15:30
Понеділок, 2 Липня 2018

Президент «Радио Свобода» Томас Кент: «Постоянно бороться с фальшивыми новостями противника – скучно для аудитории»

Чем «Радио Свобода» отличается от других иновещателей, почему правда, в конце концов, победит фейковые новости и должны ли журналисты возвращать мир на Донбасс.
Президент «Радио Свобода» Томас Кент: «Постоянно бороться с фальшивыми новостями противника – скучно для аудитории»
Президент «Радио Свобода» Томас Кент: «Постоянно бороться с фальшивыми новостями противника – скучно для аудитории»

Томас Кент возглавил «Радио Свободная Европа/Радио Свобода» («РСЕ/РС») два года назад. До этого много лет проработал в информационном агентстве Associated Press. Руководил Московским бюро AP, отделом международной информации, занимал пост заместителя управляющего редактора. Во многом благодаря Кенту в AP были проведены редакционные и технические реформы. Он сыграл ведущую роль в стратегическом планировании агентства и развитии новых мультимедийных служб.

Томас Кент входил в жюри Пулитцеровской премии. Выпускник Йельского университета, он говорит на четырех иностранных языках, в том числе на русском, на котором общался с журналистом «Детектора медиа».

«РСЕ/РС» распространяет информацию на различных платформах (интернет, радио, телевидение, видео) для аудитории в 23 странах Восточной и Юго-Восточной Европы, Кавказа, Центральной Азии и Ближнего Востока на 25 языках.

Информационно-политическая радиостанция возникла в 1953 году в результате усилий американской дипломатии и различных групп советских эмигрантов. До начала 1990-х годов вещание велось из Мюнхена, Нью-Йорка, Парижа и Лондона, затем — из Праги и Москвы. Украинская редакция «Радио Свобода» существует с 1954 года, а ее Киевское бюро – с 1992-го.

В статье для политического журнала The American Interest Томас Кент пишет, что одним из показателей ценности «РСЕ/РС» являются размеры аудитории организации. В частности, 15 миллионов людей в неделю только в странах бывшего Советского Союза. «Только в одном Иране мы доносим свой голос почти до 10 миллионов человек. В прошлом году наши сайты на 25 языках собрали почти миллиард просмотров. В социальных сетях количество взаимодействий с нашими контентом – через комментарии, предпочтения и распространения – достигла 50 миллионов. Комментарии аудитории показывают, что мы предоставляем людям информацию и идеи, которые они не могут получить из местных медиа», – пишет Томас Кент.

Во время подготовки интервью к публикации СБУ провела спецоперацию «убийство журналиста Аркадия Бабченко». Мы попросили Томаса Кента прокомментировать ситуацию.

Что для вас как медиаруководителя и эксперта в области журналистской этики означает это событие?  По-вашему, можно ли в данной ситуации обвинять СМИ в распространении фейка? Может ли участие журналиста в спецоперации силовых структур подоравать веру в украинскую журналистику?

Насколько мне известно, у журналистов не было никаких оснований подозревать, что такое важное заявление со стороны украинских властей по такому серьезному вопросу не будет правдой. Поэтому трудно обвинять журналистов в том, что они поверили в это. Однако, в будущем можно ожидать, что журналисты будут гораздо более осторожны в отношении таких официальных заявлений.

Об опасности неправдивой информации, наводнившей мир, и современных способах ее подачи Томас Кент говорил во время своей лекции «Соблюдение стандартов этики в современных медиа» на шестом Львовском медиафоруме. А после публичного выступления в разговоре с корреспондентом «Детектор медиа» сказал: «Этика – «конек» моего журналистского мировоззрения». Этой темой Томас занимается больше четырех десятков лет.

Томас, если бы Киевское бюро «Радио Свобода» по какой-то причине не начало свою работу в 1992 году, какие последующие события убедили бы вас, что в Украине нужно открыть редакцию «Свободы»?

Я думаю, что Украина важная страна. Если бы мы не создали Киевское бюро в то время, мы бы создали его потом. Медийная ситуация в Украине играет важную роль в развитии страны и, естественно, во всем постсоветском пространстве. Поэтому рано или поздно мы бы открыли наше бюро здесь. А конкретизировать «если бы» сложно: история не знает сослагательного наклонения. 

Как изменялись задачи Украинской службы «Радио Свобода» в течение почти 26 лет работы в независимой Украине?

В принципе, задачи всегда были и будут одними и теми же: освещать развитие страны, прогресс, особенно – в области прав человека, свободы слова и так далее. Но, я думаю, что существенно изменились условия, в котором мы работаем. Они стали более трудными, мы испытываем давление с разных сторон. Например, со стороны недовольных программой расследований «Схемы». Кроме того, мы работаем в условиях войны, российские власти стараются блокировать наши веб-сайты в Крыму. То есть препятствия, которые мы испытываем, гораздо более существенны, чем раньше.

Главный редактор Киевского бюро «Радио Свобода» Инна Кузнецова в интервью «Детектору медиа» говорила, что украинская власть мечтает о том, чтобы программа «Схемы» ушла в отпуск и никогда из него не возвращалась. Случалось ли вам непосредственно сталкиваться со случаями давления на редакционную политику «Радіо Свобода» со стороны украинской власти? Например, в других странах журналистам «Радио Свобода» власти угрожают ограничением работы на территории страны. В России радиостанция получила статус иностранного агента…

Вероятно, украинские коллеги знают эти примеры лучше, чем я. Коррупция, прозрачность деятельности власти – это важные для нас темы. Но, думаю, ситуация в Украине пока отличается от ситуации в России. И даже в России мы продолжаем нашу работу, несмотря на разные угрозы и заявления со стороны официальных властей.

Чем отличаются и в чем совпадают задачи «Радио Свобода» и других международных вещательных компаний, которые работают в Украине: ВВС, «Голос Америки», Deutsche Welle? Если между ними существует конкуренция, в чем она состоит?

Я бы сказал, что некоторые из них конкуренты, некоторые – нет. Но все они – наши коллеги. Я думаю, что наши желания для будущего Украины и для будущего мира одинаковы. Мы выступаем за те же самые ценности.

Но есть разница между миссией «Радио Свобода» и миссией некоторых из этих вещателей. Например, главная задача «Голоса Америки» – рассказывать о том, что происходит в Америке, а также освещать самые главные события в мире. Наша миссия другая: мы являемся замещающим СМИ. Наша работа – создавать свободную прессу в странах, где свободы прессы не существует или эта свобода все еще формируется. Нас интересуют внутренние новости в тех странах, где мы работаем, – вот в чем заключается наибольшая разница.

То есть вы работаете для той страны, в которой находится корпункт «Радио Свобода»?

Да, совершенно верно. Конечно, наши материалы используются в других странах. Но наша первая цель, например, в Украине, – освещать украинские новости для украинцев на украинском языке, и корреспонденты Киевского бюро «Радио Свобода» – украинцы.

Я знаю, что после Оранжевой революции 2004 года Киевское бюро «Радио Свобода» хотели закрыть: сочли, что миссия «Свободы» на территории Украины выполнена. Почему все-таки не закрыли?

Мы думаем, что условия, которые существуют в Украине, все еще оправдывают нашу работу. Но однажды необходимость в нашей работе отпадет. И, конечно, мы не будем возражать. Наша организация выступает за создание и процветание отечественных СМИ в той стране, в которой мы работаем. Думаю, необязательно, чтобы Конгресс США вечно субсидировал украинские СМИ (улыбается иронично).

Давайте посмотрим на треугольник: стандарты журналистики – свобода слова – журналистская этика. Как связаны эти понятия именно сегодня? И отличается ли эта связь от того, что было вчера?

С точки зрения «Радио Свобода», этика – всегда на первой полосе. Создавая проекты, программы, мы всегда имеем в виду наши журналистские принципы. Выступая за правдивость информации, мы стараемся привлекать новые аудитории, новые поколения. И в то же время  выступаем за свободу слова. Эти положения прописаны на вебсайтах корпорации «Радио Свободная Европа / Радио Свобода». Но мы выступаем за эти ценности путем объективной, профессиональной журналистики. Стремимся, чтобы каждый факт был проверен – серьезно относимся к правдивости подаваемой информации.

Меняются ли стандарты журналистики? Особенно в условиях войны, когда многие точки в мире – «горячие»?

Я думаю, что в принципе журналистика есть журналистика. Сложно ставить прилагательное перед словом «журналистика». Есть разные способы общения с аудиторией, помимо журналистики. Агитация, пиар, публицистика, памфлеты. И я не считаю их аморальными. Но журналистика должна быть всегда сбалансированной и правдивой. И если что-то является фактом, об этом нужно говорить. Если это не факт, а ложь, – это тоже надо обнародовать. Но на основе профессиональной проверки фактов – а не на основе личных или политических убеждений.

В Украине, на территории которой идет война, о свободе слова говорят с особенной осторожностью. Даже несколько противопоставляют свободу слова и ответственность. Нужна ли журналистам сегодня самоцензура, должна ли свобода слова несколько ужиматься, ограничиваться?

Я думаю, что в любых условиях журналистика должна быть ответственной. Если, к примеру, речь идет о видео, сделанном так называемым «Исламским государством» будем ли мы публиковать это видео? Всегда стоит думать о том, какая часть этого видео действительно является новостью, а какая – просто пропагандой. Если в видео присутствует новость, ее надо передать. Но если три четверти записи являются пропагандой, никакой обязанности делать ее достоянием аудитории у журналиста нет. Мы в каждой ситуации ищем новость. И стараемся сообщать новости, отличая их от пропаганды. Наш бизнес – это новости.

Выступление Томаса Кента на Lviv Media Forum–2018

В какой степени работники корпунктов «Радио Свобода» по всему миру испытывают опасения, панику перед засильем фейков, дезинформации, манипуляции и других составляющих информационной войны?

Паники нет, но озабоченность – конечно. Мы знаем, что в мире существуют деятели, у которых нет никакого уважения к правде. Это очень циничные люди. Они блестяще используют новые технологии, чтобы транслировать ложь повсюду: в социальных сетях, по радио, телевидению и так далее. Это вызов – с ними нужно бороться. И, я думаю, паника не поможет.

Какие среди нынешних вызовов, стоящих перед мировой журналистикой, являются, на ваш взгляд, непреодолимыми препятствиями?

Самые трудные – это, конечно, физические угрозы. Три корреспондента «Свободы» только что погибли в Афганистане (30 апреля 2018 г. – О.Х). У нас есть корреспонденты, находящиеся в тюрьмах разных стран, которые были осуждены по тем или иным обвинениям. Поэтому физическое давление – это очень серьезное дело.

Но есть и другие вызовы, стоящие перед журналистами. Нельзя не учитывать опасность давления со стороны политических партий, со стороны экономических интересов, со стороны рекламодателей, которые хотят, чтобы журналисты передавали рекламу под видом информации.

Какими последствиями для общества – демократического или стремящегося к демократии – чревата безнаказанность за преследования и убийства журналистов?

Последствия могут быть очень серьезными. Потому что СМИ создают представление людей о том, что происходит в мире. Все зависит от ответственности журналистов и доверия аудитории к СМИ. Я думаю, что мы находимся сейчас на краю настоящего информационного кризиса, потому что орудия и хитрость пропагандистов и создателей фальшивых новостей становятся все более опасными.

Но я оптимист и думаю, что, в конце концов, люди поймут, что правдивая информация – это ценная вещь, и будут готовы платить за нее. И будут поддерживать журналистов. В подтверждение моих мыслей: в течение последних недель мы видим многолюдные демонстрации на улицах Словакии в защиту честных журналистов.

Я думаю, что постепенно общество начинает понимать: информация, которую они получают бесплатно, не обязательно правдива. Мне кажется, если они готовы платить дополнительные деньги, чтобы смотреть специальные спортивные телеканалы и качественные фильмы на телеэкране, они в итоге будут платить за надежную информацию.

Президент «Радио Свободная Европа / Радио Свобода» Томас Кент (справа) отвечает на вопросы модератора первого дня Lviv Media Forum–2018 Андрея Куликова

Какова роль «Радио Свобода» в информационных войнах? Образно говоря, «Свобода» воюет на стороне добрых сил или как независимая сторона пытается предотвратить эти войны в принципе?

Самое важное – нам нужно быть моделью качественной журналистики. Мы делаем все, чтобы помогать журналистам в той или иной стране, в которую мы приехали с миссией «Радио Свобода». Мы стараемся разделить с коллегами наши знания. Это наша цель – быть образцом настоящей журналистики.

Использует ли «Радио Свобода» в каких-то исключительных обстоятельствах сегодня инструменты «психологической войны», ведь когда-то радиостанция создавалась именно как «служба психологической войны»?

Да, «Радио Свобода» было создано ЦРУ. Это было давным-давно, но так было. И это не секрет. Но уже более чем сорок лет мы получаем субсидию от Конгресса США прозрачно. И закон говорит, что мы являемся независимой журналистской организацией. Деятели американского правительства не имеют права нам диктовать, что передавать, а чего не передавать.

Я как президент «Свободы» определяю нашу редакционную политику. До того, как я начал работать в «Свободе», я был главным редактором по этическим вопросам агентства Associated Press. Я работал 44 года в Москве, Тегеране, Брюсселе, в США – в Нью-Йорке и Хартфорде (Коннектикут). Так же в Австралии.

И вся моя личная профессиональная биография связана с журналистской этикой и с проблемами освещения жизни стран, где свобода печати не всегда соблюдается. Это «конек» моего журналистского мировоззрения. Я не являюсь сотрудником американского правительства, у меня нет дипломатического паспорта. Я вышел из частного сектора и после руководства «Свободой», скорее всего, вернусь туда. Поэтому я не смотрю на себя и на радио как на орудие правительства, любого правительства.

Томас Кент (справа) – слушатель Lviv Media Forum–2018

Ваш коллега по миссии, британский журналист с 50-летним опытом, основатель международных организаций свободы слова и журналистской этики Эйдан Уайт в прошлом году приезжал в Киев с публичной лекцией и сказал потом в одном из интервью: «Мне говорили, что журналистика уже НЕ живет, что журналистика уже НЕ нужна. Я и представить не могу что-то более ошибочное, чем это утверждение. Действительно, я ежедневно вижу вокруг доказательства того, что журналистика нам нужна в большей степени, чем когда-либо». Ощущаете ли вы, что сегодня функция журналиста важна – как никогда раньше?

Журналистика существовала в разных условиях в разные периоды истории. Но она всегда была очень нужна. Нужна она и сегодня. Но препятствия и вызовы, стоящие перед профессией, очень велики сейчас. И я думаю, что, преодолев этот ужасный период – период fake news, мы будем очень благодарны тем, кто держал факел этической журналистики. Когда, в конце концов, люди придут к пониманию, что правдивая надежная журналистика – это ценная вещь, нужно, чтобы были надежные источники информации.

Наша забота сейчас – защищать наши бренды, повышать в дальнейшем качество нашей работы, чтобы имели место яркие примеры профессиональной журналистики, чтобы люди не забыли, что это такое.

Томас, в одном из интервью вы сказали: «Когда я просыпаюсь утром, я думаю о том, что нового и интересного можем сказать МЫ сами. Никак при этом не реагируя на то, что говорят другие СМИ. Боты не смогут сделать интеллектуальный вклад в виде статьи». Глава правления Общественного вещания в Украине Зураб Аласания считает, что бороться с фейками – хорошее дело, но если мы все время только и будем опровергать фейки – мы будем плестись в хвосте, ничего не создавая самостоятельно. Можно ли как-то противостоять появлению фейков, дезинформации?

Можно работать одновременно в двух направлениях. У «Свободы» есть свой сайт factograph.info, на котором мы сообщаем о фейках, говорим правду, отвечаем на фейковые истории. Но это только часть нашей работы. Самое главное, с моей точки зрения, это создание собственных новых историй, историй, которые рассказывают о качественных изменениях в обществе, развитии демократии, прозрачных правительствах.

Если постоянно лишь бороться с фальшивыми новостями противника – это скучно для аудитории. И, как вы правильно сказали, ты всегда будешь позади. Я думаю, что прогресс демократических стран, ценность свободных рынков, свобода слова – это хорошие истории. Можно писать много положительного на такие темы. И не надо стесняться.

Аннексированный Крым и оккупированные территории Донецкой и Луганской областей называют «черной информационной дырой», где практически нет доступа к альтернативным источникам информации и преследуется свобода слова. Вместе с тем, журналистам «Радио Свобода» удается пробиваться туда со своим сигналом – с программами «Донбасс. Реалии», «Крым. Реалии» – в том числе, благодаря тому, что украинская и русская службы работают в связке. Что в условиях войны могут более эффективно делать журналисты украинских СМИ, которые ограничены финансово и не имеют сети партнерских редакций в разных странах?

Я не могу написать рецепт для других журналистов. Я знаю, что у многих украинских журналистов, наверное, есть контакты, друзья на Донбассе. Наверное, есть способы оставаться в контакте с этими людьми. Но мой подход к проблемам всегда оптимистический. Может быть, в данный момент там и «информационная дыра», но в конечном счете препятствовать распространению информации очень трудно. Остановить информацию, изолировать территорию от информации и изолировать информацию данной территории от окружающего мира – весьма трудное дело. Раньше или позже так или иначе правда всегда выходит наружу.

Я предпочитаю быть человеком, который старается освещать события, например, на Донбассе и передавать туда информацию. Это лучше, чем быть человеком, который старается блокировать информацию. Потому что в итоге победа будет за нами. Правда – это упорная вещь. И создание препятствий на пути продвижения информации может быть только временной победой. В конце концов, все будут знать все.

Есть мнение, что избрание в свое время Виктора Януковича президентом – это провал украинских журналистов, что BrExit – провал работы журналистов ВВС. Еще говорят, что конфликт на востоке Украины развязали журналисты с помощью информационной войны. Что в первую очередь должны делать журналисты для того, чтобы вернуть мир на Донбасс?

Журналисты не являются политическими деятелями. Наша работа – освещать события.

Какой короткий ответ!

Да, это политический вопрос – я вам дал журналистский ответ.

Как изменились отношения журналистов и аудитории в связи с тем, что аудитория сегодня не только потребляет информацию, но и является ее поставщиком – через социальные сети, например? Насколько более требовательным и медиаграммотным стал слушатель-зритель-читатель «Свободы» и ее украинской редакции в частности?

Это моя мечта – чтобы вся аудитория во всех странах была медиаграммотной. В скором времени, как я сказал, люди будут понимать, что надежная информация – очень ценная вещь. Но медиаграммотность все еще развивается.

Томас Кент и Павел Казарин, панель «Плюсы и минуси реформы государственных СМИ», второй день Lviv Media Forum–2018

Справка «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»

Репортеры РСЕ/РС столкнулись с «неустанным давлением» в 12 из 23 стран в 2017 году.

В 2017 году журналисты Радио Свободная Европа/Радио Свобода (РСЕ/РС) стали мишенью не менее чем в 38 инцидентах в 12 странах, в которых работают. Компания назвала это «неустанным давлением» на ее журналистскую миссию.

«Мы сообщаем о местной политике, социальных проблемах, коррупции, войнах и экстремистских движениях в местах, где правительства и негосударственные представители предпочли бы контролировать средства массовой информации», – сказал президент РСЕ/РС Томас Кент. «Наши репортеры идут на огромный риск, потому что они считают, что их работа имеет значение и что свободным обществам нужна свободная пресса».

Число инцидентов увеличилось по сравнению с предыдущими годами и совпадает с недавним докладом Комитета по защите журналистов (CPJ), в котором говорится, что рекордное число журналистов, заключенных в тюрьму по всему миру в этом году, свидетельствует о «глобальном кризисе свободы прессы». Репортеры РСЕ/РС работают во многих странах, где CPJ документировал заключенных журналистов, включая Азербайджан, Иран, Россию, Узбекистан, Казахстан, Пакистан, Украину, Туркменистан и Кыргызстан.

В Украине среди наиболее серьезных случаев – история журналиста, автора РСЕ/РС Николая Семены, который отбывает 2,5 года условного наказания после осуждения по обвинению в «сепаратизме» в аннексированном Россией Крыму без права на «общественную деятельность» в течение двух лет. С 2014 из-за давления российских спецслужб более 50 авторов и журналистов «Крим. Реалии» были вынуждены либо прекратить сотрудничество с проектом, либо вообще уйти из профессии, либо покинуть аннексирован полуостров.

В качестве журналиста сейчас невозможно открыто работать и на неподконтрольных территориях Донбасса. Блогер Станислав Асеев удерживается практически без связи с внешним миром поддерживаемыми Россией сепаратистами на востоке Украины. Несколько авторов «Свободы» отказались писать для проекта «Донбасс. Реалии» после задержания Асеева. Коммуникация с авторами происходит анонимно, звонки осуществляются исключительно с подконтрольной территории. Ни один из донецких или луганских журналистов, работающих в киевском офисе, не имеет возможности ездить домой из-за опасности задержания, поскольку некоторые из них находится в «черных списках» «ДНР». Некоторые работают анонимно даже в Киеве, поскольку имеют родственников на оккупированных территориях.

Репортеры Украинской службы из команды «Схемы», которая занимается журналистскими расследованиями в Украине, неоднократно подвергались слежке, нападениям, силовым задержаниям, избиениям, а их оборудование было конфисковано или сломано. Среди наиболее резонансных тем – расследования о несоответствии стиля жизни уровню зарплат в СБУ, об американских «Айленд» для ВМД, о тайной поездке президента Украины Петра Порошенко в отпуск на Мальдивы, о российских деталях для украинского оборонпрома, о прямых перелетах лидера организации «Украинский выбор» Виктора Медведчука в Россию.

В Пакистане корреспонденты подвергались клевете, им угрожали, их похищали представители незаконных вооруженных формирований, органов госбезопасности и преступных группировок. Лишением аккредитации репортерам «Свободы» угрожают в Беларуси, Татарстанском регионе России и Таджикистане. Подвергаются угрозам также члены семей журналистов, работающих на телевидении «Настоящее Время», а также в Иранской, Узбекской, Туркменской, Азербайджанской и Российской службах РСЕ/РС.

Ветеран РСЕ/РС, корреспондент Туркменской службы 69-летняя Солтан Ачилова за последние два года стала объектом не менее 11 физических атак в ответ на свою журналистскую деятельность. Азиз Юсупов, брат корреспондента узбекской редакции «Радио Свобода» Фарруха Юсупова, известного критикой власти, отбывает пятилетний срок в Узбекистане по обвинению в распространении наркотиков.

Угроза безопасности журналистов выросла в связи с онлайн-атаками. Остаются неясными последствия присвоения 5 декабря 2017 года РСЕ/РС и еще нескольким аффилированным новостным службам статуса «иностранного агента» в России.

В текущем, 2018-м, году преследования журналистов, в том числе влекущие за собой их гибель, продолжаются.

 

Текст – Елена Холоденко

Фото – Ivan Trefilov (RFE/RL), Evgenia Konovalova (RFE/RL), Halyna Tereshchuk RadioSvoboda.Org (RFE/RL), Lviv Media Forum, Елена Холоденко.

Видео – radiosvoboda.org

http://detector.media/community/article/137291/2018-05-07-tochka-bifurkatsii-shcho-vidbuvaetsya-z-pravami-zhurnalistiv-v-ukraini/
Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
1568
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2018 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop