Александр Ляпин: Способные фотографы в украинских СМИ не нужны

29 Січня 2012
34746
29 Січня 2012
09:00

Александр Ляпин: Способные фотографы в украинских СМИ не нужны

34746
Главред интернет-журнала Foto.ua – о том, что состоялось и не сбылось в украинской фотографии в течение 2011 года
Александр Ляпин: Способные фотографы в украинских СМИ не нужны

В западных журналах рядом с фото таких людей, как Александр Ляпин, обычно пишут: «Он знает об украинской фотографии всё». Как следует из автобиографии фотографа и куратора, первый снимок он сделал в двухлетнем возрасте. С тех пор прошло более полувека: всё это время нынешний редактор Foto.ua не расставался с фотографией. Собственно, сам этот новый интернет-журнал родился из многолетнего форума украинских фотографов, где они делились своими снимками и мнениями.

 

Как автору, Александру Ляпину по духу близка арт-фотография. Что, впрочем, не мешает ему интересоваться любыми процессами в этой сфере и завлекать в Киев таких документалистов, как Александр Чекменев, которого Ляпин считает украинским гением.

 

Что вытащила на свет Божий украинская фотография в 2011 году и почему итожить нам нечего - в интервью с Александром Ляпиным.

 

Контакт с миром

 

- Александр Васильевич, в течение 2011-го в украинской фотографии потрясений не случилось. Однако прорывы наверняка были. Свидетелем одного из них, Международного портфолио ревю, вы стали сами: впервые в форуме участвовали 9 фотографов из Украины.

- Украину представили два документалиста, Александр Чекменев и Анна Войтенко. Остальные - арт-фотографы: Роман Пятковка, Юлия Дроздек, Вадим Трикоз, Василиса Незабаром, Владислав Краснощек, Игорь Чурсин, художник Роман Минин. Как видим, документальная фотография всё меньше и меньше интересует международное сообщество, прессу и галереи. И особого результата Портфолио ревю для наших фотографов не дало. Хотя Чекменев начал более активно сотрудничать с московской галереей Ирины Меглинской (владелица фотогалереи, соучредитель Фонда развития фотожурналистики. - ТК). У Войтенко появились связи с издательствами. А Влад Краснощек попал в команду фотографов, работы которых будут представлены в этом году на Международном фестивале фотографии FotoFest (Хьюстон, США). Одна из экспозиций посвящена актуальной русской фотографии, начиная с периода 1950-х. Московское мероприятие отличается от всех иных тем, что проводится для участников бесплатно. И поэтому организаторы проводят конкурс. А там где конкурс - возникает множество недоразумений, скандалов, подозрений. На заграничных Портфолио ревю всё просто: заплатил 800 долларов, составил список ревьюеров, и те честно отрабатывают свои деньги... Ну, может и не честно, не знаю.

 

Краснощек у нас самый оригинальный борец с фотографией. А все, кто борется с фотографией, на плаву. :) А ещё он представитель Харьковской фотошколы: одно слово «Харьков» вызывает дрожь, зуд и интерес. Многие зарубежные ценители авангарда и трэша всерьёз полагают, что Харьков - это страна. Именно здесь была создана эстетика трэша, определившая путь многих зарубежных звёзд.

 

 

 

 

 

  

- Как развивается украинский проект похожего формата - черниговское Портфолио ревю?

- Это мероприятие проходит в рамках фестиваля Черниговфотофест. Носит, скорее, учебно-методический характер. Большинство фотографов искали совета и оценки своему творчеству. Никто из ревьюеров не мог им предложить ничего для дальнейшего продвижения - ни выставок, ни публикаций, ни покупок, ни финансирования. Такая получилась оригинальная фотошкола интенсивного обучения. Но, думаю, в головах у фотографов образовалась ещё большая путаница, так как ревьюеры были радикально не похожи друг на друга. В целом же это была хорошая профессиональная тусовка. Таких в Украине мало. Люди знакомились, влияли друг на друга. Какое-то движение в головах у них произошло. Об уровне показанных фотографий я говорить не хочу. Всё печально.

 

Сам же Черниговфотофест прошел ярко, интересно и бодро. А ведь речь идёт о городе, который вообще никакого отношения к фотографии не имеет. Оттуда ведь ни одного интересного фотографа не вышло. :) Сейчас только стали появляться совсем молодые ребята. Возможно, благодаря фестивалю. В Чернигове прошло штук 10 интересных выставок. Я тоже там делал проект «Украинской фотографической альтернативы» под названием «Главный урок», в который вошло более 10 мини-экспозиций. Их авторы представили свои идеи, свои картины мира. Экспозиция явно выбивалась из концепции фестиваля, ориентированного на традиционную фотографию. В конце концов, на выставку напали возмущенные посетители и уничтожили несколько экспонатов. Получился скандал. В общем, это было арт-событие, о котором писали и спорили.

 

Ещё один интересный фестиваль, KievFotoCom, состоялся в Киеве при участии звезды мирового уровня Антуана Д'Агаты. В частности, в рамках творческой встречи он рассказал, как любит наркотики и как красиво они влияют на его фотографию. Сложный товарищ, и сама выставка сильная, особенно крушил сознание видеоклип, показанный на плазме.

 

В Украине очень редко появляется кто-то интересный: обычно заехал инкогнито, что-то щёлкнул и получил где-то на World Press Photo приз. А Д'Агата приехал серьёзно и торчал здесь долго, фильм снял на свою вечную тему о проститутках.

 

- Как заявили или напомнили о себе украинские фотографы на международном уровне? Какие проекты на нашем выставочном пространстве впечатлили?

- Борис Михайлов получил престижную премию «Спектрум» и 15 000 долларов в придачу. Правда, я не знаю, причислять ли его к украинским фотографам или уже к немецким.

 

Дондюк Максим, молодой фотограф, победил на 5-м Международном фестивале фотожурналистики «Вильнюсский фотографический круг». Он представил серию работ о туберкулёзе в Украине. Мультимедийный проект Максима получил первое место на «Черниговфотофесте» в 2011 году. В августе в Москве состоялась его крупная выставка, на которой демонстрировались как серия «Туберкулёз», так и этот фильм. Куратором выступил Александр Гляделов. Также Дондюк провёл семинар в Центре документальной фотографии Fotodoc при Музее и общественном центре имени Андрея Сахарова. Всё в России. Несколько его серий, в том числе и о туберкулёзе публиковались в крупных зарубежных журналах. Ну, и выиграл суд о защите своих авторских прав у газеты «Україна молода».

 

Артур Бондарь с серией о ветеранах «Подписи войны» победил на канадском конкурсе Pikto International Competition. Этот фотограф интересен синтезом документального и художественного взглядов. Он активно экспериментирует.

 

 

 

 

Интересных выставок было немного. Один из примеров - проект «Лоботомия» мэтра абстракционизма Игоря Яновича и молодого художника Антона Логова в «Я Галерее». Это конфликт между документализмом в фотографии и полным отрицанием формы в живописи, наложенной на фотографию. Логов внедрил фотографию в абстрактное пространство. Получился странный, трудно понимаемый коктейль. 

 

В Центре современного искусства при Киево-Могилянской академии проходят интересные экспозиции. Одна из них ‒ «Гоголевская 32» Евгении Белорусец, которая состоялась в конце 2010-го. С этой серией Евгения победила на конкурсе британского Королевского фотографического общества и Guardian. Это работы обличающего содержания, речь о фотографических достижениях не идёт. На снимках скрупулёзно зафиксирована убогая, но героическая жизнь последних обитателей старого дома в центре города, предназначенного на снос или капремонт. Жители требуют предоставления им жилья в центре Киева. И ради этого несут все тяготы и лишения. Сама Евгения - не только фотограф, но и общественная активистка, а также редактор литературного журнала «Проstory». Эта серия была показана и на последнем «Черниговфотофесте».

В Центре визуальной культуры НаУКМА прошла ещё одна выставка, которую стоит отметить. Это экспозиция чёрно-белых фотографий немецкого радикала украинского происхождения Мирона Цовнира. Тягостное оставил впечатление от фотографий бомжей и прочих асоциальных элементов. Они вроде еще живы, но на фотографиях похожи на полуразложившихся мертвецов и зомби. Очень мрачный тип. Но мастер.  

  

Обратили на себя внимание концептуальные фотопроекты «Мистецького Арсеналу»: «60 років світового сучасного мистецтва» с Энди Уорхолом и гиперреалистом Марио Бисмарком, фотовыставка Игоря Гайдая «Разом.ua». Проект Гайдай начал давно, просто только в этом году его показал. По замыслу, это продолжение традиции коллективной фотографии ХІХ - начала ХХ века. Выходили люди, например, ювелиры завода Фаберже, и какой-нибудь Карл Булла 150 человек фотографировал напротив завода. Или полк, допустим... Труда в экспозицию Гайдая вложено немало, но сами работы потрясающим открытием не являются. Просто интересный и оригинальный проект, каких в наши дни не делают. Десятки чёрно-белых фотографий трехметровой длины... Игорь продолжил давнюю традицию, может быть, и у него кто-то подхватит эстафету.

 

«Галерея Мироновой», которая на фотографии не специализируется, представила мощную экспозицию Олега Кулика - «Новый Эдем» 10-летней давности...

 

 

 

 

 

 

- Наши фотографы издали также книги и альбомы.

- У Чекменева вышла книга «Donbass». Очень хорошая ровная книга: немецкое издательство выбрало самые спокойные его фотографии. И получился рассказ лирический - люди живут серой невзрачной жизнью, словно не происходит ничего. Ковыряются в своих «копанках», пьют горькую. Даже на Чекменева не похоже - человека яркого, даже безумного в творчестве. Многие его фотографии, наиболее точно характеризующие жизнь региона, не вошли в книгу. Немцы не хотели нервировать европейцев талантливой неординарностью автора. Ведь на самом деле на Донбассе много всего случается, и по большей части трагического. Сам Чекменев, рассказывая о героях книги, часто употреблял слово «умер». Т. е. почти все умерли. Ужас! Об этой книге можно долго говорить. Это многолетний труд... И Чекменев рискнул делать издание с чёрно-белыми снимками, хотя многие говорили, что поздновато, такая фотография не на пике сейчас. Мол, востребован арт-арт-арт и синтетические, в общем-то, проекты. А здесь чистый документализм.

 

Ещё одно издание года - альбом фотоклуба «Икар» - «Пейзажи». Такого у нас в Украине ещё не было, чтобы фотоклуб издал большущий альбом на 200 фотографий в твердой обложке. Правда, о качестве подборки там сложно говорить. :) 

 

Трэш эпохи аутизма

 

- Как проявила себя в течение года Украинская фотографическая альтернатива?

- Это объединение фотографов пытается противопоставить свой стиль Союзу фотохудожников. Они ближе к европейской фотографии, востребованной музеями. И очень активные. Публикуются в западных фотографических журналах, устраивают выставки. К примеру, работы самой активной в УФА (и не только) группы «Шило» экспонировались и на Московском Портфолио ревю, и в Германии, и в Китае.

 

Большинство украинских фотографов отрицают их стиль, поэтому и альтернатива, наверное - находятся в творческой конфронтации. :) Взять хотя бы выставку группы в Харьковской муниципальной галерее. Ну, лежал Владислав Краснощек в гробу, листал альбом свой. Ну, скандал, естественно, все его обвинили в неуважении всяческих предрассудков. А он выставил разрисованные фотографии давно умерших людей. И лежа в своем деревянном ящике, листал рукодельный альбом с такими же снимками. Он хирург, он знает, что такое смерть. И причём, не просто хирург, а челюстно-лицевой: собирает по кусочкам людей, которые головой в бетономешалку угодили или пытались болгаркой себе голову отрезать. И у него отношение к гробу совсем другое. Хотя многие этого не понимают. Может быть, мы все в гробу живем, только не совсем понимаем это.

 

Бывший харьковчанин Миша Педан издал альбом в Швеции. Сложная книга получилась, рассчитанная на игры ума. Много фотографий он делал в Украине. Игра со временем и пространством...

 

А вообще УФА довольно разрозненная - около 50 человек, живущих собственной жизнью.

 

- Что Украина приобрела и потеряла в фотографии?

- Открытий не случилось. Отсутствие школы и денег. Талантливые пытаются покинуть пределы нашей родины, причём навсегда.

 

Документалистка Мила Тешаева уехала учиться в Германию и, думаю, вряд ли вернётся. Она прославилась циклом фотографий о послевоенной Грузии. Все фотографы ринулись снимать войну, а Милу, как женщину, интересовало, что будет потом. Как приходили люди в себя, хоронили и оплакивали погибших, восстанавливали жизнь. И она очень хорошую серию сделала в одном из грузинских сел, оказавшемся в зоне боевых действий. Мила с этой серией побеждала на фотоконкурсах США и Франции.

 

У Анны Войтенко в National Geographic вышло несколько больших и очень сильных материалов об Украине. Сейчас работает над очередной книгой и готовится к сложной выставке во Львове.

 

Ну и погиб очень хороший фотограф Виталий Розвадовский. Убили... Всё.

 

- Каким стилям отдают предпочтение фотографы?

- Господствует китч. Это основной стиль украинской фотографии. Мало ярких индивидуальностей. Все похожи друг на друга. Небольшая часть молодых арт-фотографов ориентируется на Запад. Это не та фотография, к которой мы привыкли: чтобы всё в композиции было правильно, чтобы всё было понятно, чтобы душа радовалась. Они всё делают неправильно. Начиная от использования снимающих устройств и кончая изобразительными приемами. Не уделяют внимания деталям, или уделяют не тем... Комкают цвет, не обращают внимания на резкость. Могут разорвать кадр на куски, снять дурацкий, на взгляд обывателя, сюжет... Этим увлечено целое поколение фотографов. Взять американцев Сэнди Ким, Патрика О'Делла, Карла Хейндла и украинцев Валентина Бобика, Гамлета, Чацкого. Они не знакомы и даже, возможно, не видели фотографий друг друга, но по духу очень похожи. Это взгляд поколения: что-то в воздухе витает, что заставляет молодых снимать именно в таком стиле. Но они настолько похожи, что сложно говорить о какой-то индивидуальности. 

 

 

 

 

 

 

 

В Украине нет достойного фотографического образования, нет достойной работы для фотографов, поэтому украинская фотография имеет определённые особенности. Маргиналы от деревни оторвались, а до города не доросли. Зато у нас ввиду замкнутого пространства, использования плохих фотоматериалов и некачественной фототехники в советское время родилось совершенно уникальное направление - трэш. Это фотография Бориса Михайлова, Сергея Браткова, Романа Пятковки... Они во многом повлияли на развитие мирового фотографического процесса.

 

У нас есть несколько интересных документалистов. Ярких, со своим почерком, совсем мало - Александр Чекменев, Александр Гляделов, Аня Войтенко, Иван Черничкин, Сергей Поляков, Максим Дондюк, Артур Бондарь. Была Мила Тишаева, теперь уже, можно сказать, немецкий фотограф. Большинство же фоторепортеров просто радуются процессу бегания, нажимания на кнопку, общения за бутылкой пива. Обсуждают особенности фототехники с утра до ночи. И лишь немногие пытаются вырваться из заколдованного круга, работают над какими-то проектами. Некоторые таланты ушли в документальное кино. Алексей Солодунов, например.

  

Определённые места

 

- Что можно сказать о площади выставочных залов? Развиваются ли галереи в нужном направлении?

- Новых галерей не появилось. А действующие не интересуются фотографией. Единственное исключение, «Брюс-коллекшн», которую интересует коммерция: приятный взору файн-арт, интерьерная добротная фотография. В основном, там хорошие западные фотографы представлены и не очень хорошие выставки наших. В одном из торговых центров Киева открыл свою галерею Союз фотохудожников Украины. Но пока там ничего яркого не произошло. Отчетные выставки, персональные членов союза.

 

Иногда фотография экспонировалась в контексте выставок современного искусства, как в случае с «Мистецьким Арсеналом». Но это уже другая песня.

 

- Вряд ли на «Арсенал» могут рассчитывать документалисты... Но вот вам, какую фотографию было бы интересно видеть там?

- Новую. Всегда интересен первооткрыватель стиля или направления. Пинчук, в принципе, экспонирует лучших, самых ярких. Правда, уже давно ставших классиками. Свежего мало.

 

«Арсенал» же показывает фотографию как часть contemporary art. Он имеет свою политику, и фотография туда вписана лишь в контексте современного искусства. Значит, нет места документалистам, другим направлениям фотографии, не вписывающимся в рамки contemporary art.

 

- Некоторых фотографов устраивают и стены кафе. И ладно, если речь идёт о китче. Но вот в случае с экспозицией Мустафы Найема - серьёзная вроде тема, а выбрали «Бабуин».

- Я вообще не принимаю во внимание выставки в ресторанах, коридорах... Если нужно унизить фотографию - в «Бабуин»! Висит она там с актуальным содержанием среди чавкающих, сёрбающих нетрезвых людей и никому не нужна. Там фотографии голых женщин должны висеть и натюрморты с раками и пивными кружками. Ещё ниже - в элитный гараж, где выставляется королева киевского китча Кассандра. Ну там хоть концепция. Элитный гараж, поршики, ягуарчики, модная тусовка и фоточки под стать.

 

Фотография - это серьёзнейшее общение со зрителем.     

 
 

 

 

- Кстати, в выставку Мустафа вложил собственные деньги. И на это идут и такие мэтры, как Александр Чекменев. Свойственно ли такое отношение к ремеслу для западных фотографов?

- Да, такой способ финансирования проектов очень распространён. Многие вкладывают в проект собственные средства, а потом ищут спонсоров, объединяются в кооперативы, агентства, нанимают менеджера. А фонды дают объявления, в которых просят финансовой поддержки для фотографов.

 

Другое дело, что нашим фотографам вкладывать нечего. Пример с Чекменевым - это как раздеться догола с риском больше не одеться. Donbass - слишком тонкая вещь, не для массового покупателя, неизвестно, как будет с продажами книги.

  

Фотография компромисса

 

- Фотография в Украине вообще слишком тонкая вещь для многих. Часто, листая наши журналы, хочется спросить: «А картинки когда будут?». Но мы ведь не так далеко от Европы, РФ, где отношение у редакторов совершенно другое.

- Я бы тут брал культуру, в общем, количество и содержание музеев, качество и количество книг... В России издают авторские фотокниги в огромном количестве. Один альбом Юрия Роста чего стоит... В России на журналистских факультетах особое внимание уделяется фотографии. Плюс у них Фотобиеннале, бесконечные выставки мэтров фотографии, мастер-классы звезд - агрессивное вливание в молодых людей визуальной культуры. Круглый год жизнь кипит. Есть музеи фотографии. Да и главным редактором там становится, как правило, человек неординарный: конкуренция, прорваться сложно. А прорвавшись, он понимает, что только оригинальная, только яркая уникальная фотография, только несущая в себе, кроме информации, ещё и сильный образ, заставит читателя покупать издание. Он знает толк в жанрах фотографических - фотоистория, репортаж, одиночная фотография, универсальные формы и жанры... За рубежом даже экономические издания наполнены такими фотографиями! В России есть Esquire, «Русский репортёр», «Огонёк» с традициями фотографии. И там вообще всегда сильна была документальная фотография. С советских времён. Вяткин сотоварищи сколько получали World Press Photo? А в Украине Игорь Костин за Чернобыль, Гаранич за Грузию, и всё.

 

Нельзя сказать, что в России прямо преклоняются перед фотографами... Но там жизнь более активна. У них Абрамович может дать миллион долларов на проведение Международного Портфолио ревю и привести на мероприятие никому не нужного Оскара Густава Рейландера, выложив кучу денег на страховку и транспортирование. И проходит оно в зале, где до того выставлялся Ротко, крупнейший представитель абстрактного экспрессионизма.

 

Вкусы тяжёлые не только у наших редакторов: фотографы в музеи не ходят, фильмы хорошие не смотрят, книг не читают, думать не умеют... И это уже практически невозможно раздавить, потому что это заложено с детства. Их больше интересует просто процесс нажимания на кнопку. Со способными занимаешься, а они в итоге становятся никому не нужными. Во-первых, редактор газеты, где работает такой фотограф, ничего в этом деле не смыслит, а во-вторых, у редактора есть хозяин с ещё более простым подходом. Чуть-чуть выбивается что-то из этих стандартов - и всё.

 

В университетах журналистам фотографию не преподают практически. Да и кто там может ее преподавать? 

 

 

 

 

- Получается, сильным фотографам в СМИ неинтересно.

- Постоянно идёт творческий конфликт с усреднённым взглядом. Трудно собрать личностей в газете, давать им волю. Иногда получалось. По крайней мере, Чекменев, Войтенко, Минченко и масса других работали в ВВ, держали уровень нормальный, фотоистории публиковали, собственные проекты делали, много ездили.

 

Сейчас это практически невозможно. Бюджеты СМИ совсем мизерные, и фотографы получают такую зарплату, что я вообще удивляюсь, зачем они там работают. А редактора газет периодически задаются вопросом, а зачем вообще нужны фотографы - можно покупать у агентств снимки. Фотографу нужно платить зарплату в 100 долларов, а ведь за 50 можно накупить снимков на весь месяц!

 

На Западе уже избавляются от фоторепортёров, и среди них уже начинается массовая безработица. Самые талантливые и активные пытаются пробиваться в фонды, ищут гранты для реализации долгосрочных проектов. Кто-то уходит в документальное кино.

 

- Кстати, украинские таблоиды от западных жёлтых изданий отличаются, прежде всего, отсутствием скандальных фото. Профессия папарацци, похоже, не востребована.

- Самая дорогая фотография, снятая папарацци на Западе, стоит 6 миллионов долларов (фото принцессы Дианы с шейхом. - ТК), снимок звезды - 2,5-4 млн. Что заработает украинский «папарацци», а по сути тусовщик?

 

Конечно, он не станет пытаться пролезть в спальню поп-звезды! В лучшем случае, договорится с певицей, которую уже никто не хочет снимать, и заработает свои 100 долларов. Но мне, например, совершенно неинтересны Ани Лорак, Могилевская... А чиновника или президента никто не сунется снимать в спальне или на золотом унитазе, такому папарацци за это голову оторвут в два счёта.

 

Когда я ещё в ВВ работал, наш репортёр написал статью об одной певице. Так его чуть не убили! Мне оборвали телефон, приходили «ребята» - у неё муж авторитет какой-то и он решил с нами разобраться.

 

Но основная причина отсутствия папарацци - это отсутствие персонажей для их творчества. Некого снимать. И нет денег, соответственно. Какие звёзды, такие и папарацци.

 

Журнал одного человека

 

- В течение 10 лет вы были главным редактором «Вечерних вестей». А сейчас более известны как искусствовед, куратор, фотограф. Как получилось, что занимаетесь сугубо фотопроектами?

- Я стал абсолютно аполитичным. Объелся всем этим...

 

- Как появился на свет интернет-журнал FOTO.UA?

- Поначалу это была интернет-тусовка для фотографов, где лет 10 они публиковали и обсуждали свои фотоработы. Интернет-издание родилось в апреле прошлого года.

 

- Какие темы являются ключевыми? Ведь о фотографии пишет и журнал «5.6»...

- Издание Виктора Марущенко посвящено современной фотографии. Мы же пишем обо всех направлениях. Нет разницы - публиковать материал о популярном «сладком» фотографе Евгении Комарове из Крыма или дать фантастические макрофотографии Ирины Олоничевой, рассказать о крутом репортере или подготовить материал об отпетом нюшнике. У нас афиша, новости, рецензии. Мы пытаемся давать общую картину состояния фотографии в стране. Ищем новые для украинской аудитории имена.

 

FOTO.UA - издание с ежедневным обновлением. Наш спектр - это новости техники, события, обзоры, аналитические статьи...

 

- Много ли людей работает над журналом?

- Раз, два, три. :) Я редактор и единственный контентщик. Есть ещё администратор и руководитель проекта FOTO.UA. У всех свои функции. Кто-то уходит в отпуск, и начинаются проблемы. :)

  

 

 

 

  

 

- Ваше издание объединено с интернет-магазином FOTO.UA. Усиливает ли это экономические позиции издания?

- Такая модель эффективна в случае, если издание влияет на продажи интернет-магазина. В нашем же случае это просто объединение.

 

Мы больше полагаемся на сотрудничество с брендами фотографическими. Помимо издания будем развивать выставки, школы, образовательные мастер-классы для начинающих фотографов. А в настоящее время сотрудничаем с образовательной программой «Черниговфотофеста».

 

- Как решаете вопрос с соблюдением авторского права опубликованных работ?

- Ссылки даём, спрашиваем разрешения у фотографов. Обычно они заинтересованы в том, чтобы о них писали. Иногда отказывают. Кроме того, в законодательствах всего мира есть пункт, согласно которому, если ты публикуешь фотографию в учебном методическом ключе, в критическом материале, авторские претензии отметаются.

 

- В рамках творческой мастерской для начинающих фотографов вы учите их обосновывать идеи в тексте. Почему это важно?

- Сейчас документальная фотография, и не только документальная, стала совсем другой. Это не просто картинки для газеты. Фотограф должен понимать, что он снимает, зачем. Он должен видеть проблему и уметь работать с ней. Сейчас появился термин «фотография как исследование». Не умея сформулировать свои мысли на бумаге, фотограф не сможет снять аналитическую фотографию. Он просто будет делать набор красивых картинок. Не получит деньги на свой проект от грантодателя, не сможет убедить издателя. Сейчас без текста никуда. Фотограф должен уметь мыслить и излагать свои мысли в виде связанного аргументированного текста. Фонды, которые выделяют для реализации фотопроекта 15-20 тысяч, требуют пояснительные тексты, из которых становится понятно, насколько глубоко ты знаешь тему, как ты вникаешь в нее и анализируешь процесс - это помимо того, что ещё должен хорошо снимать. Более того, часто надо толково объяснить, что для тебя значит фотография и почему ты этим занимаешься. Фотографы, в большинстве, не способны такие тексты писать. Причины разные - необразованность, лень. И еще не чувствуют никакой для себя перспективы. Вырваться из Украины трудно. Надо прилагать неимоверные усилия.

 

Когда писатель садится за книгу, он чувствует идею, проблему, которую поднимает. Он сознательно сталкивает людей, события, и вписывает их в некую картину мира. Фотограф, работающий над большими темами, ничем от него не отличается. Он должен осознавать глобальность замысла, знать смысл того, что снимает, должен видеть связи между людьми и событиями, разбираться в психологии, понимать суть явлений, их начало и конец. Без этого он никогда ничего не снимет, кроме набора картинок. Ванесса Виншип получает гранты не только за красивые глаза, она прекрасно может изложить свои идеи на бумаге, обосновать необходимость своего проекта, его актуальность...

 

И лишь единицы среди наших великолепные писатели, мыслители, философы. Они пишут книги. Пишут!!! Наполняя их своими прекрасными фотографиями. Пример - книги Александра Ранчукова, «Черный паспорт» Стенли Грина.

 

 

 

   

 

Справка ТК

 

Александр Ляпин родился в 1956 году. Фотограф, журналист, искусствовед, куратор, главред интернет-журнала сайта FOTO.UA. Окончил исторический факультет КГПИ.

 

Несколько лет был фоторепортером международного агентства GP. В течение 10 лет возглавлял редакцию газеты «Вечерние вести».

 

Автор сотен статей о фотографии.

 

Последние выставки работ:

 

«Новый наив», арт-центр «Я Галерея», Киев (2010)

«Дырки», арт-центр «Я Галерея», Киев (2008)

 

Последние кураторские проекты:

 

«Убить Фотографию», арт-центр «Я Галерея», Киев (2010)

«Велком Ту Халепье», Gogolfest, Киев (2009)

 

 

Фото Павла Довганя

 

У зв'язку зі зміною назви громадської організації «Телекритика» на «Детектор медіа» в 2016 році, в архівних матеріалах сайтів, видавцем яких є організація, назва також змінена
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
34746
Читайте також
Коментарі
2
оновити
Код:
Ім'я:
Текст:
Мері
3644 дн. тому
Гарна стаття вийшла, насичена
Сергей Штанько
3646 дн. тому
Спасибо, Саша, за твои фото. И за мысли. А вот это, к сожалению, не только о фотоискусстве: "Господствует китч. Это основной стиль украинской фотографии". А так называемой журналистики? А живописи? А кино? В любом случае - удачи! Уважающий тебя С. Штанько.
Долучайтеся до Спільноти «Детектора медіа»!
Ми прагнемо об’єднати тих, хто вміє критично мислити та прагне змінювати український медіапростір на краще. Разом ми сильніші!
Спільнота ДМ
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду