Шпион, изучавший Канта

Шпион, изучавший Канта

3 Серпня 2017
1345
3 Серпня 2017
12:44

Шпион, изучавший Канта

"Новая газета"
1345
Почему в донецком «МГБ» сидит писатель Станислав Асеев
Шпион, изучавший Канта
Шпион, изучавший Канта

В первых числах июня он исчез, квартиру, где жил Асеев, перевернули вверх дном, ноутбук и вещи забрали. Все это очень походило на похищение, и донецкие власти даже объявили его в розыск, а потом, довольно много времени спустя, выяснилось, что они же и задержали Стаса.

Внятных доказательств его шпионской деятельности не обнародовано, но «МГБ» вообще не сильно озабочено соблюдением правосудия. Сказали, что шпион — ​значит, шпион. Наверняка существует прослушка, материалы, изъятые из компьютера, но главная улика против Асеева — ​его собственные статьи. С самого начала войны он публиковал в украинских СМИ заметки о «ДНР» некомплиментарного содержания. Под псевдонимом. Статьи Станислава Васина (так он себя назвал) были одним из не­многих, если не единственным, источником информации, поступавшей к украинской аудитории непосредственно с места событий.

Раньше таких было много. Первые полтора года войны украинские журналисты относительно свободно попадали в Донецк, и никто их особо не трогал. А потом закрутили гайки. Теперь в «ДНР» даже корреспондентов российских изданий, причем лояльных, пускают далеко не всех. Мало того что выдавили почти все правозащитные и международные организации, еще и источники информации перекрыли. Черная дыра, мертвая зона, а это значит — ​делай что хочешь.

«В оккупации, — ​писал он, — ​есть целая каста людей, которые прожили здесь вот уже больше двух лет, сохраняя украинские взгляды». Но даже на фоне немногих проукраинских активистов, оставшихся в «ДНР», он выделялся. Он не просто журналист, он писатель, философ по образованию, то есть человек, не склонный к черно-белому видению мира. Даже политические оценки его звучат крайне неоднозначно, процитируем несколько:

«Революция вредна одним лишь шумом, и тишина могла бы считаться верным признаком величья страны».

«Почему государство так легко и скоро отказывается от тех, кого считает своими… Представим себе невозможное: украинская власть просто сейчас возвращается в оккупированный Донбасс, — ​и мы получим еще большую проблему, чем сам факт оккупации. Никто — ​ни власть, ни население свободных территорий, ни местные из числа пророссийских — ​не готов к такой встрече».

«Сложно признавать свои ошибки, но, судя по всему, мы проиграли эту войну».

Этот взгляд на вещи вряд ли мог по­нравиться в Киеве, не только в Донецке. Особенность войны, особенно этой, — ​в том, что она стирает нюансы, упрощает картину мира до «за» или «против». А тем, кто не хочет упрощаться, приходится особенно сложно.

Егор Фирсов, однокурсник Асеева и депутат Рады, вспоминает:

— Стас — ​человек, который еще в школе читал Канта. И преподаватели, и все в группе в университете как минимум считали его одним из лучших. Или даже лучшим… Он не поддерживал ни одного из президентов, ни одну политическую партию… Это все было ниже его полета мысли…

Примерно о том же — ​Татьяна Ретивова, директор киевского издательства «Каяла», где выходил роман Асеева «Мельхиоровый слон, или Человек, который думал»:

— Его не интересует ни украинский, ни российский национализм, он находится вне координат диалога на таком уровне.  Асеева больше интересует французская и немецкая онтология ХХ столетия.

Человек, мыслящий другими масштабами, знаток Канта, сидит сейчас в «МГБ ДНР», как принято говорить, на подвале. Состояние его здоровья становится все хуже и хуже. Фирсов сообщает, что у Стаса хронический бронхит, а необходимых медикаментов нет. Он похудел. Возможно, подвергался пыткам.

Переговорщики обсуждают варианты обмена Стаса. На подконтрольных территориях тоже есть задержанные, и примерно на таких же основаниях, как Асеев. Но до обмена он может и не дожить.

Мать Стаса обратилась за помощью в ОБСЕ. О нем пишет «Радио Свобода», с украинской службой которого он сотрудничал. В его защиту выступила недавно Ассоциация «Свободное слово», правозащитное объединение литераторов, журналистов, блогеров. Обращение подписали Александр Архангельский, Татьяна Бонч-Осмоловская, Ольга Варшавер, Марина Вишневецкая, Марк Гринберг, Борис Соколов и другие. Они пишут о том, что «расхождение его точки зрения с позицией официальных лиц «ДНР» не может быть основанием для ареста и удержания под стражей».

Может. Мы живем в такое время, когда именно это и является основанием для ареста. Тем более в зоне боевых действий. Ты фашист! Нет, ты фашист! Вот и поговорили. Но с Асеевым еще хуже. Дело не только и не столько в его антидээнэровских взглядах. Не такие уж они и анти, он просто честно описывал то, что видел, почти не давал оценок. Дело в том, что он «человек, который думал», а потому отказался воспринимать мир черно-белым. В переводе на военный язык — ​шпион.

Анна Бродски-Кротти,
Лев Дроздов, специально для «Новой газеты»

Команда «Детектора медіа» понад 20 років виконує роль watchdog'a українських медіа. Ми аналізуємо якість контенту і спонукаємо медіагравців дотримуватися професійних та етичних стандартів. Щоб інформація, яку отримуєте ви, була правдивою та повною.

До 22-річчя з дня народження видання ми відновлюємо нашу Спільноту! Це коло активних людей, які хочуть та можуть фінансово підтримати наше видання, долучитися до генерування спільних ідей та отримувати більше ексклюзивної інформації про стан справ в українських медіа.

Мабуть, ще ніколи якісна журналістика не була такою важливою, як сьогодні.
"Новая газета"
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
1345
Читайте також
Коментарі
0
оновити
Код:
Ім'я:
Текст:
Долучайтеся до Спільноти «Детектора медіа»!
Ми прагнемо об’єднати тих, хто вміє критично мислити та прагне змінювати український медіапростір на краще. Разом ми сильніші!
Спільнота ДМ
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду