00:57
Неділя, 16 Вересня 2018

«Табуированная» тема аннексии

«Табуированная» тема аннексии

Расскажу-ка я одну историю о том, как я провалила свой воркшоп.

На днях в Киеве проходил форум MeetUp – это такой формат, который придумали немцы. «Украинско-немецкие встречи молодежи», так его описывают (чуть подробнее тут). Суть в том, чтобы наладить диалог между украинцами и немцами, и заодно на этот форум приглашают россиян, чтобы те в этом диалоге тоже поучаствовали. Участники все из интеллектуальной среды: исследователи, социальные работники, активисты, художники, историки.

Меня позвали на форум в качестве ментора – чтобы рассказала про «Заборону» и провела два воркшопа с частью участников. На воркшоп записалось максимальное количество участников, среди них – двое россиян. На первом воркшопе обсуждали, какие у нас с немцами общие «табуированные» темы, а на втором решили сосредоточиться на теме исторической памяти и пропаганде, которая ею манипулирует.

Тут надо сказать, что я последние недели три переживаю не абы какой стресс: занимаюсь фандрайзингом на ближайшие три года (встречи каждый день, десятки писем, переговоров, дискуссии внутри команды), один из доноров подвел, пришлось решать проблемы с атакой на сайт (две недели шла ежедневная ддос-атака, была попытка взлома), плюс обычные трудности из рубрики «яжемать».

Так вот, я начинаю второй воркшоп с кейса про то, как российская пропаганда использовала память о второй мировой войне против Украины, чтобы аннексировать Крым. В этот момент участник из России берет слово и говорит, мол, и в России, и в Украине эта тема табуированная, потому что ни там, ни тут невозможно в публичном диалоге поставить вопрос, была ли это аннексия или «присоединение». Мне сначала показалось, что я ослышалась. То есть как это – в Украине нельзя такой вопрос поставить? А какой смысл у нас его ставить вообще?! Это не Украина откусила кусок территории, наплевав на международное право, а Россия – вот там это и нужно обсуждать. А у нас все понимают, что произошло и как это должно называться. Даже самые пророссийские умы страны это, кажется, понимают.

Участник слушает, а у меня перед глазами уже начинают мелькать ночные огни Крыма, военные базы, украинские военные, закрытые на этих базах; блокирующие их казаки, Олег Сенцов, развозящий армии продукты и снаряжение, сумасшедшие бабки на площади с российскими флагами...

И он продолжает: ну, не все так однозначно! Это же не только российская пропаганда виновата, это только верхушка айсберга, говорит он, а вот внутренние социальные, политические причины внутри Украины... Вот как им жилось в Крыму, им же не нравился их уровень жизни...

В этот момент у меня глаза уже наливались кровью и сжимались кулаки, в голове пульсировало «сейчас я тебя съем». Чувак, ты точно по адресу приехал? Ты что, «Раша Тудей» пересмотрел?

Кое-как я ответила, что да, и правда, в Украине много разных проблем, и в Крыму были такие же точно проблемы, как в любом другом регионе нашей страны, но какое отношение к этому имеет чужое государство?..

Дальше мне хотелось просто сбежать, потому что в «дискуссию» вступили участники из Германии... Они начали говорить, что история с «отделением» Крыма – это еще не исторический факт, а длящийся конфликт, и слово «аннексия» применять не стоит, потому что есть разные мнения... В этот момент мне хотелось просто разрыдаться. И от того, что спустя четыре года люди, которые ничего не знают о происходившем в Крыму, не понимают, какую боль это причинило нашим гражданам, в таком ключе рассуждают, и от того, что не справилась со своей менторской ролью, и от обиды за все, что сегодня происходит...

Но вот одно стало ясно точно: можно сколько угодно заниматься «табуированными» темами, но есть вещи, которые не могут быть оспоренными. Аннексия Крыма, интервенция на Донбассе. Никакого диалога о терминах тут быть не может.

Фух, до сих пор тяжко.

Источник: Фейсбук

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
391
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2018 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop