10:30
П'ятниця, 20 Вересня 2019

Сыграли в братский народ

О чём молчит российская пропаганда после обмена «удерживаемыми лицами», почему растолстел Сенцов и как Зеленский заменил Медведчука.
Сыграли в братский народ
Сыграли в братский народ

И снова сложная задача для кремлёвской пропаганды! Надо как-то объяснить народу, что обмен «пленными» (то есть обмен заложников, удерживаемых Кремлём, на преступников, осуждённых в Украине) — это не просто хорошо, а отлично. Это огромный шаг вперёд к восстановлению братских отношений с Украиной и «победа в войне» (которую, впрочем, Россия не ведёт). Но в то же время нельзя привлекать внимание к личностям, которых выменяли у Украины на Сенцова и пленных моряков. А то придётся объяснять, например, кто такой Цемах и зачем он (гражданин Украины, на минуточку) нужен России. Лучше пусть думают, что все освобождённые, кроме Вышинского — случайные люди.

Основные тезисы российской пропаганды при освещении обмена:

  • обмен так называемыми пленными — это главное событие года, а 7 сентября 2019 года станет днем конца войны, когда наступил коренной перелом в российско-украинских отношениях, обмен снизил градус напряженности между Россией и Украиной и доказал правильность курса, взятого командой президента Зеленского;
  • успешный обмен «удерживаемыми лицами» — это предварительное условие для новых переговоров о мирном урегулировании в нормандском формате, которые намечены на конец сентября и которые буксуют с 2016 года;
  • Зеленский и его команда продемонстрировали готовность двигаться к реализации минских соглашений;
  • очень важным фактором стало возобновление личных контактов между Путиным и Зеленским, хотя для украинского лидера прямой диалог более важен и значим, чем для президента России;
  • Москва и Киев пошли на существенные взаимные уступки, чтобы не изменять ранее согласованную формулу обмена и тем самым не сорвать переговоры; однако говорить о скором следующем обмене явно рано; отныне Украина должна договариваться об обменах напрямую с «молодыми республиками»;
  • Эмманюэль Макрон, Ангела Меркель и Дональд Трамп приветствуют сделанные конкретные шаги и подтверждают «безальтернативность» минских соглашений; мировые лидеры, в том числе ЕС и НАТО, считают обмен «пленными» сигналом к разрядке, который остановит опасную деградацию отношений между Россией и Украиной;
  • сейчас для России открывается широкое окно возможностей благодаря благоприятной международной обстановке; мировые лидеры выражают готовность работать дальше в рамках нормандского формата, но Украина пока не выполнила все предварительные условия еще с 2016-15 годов;
  • Зеленский впадает в опасную эйфорию, заявляя о полном прекращении войны и возвращении территорий: ведь Крым — это навсегда Россия и это не обсуждается; следующим шагом со стороны Украины должно стать разведение войск на Донбассе в два этапа и выполнение «формулы Штайнмайера»;
  • Запад закрывает глаза на ущемление Украиной прав жителей «ЛНР» / «ДНР», масштаб политических преследований в Украине поражает, открыто более шести тысяч уголовных дел, в «сепаратисты» записывают даже тех, кто просто платил налоги в республиках;
  • Украина развернула мощную пиар-кампанию и всячески раздувает еще один крупный обмен «удерживаемыми лицами» до конца года, но России, по сути, менять некого;
  • Россия вела кропотливую и невидимую для обывателя работу по обмену целых три года, но удалось договориться только сейчас, потому что в Украине произошла смена власти; даже в Москве не ожидали, насколько рядовым украинцам оказалась чужда «порошенковская оборонно-патриотическая риторика»;
  • Зеленский на деле оказался еще круче, чем его герой в фильме «Слуга народа», но впереди еще люстрация чиновников Порошенко и завершение расследований преступлений его клики; Зеленский должен продемонстрировать политическую волю и решимость;
  • у Зеленского очень талантливые спичрайтеры, его речи вроде бы простые, но полны скрытого подтекста и в Кремле считывают эти сигналы: Зеленский хочет закончить «войну Порошенко»; «не мы начали эту войну, но мы должны ее закончить» и т. д.;
  • Порошенко задумал обмен так называемыми военнопленными только потому, что сильно хотел переизбраться на второй срок, но это ему не помогло; обмен задумывался как яркое пятно на фоне войны, ведь успехов ни в экономике, ни в гуманитарной сфере нет;
  • Порошенко не стесняясь говорил, что взял Вышинского в заложники, а сейчас пытается приписать себе успех с обменом пленными; политическая акция по возвращению «пленных» не принесла никаких дивидендов экс-президенту; но Зеленский не смог удержаться от соблазна попиариться на этом обмене;
  • выходившие по трапу самолета «заложники», которых захватила Украина специально для обмена, — это позор для страны и пятно на ее международном имидже: старики, женщины, беременные и явно случайные люди, которым «шили» госизмену и терроризм;
  • мир наступит тогда, когда линия разграничения на Донбассе превратится в государственную границу, то есть нескоро;
  • о Сенцове, Кольченко, моряках россияне знают все, а кого привезли из Киева — неизвестно, это прокол и вечное проклятие так называемых российских либеральных СМИ; единственный украинский пленный, за кого Россия хоть как-то публично боролась, — это Вышинский; освобождение своих куда лучше пустых разглагольствований о правах русских за рубежом; не имеет значения, как русские относятся к Путину, но в проявлении гуманизма его надо поддержать;
  • все украинское общество бурно обсуждало, можно ли отпускать в РФ бывшего зенитчика Владимира Цемаха или это будет государственной изменой, россияне же даже не знали, что его освобождение было ключевым требованием Москвы;
  • политолог с сомнительной репутацией Станислав Белковский предлагает Горбачеву выдвинуть Владимира Зеленского на Нобелевскую премию мира, но не стоит делать из Горбачева посмешище на старости лет;
  • режиссера-террориста Олега Сенцова, заявившего недавно о начале политической карьеры, может постигнуть судьба Надежды Савченко, всеми забытой и ныне безработной; чтобы привлечь к себе внимание, Сенцову потребуется совершить теракт в Киеве; как только «герой» в Украине становится неудобен режиму, его «утилизируют» всякими способами.

Чуть позже в массовых печатных изданиях появилась «аналитика» с использованием таких оборотов речи, как «привычка винить Россию во всех бедах Украины должна остаться в прошлом», «я преклоняюсь перед российскими переговорщиками и адвокатами, ведь вести переговоры с шулерами действительно сложно», «следующий обмен должен быть равноценным», «здорово, что Россия избавилась вот от этого «будем менять Сенцова на Бута» и т. д. Еще позже появились туманные намеки, что второго обмена пленными может и не быть, поскольку официальный Киев вряд ли признает «формулу Штайнмайера».

О чем практически вообще не говорилось, так это о том, что в мае Международный трибунал ООН по морскому праву обязал Россию освободить украинских моряков. Это решение стало миной замедленного действия: в какой-то момент, если бы Россия не освободила моряков, проблемы могли возникнуть у любого из тысяч российских судов, которые ходят по морям и океанам. В Москве собирались обжаловать это решение, поскольку Конвенция по морскому праву якобы не может быть применена в споре о произошедшем в Черном море, но предпочли не ставить об этом в известность «дорогих россиян».

Теперь на очереди, по идее, возвращение задержанных украинских кораблей, но об этом пропагандисты тоже помалкивают. Зато на все лады говорят о том, что для Украины обмен куда более важен, чем для России. Доходит до смешного, чтобы убедить в этом зрителей, даже снимают пустопорожние сюжеты под названием «“Звонил раз пять: глава офиса Зеленского пожаловался на Кремль» (телеканал ТВЦ, 16 сентября). И только газета «Коммерсант», цитировавшая небольшую выдержку из статьи Bloomberg, написала что-то вроде «для Путина, столкнувшегося с замедлением экономики, обмен может демонстрировать наличие доброй воли по разрешению войны».

Пропагандисты на все лады уверяли, что президент Зеленский приступил к выполнению своих предвыборных обещаний, сдвинул с мертвой точки минский процесс, который был парализован усилиями Порошенко. Это следует расценивать как прорыв, поскольку встречи нормандской четвёрки на уровне глав государств не проводились более трёх лет.

Еще одной темой, о которой «усиленно молчат» российские пропагандисты, станет горячий для России декабрь, когда Евросоюз будет принимать решение об очередном продлении санкций в отношении России. Поэтому так много на всех федеральных каналах сюжетов про Трампа и Макрона, ведь профессиональные лоббисты «восстановления отношений» после удачного обмена пленными получили веский аргумент: если настолько серьезно сдвинулись российско-украинские отношения, то, возможно, следует пересмотреть санкционную политику?

Российские пропагандисты при освещении долгожданного обмена всячески старались избегать называть вещи своими именами. Употреблялись эвфемизмы «обмен задержанными и осужденными», «удерживаемые лица», «лица, прибывшие по обмену» и даже «заложники Украины». Также российские массмедиа немало внимания уделили тому, как именно в самой Украине освещается «главное событие года». Так, 13 сентября газета «Комсомольская правда» в статье «Записки киевлянки: На Украине поверили, что скоро наступит мир. В Киеве продолжают наслаждаться возвращением своих “пленных” из России и шепчутся, что это верный признак прекращения войны» иронизирует, что в Киеве «пафосно говорят о мире», «поверили в скорое прекращение войны и улучшение отношений с Россией». Но при этом киевляне с удвоенным рвением запасают еду, дрова и хворост, поскольку боятся предстоящей газовой войны с Россией, и почему-то много «гастарбайтеров возвращается из Польши».

«Вся местная пресса пишет про жахлывы умовы (ужасные условия) содержания пленных в российской тюрьме. А в многочисленных интервью освобожденные украинцы наперебой рассказывают про мученья в “российских застенках”. При этом на вопрос: “Почему же вы так поправились в российской тюрьме?” самый разрекламированный освобожденный режиссер Сенцов гордо ответил: “А я готовился к голодовке”», — написала «Комсомольская правда».

А вот «добрые» российские тюремщики поступают совсем по-другому. «Отпущенных на родину украинцев сопровождала кошка Маша. Один из заключенных провел с ней много времени. По его просьбе питомец улетел с ним, сообщила вице-президент Европейского института омбудсмена Нина Карпачева», — сообщило издание в другом материале.

Наперебой раздает «эксклюзивные» интервью вышедший из «бандеровских застенков» глава «РИА Новости Украина» Кирилл Вышинский. Оно и неудивительно, ведь Вышинский самый медийный персонаж из всех обменянных с Россией. Смысл всех интервью одинаков: его дело было политическим изначально, его «заказали», его «закрыли» специально для того, чтобы потом выгодно обменять, ему предлагали сделку, но он на это не пошел. Какой плохой Порошенко, с которым Вышинский даже был знаком лично, тот самый Порошенко, который «был меценатом первого джаз-фестиваля в Коктебеле, в оргкомитет которого я входил», но это знакомство не помогло, «они хотели уничтожить нашу редакцию», «шьют госизмену за убеждения» и т. д. и т. п. Например, 11 сентября в большом интервью «Комсомольской правде» Вышинский говорит: «Я сидел и смотрел на историю с гибелью Роккелли (итальянский журналист, погиб в результате минометного обстрела под Славянском. — Ред.). И с украинским военнослужащим, который подозревался в убийстве и был осужден итальянским судом. Потом появилась реакция из Киева: нам нужно и итальянцев тоже научить свободу любить. А как мы это сделаем? Мы просто пару-тройку человек здесь захватим и поменяем нашего на итальянца».

Все свои обвинения «политического режима в Украине» Вышинский заканчивал заверениями, что он и дальше будет бороться и приезжать на суд в Киев: «Знаете, я такой наивный и придурковатый. Я-то хоть завтра в Киев, но мои родственники очень сильно переживают». Российские «аналитики» даже придумали некий термин: «прецедент Вышинского», мол, его освобождение дает надежду на то, что сотни заключённых, обвиняемых по статье 111 УК Украины (государственная измена), смогут в будущем дождаться помилования и вернуться домой. Среди этих людей немало россиян, получивших сроки за «мнимые» преступления, например, за работу в российских органах власти.

Не успели смолкнуть победные фанфары российских пропагандистов об успехах на дипломатическом фронте благодаря удачному обмену, как Кремль внезапно сменил вектор диалога. Так, на всех телеканалах 10-11 сентября прошли сюжеты под названием «В Кремле заявили, что говорить о сроках нового обмена преждевременно». Дмитрий Песков, отмечая «огромную подготовительную работу, весьма скрупулезную», заметил, что «пока говорить о сроках следующего обмена было бы преждевременно». И это несмотря на то, что всего несколькими днями ранее российский МИД заявлял, что «необходимо сохранить настрой» для последующих обменов, ведь стороны вроде бы договорились о втором, более масштабном обмене по формуле «всех на всех», который должен пройти еще до конца 2019 года. Об этом заявляла и Людмила Денисова, и многие российские политики.

Кроме того, российские массмедиа подавали информацию о предстоящем саммите нормандской четверки как о достоверном и практически свершившемся факте, указывая, что Кремль четко дал понять президенту Зеленскому, чего именно от него ожидает. Так, еще в начале сентября федеральные каналы, анонсируя встречу в Минске 18 сентября, сообщали, что на «встрече пойдёт речь об окончательном разведении сил и средств на линии соприкосновения в Петровском и Золотом». А если сторонам удастся договориться об обмене, то полностью будет выполнен один из ключевых пунктов Минских соглашений. Напомним, Зеленский заявил о возможности второго этапа освобождения украинцев, в том числе и тех, кто находится в тюрьмах в Крыму.

И вдруг появляется такое. 8 сентября газета «Комсомольская правда» в статье «Олег Кашин: Хватит игр в братский народ. Хороший украинец называет себя русским! Известный публицист уверен, что на этом обмен пленными закончился» уверяет, что уже некого менять: «В украинских тюрьмах сидит еще какое-то количество так называемых сепаратистов, в том числе люди с одесского Куликова поля. Было бы здорово обменять их на татарских радикалов, которых сажают в Крыму, но нет уже той остроты, которая была в случае с Сенцовым, Вышинским и моряками. Люди с украинскими паспортами, сидящие в украинских тюрьмах, — я пессимист, я не верю, что Россия станет за них бороться, и надежда тут на Украину, если татарское лобби в Киеве будет добиваться освобождения татарских активистов».

А затем и вовсе клубничка на тортик: сайт «Лента.Ру» 8 сентября в статье «Крымские татары предупредили об опасности обмена некоторыми заключенными» приводит слова Эйваза Умерова, главы региональной национально-культурной автономии крымских татар, который заявил, что «к обмену осужденными за участие в экстремистских организациях необходимо подходить с осторожностью». Его слова приводит РИА «Новости». «Нужно подходить очень осторожно к вопросу возвращения преступников, которые осуждены за участие в Крыму в организациях “Хизб ут-Тахрир” и “Меджлис крымскотатарского народа”», поскольку это запрещенные в России организации. Умеров не исключает волны провокаций, если произойдет их освобождение, ведь они были осуждены за экстремистскую деятельность в Крыму.

Близкий к помощнику Путина Владиславу Суркову политолог Алексей Чеснаков в своем телеграм-канале предположил, как будут развиваться события дальше: «Следующий этап — обмен пленными между сторонами конфликта: Киевом и народными республиками Донбасса. Россия давно добивается обмена по принципу “всех установленных на всех установленных”, но сверка этих списков займет много времени».

Обозреватель «Коммерсанта» Максим Юсин поддерживает «абсолютную секретность» при подготовке обмена пленными, потому что, как «показал печальный опыт предыдущих обменов, как только слишком много информации становится достоянием общественности, то мгновенно включаются радикальные силы с обеих сторон, но в большей степени с украинской стороны. Можно вспомнить, как в декабре 2017 года, когда произошел обмен, Ирина Геращенко, представительница команды Порошенко, успела включиться, и в последний момент из этого списка были исключены все россияне, в итоге только граждан ДНР и ЛНР освободили».

Москва по-прежнему настаивает, что на Донбассе полыхает горячий гражданский конфликт, и предлагает мировой опыт для его разрешения, вспоминая пример гражданской войны в Испании или конфликт в Северной Ирландии. Затем российские пропагандисты попеняли «западным партнерам», которые за все годы конфликта так и не выработали адекватный подход к оценке событий на Донбассе. Сенатор Джабаров дал «исчерпывающую» оценку недавнего обмена пленными: «Хотелось бы, чтобы вообще в будущем таких событий между нашими странами не было. Мы не воюем с Украиной, поэтому хотелось бы, чтобы наступило время, когда эти вопросы вообще бы не стояли на повестке дня, чтобы заключённых не было ни там, ни здесь. Потому что это нонсенс, когда два братских народа занимаются обменом пленными, по сути», — сказал 10 сентября сенатор Владимир Джабаров в беседе с RT.

Однако пропагандисты даже в угаре победоносных реляций на дипломатическом фронте все же сохраняют частицу здравого смысла, предполагая, что украинская сторона не пойдет на письменное закрепление так называемой формулы Штайнмайера. Правда, объяснение действий Украины они выдвигают свое: тогда придется признать гражданский характер конфликта. Как предполагает политолог Александр Ведруссов в своей статье «Дорога к разморозке» для газеты «Известия», именно здесь кроется риск обжечься после успешного обмена. Поэтому Россия в унисон с европейскими участниками нормандского формата настаивает на прямых переговорах между властями Украины и Донбасса. Как яркий пример «гражданского конфликта» приводится тот факт, что среди переданных России «удерживаемых лиц» только 13 человек — ее граждане, остальные же были украинскими политзаключенными, осужденными по надуманным обвинениям. «Это означает лишь одно: без остановки маховика преследований инакомыслящих со стороны официального Киева внутригражданский украинский конфликт в конечном счете неразрешим. Даже при максимальных усилиях нормандской медиаторской тройки в лице России, Франции и Германии», — заключает Ведруссов.

Комментарии, раздаваемые как бы невзначай сенаторами и официальными лицами, подтверждают, что в башнях Кремля внимательно отслеживают и реакцию россиян в социальных сетях. Даже «Коммерсант» написал: «Украина уже вся на ушах: люди в аэропортах, красные дорожки расстелены, хлеб-соль, вышиванки надели…» Что уже говорить о простых россиянах, которым не набросишь платки на глаза. В соцсетях очень многие возмущались скромной встречей во «Внуково», отсутствием ликующей толпы у трапа российского самолета, и все это на фоне пышной встречи в «Борисполе». Поэтому пропагандистам в срочном порядке пришлось изгаляться и объяснять: во «Внуково» был результат гуманитарной акции, а в «Борисполе» — голимый пиар. Некоторые особо одаренные даже додумались до такого тезиса: мол, Зеленскому для обмена пленными даже пришлось запросить разрешения у Запада, поэтому потом пришлось организовывать такую бурную встречу.

Омбудсмен Татьяна Москалькова предложила заключить соглашение между Россией и Украиной о закрытии уголовных дел в отношении обменянных пленных. По словам Николая Полозова, в России моряки остаются в статусе обвиняемых, что не помешало им пересечь границу. Напомним, что до сих пор Киев менялся пленными только с так называемыми ДНР и ЛНР. Была, правда, и прямая сделка в мае 2016-го, когда в свои страны возвратились Надежда Савченко и Александр Александров с Евгением Ерофеевым. Освобожденные россияне немедленно пропали из информационного поля, но об этом предпочитают умалчивать.

Статья под названием «Мы не пленных меняли, мы обменяли войну на мир. Войну, где русские ненавидели русских! Колумнист КП Сергей Мардан о том, как важно освобождение знаковых фигур в Киеве и Москве» вышла 8 сентября в «Комсомольской правде». В ней автор с чисто театральной наигранностью задает вопрос читателям: «Вы поняли, что вчера произошло? Мы не пленных и не заложников меняли. Мы меняли войну на мир. Освобождение знаковых фигур Сенцова, Вышинского и Цемаха является своего рода отведением тяжелого вооружения от линии фронта. Пропагандистского фронта». Далее идут весьма туманные и расплывчатые намеки, что война была развязана чужими руками, помимо воли Украины и России, и в результате этой «глупой, бессмысленной» войны «и русские, и украинцы потерпели поражение ровно в тот момент, когда она началась». Еще одной особенностью этой войны колумнист называет то, что «Русские люди стреляли в русских людей. Русские ненавидели русских». Затем опять идут душещипательные «открытия», что русские и украинцы если и не один народ, то точно «сиамские близнецы», «разделить которых можно только в морге». «Вот нас и пытались отправить в морг». Кто — автор умалчивает.

«Концепция отдельной России и отдельной Украины изначально смахивала на шизофренический бред, который сгодился только дремучим невеждам и моральным уродам»; «Россия в этом пятилетнем конфликте проявила просто чудеса выдержки и терпения, доказав, что по праву может носить звание старшего брата»; «Несмотря на все провокации, отлично срежиссированные, и разработанные явно не в Киеве, Москва не допустила военной эскалации, которую с таким упорством добивалась команда Порошенко до самого конца его президентского срока», — убежден Сергей Мардан.

В массовое сознание россиян пропаганда опять вливает тезис о двух братских народах. Об этом в своих многочисленных «эксклюзивах» говорил и Вышинский, и Маргарита Симоньян, и многие сенаторы Госдумы России. Очень симптоматично, что и сам Владимир Путин в сюжете на ТВЦ от 5 сентября под названием «Путин раскрыл детали обмена задержанными с Украиной. Российский лидер назвал это шагом к нормализации отношений двух стран» на сессии Восточного экономического форума отметил, что отношения между Москвой и Киевом полностью придут в норму. «Я думаю, что в исторической перспективе это неизбежно произойдет. Я имею в виду полную нормализацию в отношениях, потому что мы — две части одного и того же народа, я об этом многократно говорил», — заявил Путин. Эту цитату растащили все без исключения телеканалы и газеты.

Кого именно Украина отдает за освобождение своих, российская общественность не знала до последнего. Когда же списки появились, то информация подавалась в таком ключе: мы отдаем отпетых бандитов и террористов, а Украина нам — сущих агнцев. Так, «Комсомолка» 8 сентября написала: «Поразительно, в каких промышленных масштабах Украина штампует приговоры по госизмене и вопреки своей Конституции выдает “изменников” другому государству. Судя по тому, что две трети из списка — граждане незалежной, наскрести на обмен пресловутых российских военных там так и не смогли. Зато около четырех тысяч украинцев обвиняются в пособничестве террористам, сотни человек — в шпионаже и сепаратизме. А значит, на Украине идет самая настоящая гражданская война. Причем не в Донбассе, а по всей стране».

Газета «Известия» 13 сентября в статье «Время вспомнить» приводит размышлизмы «известного политолога» Дениса Денисова, почему после успешного обмена с Россией Украине стоит обратить внимание на проблемы Донбасса. Оказывается, «обмен удерживаемых лиц между Украиной и Россией актуализировал проблему, связанную с политическим преследованием со стороны Киева жителей ДНР и ЛНР, а также украинских граждан, выступавших против государственного переворота 2014 года. По данным экс-генерального прокурора Украины Юрия Луценко, только за его каденцию “правоохранители и суды обеспечили 1200 приговоров за терроризм. Еще 1100 на этапе следствия”».

8 сентября в блиц-интервью газете «Комсомольская правда» отличился экс-президент Украины Леонид Кравчук, вероятнее всего, идя на поводу у журналиста. В статье «Леонид Кравчук о субботнем обмене задержанными: Путин и Зеленский приблизили мир в Донбассе. Когда он наступит? Придется еще потерпеть» отметил: «Я не говорю, что это какая-то грандиозная победа, но это начало того, что все можно решать, если подходить ответственно, выполнять данные слова…Вот я смотрю на свою страну. С кем бы я ни говорил, — нет человека, который бы мне сказал: я хочу воевать. Все говорят: я хочу мира. Может быть, есть какие-то люди, которые на войне наживаются». И тут очень удачно подключился автор с вопросом-утверждением: «Порошенко, например, за войну». И Леонид Макарович, ничтоже сумняшеся, подтверждает: «Да. Но это люди, которые, на мой взгляд, больные просто. А вот нормальные люди хотят мира».

Большое внимание российские пропагандисты уделили тому, как обмен военнопленными освещался в зарубежных СМИ. Газета «Коммерсант» 8 сентября даже сделала обзорный материал с выдержками из центральной мировой прессы под красноречивым названием: «Поразительный контраст: в Москве обмен вызвал куда меньший интерес, чем в Киеве. Зарубежные СМИ — об обмене заключенными между Россией и Украиной». Примечательно, что The Guardian написал: «Путин не встречал заключенных, освобожденных Украиной, предпочтя провести день на выступлениях по ритмической гимнастике в Москве». После этого пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков даже вынужден был оправдываться. Сайт «RT на русском» 9 сентября в статье «Песков объяснил отсутствие Путина на встрече лиц из списка обмена» написал: «Это удерживаемые лица, и в целом это не прерогатива главы государства. Глава государства свою часть пути прошёл для того, чтобы этот обмен мог состояться, и это является главным, а не приезд или неприезд в аэропорт».

Русские пропагандисты, казалось, обижены тем, что Белковский предложил выдвинуть на Нобелевскую премию мира только Владимира Зеленского, хотя вроде бы премия «парная» и обычно награждаются два соискателя. Но «решающая роль» и «добрая воля» миротворца-Путина как бы умаляется и умалчивается. Видимо, этим и объясняется такой поток сарказма и желчи от обозревателя Максима Соколова на сайте «RT на русском» в статье «Сатирик и Нобель» от 11 сентября. Автор в довольно злобной манере вспомнил обмен агента Абеля на пилота Пауэрса на мосту в Берлине, вспомнил, что Кеннеди и Хрущеву не дали «совместного Нобеля» за это. Даже не забыл обмен «хулигана на Луиса Корвалана». Еще автора смущает тот факт, что «политолог имеет устойчивую репутацию трикстера (по-русски говоря, злого шутника), а его радиопередачу уместно было бы назвать “Сатирик у микрофона”. Хайп бессмысленный и беспощадный», но даже при такой репутации «его нынешнее воззвание выглядит относительно прилично. Тем более на совсем уже неприличном сегодняшнем уровне Нобелевского комитета. Когда на премию 2019 года выдвинута 16-летняя школьница Грета Тунберг, страдающая синдромом Аспергера, то Зеленский выглядит куда более подходящим номинантом. В отличие от несчастной девочки, он хотя бы умственно полноценен». «Прежде премии были на двоих, потому что танго танцуют вдвоём. Тогда как, согласно нынешнему предложению, получается, что Зеленский танцевал в одиночестве и в одиночестве же освобождал лиц, находящихся в российских местах лишения свободы. Очевидно, по Белковскому, было так, что Зеленский телеграфировал во ФСИН: Освободить таких-то! — после чего российские тюремщики немедленно взяли под козырёк. Иначе невозможно объяснить отсутствие в номинантах Путина», — иронизирует «известный публицист».

Насмешки российских пропагандистов не обошли и Олега Сенцова, который еще год назад также выдвигался на Нобелевскую премию мира. Сейчас же шквал критики обрушился на Сенцова со стороны экс-прокурора Крыма Натальи Поклонской, которая заявила, что «такие, как Сенцов, не меняются» и «его освобождение — это вынужденная мера». 10 сентября телеканал «ТВ-Центр» в сюжете «Освобожденный Сенцов собрался в Крым на танке. Режиссер сделал провокационное заявление, оказавшись на свободе» делает предположение о возможном старте его политической карьеры. Вот здесь-то и разгулялось воображение у пропагандистов-футурологов. Колумнистка сайта «RT на русском» в статье «Раскормленные славой» от 13 сентября пророчит Сенцову судьбу Савченко. Мол, как только он перестанет «символизировать жестокость “москальских тюремщиков”», его пустят в расход в Украине. «Якобы голодавший, но заметно округлившийся узник совести вышел на свободу и немедленно подтвердил все обвинения кровавой российской гэбни: на совместной пресс-конференции с Кольченко он дал понять, что действительно готовил теракт в Крыму, — а что, собственно, в этом такого? Уж если он находился на оккупированной территории, то и действовал последовательно; логика шизофреников вообще такая, последовательная», — пишет журналистка.

Дальше — больше: «Что ему останется? Голодать в знак протеста против чего-нибудь; тут выбор широк, а голодовка уже испытанное средство привлечь к себе внимание. Поймёт ли наш режиссёр то, чего не поняла Савченко, что борьба с режимом на Украине приносит намного меньше дивидендов, чем то же самое в кровавом Мордоре? Или же не поймёт, попытается действовать привычными методами, привыкший к славе и известности, выдаваемым даром? И что станет финалом? Законы жанра настойчиво требуют повторения теракта, но уже в Киеве (ну, когда Сенцов поймёт, что Киев тоже оккупирован неправильной, недостаточно радикальной украинской властью)».

Телеканалы выходили практически с одинаковыми сюжетами: 9 сентября «ТВ-Центр» «Вышинский поблагодарил Путина за свое освобождение. Журналист рассказал о целях своего преследования на Украине», «Вышинский встретился с Лавровым и поблагодарил МИД за освобождение», «Журналист не должен сидеть в тюрьме: Вышинский прибыл в Москву», «Лавров встретился с Вышинским» и т. д. «В ходе пресс-конференции журналист заявил, что предыдущей администрации Киева было важно разрушить редакцию “РИА Новости. Украина”. Во время обысков сотрудники СБУ всего за три часа уничтожили рабочее оборудование и изъяли всю документацию. В тот же день произошло задержание. По словам Кирилла Вышинского, в его квартиру ворвались силовики и ещё до предъявления обвинений стали обсуждать возможность его обмена», — сообщил телеканал «ТВ-Центр» 9 сентября. При этом телеканалы и газеты изрядно постебались над Петром Порошенко: «Порошенко похвалил себя за освобождение украинцев».

Телеканал «ТВ-Центр» 9 сентября в сюжете «Лавров понадеялся на последовательность Зеленского. Москва оценила заявления украинского президента по Донбассу» сообщил, что «Москва рассчитывает, что позиция Зеленского по разведению сил в Донбассе и соблюдению минских соглашений будет и дальше определять курс Киева. Кроме того, Лавров надеется, что агрессивные решения Порошенко после обмена заключенными будут отозваны». 11 сентября вышел сюжет с говорящим названием: «Киев взял паузу в расторжении договоров с Москвой».

Несколько раз телеканалы и печатные медиа РФ упоминали Виктора Медведчука, но не как куратора переговоров по освобождению военнопленных, а наоборот, как человека, не имеющего к ним никакого отношения. Так, в сюжете телеканала «ТВ-Центр» от 9 сентября под названием «Зеленского похвалили за тон в беседе с Путиным. Президенты не корректировали список людей на обмен» помощник президента Зеленского Андрей Ермак отметил, что «глава политсовета партии Оппозиционная платформа — За жизнь Виктор Медведчук никакого участия в обмене пленными не принимал». А 10 сентября сайт «Лента.Ру» в статье «Стали известны кураторы обмена между Россией и Украиной. Россия и Украина создали рабочие группы для организации обмена заключенными между странами» приводит слова Людмилы Денисовой: «Омбудсмен также добавила, что глава политсовета партии Оппозиционная платформа — За жизнь Виктор Медведчук не входил в рабочую группу и причастности к обмену не имеет». Зато пальму первенства по обмену, без сомнения, отдают Зеленскому. Одни заголовки сюжетов чего стоят: «Зеленский помиловал осужденных россиян», «“Сделали, что обещали”: Зеленский рассказал об утреннем звонке Путину», «Президент Украины надеется на развитие отношений с Россией».

Фото: lb.ua

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
1422
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2019 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду