11:50 / 29 Липня 2021
15:21
П'ятниця, 22 Березня 2002

СЛОВО, которому верят, дороже ЖИЗНИ

661
99% украинских СМИ – это даже не предвзятость и тенденциозность, это обычные пропагандистские или контрпропагандистские машины. Еще несколько месяцев назад я получил предложение от «Детектор медіа» высказаться по ряду вопросов, связанных с деятельностью Национального Совета по телевидению и радиовещанию в сфере развития СМИ в стране.
СЛОВО, которому верят, дороже ЖИЗНИ
Текст, предлагаемый ниже, скорее всего, немного акцентирован и не покрывает всей темы, поскольку реальным поводом для написания статьи был документальный фильм «ПИАР». Сразу скажу – обсуждать буду не фильм. Тем более, что фильм как особая форма текста, будучи опубликованным, «уравнивает» написавшего, сконструировавшего его и того, кто его впоследствии читает и смотрит. И в этом смысле цели этого фильма и его качество мною обсуждаться не будут.

Проблема доверия.

Украинские СМИ как средства массовой агитации и пропаганды


Один из основных вопросов, над которым заставляет задуматься фильм при просмотре, – это проблема доверия к СМИ и возможность существования политической журналистики в украинском обществе. Или, точнее, постсоветском, поскольку «насколько оно украинское» – это еще вопрос. Существования политической журналистики как общественного факта, как профессионального сообщества, а не как формы персонального подвига.

И господин Купчинский, и, собственно, сами авторы фильма недвусмысленно утверждают, что журналисты под видом журналистики фактически занимаются пропагандой или контрпропагандой по заказу тех или иных политиков либо политических сил.

Сам факт появления накануне 31 марта фильма "PR" и реакция на него расширяют тему доверия к СМИ уже не как специфическую проблему молодого украинского государства, а затрагивают само понятие информации и коммуникации и его связь с политикой и геополитикой во всем мире. Так, традиционно считается, что там, на Западе, пресса свободна, объективна, непродажна, а тут – вдруг такой удар. Фильм тенденциозный. Однако -да, фильм тенденциозный. Но проблема ведь не в том, что этот фильм такой, проблема в том, что 99% украинских СМИ – это даже не предвзятость и тенденциозность, это обычные пропагандистские или контрпропагандистские машины, более точно их можно назвать СМАП (средства массовой агитации и пропаганды), в основе которых лежат различные технологии интерпретации. Пространства для коммуникации и информирования фактически не осталось – идет борьба за монополию на интерпретацию.

Сегодня уже фактом является то, что многие журналисты подрабатывают (за исключением единиц, которых можно пересчитать на пальцах одной руки), занимаясь нехитрым бизнесом, – под видом журналистики выдают готовые заказные тексты. И это, между прочим, проблема уже не власти, а собственно общественной и личной позиции. Я давно говорю, что журналист, который получает деньги в конверте, не имеет ни морального, ни профессионального права обсуждать целый ряд общественных и политических проблем.

И в этом смысле то, что большинство СМИ находится за пределами легального, правового поля, делает их суждения тоже нелегальными. Фактически, можно говорить о нелегитимности самой прессы. То есть, это проблема, которая, с одной стороны, является системной и касается развития СМИ как института коммуникации и информирования, а с другой – личным выбором человека. Журналист - человек, и как любой человек, он имеет персональные симпатии. Но, согласитесь, персональная симпатия и откровенная агитация – это разные вещи. Журналисты СМИ и сотрудники СМАП – это две разные профессии.

На полях отмечу, что то, что обсуждается в фильме, и то, что происходит в обществе (я имею в виду эти новые способы зарабатывания денег журналистами), никакого отношения к развитию общественных связей (англ. вариант – public relations) не имеет. И я подозреваю, что эту разницу сложно улавливать не только постсоветским журналистам, но и западным, особенно тем, чья жизнь вовлечена в «политические» баталии в странах «третьего мира». Иначе бы фильм так назван не был. Кстати, поэтому-то и используют термин без перевода, потому что сказать «черный пиар» можно – но звучит угрожающе и непонятно, а сказать «черное развитие общественных связей» нельзя – так не скажет даже человек, не имеющий среднего гуманитарного образования. Родной язык не позволит, поскольку в самом языке есть свои предохранители от несуразиц. А если мы перейдем в действительность рынка, то, я абсолютно уверен, что пока в Украине массово процветают СМАП, развитие рынка услуг по развитию общественных связей – невозможно в принципе.

В обществе нет институционального пространства, где могла бы быть предъявлена персональная, индивидуальная позиция по тому или иному резонансному делу. И если ранее хотя бы формально оппозиция апеллировала к западным СМИ, то теперь это пространство «правды» уже теряет свою прежнюю репутацию. За последний год в США и Западной Европе было опубликовано несколько резонансных книг, в которых журналисты и аналитики с тревогой обсуждают проблему «подкрашивания новостей». Журналистика, которая занимает политическую позицию (не путать с гражданской), умирает мгновенно.

И в этом смысле СМАП, отстаивающие интересы власти нынешней, ничем не отличаются от СМАП, отстаивающих интересы власти будущей, – это все «одного поля ягоды», поскольку все они разрушают один из самых главных общественных институтов – Доверие к слову. Ведь любая фраза, любое суждение, любое исследование, которые могут быть проинтерпретированы оппонентами как положительный элемент своего образа или, наоборот, как отрицательный элемент образа оппонента, рассматриваются как политический заказ. Появился новый тип морального давления на общественность, который в социально-психологическом пространстве ничем не отличается от административного. Появился круг политиков, которые никогда не делают ошибок, их «грехи» - всегда во имя, и кто не с ними, тот против них. Ситуация - как в известном анекдоте о том, сколько аэропортов «Шереметьево» в Москве? Ответ - 3. «Шереметьево-1», «Шереметьево-2» и «Шереметьево возвращается». Так и сейчас, СССР – это СОВОК-1, последние десять лет – это СОВОК-2, и хочется сказать, что СОВОК возвращается. И инвестиционный бум по созданию СМАП разного калибра – тому подтверждение.

Условия, способствующие существованию СМАП

Что волнует меня персонально, так это то, где возможен перелом тенденции и возможен ли он вообще в ближайшей перспективе, хотя бы следующих 10 лет? Кто может стать субъектом преобразования СМАП в СМИ, и каковы минимальные системные условия для осуществления подвижек? Согласно моей гипотезе, таким субъектом могут стать новые журналистские команды, которые свяжут процессы трансформации со своей личной профессиональной и бизнес-карьерой. И одной из главных задач, которую можно решить, как минимум, является урегулирование отношений СМИ и собственников. Правда, хотят ли этого сами журналисты? Очевидно, что в большинстве своем они адаптировались к существующей ситуации. И мы наблюдаем конфликты с собственниками политического характера, в которых журналисты выступают в роли «пехоты» в войнах политиков и собственников. В общем, это не отличается от того, о чем я говорил выше. И вопрос о том, есть ли такие журналисты – на самом деле риторический. Когда они появятся, они уже ни у кого не станут спрашивать разрешения на реализацию своих проектов. Но одного замысла и энтузиазма, конечно, недостаточно. СМАП выиграли на информационном рынке не потому, что большинство журналистов имеют слабое гуманитарное образование, СМАП развивались и развиваются в специальном «экономическом бульоне».

Дело в том, что проблема свободы слова так, как она сегодня обсуждается, бесперспективна с точки зрения ее решения. Прошу прощения за банальность, но нельзя не сказать: одно из условий (точно не единственное) независимости СМИ от власти, политиков и нерадивых и неэффективных собственников – это финансовая и экономическая независимость. Это уже, наверное, знают дети в яслях. Но то, что это не беспокоит собственников, а СМАП начинают имитировать дискуссионность, свободу слова, симулировать обеспокоенность общественными проблемами, настораживает. Так, украинские чиновники поняли, что не нужно честно дискутировать с представителями Международных финансовых организаций о методах и подходах реформирования – необходимо со всем соглашаться, брать деньги, если дают, и делать свое дело. В результате вопрос Европейской интеграции и вступления в ВТО заболтан до безобразия. Но международным экспертам понятно, что в ближайшие 15 лет о вступлении Украины в Евросоюз не может быть и речи. Осталось провалить вступление в ВТО.

Забавно наблюдать, как на телевидении появляются новые форматы, которые должны убедить зрителя, что он видит непредвзятые новости, документальные фильмы, комментарии экспертов и т.д. Но забавно – только пока есть надежда, что это всего лишь признаки времени и это, в общем, должно кануть в Лету.

А что, если не канет? А если, наоборот, будет закрепляться? Причем не только на уровне социально-политического устройства страны, но и на уровне «журналистского цеха» и превращения журналистов в работников агитационно-пропагандистского труда с соответствующим кодексом «чести». Фактически, сегодняшняя система управления, как частными, так и государственными предприятиями, переживает не лучшие времена и отстает технологически от собственно бизнеса (банков, новых торговых и производственных компаний) лет на 7-10.

На мой взгляд, условия, которые позволяют существовать такому количеству экономически неэффективных газет и телеканалов, лежат в плоскости общей экономической ситуации.

Во-первых, это наличие катастрофически огромного сектора теневой экономики (СМИ, фактически, дотируются из неуплаченных налогов).

Во-вторых, возможность зарабатывать сверхприбыли, благодаря монополии на внутреннем рынке.

В-третьих, благодаря ценовым диспропорциям на внутреннем и внешнем рынках.

В-четвертых, из-за того, что есть реальная возможность направлять средства не в экономически эффективные, а в политические проекты.

И если не будут происходить изменения в сфере реальной экономической политики, физическая борьба за свободу слова будет превращаться в борьбу за передел сфер влияния, только в данном случае она будет идти, и уже идет, за влияние на СМАП, а не за свободу и независимость СМИ. В этом смысле вступление Украины во Всемирную торговую организацию может принести больше пользы для свободы слова в Украине, чем борьба на баррикадах, поскольку повлияет именно на системные условия.

Хотел бы привести в пример польский опыт – сейчас "Газета выборча" занимается проблемой удержания цены акций на бирже, своей прибыльностью и тиражом, и главный продукт, который она продает на рынок, – это доверие со стороны читателя. Это к тому, что не нужно особо приглядываться, чтобы заметить, что в украинских СМИ практически разрушена система управления на предприятии, когда акционеры определяют стратегию, в первую очередь бизнес-стратегию, и менеджмент отвечает за то, чтобы рейтинг канала или тираж печатного издания рос. На сегодняшний день мы имеем ситуацию, когда главное в украинских СМИ – это не экономическое, а политическое и идеологическое управление.

Кроме того, на сегодняшний день нет ни законодательных, ни институциональных условий лишения собственника лицензии в случае, если после ее получения он нарушает собственноручно заявленную концепцию и превращает СМИ в СМАП (причем это касается как частных, так и государственных СМИ).

Я думаю, что внедрение законодательных инициатив в ближайшее время будет затруднено приближением президентских выборов, но я абсолютно уверен, что механизмы, о которых я сказал, должны существовать. И мне кажется, было бы полезно более откровенно продолжать обсуждение темы институциональной (административной) реформы регулирования СМИ.

Культурный контекст проблемы

И третий вопрос, на котором мне хотелось бы сделать акцент, – это ситуация, при которой попытки получения максимально полной и достоверной информации обо всех лицах и событиях, так или иначе позволяющей узнать о настоящих причинах трагедии, произошедшей с Георгием Гонгадзе, превращаются в противостояние и инструмент политических игр в личных интересах. Не только родные и близкие журналиста, но и остальные граждане должны понимать, что происходит в стране и, в частности, что явилось реальной причиной трагедии.

Я абсолютно уверен, что любой человек в стране, даже тот, кто очень симпатизирует Президенту и его близкому окружению, в случае, если бы он имел доказательства причастности к смерти журналиста кого-либо из высших государственных лиц, первым бы вышел на улицу и требовал отставки этих людей, а тем более Президента.

МЕНЯ БЕСПОКОИТ ТОТ ФАКТ, ЧТО ОБЩЕСТВУ НАВЯЗЫВАЕТСЯ ОДИН "ПРАВИЛЬНЫЙ" ОТВЕТ. А ЕСЛИ ПРОЙДЕТ ВРЕМЯ, И МЫ ПОЛУЧИМ ФАКТЫ, КОТОРЫЕ ОТКРОЮТ СОВСЕМ ДРУГУЮ ВЕРСИЮ ТРАГЕДИИ, ЧЕМ ТА, КОТОРАЯ СЕГОДНЯ НАВЯЗЫВАЕТСЯ ОППОЗИЦЕЙ? КАК ТОГДА ОППОЗИЦИЯ СОБИРАЕТСЯ СМОТРЕТЬ В ГЛАЗА ЛЮДЯМ, КОТОРЫМ ПРЕДЛАГАЕТ БРОСИТЬ РАБОТУ, СЕМЬЮ И ВЕСТИ УЛИЧНЫЕ БОИ? Мне лично фильм не понравился. Он кажется поверхностным, явно тенденциозным и рассчитанным на массового потребителя. Как я говорил выше, я не буду обсуждать сам фильм. Но именно в нем Чарльз Кловер сказал вслух о тех нестыковках, неясностях, неточностях и противоречиях, которые и журналисты, и политики, и простые люди обсуждают на кухне. Именно на кухне, поскольку в современном украинском общественном публичном пространстве любые слова становятся элементом агитации и пропаганды. Пока СМАП победили демократию в стране. Сегодня в стране престижно быть сотрудником, а тем более собственником СМАП. Журналисты, политики, политологи, чиновники понемногу разрушают, засоряют публичное пространство. И мы только еще раз убеждаемся в этом, когда наблюдаем за политическими дебатами, которые превращаются участниками в место, где они могут по очереди (в соответствии с правилами проведения дебатов) откровенно оскорблять друг друга, а потом обсуждать с друзьями, кто кого «уделал». И никто их не заставляет – это их выбор так использовать Слово. И никто не заставляет журналистов это делать – это тоже их выбор так его, Слово – продавать.

Хочу подчеркнуть, что очень важно понять, я бы даже сказал, особо прочувствовать, что такое европейская цивилизация и человеческая культура в окружающем нас космическом универсуме. Понять, что их неотъемлемой составной является СЛОВО, которому верят. СЛОВО, которому верят, – дороже ЖИЗНИ. И в современном мире, и в предыдущие эпохи побеждали (в смысле – развивались), те сообщества, в которых элиты это понимали. И если этого понимания нет, то никакой реформой или чьей-либо геополитической игрой ни в сознание, ни в совесть это не инсталлируется. А если это есть – то ни США, ни Россия не смогут это разрушить.

PR – дубль второй

Манипуляция, господа…

Чарльз Кловер відповів В.Чемерису

Владимир Чемерис обвиняет Чарльза Кловера во лжи

На телеканалi ICTV вважають неправильним розглядати фiльм "PR" як "компонент полiтичної боротьби" – Д.Кисельов

“PR”: чергова порція

Freedom House спростовує заяви про пiдтримку полiтичних рухiв в Українi, зробленi в документальному фiльмi "ПIАР"

Посольство США выступило с заявлением по поводу фильма "Пиар", показанного на телеканале "ICTV"

Кілька запитань учасникам дискусії навколо фільму “Піар”

- Як ви вважаєте, чи вплинуть маніпулятивні технології, які використовує наше ТБ, на вибір електорату? Якщо можна, наведіть приклад найбільш кричущої, з вашого погляду, маніпулятивної технології, що була використана під час цієї виборчої кампанії?

"Вічне повернення" або де-жавю. Версія "РR"


У зв'язку зі зміною назви громадської організації «Телекритика» на «Детектор медіа» в 2016 році, в архівних матеріалах сайтів, видавцем яких є організація, назва також змінена
член Национального совета по вопросам телерадиовещания
Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
661
Переглядів
Коментарі
Код:
Ім'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2021 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop
DMCA.com Protection Status
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду