19:31
П'ятниця, 8 Листопада 2019

Не надо ситуацию с Прямым каналом изображать подобной ситуации с НТВ

Вынужден высказаться по поводу происходящего вокруг канала «Прямой», у формального собственника которого - Владимира Макеенко - прошли обыски «из-за производства относительно уклонения от уплаты налогов при приобретении телеканала» - такая формулировка прозвучала в четверг, 7 ноября в сообщении «Украинской правды» со ссылкой на пресс-службу ГБР.
Не надо ситуацию с Прямым каналом изображать подобной ситуации с НТВ

Я ушел с «Прямого» в августе этого года. Расставание было неслучайным. Как с моей стороны, так и со стороны канала. Мы, как говорится, давно к этому шли. И здесь мне, честное слово, хотелось бы поставить точку - человек я старомодный, и о недавнем месте работы предпочитаю до поры до времени говорить как о покойнике – либо хорошо, либо ничего.

Но, увы, не получается. Потому что сегодня я обнаружил, что политолог Виктор Уколов, в недавнем прошлом сотрудничавший с администрацией Порошенко, причем как раз по вопросам работы со СМИ, решил использовать мое имя и доброе имя прежней телекомпании НТВ – той, в которой я когда-то работал, и которой давно уже нет, но которую многие до сих и в Украине вспоминают с любовью - в совершенно определенных пропагандистских целях.

Мол, обыски у Владимира Макеенко – это такая же атака на свободу слова, как и то наступление, которое многое лет назад развернул Путин, только придя к власти, против НТВ. Оставляя за скобками многочисленные фактические неточности, которыми изобилует та печальная история в изложении пана Уколова, скажу лишь, что действительно весной 2001 года НТВ было отобрано у прежнего собственника и перешло под контроль «Газпрома», часть журналистского коллектива разогнали, а руководству канала во главе с автором этих строк, сделавшему прежнее НТВ таким, каким его многие ностальгически вспоминают до сих, указали на дверь.

Тут я вынужден напомнить, что прежнее руководство прямого канала «Прямой», сделавшее его таким, какое он есть, сформировавшее его нынешнюю, мягко говоря, неоднозначную репутацию, почти в полном составе свалило работать в медиа-холдинг, принадлежащий выдающему борцу за демократию, свободу слова и независимость Украины Виктору Медведчуку.

Что касается официального владельца «Прямого» Владимира Макеенко, я не готов комментировать ни обстоятельств покупки им канала, ни многочисленные слухи о том, что в действительности канал принадлежит кому-то еще.

А вот про себя и про свою свободу слова кое-что скажу.

Пан Уколов написал: «Через 17 лет Евгений Киселев вернется в эфир на украинском «Прямом» канале , который теперь тоже находится под ударом идейных наследников Путина».

Помилуйте, Виктор!

На украинском телевидении я начал работать на десять лет раньше - в 2008 году - на только-только появившемся тогда, а ныне покойном канале ТВi, который был создан при участии Владимира Гусинского, того самого, у кого весной 2001 года Путин отобрал НТВ – он решил попытать счастья на медиа-рынке Украины (чем это закончилось – отдельная история).

В эфире «Прямого» я тоже появился раньше, чем утверждает пан Уколов, в августе 2017 года. А вот весной 2018 года – именно тогда исполнилось 17 лет моего вынужденного ухода с НТВ – меня, наоборот, попытались уволить с этого самого «Прямого канала».

Это не трудно проверить – с середины марта по середину мая прошлого года я был отстранен от эфира, что не осталось не замеченным в прессе. Мое отсутствие официально объяснялось тогда отпуском по неким «личным обстоятельствам». На самом деле люди, курировавшие «Прямой» в администрации президента, и в их числе Виктор Уколов - во всяком случае, тогдашний генпродюсер «Прямого» Алексей Семенов мне не раз называл его имя - были крайне недовольны тем, что своих программах я изо всех сил старался сохранять независимую позицию, блюсти баланс мнений и не занимать ту или иную сторону в многочисленных конфликтах, которые все чаще вспыхивали на политической сцене страны.

Особое раздражение вызывало то, что я отказался участвовать в общем дружном хоре голосов, одобрявших решение тогдашнего президента Порошенко лишить Михаила Саакашвили украинского гражданства и депортировать из страны.

Но едва ли не самый главный мой грех, как это ни смешно, состоял в том, что я записал и выдал в эфир большое интервью с народным депутатом Сергеем Лещенко, причем записал его в той самой «нехорошей» квартире – и не просто записал, но – представляете, каков негодяй! - стулья притащил из редакции «Прямого». Вот это обстоятельство – то, что я привез в совершенно пустую квартиру Лещенко, где были голые бетонные стены, полы, потолки и никакой мебели, два офисных стула, чтобы во время часового интервью не сидеть на корточках - почему вызвало особенное возмущение кураторов «Прямого» с Банковой.

В итоге мне тогда удалось отбиться и вернуться в эфир, хотя теперь я об этом порой жалею – репутация «Прямого» оказалась, увы, подмоченной тем, что во время президентской, а затем и парламентской предвыборной кампании канал вел откровенную агитацию за Порошенко и против Зеленского. И хотя я продолжать свою линию гнуть, всячески стараясь в своих программах оставаться над схваткой, моя репутация тоже, увы, пострадала. Публика, к сожалению, бывает неразборчива и сурова - рубит с плеча, оценивая твою работу по принципу «Пастернака не читал, но осуждаю». Многие люди не смотрели мои передачи, но при этом записали меня в «порохоботы» - скопом с другими сотрудниками «Прямого».

А что касается свободы слова, я многое мог бы рассказать о том, сколько раз мне запрещали давать в «Итогах» те или иные новости, звать на эфир тех комментаторов, которых я считал нужным, сколько раз обманным путем отменяли приход в студию гостей, приглашенных мною лично, и вместо них приводили каких-то самозваных узколобых «экспертов», как все длиннее становились негласные черные списки людей, которых нельзя было показывать на «Прямом», даже в моей программе-интервью «Авторское», само название которой точно предполагало, что в ней я беседую с людьми, интересными лично мне, автору и ведущему передачи.

 сколько раз преподносили мне «сюрприз», без предупреждения включая ко мне в прямой эфир корреспондентов, которые несли всякую околесицу с места откровенно инсценированных событий! Сколько раз обрывали мне «Итоги» ради каких-то бессмысленных прямых трансляций! И сколько в итоге талантливых, совестливых журналистов ушло или было уволено с «Прямого».

В общем, как говорил Михаил Жванецкий, прошу к столу, вскипело!

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
1119
Переглядів
Коментарі
Глядач
10:04 / 18 Листопада 2019
Охалка, ну куди ж Прямому чи 24му до вашого улюбленого 1+1, мосейчучка то вінець порядности та об єктивности завжди й в усьому)) ежик (Охалка) недовольно пыхтел, сопротивлялся, но упорно продолжал жрать кактус)))
Глядач
09:56 / 18 Листопада 2019
Ахаха, а ще на цру, моссад і мі6 працюю, агась)) зєтролота і сюди в коменти понабігала, ДМ, чисьте, бо загадять тут вам усі коменти)) Якщо в тебе проблеми з зором і ти не бачив очевидного, то це не мені тобі конкретизовувати, звернись до окуліста і тобі, борову)), нададуть кваліфіковану допомогу, успіхів))
Ох...
17:35 / 11 Листопада 2019
Я так розумію, що дехто любить лайно їсти. Невже ви не бачите, що на "Прямому" використовуються брудні інформаційні методи, які лише псують імідж України у світі? Мені здається, що будь-якій людині, що вміє мислити, це очевидно.
Дормідонт
11:25 / 09 Листопада 2019
Ой як товарищ там нижче збудився, наче Богдан Яременко в сесійній залі, навіть не зміг знайти самостійно писанину Уколова! Придурок, де конкретно Кисельов боронив ЗЕ? точну дату і час! Евген все правильно написав, ніяких паралелей із нападом на НТВ і бути не може, ти цього не розумієш, бо ти дурний, а ще працюєш на Третьякова:))) Спростуй факт, що майже ВСЕ керівництво із Олексієм Семеновим перейшло на канали Медведчука, худючий ТЕЛЕПЕНЬ! ))))
Глядач
09:46 / 09 Листопада 2019
Додам. ДМ писав, що перше звільнення (ну чи "відпустка") відбулась через те, що автор статті без погодження з каналом прилаштувався на приробіток на Радіо НВ, тепер він намагається стверджувати інше. То хто нам БРЕХАВ, ДМ чи гаспадін чеснейший из самых чесных (але якщо він, тоді ні, виходить)?
Глядач
09:35 / 09 Листопада 2019
Ну тобто коли сей чеснейших из чесных и моральнейший из моральных працював під сємьоновим і отримував бабло чи то Макеєнка, чи то Порошенка (коли безпідставньо кидають терміном формальний власник, а усюди поширюють, в т.ч.той же Макеєнко, документи про право власности, то це наклеп і підсудна справа) і міг боронити майбутню прихильню до його коханої раші владу в особі Зє, то нічого, то його не хвилювало і не напружувало ні на мить, а коли пішов, то вирішив полити брудом усіх екс-колег, і тих, хто підтримував Порошенка, і тих, хто його критикував, зокрема того ж Ситника й інших журналістів. Бабло не смердить поки вигідне, пане ЄвгЄНІЙ?
Минин и Бикинин
01:50 / 09 Листопада 2019
Что-то не похоже на евГения Киселева. Без имен, без конкретики. Даже без гиперссылки на текст Уколова, на который он якобы отвечает. Нет, конеччно, все может быть - но как это проверить? А если сделано так, чтобы нельзябыло проверить - закрадываются сомнения.
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
19 Листопада 2019
2016 — 2019 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду