19:31
П'ятниця, 27 Листопада 2020

Пресса под прессом

2 468
Свидетельства репрессий против независимых медиа и журналистов в Беларуси.
Пресса под прессом

Избиения, ранения, задержания. Обыски, аресты, суды. Блокировки сайтов, отказ в печати, лишение статуса СМИ… Беларусских независимых журналистов и медиа больше не защищают ни закон, ни жилеты с надписью «Пресса», ни удостоверения.

Уже несколько месяцев, с августа 2020 года, журналисты, редакторы, фотокорреспонденты работают без нормального отдыха, на адреналине. А ещё они ночуют у РУВД и изоляторов временного содержания, куда отправляют их коллег, проводят акции солидарности, требуют встреч с руководством МВД… И продолжают делать свою работу: находить и распространять информацию о происходящем в Беларуси здесь и сейчас.

Мы вынуждены констатировать, что на момент опубликования проект «Пресса под прессом» не может считаться завершённым: количество пострадавших журналистов увеличивается, историй становится всё больше, они находят продолжение. Так, на главреда «Нашай Нівы» уже после записи подкаста с ним завели уголовное дело «за клевету». Многих журналистов задерживают и сажают во второй, третий раз – легко сбиться со счёта.

Поэтому мы будем продолжать записывать истории журналистов и редакторов, их рассказы о том, что происходит и каково работать в таких условиях.

Послушайте голоса беларусских журналистов и редакторов, прочитайте их истории, посмотрите в их глаза. Чтобы понять, чего им стоит сохранять верность профессии и делать своё дело, несмотря ни на что.

Журналистов задерживают во время работы на улицах якобы для проверки документов и увозят в РУВД, отрезая от событий и мешая передавать аудитории информацию с мест. Задерживают как во время стримов, так и до начала акций, физически изымая корреспондентов и фотографов с улиц.

В отдельные дни, накануне или в начале акций протестов, подобные задержания журналистов носили массовый характер. Только за один день, 27 августа, в Минске и Бресте силовики задержали 47 журналистов.

История Виталия Цыганкова: «Я журналист „Радио Свабода“! Я не сопротивляюсь!». Это всё, что я успел сказать. Меня профессионально заломали, бросили на асфальт, сверху придавили коленом, надели наручники. Я все время повторял: я не сопротивляюсь. Но меня все равно били кулаком по голове, для удовольствия, наверное. Потом начали вытаскивать всё из карманов. Продолжали бить по затылку, в висок, в глаз.

История Вадима Замировского: Мы видели и слышали, как людей избивали. То есть это была такая жестокость, про которую много рассказывают, которая на Окрестина была. А они были уверены, что нет лишних свидетелей, поэтому жестокость была зверская.

Несмотря на то, что журналисты не являются участниками акций и обозначены специальными жилетами, чтобы быть заметными, они попадают в число избитых и задержанных с применением насилия.

В первые дни протестов силовики подвергали избиениям и пыткам задержанных журналистов.

История Ивана Муравьёва: Майор использовал меня как столик, когда опрашивал человека рядом со мной. На меня бумажку положил и записывал данные. Потом сказал переползти, чтобы он мог продолжить.

История Руслана Кулевича: Эти два дня нас не кормили. Две ночи не кормили. Ничего. Третий день уже пошёл. На досках спали. На нарах, без матрасов, без постели. Пили воду только.

История Стаса Ивашкевича: Нам повезло, потому что задержали нас очень рано, и мы не попали под избиения ОМОНа. Нас сильно не били. Только один раз вывели во двор и побили палками.

История Егора Мартиновича: Спецназовец сказал, что если кто-то будет кричать, он откроет наугад любую камеру и изобьёт первого попавшегося человека.

10 августа журналистку «Нашай Нівы» Наталью Лубневскую ранили в ногу резиновой пулей, когда она работала на акции протеста в Минске. «Наша Ніва» опубликовала видео, где можно увидеть, как в Наталью с близкого расстояния выстрелил сотрудник силовых структур.

История Натальи Лубневской: Большинство из нас было в синих жилетах «Пресса», у всех были специальные бейджи. Было чётко видно, что мы не участники процесса. Но, к сожалению, нас это не спасло. Боец решил что это нормально — стрелять в безоружного человека, который находится на работе, ничем ему не угрожает и даже его не видит.

Журналистов, которые освещают акции протеста, обвиняют и сажают на разное количество суток административного ареста якобы за участие в несанкционированном мероприятии, выкрикивание лозунгов, за координацию акций протеста.

Конвейерные суды с одинаковыми приговорами, свидетелями в балаклавах под вымышленными именами. Судьи не оставляют адвокатам возможности защитить подзащитных, допросить анонимных свидетелей и установить их личности.

Массово конвейерные суды над журналистами начались в сентябре. После студенческих акций протеста задержанных во время работы журналистов приговаривают к 3 суткам административного ареста, затем сроки становятся другими: от 10 до 20 суток ареста.

Статья 23.34 «за участие в акции» дополняется статьей 23.4 «за неповиновение сотруднику», что позволяет судам назначать более длительные сроки. В ноябре сроки достигают уже и 25 суток.

Кроме того, журналисты становятся фигурантами уголовных дел. На момент выхода спецпроекта 6 журналистов являются обвиняемыми по ч. 1 статьи 342 УК — «организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок». Ещё 2 журналиста — подозреваемые по другим уголовным делам, например, «разглашение врачебной тайны, повлекшее тяжкие последствия» после выхода резонансного материала, или якобы клевета на высокопоставленного чиновника.

История Марии Эляшевич и Андрея Шавлюго: У многих на судах выступал свидетель в балаклаве с фамилией Ковалёв. Но даже через балаклаву было видно, что все эти Ковалёвы — разные люди. Так вот этот Ковалёв видел трёх журналистов разных СМИ в разных частях колонны. И слышал, как они координировали движение студентов всё той же фразой «продолжаем движение!».

История Алёны Дубовик: Через четыре часа меня повели на другой суд, к другой судье. Та была очень удивлена, когда я сказала, что суд у меня уже был. На Окрестина я провела трое суток. Избитая, голодная, под моральным давлением. Меня подвергали пыткам, и при этом у меня на руках нет вообще никакой бумажки.

Так постановила межведомственная комиссия по безопасности в информационной сфере при Совете безопасности Республики Беларусь. Решение об ограничении доступа с формулировкой о «нанесении вреда национальным интересам» было принято только 21 августа, хотя все ресурсы были недоступны с 9 августа.

В письме министерства информации такие меры объяснялись тем, что заблокированные издания «негативно характеризуют ситуацию в Беларуси после окончания электоральной кампании и дискредитируют деятельность государственных органов».

Иностранных фотографов и корреспондентов высылали, иногда после избиения, а некоторые сидели в изоляторе на Окрестина. Более чем 100 журналистам международных медиа было отказано в аккредитации перед выборами. Международные организации выступили с заявлениями, осуждающими такую практику.

КРУПНЕЙШИЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ СТРАНЫ TUT.BY ЛИШЁН СТАТУСА СМИ

Беларусским законодательством предусмотрена специфическая форма санкций в отношении СМИ: письменные предупреждения, которые выносятся министерством информации. СМИ может быть закрыто по решению суда при наличии в течение года двух и более предупреждений.

TUT.BY в течение августа-сентября 2020 года получил четыре предупреждения. Министерство информации обратилось в суд с иском о прекращении выпуска сетевого издания TUT.BY. Действие статуса СМИ приостановлено на три месяца — с 1 октября по 30 декабря 2020 года.

Статус СМИ даёт преимущества: возможность на законных основаниях присутствовать в районах вооруженных конфликтов или чрезвычайных ситуаций, на массовых мероприятиях, в местах общественно важных событий и передавать оттуда информацию.

История Марины Золотовой: Статус СМИ является защитой для журналиста в ситуации, когда действует закон. Но сейчас есть у тебя статус СМИ или нет — разницы не существует.

Газетам, которые объективно освещают происходящее в стране и являются привычной формой потребления информации для людей старшего возраста, власти не дают возможности печататься и быть доставленными в руки читателей.

Четырём общереспубликанским газетам — «Народная Воля», «Комсомольская правда в Беларуси», «Свободные Новости плюс», «БелГазета» — отказано в печати и распространении. В качестве причины неоднократного отказа исполнения обязательств государственный Дом печати указал «сломанный типографский станок». В то же время государственные газеты были напечатаны в дни указанной поломки.

История имеет продолжение: 13 ноября в редакцию газеты «Народная воля» пришёл ОМОН и изъял весь тираж номера, а российская типография, которая печатала газету, расторгла договор. Сейчас газета выходит в электронной версии.

История Иосифа Середича: Они считали, что, если прикроют все печатные газеты, которых немного, у них будет только беларусское телевидение, беларусское радио, свои газеты. И другой точки зрения у людей не будет…

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
2468
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2021 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop
DMCA.com Protection Status
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду