10:58
П'ятниця, 4 Квітня 2008

Совладелец «1+1» Борис Фуксман: «Пакет, купленный СМЕ, включает опцион Коломойского»

26 953
Совладелец «1+1» Борис Фуксман: «Пакет, купленный СМЕ, включает опцион Коломойского»

На каком этапе сейчас находится сделка, согласно которой вы обязуетесь передать в СМЕ ваши с Александром Роднянским акции группы компаний «1+1»?

Сейчас мы на этапе так называемого closing, то есть вошли в финальную часть. Нам следует дооформить несколько договоров, а также получить ряд разрешений. Я думаю, что в ближайшие два месяца сделка будет завершена.

 

Что представляет собой «1+1» сегодня?

Группа компаний «1+1» состоит из двух компаний, находящихся на территории Украины, а также двух — в Германии и Швейцарии. Наше участие в этой группе в последние годы распределялось так: 60% акций принадлежат СМЕ, а 40% — мне и Роднянскому. Наши договоренности со СМЕ предусматривают одновременную передачу одинаковой доли во всех компаниях таким образом, что у СМЕ будет 90%, а у нас с Роднянским — 10%. Сделка проходит в два этапа. На первом этапе будет произведена продажа 30% акций, а потом — остальная часть в размере оставшихся 10%, принадлежащих мне и Александру Роднянскому.

 

Какова цена этой сделки?

В результате общая сумма сделки — около 200 миллионов долларов.

 

Кроме «1+1», есть еще ряд украинских медиаактивов, которые принадлежат СМЕ.

Да. Телеканалы «Сити» и «Кино», согласно нашим договоренностям, станут участниками группы «1+1». Это будут нишевые каналы, сфокусированные на определенную аудиторию, где мы будем иметь такое же долевое участие, как в телеканале «1+1», то есть 10%.

 

Значит, вы окончательно не теряете влияния на всю группу компаний?

Конечно, нет. Это, скажем так, наша кровинушка, которой мы жили долгие годы и живем сегодня. И одним из условий нашего договора со СМЕ было то, что мы остаемся еще как минимум на 2 года в компании.

Пакет, купленный СМЕ, включает опцион Коломойского. По условиям сделки, Коломойский должен получить или акции, или деньги.

 

По информации, известной из СМИ, Игорь Коломойский получает от СМЕ 140 миллионов долларов или акции СМЕ на эту сумму по курсу на тот день, когда произойдет closing сделки.

Мне неизвестно, что выберет господин Коломойский. Сегодня акции СМЕ упали. Это вызвано целым рядом причин, в том числе и падением американского рынка ценных бумаг. Однако, я думаю, в будущем акции этой медиакомпании опять поднимутся на прежний уровень. На месте Коломойского я бы взял акциями.

 

Означает ли продажа вами и Александром Роднянским своей миноритарной доли в канале «1+1» партнерам СМЕ, что борьба с Коломойским проиграна, или же вы считаете свое участие в этом бизнесе бесперспективным?

Это ни в коей мере не проигрыш. Всем известно, что мы окончательно выиграли все судебные процессы. В итоге каждая война завершается миром. И в этой ситуации наши партнеры — компания СМЕ, — выполняя свои ранее достигнутые договоренности с Коломойским, изыскали возможности, с одной стороны, выполнить его требования, с другой — заключить обоюдовыгодную сделку с нами.

 

Что вас заставило согласиться на мировую и, фактически, пойти на уступки?

Мы не шли на уступки, мы отстояли наше право, которое у нас незаконно хотели отобрать. И не более того. Нас никто не принуждал продавать акции. Выиграв эту войну, мы могли спокойно продолжать работать и дальше, но каждый бизнес имеет начало и конец. Посоветовавшись, мы приняли решение постепенно выйти из бизнеса. Хотя расставание с каналом «1+1» — это очень эмоциональный момент для нас.

 

Почему вы все-таки решили выйти из игры? Это бесперспективно или вы хотите создать что-то новое?

Во-первых, мы не вышли из игры, мы остаемся еще минимум на 2 года. Во-вторых, мы уходим постепенно, и с нашей точки зрения, с очень хорошим результатом — на пике развития. Ведь это все-таки бизнес! Момент выхода, как мне кажется, был выбран удачно и правильно. Условия, согласно которым мы уходим, также удовлетворяют все стороны.

 

Как вы думаете, в обмен на что Коломойский вошел в доверие ваших партнеров — СМЕ?

Мне сложно комментировать такую формулировку. Вероятно, в свое время у нас за спиной было достигнуто сепаратное соглашение между СМЕ и Коломойским, составной частью которого и было то, что в определенно сложившейся ситуации они гарантировали Коломойскому возможность войти в состав совета директоров СМЕ. И только это! Ведь приобрести пакет акций, свободно торгующихся на американской бирже, может любой человек, обладающий деньгами и желанием.

 

Зачем это нужно было Коломойскому?

В данном случае — это просто инвестиция. Вложить в крупную стремительно развивающуюся медийную компанию, как мне кажется, правильное решение. У Коломойского многопрофильные инвестиции и, став сегодня акционером СМЕ, он сделал удачный шаг.

 

То есть, вы считаете, для него это больше бизнес, а не инструмент политического влияния?

О Коломойском можно говорить все, что угодно. Но то, что он хороший бизнесмен, невозможно отрицать. Для него СМЕ в первую очередь — бизнес. Однако он не приобрел никаких оперативных возможностей для управления каналом «1+1». Став акционером СМЕ, он не стал акционером канала «1+1»! Это две разные компании. СМЕ является мажоритарным акционером канала «1+1», и, естественно, как член совета директоров СМЕ Игорь Коломойский может принимать участие в решениях, связанных со стратегическим развитием компании в целом, но не в оперативном управлении «1+1». Конечно, он заинтересован в успешном развитии канала, так как это один из главных активов СМЕ, который определяет успех всей компании. Это означает, что чем больше будет зарабатывать телеканал, тем выше будут подниматься акции СМЕ.

 

А есть ли гипотетическая возможность для Коломойского впоследствии войти в «1+1» и влиять непосредственно на канал?

Нет. Акции или долю в «1+1» можно купить в том случае, если они будут продаваться. Но они не продаются.

 

И продаваться не будут?

Нет, потому что доли в «1+1» имеют СМЕ, я и Александр Роднянский. Однако по условиям наших договоров и по законам Украины, право «первой брачной ночи» принадлежит нашим партнерам (СМЕ. — «ДЕЛО»). Если Фуксман и Роднянский будут продавать, то они продадут акции «1+1» СМЕ. Это оговорено во всех наших документах. Коломойский не может купить то, что не продается (улыбается). А вот акции СМЕ свободно торгуются на NASDAQ, и там их может купить любой.

 

Есть ли еще заинтересованные лица в таком удачном, судя по вашим словам, вложении, как акции СМЕ? Например, тот же Хорошковский, чтобы иметь рычаг влияния на своего основного конкурента?

Не думаю. Так как даже приобретя на 200 миллионов долларов акций СМЕ, вам удастся получить не больше 5% от сегодняшней капитализации компании — 4 миллиарда долларов.

 

Вы не раз заявляли, что СМЕ не очень и вмешивалось в ваш конфликт с Коломойским. Что мешает СМЕ не прислушиваться к мнению миноритарного акционера Коломойского так же, как раньше не прислушивались к вам и Роднянскому?

Пассивная позиция СМЕ была для нас подозрительна.

Что касается нашей совместной работы с СМЕ, то нужно отметить, что мы проработали в партнерстве более 12 лет. Наши американские партнеры всегда прислушивались к тому, что мы делали и говорили, и очень доверяли нам. Я уже не говорю о том, что мы долгие годы управляли компанией сами, а функция СМЕ носила исключительно финансово-контрольный характер. А в последние годы СМЕ изъявила желание управлять компанией непосредственно.

 

Ходили слухи о том, что руководство СМЕ собиралось сократить часть штата «1+1». С чем это связано?

Журналисты обычно делают больше шума, чем есть на самом деле. Все очень просто: Адриан Сарбу — лидер в СМЕ, который сделал много удачных проектов в Чехии и Румынии, хочет произвести ряд изменений, с тем чтобы улучшить показатели «1+1». Разговор о том, что будут массовые увольнения, — «утка». Бесспорно, санируя компанию, иногда приходится брать красный карандаш в руки и кого-то убирать. На канале уже был сделан ряд перестановок, которые должны улучшить качество работы отдельно взятых сотрудников и подразделений. И я считаю, что это правильно. Но ни о каких массовых увольнениях не может быть и речи.

 

А кого уволили?

На данный момент никого.

 

Какие взаимоотношения у вас с Александром Третьяковым, который также владеет частью «Сити» и «Кино»?

У нас с ним нет никаких отношений. А что именно вас интересует?

 

Как будет распространяться ваше и его влияние на этих каналах?

Я думаю, что опыт работы в медиа у Роднянского и у меня значительно больше, чем у Третьякова. Но, естественно, как акционер этих каналов, Третьяков будет иметь адекватное право голоса при принятии решений.

 

Планируете ли вы создать в Украине другой телеканал, сродни «1+1», но уже без участия СМЕ?

Нет. Нас интересует другой бизнес. Поэтому мы приняли решение остаться в группе компаний «1+1» и отдать все наши силы и опыт для дальнейшего ее развития.

 

А сколько стоит создать телеканал такого масштаба, как «1+1»?

(Вздохнул). Вы знаете, когда создавался канал, цены были другими. Говорить о цифрах очень трудно. Кроме начальной инвестиции, которая исчисляется десятками миллионов долларов, были еще инвестиции, связанные с финансовыми потрясениями рынков: дефолт 1998 года, когда были срочно сделаны допинвестиции в 20 миллионов долларов, чтобы удержать канал на плаву.

 

Сколько раз уже канал себя окупил?

О-го-го! Трудно сказать… Если мы говорим о капитализации канала в пределах 1 миллиарда долларов, то получается многократная окупаемость.

 

Вы решили усилить свою продакшн-студию «Интер-Медиа». Сколько готовы акционеры инвестировать в такую модернизацию?

Сумма инвестиций в целом будет превышать 100 миллионов долларов.

 

Это будет вложено только в «Интер-Медиа»?

Не только, но большей частью — да. Кроме того, часть этих денег пойдет на развитие телеканалов «Кино» и «Сити». Так как учредители собираются инвестировать в развитие нескольких компаний группы «1+1».

 

Сколько собираетесь вложить лично вы с Александром Роднянским?

Я не могу сейчас ответить. Этот вопрос еще открыт.

 

В какие сроки эти инвестиции можно будет освоить?

В течение двух следующих лет.

 

Вы инвестируете в строительство мультиплексов. Чем этот бизнес привлекательнее телевизионного?

Это очень «горячая» тема. В ближайшие несколько лет мы планируем построить приблизительно сто экранов, или около 10 мультиплексов. Однако здесь нужно быть очень осторожным с выбором площадок, ведь покупательная способность в разных городах очень отличается. Строительство мультиплексов — капитало-интенсивные проекты. Этот бизнес имеет большое будущее.

Однако в данный момент мы испытываем большие проблемы из-за антиконституционного приказа Минкульта, на основании которого Госслужба кинематографии Украины отказывается выдавать нам прокатные удостоверения на иностранные фильмы без дублирования на украинский язык. Могу сообщить, что мы подали иск против Минкультуры в окружной административный суд Киева и надеемся на позитивный результат.

 

Сколько вы вложили в мультиплекс в Одессе?

Около 6,5 миллиона долларов. При условии, что будет принято разумное решение по отмене незаконного приказа, мы будем инвестировать в развитие сети еще порядка 50 миллионов долларов. Все зависит от того, как быстро нам удастся найти приемлемые площадки для строительства. В основном же мы рассматриваем предложения различных торговых центров.

 

То есть, у вас нет проблем с приобретением земли?

Мы рассматриваем все возможности. Если есть предложение от торгового центра, то идем туда. Судя по Одессе, благодаря месторасположению в торговом центре мы привлекаем приблизительно 60 тысяч человек в месяц, несмотря на то, что наш кинотеатр новый. За первые 10 месяцев работы кинотеатра его посетило более 500 тысяч человек. Рентабельность инвестиций находится на уровне 25-35% годовых. Если же мы получим где-то хорошую строительную площадку, то можем построить отдельно стоящий мультиплекс.

 

Куда вы пойдете охотнее для приобретения земли: на вторичный рынок или в городскую администрацию?

В основном, на вторичный рынок. Это не наше дело — получать разрешение на землю и впутываться в бюрократические препоны и связанные с этим скандалы.

 

Строительство мультиплексов — это ваш личный бизнес или он также связан с СМЕ?

Это мой совместный бизнес с Александром Роднянским и к СМЕ никакого отношения не имеет. Правда, в одесском мультиплексе у нас есть партнеры Михаэль Шлихт и Ханс-Бодо Мюллер, представляющие «Гемини-фильм», самую крупную дистрибуторскую компанию на постсоветском пространстве.

 

 

Справка

 

Борис Леонидович Фуксман

Совладелец телеканала «1+1»

Родился 12 февраля 1947 года.

В 1970 году окончил Киевский торгово-экономический институт.

В 1974 году уехал на ПМЖ в Германию.

В медиаиндустрии работает с 1967 года.

В 1990 году вместе с Александром Роднянским основал компанию «Иннова фильм» (г. Дюссельдорф).

В 1995 году основал телеканал «1+1», акционером которого является по сей день.

Женат. Двое детей.

 

Central European Media Enterprises (СМЕ) — телевещательная корпорация, владеющая ведущими телеканалами в

6 странах Центральной и Восточной Европы с общим населением около 90 млн. человек.

СМЕ принадлежат телеканалы Nova TV в Хорватии, TV Nova и Galaxie Sport в Чехии, PRO TV, Acasa, PRO Cinema, PRO TV International и Sport.ro в Румынии, Markiza в Словакии, POP TV и Kanal A в Словении, а также «Студия 1+1», «Студия 1+1 International», «Кино» и «Сити» в Украине.

Акции CME котируются на NASDAQ и Пражской фондовой бирже (индекс CETV).

В 2007 году Central European Media Enterprises вошла в тысячу крупейших компаний США.

Главным акционером компании является Рональд Лаудер.

 

Что такое «плюсы»

«1+1» — общенациональный телеканал. Был создан в августе 1995-го и вышел в эфир в сентябре того же года. Техническое покрытие — 95%. В 2004 году получил право на 24-часовое вещание.

Весной 2005-го Игорь Коломойский заявил о желании приобрести у Александра Роднянского долю собственности в ООО «ТРК «Студия «1+1». Якобы, по условиям устного договора, Коломойскому за $100 млн. отойдет 70% компании. Сторона Роднянского, однако, настаивала на том, что сделка не состоялась. В итоге, Коломойский обратился в суд с иском о признании правомочным устного договора о продаже ему акций Роднянским.

Верховный Суд Украины признал правоту Роднянского. Однако Коломойский договорился с собственниками (СМЕ) мажоритарного пакета акций канала «1+1» и, купив 3% их акций, вошел в состав акционеров этой компании.

 

 

Ольга Василевская, «Дело»



У зв'язку зі зміною назви громадської організації «Телекритика» на «Детектор медіа» в 2016 році, в архівних матеріалах сайтів, видавцем яких є організація, назва також змінена
Ольга Василевская, «Дело»
Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
26953
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2021 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop
DMCA.com Protection Status
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду