неформально.

А реальная проблема в том, что формировать Ющенко первую пятерку своего блока не из кого, ибо он сказал, что правительство (читай Ехануров) останется вне политики (читай, не пойдет на выборы), а сам он предвыборный список не возглавит («я Президент всей Украины, а не отдельной партии»). Если Ющенко изменит хоть одну из этих позиций, его будут критиковать.

Еще одно любопытное обстоятельство. Почему одних людей «отстреляли», а других – нет? Когда люди Тимошенко «вспомнят» о словах Шуфрича - «невипадково я згадаю зараз інше прізвище – Ігор Тарасюк, керуючий справами секретаріату президента (від УП: насправді посада Тарасюка – керівник Держуправління справами). Він сьогодні контролює "Нашу Рябу" і він сьогодні зацікавлений в тому, щоб ціна на м’ясо не була занижена. Це випадковість? Можливо, Порошенко – випадковість, можливо, Тарасюк. Але це вже перетворюється на закономірність. І люди за ці випадковості платять зі своїх кишень»? Когда ожидать атаки на Тарасюка? Тарасюк договорился с Тимошенко, а Порошенко – нет? - Думаю, что и кроме Тарасюка есть по кому ждать атак, в том числе и в новом составе правительства. Шандра, например, Балога… Кстати, ты понимаешь логику их в одном случае переназначения, в другом – нового назначения в правительство, при неустанных заклинаниях о том же отделении власти от бизнеса…

- В политике есть и такое правило – «каждое ваше действие – это ошибка». Назначением Балоги, Сташевского, Бондаря, еще некоторых людей, переназначением Шандры воспользуются политические оппоненты и политические конкуренты Ющенко. Собственно, они этим уже начинают пользоваться. В чате «Детектор медіа» с Томенко был задан вопрос «Чи готові ви заперечити, що Петро Ющенко займається "кришуванням" бізнесу???». Умные и знающие поймут, к чему этот вопрос, и что означает ответ Томенко.

- Поддерживаешь ли ты в настоящее время отношения с Григорием Суркисом и Виктором Медведчуком?

- Григория Михайловича не видел давно. К Виктору Владимировичу заезжаю, но редко. Я не могу сказать, что у нас есть близкие и регулярные отношения. Я заезжал, чтобы узнать его видение развития событий, и понять, насколько он в порядке. Он в порядке. Видел недавно на форуме «Об’єднаймо Україну» Леонида Макаровича Кравчука. Нестора Шуфрича видел недавно, это видели все.

- Какие ошибки в их политике ты видишь?

- Они сами их называют. Это и ошибки, и проблемы. Цитаты: В. Медведчук виразив свій жаль стосовно того, що «для багатьох виборців регіонали і ми – одне і те ж саме, одна команда». Лідер СДПУ(О) також підкреслив, що очолювана ним партія має ряд кардинальних відмінностей від інших політичних сил, в тому числі і від Партії регіонів. «В політиці ми принциповіше, послідовніше і , я б сказав, активніше деяких інших. Соціал-демократи не коливаються, коли потрібно заявити і відстоювати свою принципову позицію», - зазначив він». Из сказанного Виктором Владимировичем очевидно то, что он говорит об оппозиции, представляющей Юг и Восток Украины, которая радикальней, чем партия Виктора Януковича, последнюю эсдеки пакуют в «соглашательскую» по отношению к Ющенко. Есть теперь оппозиция Тимошенко - как радикальная по отношению к Ющенко, но среди его избирателей, умеренная Януковича среди его избирателей, радикальная Медведчука среди избирателей Януковича.

- У тебя есть связи среди американских, русских аналитических кругов.. Ты можешь сказать, как оценивают они то, что происходит у нас сейчас? Чьи это оценки?

- Я сейчас восстанавливаю Центр, подобный Украинскому независимому центру политических исследований, душой которого я в свое время был. Спрос на качественную аналитику в мире выше, чем в Украине. Контакты с аналитиками иностранных государственных агентств у меня то усиливались, то ослаблялись, но никогда не исчезали. Это в Украине политики – сами себе аналитики.

Американцы все уже сказали, просто надо уметь слышать, что они говорят. Цитата - “Майже жодний посткомуністичний уряд, який розпочав економічні реформи, не був переобраний. Урядам, які розпочинають реформи, віддячують за них набагато пізніше, можна сказати - вже посмертно. Я можу простити чинний український уряд за те, що вони не хочуть програти наступні парламентські вибори у березні. Але ми також знаємо, що альте
У зв'язку зі зміною назви громадської організації «Телекритика» на «Детектор медіа» в 2016 році, в архівних матеріалах сайтів, видавцем яких є організація, назва також змінена
«Детектор медіа»
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
1871
Коментарі
0
оновити
Код:
Ім'я:
Текст:
Долучайтеся до Спільноти «Детектора медіа»!
Ми прагнемо об’єднати тих, хто вміє критично мислити та прагне змінювати український медіапростір на краще. Разом ми сильніші!
Спільнота ДМ
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду