14:40
Четвер, 19 Липня 2018

Дмитрий Бондаренко и Олег Иванцов, Liga.net: Мы решили напомнить о себе живым людям, а не покупать трафик

Как Liga.net перезапускала портал и зачем проводила рекламную кампанию, какие реалии рынка приходится учитывать сейчас и как Liga.net собирается влиять на рынок в будущем.
Дмитрий Бондаренко и Олег Иванцов, Liga.net: Мы решили напомнить о себе живым людям, а не покупать трафик
Дмитрий Бондаренко и Олег Иванцов, Liga.net: Мы решили напомнить о себе живым людям, а не покупать трафик

В апреле компания Ligamedia группы компаний «Лига» модернизировала и перезапустила свой информационно-аналитический портал Liga.net. Перезапуск сопровождала офлайновая рекламная кампания, героями которой стали сотрудники редакции. Генеральный директор Ligamedia Дмитрий Бондаренко и главный редактор Liga.net Олег Иванцов в интервью «Детектору медиа» рассказали о нюансах модернизации портала и планах запуска нишевого проекта «Технологии», поделились данными о монетизации и структуре трафика Liga.net, объяснили, почему не внедряют платную подписку и пока не запускают украиноязычную версию портала.

«Сроки создания нового портала были сорваны подрядчиком в два раза»

— Для чего нужна была модернизация портала? Когда в последний раз происходили такие изменения? Чего вы хотели достичь, меняя работу и структуру портала?

Олег Иванцов: Последний раз мы провели редизайн в 2011 году. В 2014-2015 годах была внедрена адаптивная верстка с правкой дизайна.

Цель перехода на новую платформу — в первую очередь технологическая: увеличить скорость загрузки, адаптивность к разным типам устройств, дать новые точки входа для материалов, которые мы считаем своими конкурентными преимуществами, — эксклюзивных редакционных материалов и партнерских спецпроектов.

К тому же прежний дизайн морально устарел.

Дмитрий Бондаренко: В первую очередь мы уделили внимание качеству работы платформы, ее адаптивности к разным устройствам. У нас очень высоконагруженная система, и нам важны эффективность и скорость отработки большого количества запросов, скорость и удобство работы редакции. Ранее мы работали на четырех разных платформах: фронт все видели один, а внутри были четыре движка со своими базами данных. Кроме того, была привязанность к фактическому рабочему месту журналиста. Чтобы работать удаленно, нужно было строить защищенное соединение, нужна была трехфакторная аутентификация. Мы изменили основу, фундамент системы — как технологию, так и железо. После перезагрузки у нас повысились скорость и удобство работы с платформой.

Второй аспект, который нас волновал, — это user experience. Мы пересмотрели структуру нашего портала, исходя из аналитических данных, которые собирали собственными силами, привлекая нескольких подрядчиков, которые предоставляют такие услуги в Украине, и консультируясь с коллегами из Польши.

И третий аспект — дизайн. Он должен подчеркивать наши сильные стороны, делать менее навязчивым то, что читателям нравится меньше, — рекламу, более органично вписать ее в контент).

Олег Иванцов (слева) и Дмитрий Бондаренко (справа)

— Как долго длилась работа над порталом? Кто занимался разработкой — вы нанимали компанию на аутсорсе или создавали портал внутренними силами?

Д. Б.: В первую очередь мы выбирали платформу — ядро системы. Это заняло время, потому что с помощью консультантов мы изучали опыт мировых СМИ. Далее мы искали подрядчика. Рассматривали оба варианта — нанимать внутреннюю команду или работать с аутсорсерами. Мы пошли по второму варианту — аутсорсингу.

Внутри команды у нас была проектная группа, в которую входили я, представители редакции, IT-специалисты, сотрудники отделов продаж и маркетинга, продакт-менеджеры, проектный менеджер и руководитель проекта — Ольга Чибисова.

— И сколько длилась работа?

Д. Б.: Сроки были сорваны подрядчиком в два раза. Работа должна была занять год и два месяца, а получилось два года. Мы потеряли время, хотя в результате имеем хороший продукт, которым гордимся. Но мы бы могли год этих ожиданий потратить на усовершенствование и развитие.

О. И.: Два года — это с учетом импорта архива. Критические ошибки исправлены, но работа еще продолжается.

Д. Б.: Да, мы перенесли весь архив, сохранив все на новой платформе. Ключевые ошибки — это как раз ошибки импорта. Сложно из разных баз данных сделать одну. И мы, и подрядчик недооценили сложности определенных техзаданий.

— Сколько стоила работа по созданию нового портала?

Д. Б.: Я не могу разглашать цифры, но это очень недешевое удовольствие.

— Кто занимается технической поддержкой сайта — те же подрядчики, которые разрабатывали?

Д. Б.: По договору у нас есть период сопровождения, в течение которого будут исправляться баги. Мы провели внутренний тендер на поддержку, где рассматривали компанию, которая занималась разработкой, компанию, с которой сотрудничали ранее, и альтернативу — взять свою команду на поддержку. Мы решили поддерживать и развивать продукт своими силами.

— За последнее время на Liga.net было несколько больших внешних атак. С чем они были связаны? Была ли эта незащищенность одним из поводов модернизации портала?

Д. Б.: Громкие атаки, которые были полтора года назад и полгода назад, не связаны с принятием решения о модернизации. Проблемы были в другом: у нас было старое железо, взаимосвязь между базами данных и платформами была неустойчивой, часто падал портал, падала CMS, не выдерживая посещаемости.

С точки зрения бизнеса, модернизация — это запоздалое решение. Семь лет — длинный срок. Но события конца 2013 — начала 2014 года сместили наши приоритеты, и все наши силы были сконцентрированы на работе как медиа. Когда в 2015 году мы вернулись к вопросам развития, то потратили несколько месяцев, чтобы спрогнозировать финансы, спланировать изменения, выбрать подрядчика и сформулировать задачи. Ожидали закончить работы по модернизации в 2017 году, а закончили в 2018-м.

О. И.: В период событий на Майдане посещаемость возросла в пять раз. Бывало, что в течение считанных часов посещаемость новостного блока росла в разы — и мы просто падали. Когда возникает острый спрос на новости и люди приходят к нам, мы должны выдерживать эти скачки посещаемости и нагрузки.

— Как поменялась работа редакции после смены структуры портала?

О. И.: Переход на новую платформу не был процессом одного дня. Ко многим вещам мы готовились, существенных изменений на данный момент не было. Но они, скорее всего, будут. Мы начинаем получать новые данные о пользовательском поведении. Возможно, мы будем корректировать структуру контента. Скорее всего, изменения коснутся технологической части работы редакции. Уже сейчас понятно, что нужно развивать спецпроекты в плане технических решений, нужно больше видео, инфографика должна быть интерактивной.

Д. Б.: Мы понимаем, что должны больше внимания уделять визуальной составляющей. Структура редакции больше отвечает структуре портала. Мы постарались выделить и четче определить зоны ответственности.

О. И.: Мы отвечаем на вызовы в контентной повестке и инструменты, востребованные рекламодателями. Поэтому у нас планируется запуск отдельного проекта «Технологии» (tech.liga.net). Технологии — это быстро растущий рынок, который производит много новостей и событий. И там есть способный к диалогу динамичный рекламодатель, который готов экспериментировать и с форматами, и со спецпроектами.

Д. Б.: И у нас в команде редакции созрел руководитель tech-редакции — Станислав Юрасов. Технологии, медиа, телеком мы выделим в отдельный проект, руководителем которого станет Стас.

— Перезапустив портал, вы также провели рекламную кампанию в офлайне, что редкость для интернет-изданий. Для чего вам это было нужно?

Д. Б.: Ядро нашей рекламной кампании в трех аспектах. Ее лицами стали участники нашей команды — то, чем мы гордимся больше всего как медиа. Также мы безусловно гордимся нашим брендом. Кроме того, мы коммуницируем пять ценностей нашей компании, нашего бренда и нашей команды.

Почему пошли в офлайн? Потому что мы медиа для людей. С людьми нужно коммуницировать разными способами. Мы пошли туда, где сосредоточена наша аудитория деловых людей: в поезда «Интерсити» с большим пассажиропотоком, в четыре города-миллионника, между которыми курсируют эти поезда, и в кинотеатры крупнейшей сети.

Наши видеоролики тоже говорят о ценностях, но в другом формате. Мы говорим о важности качественного медиапотребления, о медиагигиене, о том, что джинса и популизм — это плохо, что людям нужно повышать медиаграмотность.

О. И.: Мы решили напомнить о себе живым людям, а не покупать трафик в безумных количествах, что является основой продвижения многих украинских сайтов.

— Во сколько вам обошлась эта имиджевая кампания? Или это был бартер?

Д. Б.: Мы денег не тратим. Речь идет о цифрах с шестью нулями, но без денежных расчетов. Это взаимовыгодное сотрудничество.

«Если вы купили крупный рекламный пакет —
это не означает, что вы можете диктовать что-то редакции»

— Liga.net в мониторингах Института массовой информации лидирует по соблюдению журналистских стандартов. У вас рекламные материалы маркируются, но виды маркировки очень разные: значки или PR, рубрики «При поддержке…», «Спонсор / партнер проекта…», «Информация пресс-центра ЛигаБизнесИнформ», «Информация на правах рекламы»… Почему нет единой маркировки? Не кажется ли вам, что такое разнообразие может сбивать с толку читателя?

Д. Б.: Во-первых, мы открыто в футере, который виден на каждой странице, описываем весь перечень маркировок. Во-вторых, мы часть рынка, часть экосистемы. Мы не можем встать колом среди всех и не реагировать на то, чего хочет рекламодатель и что делают все наши конкуренты. Мы не опускаемся до того уровня, до которого, к сожалению, опускаются наши коллеги. Но давайте вспомним, в каком году обновлялся закон о рекламе в части диджитала?

— Закон был принят в 2003 году, и с тех пор в этой части существенно не менялся.

Д. Б.: Но какой прогресс форматы массовых коммуникаций сделали за это время! Все говорят о нативной рекламе, показывает кейсы BBC, на стандарты которых все ориентируются, рассказывают об этом. А где нативка в нашем законе о рекламе?

О. И.: Наше законодательство абсолютно не приспособлено к нативной и партнерской рекламе в онлайн-СМИ.

Да, у нас несколько видов маркировки — но она явная. Если публикация материала оплачена, то маркировка существует. Значительная часть медиа вообще не заморачивается, нет никакой маркировки на платных материалах.

И какой бы ни была маркировка, редакция может отказать в размещении. Есть вещи, которые мы не опубликуем даже с плашкой «Реклама»: черный пиар, подрыв репутации, политическая антиреклама. Например, мы не давали ни в каком виде платную новость, которая на прошлых выборах публиковалась многими ресурсами, — кандидат Думчев выходит во второй тур и может победить Кличко.

Д. Б.: Откровенная дезинформация, манипуляция и то, что вредит суверенитету государства, не может быть у нас опубликовано.

О. И.: За последние пару лет позиция крупных рекламодателей меняется. Они понимают, что им не нужно выдавать рекламный контент за редакционную публикацию. Соглашаются на партнерские и спонсорские спецпроекты. К счастью, у нас есть коллеги — крупные ресурсы — которые придерживаются схожих ценностей, и у них тоже работают партнерство и спецпроекты.

— Как раз недавно на одной экспертной дискуссии обсуждали с Оксаной Романюк из Института массовой информации, что необходимо менять закон о рекламе в части терминологии, вводить понятие «нативная реклама». Возможно, вы уже принимаете участие в разработке изменений в закон?

Д. Б.: Мы эту тему обсуждаем, например, с РПР, стараемся привлекать внимание к проблеме и в профессиональном сообществе, и в среде законодателей. Мы будем активным участником процесса. Мы хотим публичного, открытого, прозрачного и понятного рынка с едиными правилами игры. Мы хотим заявленных бенефициаров медиа, хотим прозрачной структуры трафика, хотим ответственности медиакомпаний за контент, который они размещают.

— Как у вас происходит работа над рекламными материалами? Написанием текстов занимаются отдельные сотрудники или вы привлекаете журналистов? Разделена ли работа редакции и коммерческого отдела?

О. И.: Консервативное правило гласит, что должна быть стена между рекламой и редакцией. На самом деле, правило стены плохо работает в таком формате как спецпроекты. Я не очень верю, что может быть изолированная от потребностей рекламного рынка редакция, у которой есть еще одна специальная редакция для спецпроектов. Наш рынок очень маленький, и нужно использовать любую возможность заработать цивилизованно.

Профильные журналисты привлекаются к разработке идей, концепций спецпроектов, к участию в написании. Это всегда командная игра. Неприемлемо прямое вмешательство в партнерский контент. Мы можем согласовать идею, формат, реализацию, тему, но партнер не может диктовать: об этих компаниях можно писать, об этих — нет, этих спикеров можно цитировать — этих нет.

Есть журналисты, которые больше вовлечены в такую работу, меньше или вообще не вовлечены. Это связано с рекламной емкостью рынка. IT, технологии, недвижимость, финансы — более продвинутые в плане рекламных проявлений сегменты. Есть коррумпированные или политизированные рынки — например, ТЭК, инфраструктура, где нативные или спонсорские проекты пока не получаются.

— Они привыкли к джинсе?

О. И.: И это тоже. Но дело также в том, что, как правило, крупнейшие игроки на этих рынках связаны политическими обязательствами, они крышуются политиками, входят в состав монополий и олигархических финансово-промышленных группировок.

Хотя некоторые сдвиги есть и здесь. Например, топливные компании, собственники которых фигурируют в схемах с «плюсом» или «минусом», интересуются альтернативной энергетикой, новыми технологиями и, соответственно, спецпроектами.

Мы надеемся, что технологии и ростки креативной экономики будут пробивать эту стену.

Д. Б.: Любые коммерческие запросы заходят через коммерческий департамент. Даже если знакомый пиарщик обращается к журналисту, тот переводит его в коммерческий департамент. Наше рекламное агентство AdLove обрабатывает эти запросы, у них есть бюджет на производство контента, и мы этот бюджет можем отдать кому-то из наших журналистов, кого редактор может отпустить на спецпроект, или можем привлечь фрилансера со стороны. Мы стараемся дать возможность заработать нашим сотрудникам. Кроме того, мы вовлекаем нашу редакцию в работу над идеями. Кто лучше, чем мы, может понимать интересы нашей аудитории?

О. И.: Случаи привлечения внештатных авторов единичны. Вряд ли кто-то лучше наших журналистов может реализовать спецпроект.

Д. Б.: Мы активно учимся, обмениваемся опытом с коллегами из Польши, Словакии, Венгрии. Устраиваем внутренние обучения, чтобы лучше понимать работу друг друга. Мы должны себя вести как бизнес, который приносит деньги, но также понимает, что он медиа, базируется на ценностях, на редакционном кодексе, на коммерческой политике, на стандартах журналистики. Мы учимся сочетать эти вещи.

О. И.: У нас есть редакционный кодекс, где четко определено невмешательство менеджмента и коммерческого департамента в редакционную политику.

Крупный партнер или рекламодатель не имеет преференций на освещение своей деятельности в редакционных публикациях. Бывают случаи, когда ожидают какой-то лояльности, но мы объясняем, что если вы купили крупный рекламный пакет — это не означает, что вы можете диктовать что-то редакции.

Д. Б.: И самое главное: вы к нам приходите, потому что видите в нас ценность — независимость, незаангажированность. Если мы сделаем для вас исключение, то мы эту ценность потеряем.

Мы хотим показать рекламодателям, что они ценят качественную аудиторию, доверие, репутацию, бренд. И благодаря этому у нас растет доля прямых продаж рекламы. У нас в компании Ligamedia есть свое рекламное агентство AdLove, которое занимается нашими прямыми продажами.

— Какая доля прямых продаж сейчас?

Д. Б.: Больше половины.

«Можно включить AdBlock,
а можно взять 500 гривен на выборах —
это где-то одного поля ягоды»

— Олег на тематической дискуссии в конце прошлого года говорил о том, что доля медийной (баннерной) рекламы падает и растет доля спецпроектов. Какое сейчас их процентное соотношение в структуре ваших рекламных доходов?

Д. Б.: Меньше половины составляет баннерная реклама, пиар-проявления — около 35 %, остальное — доля спецпроектов.

О. И.: Рост по спецпроектам — в десятки раз за последние два года.

— Как сейчас меняется структура вашей аудитории? Как на посещаемость повлияла смена алгоритмов Фейсбука? Что сейчас преобладает в структуре вашего трафика?

О. И.: Пока мы не почувствовали изменений алгоритмов Фейсбука. Трафик из соцсетей как был около 10 %, так и остался. Может, чуть меньше сейчас. Мы все-таки ориентируемся на качественный трафик — прямой и поисковый.

Я знаю ресурсы, у которых по 70 % трафика из соцсетей, и они очень не довольны, потому что люди заходят, читают одну страницу и уходят. Тренд крупнейших холдингов Восточной Европы — ставка на прямой трафик.

Д. Б.: Все боятся Марка :)

О. И.: Пользователь характеризуется вовлеченностью, сколько он страниц смотрит, сколько материалов дочитывает до конца. Прямой трафик и поисковый (целевой, органический) остается самым ценным. У нас прямой и поисковый составляют две трети всей аудитории. Есть небольшие партнерки, но мы не покупаем трафик.

Д. Б.: Мы не выделяем денег на покупку трафика.

— Вас берет, допустим, «Укрнет»?

О. И.: У нас программы обмена информерами. Трафика от ukr.net мало, и это только обмен.

Если говорить о показателях, то у нас отличная конверсия (соотношение количества пользователей сайта, выполнивших целевые действия — переход на рекламные ссылки, покупку, подписку, регистрацию, — и общего количества посетителей сайта. — ДМ). По нашим данным — лучшая на рынке. Если вы хотите получить регистрацию, переход, лиды — то спецпроекты и анонсы надо размещать у нас. Мы можем дать сотни регистраций на событие и тысячи контактных данных. Например, одна авиакомпания получила 4 000 адресов потенциальных клиентов. Это потому, что структура трафика качественная.

Д. Б.: Наша ключевая стратегия — это ядро аудитории. Что происходит, когда ваш контент заходит в социальную сеть? Вы своим контентом попадаете в собственную ленту читателя, которую он подбирает, как хочет. Это его продукт (а на алгоритм еще и влияют ребята из Фейсбука). Когда мы создаем свой продукт — люди приходят в наш ньюсфид, они хотят потреблять то, что мы создаем. И производная от этого — конверсия, понятная аудитория. Мы не гонимся за охватом. У нас аффинити-индекс отличный.

— В связи с тем, что большая часть вашей аудитории приходит через прямые заходы, насколько важна главная страница портала? Есть мнение, что сейчас аудитория по-другому контактирует с ресурсами, не заходит с главной, поэтому ее роль снижается. Так ли это, по вашим наблюдениям?

Д. Б.: Мы отслеживаем, что читатели вносят в закладки. Главная прекрасно себя чувствует, трафик по ней растет. А задача конечной страницы — увести человека на другие конечные страницы либо на главную. Когда мы работали над структурой нашего портала, сформулировали цели и задачи для каждой страницы раздела и для главной. Мы подстраивали каждую страницу под медиапотребление каждого сегмента аудитории. И они у нас очень отличаются. Я, например, люблю и читаю главную.

Наша главная страница дает максимальный кругозор всех ключевых событий, с окном последних событий, с индексами и индикаторами, с самыми популярными и читаемыми новостями. Это красивое диджитальное глянцевое издание, которое должен потреблять утром и вечером человек, который хочет быть в курсе самого важного.

Когда вы переходите на «Новости», вы попадаете на страницу, где агрегирован практически весь контент портала. Но он построен другим образом. Здесь вы проваливаетесь в длиннющую ленту для пожирателей новостей. Можете подписаться на браузерные пуш-уведомления о всех последних или срочных новостях, можете бесконечно скролить и читать. Здесь акцент не на картинки, а на заголовки.

О. И.: У значительной части аудитории в закладках стоят именно «Новости». Есть те, у кого в закладках стоит «Бизнес». Да, мы пытаемся показать весь ассортимент на главной, но при этом не пренебрегаем нишевыми разделами.

Сейчас более важным является тренд персонализации под устройства. Группы пользователей, которые читают на смартфоне и которые читают на десктопе, — разные. Соответственно, под них нужны разные алгоритмы предоставления контента.

— Значительную часть рынка интернет-рекламы съедает видеореклама в интернете. По прогнозам Всеукраинской рекламной коалиции, ее доля растет и будет составлять большую долю рекламы в интернете. Как вы с этим боретесь? Или вы под этот тренд подстраиваетесь и запускаете видеоконтент в интернете?

Д. Б.: Мы с рынком не боремся, мы взаимодействуем. Мы делаем видеоинтервью, онлайн-баттлы, есть инициатива «Слухи в шкафу», где обсуждаются новости рынка телекома — и мы на этом уже зарабатываем. Видео дают весьма неплохие показатели по просмотрам. Конечно, это не попса — мы работаем в рамках своего контентного поля, осваиваем видеоформат и будем становится в нем сильнее.

— Но также украинские телевизионные холдинги усиливают присутствие в интернете, создают свои видеоплатформы, размещают видеорекламу в своих плеерах и борются с пиратскими площадками.

О. И.: Есть видеоролики в баннерах и контент-роллы — этот формат используется уже несколько лет.

— Но люди могут установить AdBlock и не видеть этого.

Д. Б.: Хочу таким людям сказать следующее. У нас в Ligamedia работает 75 человек, чтобы создавать продукт, который вам нравится. Если он вам нравится, вы должны найти форму оплаты. Мы монетизируемся, не публикуя джинсу, не отравляя ваше сознание, не обманывая вас. Мы монетизируемся, продавая честную рекламу, маркируя ее, соблюдая стандарты. Пролистайте на два экрана больше, просмотрите два баннера. Да, можно включить AdBlock, а можно взять 500 гривен на выборах — это где-то одного поля ягоды. Мы просим отнестись к нашей работе с пониманием и уважением и дать нам возможность заработать деньги.

О. И.: Не бывает бесплатной информации, бесплатных медиа. Если вы видите медиа без рекламы — это означает, что за него заплатил кто-то другой. В лучшем случае, это западный грант. Но чаще — это олигархические деньги, политические деньги или теневые виды рекламы.

Д. Б.: Или неукраинские политические деньги.

— По вашим оценкам, когда в Украине реальным способом монетизации может стать платная подписка на контент?

Д. Б.: Когда люди будут готовы платить за качество. Хороший маркер — видеосервисы. Сколько человек покупает подписку на видео или музыку? И сколько тех, кто говорит: «Зачем покупать на iTunes, если есть десять пиратских сайтов?». Это, к сожалению, на сегодня ключевой срез потребления контента в Украине. Запуск пейвола (платная подписка на контент. — ДМ) — это сотни тысяч долларов инвестиций в железо, в платформу, в промо, в людей.

— Например, у Kyiv Post есть подписка.

О. И.: Насколько я слышал несколько месяцев назад, речь о тысяче подписчиков по 5 долларов.

— То есть инвестиции в создание системы пейвола себя даже не окупают.

О. И.: В Украине пока не было серьезных попыток внедрить пейвол-модель.

Д. Б.: Мы общались с «Газетой Выборчей».

О. И.: У них 130 тысяч подписчиков. Средний чек, по неофициальным данным, около 5 долларов.

Д. Б.: Вот это цифры. Тогда имеет смысл вкладывать в это деньги.

— Но ведь они начинали не со 130 тысяч подписчиков?

Д. Б.: Для старта нужен хотя бы десяток тысяч.

О. И: Они начинали с рекламного рынка, который в 15 раз больше украинского. У них было мощное печатное издание, тираж «Газеты Выборчей» составлял сотни тысяч, и люди покупали эту газету. Произошла миграция аудитории печатного бренда в диджитал, и сейчас люди платят за онлайн-подписку.

Д. Б.: Мы верим, что Украина в этом плане развивается. Но чтобы сделать продукт качественным и на нем зарабатывать, нужно время.

— У информационного агентства «ЛигаБизнесИнформ» тоже нет подписки на новости?

Д. Б.: Недавно мы подписали договор с зарубежной компанией EMIS (emis.com). Мы даем право на закрытую републикацию нашей ленты в иностранной информационной системе и будем получать деньги за эти услуги. Но это не бизнес стандартных продаж ленты новостей. Просто партнеры захотели брать у нас информацию официально и платить за нее, потому что они нам доверяют.

Мы зарегистрированы как информагентство и несем всю ответственность перед законом, хотя ничто не обязует диджитальный ресурс это делать.

— Liga.net сейчас самоокупаемый проект в рамках холдинга «Лига» или дотируется за счет других бизнесов?

Д. Б.: Это конфиденциальная информация. Но наши дела все лучше.

— Liga.net — русскоязычный ресурс. Когда вы собираетесь запускать украинскую версию или переходить на украинский язык? Возможно, рассматриваете вариант запуска англоязычной версии?

О. И.: У нас есть небольшая украинозычная версия ленты новостей. Вопрос полноценного украинского портала-клона постоянно изучается, обсуждается. Как только позволит рыночная ситуация и рекламный рынок начнет расти быстрее, этот вопрос снова будет в повестке дня.

Д. Б.: Если говорить об англоязычной версии, то у нас в сутки публикуются 200–250 материалов. Кто может хотеть потреблять ежедневно такое количество контента из Украины?

— Речь может идти не о переводе всего контента, а ключевых редакционных материалов.

О. И.: Известные мне примеры запуска англоязычных версий — это или госфинансирование, или гранты, которые были актуальны во времена обострения ситуации в стране. Если речь о популяризации Украины и информировании англоязычной аудитории — это все-таки дело государства.

Д. Б.: Мы готовы сделать англоязычную версию, но пока не готовы заплатить за это из своего кармана. Мы общались с посольствами, говорили, что готовы сделать это без наценки, по себестоимости, и нам нужны средства на оплату переводчиков — носителей языка.

Что касается украинского языка. Мы много говорим об этом. Но мы живем в стране, где бытовое потребление русского языка больше, чем украинского. Наш маркетинг говорит, что если мы добавим украинский язык, то получим +2 % в объеме аудитории. То есть произойдет перетекание аудитории (те, кто читают сейчас на русском, перейдут на украинскую версию), но новую аудиторию это нам может добавить лишь 2-3 %. А затраты большие.

Сайт пресс-центра мы сделали на украинском языке. Наш корпоративный сайт Ligamedia мы тоже создаем на украинском языке. В ленте у нас появляются материалы и на украинском языке. То есть у нас есть двуязычие уже сейчас.

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
1981
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2018 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop