16:45
Середа, 31 Травня 2017

Максим Кривицкий: «Мы больше не говорим, что “2+2” – нишевый мужской телеканал»

Максим Кривицкий был назначен генеральным продюсером телеканала «2+2» в январе 2017-го, сменив на этом посту Глеба Корнилова. До того он в течение четырех лет работал программным директором российского телеканала «Пятница», а еще раньше был заместителем директора телеканала К1 по вопросам программной политики. «Детектор медиа» поговорил с Максимом Кривицким о том, каким станет «2+2» под его руководством, сколько сериалов и других продуктов собственного производства на нем появится, а также почему смешанные единоборства лучше футбола.
Максим Кривицкий: «Мы больше не говорим, что “2+2” – нишевый мужской телеканал»
Максим Кривицкий: «Мы больше не говорим, что “2+2” – нишевый мужской телеканал»

– Максим, почему вы когда-то переехали работать в Россию, а теперь вернулись в Украину, приняв предложение «2+2»?

– На телеканале К1 я проработал больше десяти лет, и мне уже хотелось изменений. Меня вовремя пригласили в Россию, чему способствовала Даша Фиалко. В итоге я принял предложение поработать над перезапуском телеканал «МТВ-Россия». Так получился телеканал «Пятница». Помимо финансовой стороны вопроса, это было еще и интересное предложение с точки зрения опыта, потому что мне нужно было понять, как работает другой рынок. Да и чтобы стать более известным на нашем рынке, нужно посмотреть с другого угла на все процессы, которые здесь происходят. Благодаря этому переезду я больше сдружился с украинскими телеканалами, потому что начал со всеми общаться не как с конкурентами, а как с партнерами.

На «Пятнице» все было интересно. Большинство продюсеров и менеджеров в России смотрели на Украину как на рынок, который просто покупает российский контент. Я же хорошо владел информацией о том, какой контент у нас производится и какой контент может сработать везде, и мы завели на «Пятницу» очень много украинского продукта. Мы всегда, мне кажется, шутили, что «Пятница» – это первый украинский телеканал в России.

Были использованы те методы, которыми российские каналы не пользовались, и они сработали. Например, «Первый канал» много раз пробовал вертикальное программирование, и у них не получалось. А «Пятница» попробовала – и у нее вышло. Если, допустим, СТБ или Новый канал свои шоу запускали вертикально, то в России никто так не делал: там шоу ставили по пятницам и в выходные дни. «Пятница» же выстраивала свои проекты, начиная с понедельника. У нас не было возможности запускать их сразу полноценно на всю неделю, но мы делали это постепенно. Сначала полгода мы показывали три проекта, потом их было уже и пять, и шесть, и даже семь.

Вместе со мной на «Пятнице» работало большое количество сотрудников украинских телеканалов. При этом я познакомился там с уникальными специалистами в сфере телевидения, с которыми у нас получилась неплохая команда. Но поймите правильно, я там находился как в командировке, то есть никогда не чувствовал, что это мой дом...

– Вы там чувствовали себя экспатом?

– Да. Я даже больше скажу: все выходцы из Украины, которые работают на российском телевидении, чувствуют что-то схожее.

– Ваш контракт с «Пятницей» был ограничен каким-то сроком?

– Да, у меня было два контракта, оба по три года. Второй я не закончил, потому что получил от Александра Ткаченко очень хорошее предложение, которого я всегда ждал. Мы встречались с ним не один раз, общались, в итоге нашли общую точку зрения, как можно развивать телеканал, не загоняя его в нишу, с помощью какого контента можно конкурировать, обладая теми бюджетами, которые может себе позволить «2+2».

– Расскажите, пожалуйста, ваше видение канала «2+2»: каким он был, когда вы принимали дела, и как вы планируете его развивать? Я вижу, что сейчас канал запускает много проектов. Какие из них запустили вы, а какие пришли от предшественников?

– «2+2» был довольно-таки подготовленным телеканалом. Но, к сожалению или к счастью, есть разные точки зрения на то, как нужно развивать небольшие телеканалы. Кто-то пытается загнать телеканал в нишу, а кто-то смотрит немножко шире и возлагает больше надежд на аудиторию, которая постоянно смотрит телевизор. Соответственно, больше верит в конкурентоспособность небольших телеканалов с большими вещателями.

Мы сейчас меняем направленность канала, но не кардинально, а плавно и постепенно, чтобы с коммерческой точки зрения он стал интереснее рынку.

Что касается собственного продукта, то у «2+2» был некоторый запас сериалов, которые мы уже ставим в эфир. Начали с «Одиночки», потом были «Команда» и «Схватка». В прошлый понедельник у нас состоялась премьера сериала «Зустрічна смуга». В целом, для такого телеканала как «2+2» показатели хорошие. Наш «Одиночка» собрал среднюю долю 8,3% по аудитории «мужчины 18-54, вся Украина», а по коммерческой аудитории «18-54, 50 +» эта цифра больше 5%, что более чем в два раза превышает среднюю долю канала.

С такими показателями сериалы могут себя окупать примерно за пять показов, что дает нам право говорить об экономической эффективности развития этого слота. Поэтому уже в августе на «2+2» состоится премьера сериала «Ментовские войны». Мы его делаем на базе формата, купленного у компании Silver Screen. Производство осуществляют два продакшна – «1+1 продакшн» под руководством Виктории Лезиной и «Киевтелефильм» во главе с Валентином Опалевым. А со следующего года мы уже планируем в производство более десяти сериалов, будем работать с разными продакшнами, как с внутренними, так и с внешними, а также рассматриваем возможность копродакшна.

– Есть уже наметки на то, с кем заходить в копродакшн?

– Мы общаемся со всеми – и с российскими телеканалами, и с ближайшими западными (например, польскими и хорватскими). То есть мы ищем дополнительные бюджеты, чтобы повысить качество продукта и получить дополнительную возможность конкурировать с ICTV, НТН.

Валентин Опалев год назад говорил, что закупочная цена вашего телеканала за сериалы – $30 тыс. за час. Цифра на самом деле такая?

– Я, конечно, не могу назвать вам цифры, за которые снимают сериалы, но скажу так: не дешево, но и не дорого. Мы снимаем за те деньги, которые позволят сериалу окупиться или быть проданным в другую страну. Они ниже тех, которые вы называли.

– У вас есть разные продукты: сериалы, программы, скетчком, спортивные трансляции, недавно выходил документальный фильм о Шовковском. Что из этого самое дорогое, что самое дешевое и что самое выгодное? Потому что сериал ведь может стоить и дороже, но его можно многократно повторить, а новости многократно повторить нельзя.

– Да, у нас в группе прописана следующая стратегия: мы должны производить мультирановые продукты и стремиться к тому, чтобы они себя окупали.

Но при этом мы не хотим ограничивать свою аудиторию, которая привыкла смотреть на «2+2» новости, спортивные трансляции или спортивные специальные проекты. Поэтому мы балансируем, то есть пытаемся тем продуктом, который у нас будет окупаться, компенсировать те затраты, которые мы выделяем на специальные проекты. Впрочем, их мы тоже стараемся удешевлять. Фильм о Шовковском снимался более трех месяцев, а это затраты и человеческого ресурса, и финансов, и техники. То есть не всегда получается войти в рамки того, что мы можем себе позволить с точки зрения коммерческой эффективности. Но рано или поздно весь наш продукт будет таким, чтобы позволить называть себя бизнесом.

– Когда наступит это «рано или поздно»?

– Мы планируем, что этот момент наступит в течение трех лет.

– Вы сказали, что сериал «Ментовские войны» для вас делает в том числе «1+1 продакшн». Это первый проект с внутренним продакшном медиагруппы или были еще?

– Насколько я помню, это первый сериальный проект. Еще мы с «1+1 продакшн» сделали скетчком «Он, Она и телевизор», который мы удачно компилируем с видеотекой, права на которую принадлежат группе «1+1 медиа» – это «Вечерний квартал» и «Бойцовский клуб» производства студии «Квартал 95». «Он, Она и телевизор» идет довольно неплохо, чуть выше средней доли.

Но чтобы постепенно и плавно менять нашу аудиторию, нам нужно вводить продукты, рассчитанные не только на мужчин. То есть мы больше не говорим, что «2+2» – сугубо нишевый мужской телеканал. Мы телеканал, который показывает контент с уклоном на мужскую аудиторию, но при этом не отталкивает женскую. Специально для женщин мы производить, скорее всего, не будем, но при этом будем о них думать всегда, чтобы быть коммерчески выгодными с точки зрения размера аудитории.

В то же время, мы не забываем и о нашей лояльной аудитории. На осень мы снимем продолжение сериала «Гвардия». Съемки стартуют в ближайшее время. Мы продолжаем сотрудничество и с режиссером проекта Алексеем Шапаревым, и Алексеем Горбуновым, и со всеми, кто сделал первую «Гвардию» такой запоминающейся и успешной.

– То есть это похоже на ту логику, по которой строится ICTV? В чем разница между вами? Почему ICTV входит в топ-6, а «2+2» – нет? Чего вам не хватает?

– Надеюсь, будет входить (смеется. – ДМ). Разница в том, что ICTV – это большой телеканал с устоявшейся аудиторией, которому почти 25 лет. «2+2» моложе, он очень много экспериментировал. Сейчас мы практически уверены, куда нам нужно двигаться, мы четко понимаем, какими мы должны быть, каков наш основной зритель, и у нас больше возможностей быть вариативными. Надеюсь, что мы на этом сыграем и сможем с ними конкурировать.

– Разница между вами ведь еще и в бюджетах?

– Естественно, наш бюджет меньше. Сегодня все стремятся выйти в ноль, чтобы быть выгодными своим владельцам. Но для телеканала с чуть меньшим бюджетом мне это кажется более реалистичным. Мы точно не будем тратить тех денег, которых не можем себе позволить. Мы будем искать дополнительное финансирование, выгоды и возможности партнерства, чтобы производить продукт. Большие же каналы могут себе позволить производить дорогой продукт самостоятельно. Но дороговизна продукта не всегда говорит о его результатах. ICTV долгое время, запуская премьеры, не получал тех цифр, которые ему были нужны. Только спустя два года после перестройки и отказа от российских сериалов нужный результат был получен. А у нас есть возможность использовать чужой опыт.

– Есть еще один интересный канал – «НЛО TV». Он вам нравится?

– Нравится, но с точки зрения контента он нам не конкурент.

– Я сравниваю его с вами, потому что это тоже пример небольшого канала в холдинге. У него понятный бренд и мне кажется, это одна из его сильных сторон.

– Я надеюсь, что в августе мы вас приятно удивим и обновленный бренд «2+2», который мы презентуем, будет вам понятен. Я бы не хотел сейчас детально о нем рассказывать, потому что мы как раз находимся в процессе становления всех основных составляющих, из которых будет складываться обновленный телеканал.

– То есть вы знаете эту свою проблему, что с брендом телеканала нужно поработать?

– Да, конечно. Тем не менее в портфеле «2+2» есть ряд брендообразующих проектов, хорошо знакомых зрителю. «Гвардия» – это очень интересный продукт, а «Право на лева» – запоминающийся слоган. Возможно, не было четкого понимания, на какую аудиторию этот слоган рассчитан, но сделан он был неплохо. То есть я не начинаю с нуля, мне проще, у меня есть понятная аудитория, которой я могу оперировать. Нужно только правильно с ней поступить, чтобы ее не отпугнуть, не сломать существующий тренд и при этом добавить новых зрителей.

Думаю, что с той командой, которая осталась на телеканале, это возможно. Я считаю, что те специалисты, которые здесь работали, – мастера своего дела. Мы продолжили сотрудничество не со всеми, но с большинством.

На каких позициях вы поменяли людей?

– Лучше я буду говорить о тех людях, которые с нами остались. В первую очередь, это исполнительный продюсер Оксана Янко. Это также Леся Пазенко, главный редактор канала. Это те люди, благодаря которым мы получаем высокие для «2+2» показатели телесмотрения сериалов. Моей заслуги в этом немного. Они же глубоко погружаются в процесс, участвуют в редактуре сценария, съемках, просматривают материалы в постпродакшне.

– Каким образом то, что вы несколько лет отсутствовали на украинском рынке, повлияло на ваши возможности собирать команду? Сократило их или расширило?

– Безусловно, расширило. Я же со всеми общаюсь. Например, с Сергеем Кизимой я работал еще на канале К1 – недолго, правда, но работал. И сейчас он занимает должность исполнительного директора на канале «2+2».

Он пришел с вами?

– Да, он пришел по моему приглашению. Я думаю, что это хорошее решение для развития телеканала.

Сколько человек работают на «2+2»?

– Больше 30. Мы также пользуемся ресурсами группы. Нам очень сильно помогает маркетинг-департамент «1+1 медиа» во главе с Еленой Мартыновой. У нас сильная спортивная редакция во главе со Степаном Щербачевым. Новости у нас выходят благодаря департаменту новостей под руководством Сергея Попова. То есть в группе синергия играет в плюс для таких небольших каналов. Конечно, если бы мы были отдельно, нам пришлось бы тяжело.

То же самое в «НЛО TV»: в прошлом году там было 27 человек, синергия группы. Я, кстати, слышала, что на конец прошлого года они прогнозировали примерно $1 млн убытка, что является очень хорошим результатом по меркам украинского рынка. Какие цифры у вас?

– Порядок несколько другой. Но я могу сказать, что примерно через три года мы выйдем даже в небольшой плюс согласно бизнес-плану и расчетам нашей коммерческой дирекции, которую возглавляет Валерий Вареница. Запланированные нами цифры роста не чрезмерно высоки, но амбициозны с точки зрения постоянства. Наши показатели должны постоянно расти, чтобы мы смогли выйти в небольшой плюс.

Сколько продукта собственного производства выйдет у вас в этом году? И сколько вы планируете на 2018-й?

– В этом году у нас около 500 часов собственного производства. На следующий год только сериалов у нас запланировано больше 100 часов.

– Будете ли вы больше работать с внутренним продакшном или все равно ваша основная стратегия – аутсорс производства?

– У нас нет четкого указания работать только с «1+1 продакшн». Мы также сотрудничаем с управлением журналистских проектов под руководством Максима Шиленко. Летом у нас выйдет снятый им скриптед-проект «Зловмисники». Сейчас у нас создается целая линейка проектов, программ, мини-фильмов в жанре infotainment, которую мы делаем с тремя внешними и двумя внутренними продакшнами. И уже в августе мы вам ее презентуем.

Работая с разными продакшнами, мы, во-первых, разводим риски. Во-вторых, таким образом мы можем найти то, что подходит нашей аудитории. Наконец, это позволяет нам укладываться в сроки. Не все можно взвалить на внутренний продакшн и при этом успеть создать необходимое количество продукта.

– История с запретом сериала «Останній коп» произошла до вашего прихода, но мне интересно, подавала ли медиагруппа в суд на Госкино?

– Я этой ситуацией не владею, скорее вам нужно обратиться к руководству группы.

– Чему эта история научила вас как менеджера в подходе к российско-украинской копродукции?

– Считаю, что качественный копродакшн в соответствии с требованиями украинского и европейского рынков только способствует развитию отрасли. При таком сотрудничестве Украина получает дополнительные возможности – не только финансовые.

– Была попытка медиагрупп подписать меморандум и прийти к общему пониманию, что есть копродукция, а что – замаскированное российское производство. Насколько я знаю, подписать его не удалось. Как вы думаете, почему? Есть ли какие-то подвижки в этом процессе?

– По моему мнению, чтобы развивать производство, нужно искать любые средства, потому что наш рынок только начинает расти после падения. И если мы будем находить дополнительные средства на других территориях, это всегда сыграет нам на руку.

– Давайте поговорим о спорте. Вы стали показывать турниры по смешанным единоборствам UFC и делаете это уже достаточно долго: этой зимой я увидела анонс, а в апреле были очередные поединки. То есть вы довольны результатами показов?

– Да, довольны. Более того, благодаря нашей коммерческой дирекции этот проект – самый эффективный на телеканале. У него есть спонсоры, он себя не просто окупает, а еще и зарабатывает для нас. И показатели очень хорошие: его доля выше 5%.

Для украинских зрителей это немного нестандартный ход. Многие вещатели считают, что им интересен футбол, максимум – бокс. Мы же поэкспериментировали. Это решение было промежуточно принято еще до меня, и я решил его не менять. Проект остался, аудитория хорошо его воспринимает.

Раньше «2+2» экспериментировал с бушидо – это такой вид спорта, который уж точно подходит не каждому. Мы спросили себя: почему бы не попробовать показывать смешанные единоборства? Они динамичнее, чем бокс и бушидо. В целом в отношении трансляций спортивных событий наш принцип такой: мы будем показывать только то, что сможет принести нам результат. Спорт – это дорого. И если спорт себя не окупает в эфире, мы не сможем себе его позволить.

– При этом из-за плохих показателей вы убрали из эфира канала футбольную Премьер-лигу?

– Скажем так: мы убрали часть трансляций из-за недостаточно хороших показателей. Они не были ужасными – просто не приносили нужного результата, который в будущем играл бы в плюс развитию телеканала. Ведь спорт – это ниша. А в нашем случае ниша не способствует развитию телеканала.

– Есть ли шансы создать единый пул на трансляции Премьер-лиги и заинтересованы ли вы в этом?

– Я смотрю на этот вопрос только с точки зрения контента. Если мне интересна конкретная трансляция – я буду за нее бороться. А если увижу, что у нее потенциал невысокий, то трансляции не будет.

– Если вернуться к теме показов вашего собственного контента: повторные показы вы планируете только в рамках «2+2» или они могут быть и на других каналах группы?

– Мы как раз сейчас это обсуждаем. Допустим, была сформулирована очень интересная креативная идея. Почему бы, например, не отдать ее первый показ на «1+1», а потом уже показывать на других телеканалах группы? Так как аудитории пересекаются минимально, я думаю, что и там, и там будет результат, который поможет окупаемости.

– Какова заполняемость рекламой вашего канала?

– Сейчас неплохая: на уровне 80%. Благодаря чему мы смогли получить такую заполняемость? В феврале мы очень хорошо поработали с сеткой благодаря тому же Сергею Кизиме, который четко знает, каким образом надо расставлять рекламу и как ее воспринимают зрители. У нас сейчас высокий охват рекламой и брейк-фактор, то есть эффективность рекламы выросла. Даже если бы мы не поменяли стоимость своей рекламы и аудиторию, получился бы рост. А так мы только усилили те изменения, которые Валерий Вареница предложил телеканалу.

– Какие еще изменения предложил Валерий Вареница?

– Мы поменяли аудиторию, повысили стоимость размещения рекламы, поработали над более тщательным и индивидуальным подходом в работе с клиентами – все это позволило нам успешнее предлагать «2+2» рекламодателям.

– Спонсорство у вас есть в трансляциях поединков UFC. А какое еще есть – межпрограммное?

– У нас есть программа «Про футбол» – она тоже собирает хорошие цифры. У этой программы три собственных спонсора, которые позволяют этому проекту себя окупать.

– Вопрос с медиасобственностью с недавних пор возникает всякий раз, когда какой-либо канал вашей группы продлевает лицензию: недавно у вас вышел спор с Нацсоветом из-за лицензии на аналоговое вещание в Кропивницком. Были ли вы включены в этот процесс?

– Как заявляли представители Нацсовета непосредственно на заседаниях, посвященных, в частности, этому вопросу, у них нет сомнений в отношении того, кто является конечным бенефициарным собственником. Поэтому нам были непонятны причины, по которым Нацсовет не рассматривал вопрос о продлении лицензии. Мы своевременно подали все необходимые документы и замечаний по поданному пакету от Нацсовета не получали. Мы рады, что на прошлой неделе Нацсовет наконец-то принял решение в соответствии с требованиями закона, и лицензия на аналоговое вещание в Кропивницком каналу «2+2» была продлена на семь лет.

– Ваша группа выступала за продление срока отключения аналогового вещания. А канал «2+2» выиграет от отключения аналога или проиграет?

– На «2+2» отключение аналога должно повлиять положительно, как с точки зрения рейтингового потенциала, так и финансово. Ведь аналоговое покрытие канала является частичным, и представлено обычно в тех регионах, где есть другие способы приема ТВ.

– Я, кстати, была на пресс-конференции Президента Порошенко, где хотела задать ему вопрос о том, каким образом в концепцию информационной безопасности вписывается «Зеонбуд» с неизвестным собственником – раз уж эту проблему не может решить никто на медиарынке.

– Вы же знаете, «1+1» занимает активную позицию, и я думаю, что все эти вопросы будут рано или поздно решены.

– «Доброжелатели» вашей группы рассказывали, что в мае у вас должно было произойти значительное сокращение спортивной редакции. Так ли это?

–Оптимизация процессов происходит во всех направлениях, которые охватывает группа. Думаю, этот вопрос в компетенции руководителя группы.

– Когда у «Медиа Группы Украина» закончится эксклюзивный контракт на Лигу чемпионов и Лигу Европы, будете ли вы бороться за эти трансляции?

– Мы будем бороться, если это будет нам выгодно.

Фото: Павел Шевчук

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
3875
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2018 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop