Провластные каналы используют журналистов как «пушечное мясо»

Провластные каналы используют журналистов как «пушечное мясо»

25 Січня 2014
4631

Провластные каналы используют журналистов как «пушечное мясо»

4631
Жертвами «информационных войн», которые ведут каналы пропрезидентской группы, становятся как зрители, так и журналисты. Обзор освещения наиболее значимых событий в праймовых выпусках ежедневных новостей «1+1», «Интера», «Украины», ICTV, СТБ, Первого национального за 20–24 января 2014 года.
Провластные каналы используют журналистов как «пушечное мясо»
Провластные каналы используют журналистов как «пушечное мясо»

В последние дни каналы выстраивают редакционную политику по принципу принадлежности к той или иной группе. Так, «1+1» вновь постепенно возвращается к стандартам в новостном вещании, ICTV начал подавать информацию вроде бы объективную, но порой неполную или вообще не давать «лишнего». А вот каналы пропрезидентской группы – вовсю занялись информационными войнами, используя журналистов как пушечное мясо.

20 января, понедельник

ТСН, «1+1»

Из 18 материалов 16 – о протестных акциях в Киеве. Журналисты осветили ключевые темы дня.

После включения Ольги Кошеленко о начале технических консультаций между властью и оппозицией, ТСН дала обращение президента. При этом зрителю показали весь спич, записанный пресс-службой Януковича, первым сюжетом.

После этого Александр Моторный рассказал хронику событий на улице Грушевского. Описывая ночь с воскресенья на понедельник, журналист говорит, что «правоохоронці почали активніше застосовувати гумові кулі і водомети, але переважно не по мітингувальниках, а просто пробували загасити залишки своєї спецтехніки». Жаль, что автор не вспомнил о том, что использование водометов было незаконным.

Также есть сомнительная информация: «Точну кількість поранених за останню добу на вулиці Грушевського ще не порахували, але їх вже на тепер, і тут не сперечається ні міліція, ні мітингувальники, – сотні з обох боків».

Неподтвержденная информация. Есть сомнения, что митингующие не будут спорить о «сотнях» раненых спецназовцах.

Информация о сотнях пострадавших с обеих сторон противоречит следующему сюжету ТСН.

«Лідія Таран, ведуча: Отже, 200 поранених протистояння на Грушевського. Медики надали невідкладну допомогу у швидких і силовикам, і протестувальникам. Шпиталізовано майже по півсотні людей з обох боків».

В сюжете Светланы Березивской больше внимания сосредоточено на пострадавших среди протестующих. Автор дает важную информацию о том, с какими травмами поступают в больницы люди после атак силовиков. Есть свидетельства, что со стороны внутренних войск атакуют гранатами, хотя раньше журналисты акцентировали внимание именно на сотрудниках «Беркута». Вместе с тем, есть четкая позиция милиционеров. В сюжете есть комментарии пострадавших правоохранителей, представителей госпиталя МВД.

Тему избитых милиционеров продолжили в следующем сюжете. Здесь – только позиция МВД. Комментирует избиение беркутовцев Сергей Бурлаков. При этом акцент в материале сделан на убытках, которые понесло ведомство после стычек с митингующими. Журналисты помогают представителю милиции грубо манипулировать информацией: «Порівняно з європейськими поліцейськими діяли, дуже м’яко.

Сергій Бурлаков, речник МВС України: “А там використовується і водомети, використовуються гумові кулі, газ, кийки і так далі. І це Європа, і це нормально сприймається суспільством”».

Господин Бурлаков не назвал ни одной страны, где правоохранители поступают с митингующими так, как в Украине, применяя спецсредства и технику в нарушение устава и законов, подвергая пыткам задержанных.

Давая отдельный сюжет с позицией только лишь МВД, редакция могла бы сослаться на то, что в предыдущем сюжете Александра Моторного не было позиции правоохранителей. Но материал, представляющий мнение только одной стороны, в той или иной степени создает у зрителя впечатление о правоте «героев» сюжета.

В этом выпуске ТСН в отдельном ВМЗ зазвучало слово «радикалы» (несмотря на то, что среди активистов много людей, непричастных к каким-либо течениям).

«Лідія Таран, ведуча: Опозиція втрачає контроль над Майданом, де на перший план вийшли радикали. Так вважають політологи Кость Бондаренко та Михайло Погребинський. Вони також сумніваються, чи дослухаються тепер євромайданівці до лідерів опозиції, якщо ті про щось домовляться з владою. Погребинський вважає, що мітингарі на Грушевського провокували міліцію на агресію, але влада, мовляв, обрала політичне рішення – продемонструвала, що вона не йде в наступ. Кость Бондаренко вважає, що тепер радикалізм нескоро можна буде подолати.

Михайло Погребинський, політолог: "Сценарій зламався тим, що влада вирішила не відповідати. Як на мене, я вважаю, що влада порушує закон в цих обставинах, що вона не відповідає на таку агресію. Це суто політична реакція".

Кость Бондаренко, політолог: "Протягом останніх двох місяців випущено із пляшки джина, якого навряд чи можна туди запхати назад. Я маю на увазі джина радикалізму, джина, який може обернутися в найнесподіваніші форми. Принаймні як би не закінчився нинішній процес, але нам, напевне, на тривалий час доведеться забути про стабільну, спокійну і безпечну Україну"».

У украинских журналистов считается неприемлемым указывать политическую принадлежность политологов. Если бы они упоминали о том, на какие силы работают те или иные «эксперты» – мнением зрителя было бы сложнее манипулировать. На однобокость и негативную позицию по отношению к оппозиционерам и протестующим указывает суть комментариев и то, что прозвучали они на совместной пресс-конференции. При этом второй стороне высказаться не дали.

Далее ТСН дает развернутый сюжет о том, что силовики прицельно расстреливают медийщиков на Грушевского. Есть комментарии пострадавших журналистов и операторов. Однако как раз здесь не хватает комментария милиции. Хотя до этого пресс-секретарь МВД Бурлаков появлялся дважды в отдельных материалах выпуска.

«Подробности», «Интер»

Большую часть выпуска «Интер» тоже посвятил протестам в центре столицы. Однако тональность материалов была совсем другой.

Михаил Колесников в сюжете о противостоянии милиции и митингующих называет последних «ультраправыми», при этом не имея на то веских оснований. Автор делает акцент на ущербе, который причинили протестующие стадиону Лобановского: «Здание стадиона удалось потушить. Вместо портрета известного тренера на стене теперь – сплошная копоть». Повышают градус негатива по отношению к демонстрантам слова президента ФК «Динамо»:

«Игорь Суркис, президент ФК "Динамо" (Киев): "Мое мнение, оно никому не нужно. Все надо решать за столом переговоров, мирным путем. Ну, разве кому-то станет легче от того, что сожгут колоннаду и памятник великому Лобановскому? Это какой-то бунт. У меня к нему негативное отношение"».

Упоминает журналист Колесников и то, что «в МВД предварительно уже подсчитали убытки». И подтверждает синхроном пресс-секретаря МВД.

Далее в сюжете оказывается, что «мэрия ущерб пока не оценила. Но понятно, что исчисляться он будет миллионами гривен».

Михаил Колесников, возможно, является дипломированным специалистом по подсчету разнообразных убытков, и говоря, что ему «понятно», заставляет поверить в это зрителя.

Тему столкновений продолжили в прямом включении Евгения Оноприенко. Зрителю по несколько раз за выпуск новостей старательно вдалбливают, что «в Киеве продолжаются столкновения между ультраправыми активистами и подразделениями МВД». Интересно, как ведущая Анастасия Даугуле и другие журналисты «Подробностей» отличают «ультраправых» от ультранеправых (или ультралевых, например).

Само же включение Оноприенко прошло весьма необычно. До этого момента активисты майдана уделяли особое внимание в основном прямым эфирам российских каналов, теперь же в центр их внимания попадает «Интер».

Евгений Оноприенко появляется в кадре в окружении митингующих. И когда произносит слова, которые «зрители» считают ложью – в ответ получает порцию возмущения. «Вы можете видеть, как активисты бегут в сторону баррикад, что-то бросают – или коктейль Молотова, или какую-то гранату, отступают, и в ответ им…» (Вокруг люди начинают скандировать: «Брехня»).

Что интересно, зритель так и не смог увидеть, какую именно «гранату» бросают активисты в милицию. Так что автор просто навязывал ему свое личное (или не свое? – Н.К.) мнение.

Довольно интересным выглядело то, как под давлением окружающих корреспондента людей он начинал исправляться и на ходу менять текст:

«Возле меня сейчас очень много людей, они утверждают, что гранаты люди не бросали, но в ответ им летели, действительно, со стороны правоохранителей летели гранаты, которые летят постоянно».

Теперь информация журналиста в корне отлична от озвученной сначала.

Возможно, опасаясь называть вещи своими именами, а возможно, растерявшись, журналист говорит, что резиновые пули взрываются вблизи людей.

«Евгений Оноприенко, корреспондент: Вот нам показывают то, что разрывается вблизи у людей, и, кстати, такими вещами люди получают ранения. Об этом чуть-чуть позже расскажем. Если оператор наведет, то мы сможем увидеть, что взрывается рядом с людьми. Что это такое?

Мужчина: "Резиновые пули, которыми стреляют"».

Еще один выпад в сторону демонстрантов прозвучал так: «Правоохранители, тем временем, постоянно призывают людей к миру, но их слов практически не слышно за взрывами, либо за палками, которыми люди стучат по металлу».

И снова – взрыв эмоций вокруг корреспондента. Ведь «призывы людей к миру» (очевидно, имелась в виду трансляция записи из милицейских громкоговорителей) милиция сопровождала стрельбой, метанием гранат и булыжников.

Возмутила окружающих людей и такая фраза: «Здесь несколько карет скорой помощи. На наших глазах, мы видели, как в них занесли нескольких активистов. Один, как нам сказали медики, поскользнулся и сломал ногу, второй был с ранением ноги».

Учитывая, что ранения в основном люди получали от милицейских гранат и пуль – реакция митингующих на слова журналиста была объяснима.

В конце выпуска состоялось еще одно – тревожное включение Евгения Оноприенко. Как рассказала ведущая, «только что мы узнали, что сразу после включения с улицы Грушевского на нашу съёмочную группу напали митингующие».

То, что Евгений заявил в эфире – является поводом для начала уголовного дела (против митингующих): «Мы сейчас на Михайловской площади, для нашей съемочной группы это, пожалуй, самое безопасное место, после того как нам удалось вырваться из оцепления агрессивно настроенных людей на площади Европейской, мы переехали сюда, хотя это удалось нам с трудом».

Съемочная группа «Интера», судя по словам журналиста, стала первыми журналистами, которым пришлось спасаться бегством от участников протестов. По крайней мере, заявив об этом публично.

Оноприенко раскрывает подробности, о которых почему-то не сообщил в предыдущем эфире: «Мы, как всегда, готовились к прямому эфиру, я подготавливал наброски у себя на приборе, и нас уже тогда окружили люди, требовали, чтобы мы говорили правду, они меня перекрикивали, я попробовал пойти с ними на мировую, и мы договорились, что они меня внимательно выслушают, если я скажу неправду, то тогда будем разговаривать иначе».

Оказалось, что «большая толпа агрессивно настроенных людей» окружила съемочную группу и требовала от журналистов пройти в эпицентр событий.

Журналист рассказывает, что «кто-то из активистов подбежал ко мне и разбил битой тот прибор, в котором я сделал себе какие-то наброски для прямого эфира». При этом складывается впечатление, что это был человек из наблюдающих за его первым включением. Хотя, как заявили позже очевидцы, это было не так.

На вопрос ведущей: «Кто-то руководил теми людьми, которые напали на вас и на наших операторов?» журналист отвечает, что человек, с которым он вел переговоры (о чём?) был настроен мирно. Но, как потом понял журналист, «он, скорей всего, не является руководителем». А знаете почему?! «Потому что, – говорит журналист, – не он разбил мне мой прибор, не он ударил по спине нашего оператора».

То есть, в понимании корреспондента, руководить в данном случае людьми мог только человек, который или разбил ему планшет, или ударил оператора по спине. Ну, или и то, и другое вместе.

После того, как на Михайловской площади журналисту опять во время эфира за кадром посоветовали «говорить правду», он делает вывод: «Вот к нам еще кто-то подходит сейчас, поэтому будем пытаться спастись. Спасибо».

«Анастасия Даугуле, ведущая: Спасибо, Евгений».

Подробный анализ включения очевидцем событий здесь.

Кроме этого, есть вопрос, каким образом за 20 минут, прошедших между двумя включениями Оноприенко в эфире программы, ПТС могла свернуться с Грушевского и доехать до Михайловской площади, опять развернувшись для прямого включения журналиста. По словам опрошенных нами телевизионщиков, это вряд ли возможно. Ну или на Михайловской стояла вторая ПТС канала. Просто так?

В этом выпуске «Интер» также продолжил милицейскую тему. Вначале ведущая сообщает о том, что «количество пострадавших в ходе конфликта постоянно растет». Однако тут же объясняет, что речь идет не о всех пострадавших, а только о милиционерах. В сюжете – только синхроны, поддерживающие одну точку зрения – МВД.

Антонина Маровди следует новым веяниям телеканала и сходу манипулирует информацией: «Это была настоящая бойня. Люди в масках и шлемах швыряли в стражей порядка камни и петарды. Дальше в ход пошли коктейли Молотова и газ неизвестного происхождения. Правоохранители в наступление не шли. Бойцы внутренних войск и спецподразделения "Беркут" просто держали позиции».

На самом деле бойней произошедшее могли назвать и майдановцы, но журналист видит только раненых милиционеров. У зрителя создают впечатление, что разъяренная толпа, швыряя коктейли Молотова и, ВНИМАНИЕ, применяя «газ неизвестного происхождения», штурмуют мирных спецназовцев и войска. А те в ответ не шли в наступление и «просто» держали позиции. Правда, к тому же, расстреливая демонстрантов из винтовок и забрасывая гранатами с газом.

Дальше – больше. По логике сюжета, когда милиция не реагировала на атаки, «тогда из их рядов толпа вырвала беркутовца. Повели на так называемый "народный суд" – на майдан. Но на самом деле – просто избили».

Пострадавший милиционер: «Когда тянули меня туда, меня все время буцали, били, коридор смерти, можно так сказать, тянули, ну человек 10 точно тянули, даже не знаю, ну и вокруг много было народу, много было потому, что слишком много ударов. Я голову фактически не мог поднять, мне ее держали, то тянули, то подымали, то я шел, опять же тянули, пару раз пытался сопротивляться, потом опять тянули. Все были в масках, и я не знаю, кто там руководил, но это стадо бандитов, которые беспределят».

Месседж был понятен многим: «стадо, бандиты, беспредел». Всё то, что так не любят многие люди – именно это хорошо воспримет зрительский электорат «Интера».

Автор рассказывает, что милиционера «не только били, но и кололи шилом». НО НЕ ДАЕТ НИ ОДНОГО СЛОВА ОТ ТЕХ, КТО БЫЛ СВИДЕТЕЛЕМ ИНЦИДЕНТА, УЧАСТНИКОМ.

Журналистка на протяжении сюжета рассказывает о подвиге милиции на баррикадах, десятках травмированных. Даже сравнивает ситуацию с Чернобылем. Для тех, кто вдруг не понял масштабов происходящего:

«Антонина Мавроди, корреспондент: Правоохранителей принимали в двух специализированных больницах. Такого количества людей здесь не видели со времен аварии в Чернобыле. Только травмы тогда были другие».

А еще майдану напоминают, что «милиционеры могли применить огнестрельное оружие. Но не сделали этого». Плюс – дали посыл зрителю о благородстве милиции.

Весь сюжет состоит из набора манипулятивных фраз, нарушены стандарты объективности, полноты, сбалансированности информации. Элементарные правила работы журналистов сами журналисты проигнорировали.

В стремлении к «полноте» информации «Интер» всё чаще использует видео других СМИ, от чего ранее воздерживался. Это, возможно, говорит о том, что канал старается сполна дать зрителю «правильную» картинку:

«Анастасия Даугуле, ведущая: Следующие кадры сняли наши коллегии с канала Euronews. С крыши соседнего дома в группу стражей порядка кто-то бросил емкость с зажигательной смесью. Это видео также не нуждается в комментариях. Вы видите, как толпа избивает двоих правоохранителей».

«Факты», ICTV

Дают достаточно полную информацию о происходящем. Не акцентируя внимание на пострадавших милиционерах, однако, давая слово как представителям МВД и раненым правоохранителям, так и участникам штурма на Грушевского.

Похожим путем в этот день пошла ТРК «Украина». Хотя в предыдущие дни канал явно делал перекос в сторону провластных месседжей, в понедельник дал достаточно емкую и сбалансированную информацию. Однако «События» не удержались от манипуляций. Если одни каналы говорили о прицельном отстреле журналистов, «Украина» такого не сообщает: «Списки пострадавших уточняются. Уже известно, кроме протестующих и милиционеров в нём есть и журналисты, по меньшей мере 20 человек», – говорит автор сюжета о пострадавших в результате столкновений.

А вот после сюжета о журналистских акциях против закона о клевете ведущий Евгений Михин говорит, что «за рубежом штрафы и уголовная ответственность за клевету явление распространенное» И далее – примеры разных стран Европы, где наказывают за клевету. Однако Евгений Михин не говорит о том, что во многих странах ЕС эти законы или ликвидируют, или же многие десятилетия не используют, и что их постоянно критикуют западные правозащитные и журналистские организации, например, «Артикль 19».

На Первом национальном позиция редакции не меняется. Первой идет новость об обращении президента (в отличие от остальных каналов, Первый дал лишь часть выступления Януковича, тогда как другие ДАЛИ ОБРАЩЕНИЕ В ЭФИР ПОЛНОСТЬЮ.

После – ведущая Светлана Леонтьева, говоря о том, что «комісія з урегулювання ситуації в Україні вже почала працювати», не упоминает, что переговоры проходят только на уровне технических консультаций.

Говоря о противостоянии на Грушевского, Светлана Леонтьева заявляет: «Активісти з одного боку Європейської площі, силовики – з іншого. Перші жбурляють у бік правоохоронців каміння, бруківку, пляшки із запалювальною сумішшю, стріляють ыз рогачок металевими болтами. Ті відповідають гранатами й сльозогінним газом».

Ведущая умалчивает о том, что силовики также бросают в митингующих камни и коктейли Молотова.

А вот то, что «найактивніших учасників затримують» милиционеры – ложь. Милиционеры задерживали всех, кто попадался им под руку во время стычек. Есть позиция МВД, нет позиции митингующих.

Отдельным сюжетом Первый национальный рассказал о пострадавших во время столкновений. Есть информация о раненых журналистах (хотя автор не говорит о свидетельствах медийщиков насчет прицельного огня именно по сотрудникам СМИ).

Откровенная манипуляция – ВМЗ о том, что «стурбовані таким розвитком подій і пересічні українці. Люди бояться ще більшого кровопролиття. Вважають, ситуацію треба вирішувати якомога швидше і мирним шляхом. Тож закликають обидві сторони припинити силове протистояння».

Далее говорят о позиции всех «пересічних» украинцев синхронами четырех жителей разных областей. Но не указывают, что и на Майдане, и на Грушевского в данный момент также находятся обычные граждане. Но канал по какому-то принципу разделил людей на «пересічних» и «непересічних».

В материале о призывах к примирению со стороны церкви Первый национальный дает лишь синхрон представителя УПЦ МП. Позиции других церквей нет, возможно, потому, что Виктор Янукович и верхушка власти позиционируют себя прихожанами УПЦ Московского патриархата.

Отдельный материал посвятили дискредитации Виталия Кличко:

«Світлана Леонтьєва, ведуча: Віталій Кличко може виявитися резидентом США. Таку інформацію опублікувало видання "Закон і бізнес", посилаючись на документ, що нібито підтверджує наявність у нього громадянства Сполучених Штатів. Це податкова декларація з номером соціального страхування. Згідно з документом, позаторік дохід політика становив майже 12 мільйонів доларів, щоправда, до держбюджету податки не потрапили».

Выдавая в эфир непроверенную и компроментирующую информацию, канал подстраховался ссылкой на издание «Закон и бизнес». При этом не удосужился проверить данные в других источниках и получить комментарий самого Кличко.

21 января, вторник

Продолжились переговоры власти и оппозиции.

ТСН эту тему начинает освещать с новости:

«Лідія Таран, ведуча: Надзвичайного стану через події в Києві не запроваджуватимуть. Таке заявив секретар РНБО Андрій Клюєв. Але і до переговорів влада і опозиція на третю добу протистояння на столичній вулиці Грушевського не наблизились. Після того, як свої умови задля початку переговорів висунули опозиціонери, представники влади озвучили свої».

Далее – сюжет Ольги Кошеленко с синхронами власти и оппозиции. Автор сообщила о требованиях посланцев Януковича: «До початку переговорів від опозиції вимагають засудити протистояння на Грушевського і вивести звідти радикально налаштованих мітингарів».

Здесь попытались сманипулировать представители властной команды, перекладывая исключительно на оппозиционную тройку ответственность за конфликты на улице Грушевского.

«Андрій Клюєв, секретар РНБО: "Нам очень сложно, практически невозможно проводить переговорный процесс либо консультации, когда на улицах представителями этих политических сил ведутся такие экстремистские и достаточно агрессивные действия против представителей правоохранительных органов".

Ольга, однако, сообщает, что «лідери опозиції кілька разів ходили до мітингарів і просили їх повернутись на Майдан. Люди не слухаються». По сути, окружение президента стало шантажировать тройку лидеров тем, к чему они на самом деле не имели прямого отношения. «Тож наразі сказати, коли відбудеться і чи відбудеться взагалі зустріч президента та опозиційної трійки, складно».

А вот на ICTV такая манипуляция удалась. Корреспондент президентского пула Дарка Олифер говорит, что «лідерів опозиції закликають припинити насильство»:

«Андрій Портнов, радник президента України: Ми вважаємо, що представники опозиційних політичних сил несуть персональну відповідальність за дії, які відбуваються зараз в ці дні на вулиці Грушевського. Ми вважаємо, що частину відповідальності несуть міжнародні структури і посадові особи деяких іноземних держав».

К взваливанию на оппозицию ответственности за действия активистов на Грушевского автор добавляет еще обвинения во влиянии иностранных государств на волнения в Украине. В ответ зритель слышит не четкую контрпозицию, а слова о том, что «на сьогоднішніх консультаціях опозицію представляв лише лідер УДАРу Віталій Кличко, який наполягає – переговори треба проводити за участі президента».

То есть, выпад представителей администрации Януковича в адрес оппозиционных сил так и остался без ответа. На этом поток пропаганды не закончился. Дарка Олифер передает зрителям слова секретаря СНБО Клюева: «Очільник робочої групи з врегулювання конфлікту Андрій Клюєв наголошує – важко вести переговори з лідерами тих сил, представники яких ведуть екстремістські дії проти правоохоронців на вулицях столиці. І все ж секретар РНБО закликає опозиціонерів повернутися до діалогу».

На «Интере» Анна Панова дает довольно объемный сюжет об очередных консультациях и обмене требованиями. Причем оппозиция представлена в сюжете вдвое меньше, чем представители власти. Не прозвучало, что условие президентских переговорщиков о прекращении насилия может быть невыполнимым – люди не слушали тройку оппозиционеров и в предыдущие разы.

А вот «ТРК Украина» сначала выпустила информацию о том, что президент, премьер и первый вице-премьер обсудили подготовку региональных бюджетов на год. При этом процитировала слова Януковича о новом «покращенні»: «Мы реально должны видеть улучшение социальных условий для людей и безусловно качество жизни», заметил Президент. И пообещал лично участвовать в принятии программы развития некоторых областей.

А только после этого рассказала о консультациях противостоящих сторон. В том же стиле, что и Первый национальный: небольшое ВМЗ, с синхронами Клюева и Лукаш, без оппозиции.

Ну, а дальше – идет совершенно манипулятивный текст.

«Евгений Михин, ведущий: То, что оказалось не по силам оппозиции, сегодня удалось религиозным деятелям». Таким образом, следующий за ним рассказ о том, что священники добились временного перемирия на Грушевского, грубо подверстан под тезисы о несостоянии оппозиционеров совладать с протестующими.

Оппозиция должна убедить митингующих прекратить насилие на улице Грушевского, поскольку в таких условиях сложно проводить переговорный процесс.

Евгений Михин, ведущий: Оппозиция должна убедить митингующих прекратить насилие на улице Грушевского, поскольку в таких условиях сложно проводить переговорный процесс. Об этом сегодня заявили в Администрации президента представители переговорной группы. Даже если лидеры оппозиции насилие и не благословили, они все равно ответственны за происходящее, считает советник президента Андрей Портнов.

Андрей Портнов, советник президента: Ми вважаємо, що частину відповідальності несуть міжнародні структури і особливо особи деяких іноземних держав, які не дивлячись на те, що в місті Києві захоплені три приміщення, фактично своїми діями і своїми візитами до цих приміщень легалізували незаконні протиправні дії.

Олена Лукаш, министр юстиции: Жодна європейська країна не дозволила статися таким масовим заворушенням, масовим безладам у своїх європейських столицях.

Евгений Михин, ведущий: И по окончании пресс-конференции секретарь Нацбезопасности и обороны Андрей Клюев заверил, чрезвычайное положение в Украине вводить не будут».

«То, что оказалось не по силам оппозиции, сегодня удалось религиозным деятелям

Евгений Михин, ведущий: То, что оказалось не по силам оппозиции, сегодня удалось религиозным деятелям. Утром на улицу Грушевского вышли три священника с большим крестом в руках. Они встали между противоборствующими сторонами. Весь день читают молитвы, поворачиваясь лицом то к воинствующе настроенным протестующим, то к силовикам. Людей призывают к миру и покаянию. И приглашают всех молиться вместе с ними.

“Може хто не вміє молитися, хай підійде до нас ми навчимо їх. Хай стануть разом з нами помоляться, хоча б один раз один за одного, за всіх. “Господи Иисусе Христе сыне божий, помилуй нас грешных, аминь”.

Патриарх Киевский и всея Руси Филарет обратился к верующим, власти и оппозиции с цитатой святого письма «блаженны миротворцы ибо они сынами божьими зовутся.

Евгений Михин, ведущий: Патриарх Киевский и всея Руси Украины. Филарет обратился к верующим, власти и оппозиции с цитатой святого письма “блаженны миротворцы ибо они сынами божьими зовутся”. Он попросил протестующих сдерживаться, а политиков призвал быстрее договариваться, чтобы не усугублять кризис.

Филарет, Патриарх Киевский и всея Руси: От це не вирішування питання створює умови для застосування сили і з одного боку, і з другого боку. Ми закликаємо і владу, в опозицію, сядьте за стіл переговорів і знайдіть компроміс.

Евгений Михин, ведущий: Сегодня же Патриарх Филарет сообщил, что отменил все мероприятия в честь своего дня рождения. 23 января ему исполнится 85 лет. В этот день он проведет молебен за Украину во Владимирском соборе. Всех желающих присоединиться приглашает на службу в 9 утра».

Первый национальный начинает выпуск с угроз власти в адрес оппозиции:

«Юлія Галушка, ведуча: За сутички на Грушевського персональну відповідальність несуть представники опозиції. Про це заявив радник президента Андрій Портнов після засідання робочої групи з урегулювання політичної кризи».

О причастности «иностранных агентов» тоже не забывают:

«Частину відповідальності поклав на міжнародні організації, які були в захоплених приміщеннях і таким чином легалізували дії мітингарів».

Какие организации, как именно они легализовали действия митингующих и, собственно, какие именно действия – неизвестно. Зато вместо противовеса Клюеву в материале дают еще и Елену Лукаш, которая назвала «дії протестувальників екстремістськими».

Позицию чиновников от власти расширяют двумя синхронами. Так, Клюев выливает порцию грязи на Кличко, призывая того вернуться за стол переговоров.

«Андрій Клюєв, секретар Ради національної безпеки і оборони України: "Виталий Кличко вышел из переговорного процесса, я считаю, что это не совсем разумное предложение. Потому что, начав только переговоры и сразу выходить из них, я считаю те политики, которые думают о будущем Украины, о будущем страны не должны так поступать"».

Но никто не говорит, почему Кличко этот самый стол покинул.

А министр юстиции позволила себе озвучить позицию европейских государств, которые, в ее интерпретации, не позволили б случиться таким массовым беспорядкам:

«Олена Лукаш, міністр юстиції України: "Жодна європейська країна не дозволила б статися таким масовим заворушенням, масовим безладам у своїх європейських столицях» (правда, возник некоторый конфуз: очевидно, имелся в виду силовой разгон демонстраций. Но смотрелось заявление Лукаш как признание того, что власть своей политикой сама довела украинцев до революций). Похоже, напомним, представил информацию и канал «Украина».

Синхронов оппозиции в материале нет. Зрителю журналисты Первого национального вновь дали выбор между позицией власти и позицией власти.

Также канал манипулирует данными о раненых. Ведущая говорит, что большая часть пострадавших в больницах Киева – милиционеры.

«Юлія Галушка, ведуча: Майже 130 поранених під час сутичок нині в лікарнях Києва, – повідомляють у Департаменті охорони здоров'я КМДА. 80 із них – правоохоронці, – уточнюють в МВС. Загалом за дві доби протистоянь міліціонери нарахували майже 120 постраждалих зі свого боку».

А сколько пострадавших насчитали майдановцы? – Неизвестно!

Большая часть выпуска на Первом национальном состояла из манипулятивных ВМЗ, читать которые выпало ведущей Юлии Галушке. После сообщения о том, что «відродити загони народних дружинників хочуть депутати Київради». Кто они, откуда? Зрителю не говорят.

«Алла Шлапак, депутат Київради: "Сьогодні ті, хто порушують закон, незалежно від того, до якої політичної сили вони ставляться, мають бути покарані. Всі кричать на виборах "закон один для всіх". Я як киянка хочу побачити, як цей закон працює, один для всіх дійсно. Тому що наші діти, наші пенсіонери, просто кияни – ми хочемо відчувати себе безпечно"».

Учитывая провластную политическую позицию депутата, опасность она чувствует со стороны майдана.

Однобоко дают в другом материале информацию об убытках Киеву от митингов. Интересен синхрон Анатолия Голубченко: он повторяет тезис, озвученный ранее другими противниками протестов в столице:

«Анатолій Голубченко, в.о. голови Київської міської державної адміністрації: "Якщо комусь хочеться розбирати дорогу чи каміння набрати, то хай потім платять за це. І тоді ми будемо виконувати роботи по відновленню. Бо дуже цікава річ – ламати і трощити можуть усі, а бюджетні кошти треба витрачати київські"».

Прямой намек на «понаехавших», которые якобы загадили город, направлен на то, чтобы вызвать у киевлян негативное отношение к активистам.

Интересно, что канал старается избегать слова «автомайдан» – хоть и неологизм, однако, символизирующий некую силу гражданских активистов. Вот, например, об акции в Ужгороде говорят так:

«Юлія Галушка, ведуча: На столичні події жваво реагують і в інших регіонах країни. Так, в Ужгороді будівлю облдержадміністрації оточили автівками. Учасники автопробігу закликали не виконувати закони, ухвалені парламентом 16 січня. А у Львові, Івано-Франківську та Одесі люди від неділі блокують військові частини, щоб силовики не поїхали на Київ».

Поток манипуляций продолжает безымянный материал об опубликовании «диктаторских законов», принятых 16 января. О том, что эти документы ущемляют права и свободы граждан – ни слова:

«Юлія Галушка, ведуча: Ухвалені 16 січня закони – вже в офіційній пресі. Їх опублікували "Голос України" та "Урядовий кур'єр". 22-го січня, тобто завтра, документи наберуть сили. Серед них – закони про відповідальність за участь у масових акціях, про заочне кримінальне провадження, про наклеп та екстремізм, і про заперечення чи виправдання злочинів фашизму. Закон про порушення правил дорожнього руху набуде чинності за місяць. А про відповідальність за правопорушення на футболі – за півроку».

Комментируют принятие законов люди, непосредственно причастные к их принятию: депутаты от Партии регионов. Причем кроме синхронов сразу двух нардепов ПР, больше нет синхронов ни от кого.

О похищении известного блогера и гражданского активиста Игоря Луценко сказали не все каналы.

Не дали: Первый национальный и «Украина».

«1+1» сообщает хронологию событий, известную на момент выхода в эфир. Среди комментаторов – медики с майдана: «Втручанням у роботу лікарень стурбовані медики євромайдану. Нагадують про лікарську таємницю та міжнародні конвенції, які гарантують безпеку пацієнтам у медичних закладах».

«Олег Мусій, координатор медичної служби майдану: "За всіма міжнародними нормами, Женевськими та іншими конвенціями. втручання правоохоронних органів є категорично заборонено у роботу і діяльність медичної служби"».

Журналист Светлана Березивская дает важную информацию о том, что «поранені у протистоянні із силовиками люди дедалі частіше відмовляються звертатись до лікарень офіційних. Бо там їх може чекати міліція. Як наслідок, медикам-волонтерам Євромайдану нині доводиться працювати у посиленому режимі. Протестувальники Євген із пораненою головою каже: буде, поки можна, лікуватись не в державній лікарні».

«Євген: "Багато людей уже попадали туди і просто порушують кримінальні справи. Забирають з лікарні у будь-якому стані"».

Есть, однако, комментарий-опровержение руководства департамента здравоохранения столичной администрации:

«Віталій Мохорєв, директор департаменту охорони здоров'я КМДА: "Це хибна інформація. Можуть підтвердити абсолютно всі, хто звертається за медичною допомогою. Якщо вони потребують госпіталізації, то вони госпіталізуються в наші лікувальні установи"».

«Факты» информацию об исчезновении Игоря Луценко дают кратко в ВМЗ о задержанных: «Також зник громадський діяч Ігор Луценко. Від нього прийшла СМС-ка, що його перестріли люди у цивільному, і зв'язок пропав. В МВС свою причетність до затримання Ігоря спростовують».

Из этих слов зритель не может сполна оценить ситуацию, о том, что Игоря вместе с другим активистом выкрали из больницы – умалчивают.

На «Интере» – больше информации. Однако, в отличие от ТСН, здесь не говорят о том, что митингующим якобы известны и другие факты похищения раненых майдановцев из больниц.

О том, что Верховный комиссар ООН по правам человека призвала власти Украины приостановить действие «диктаторских законов», сказали только «1+1» и «Украина».

22 января, среда

День, когда история протестов получила новый отсчет. Убийство активиста Сергея Ниггояна и последующие за ним осветили все каналы, но в присущей им манере.

Ведущая ТСН «1+1» Лидия Таран сразу сообщает, что «звістки про загиблих і поранених під час протистояння в центрі столиці досі суперечливі. Офіційно відомо лише про двох загиблих під час нічного наступу “Беркута” на вулиці Грушевського. Хоча станом на цю хвилину координатор медичної служби національного спротиву заявив вже про п’ятьох загиблих».

Корреспондент Ирина Маркевич рассказывает о том, как развивались события с самого утра. Сообщив о двух погибших, автор дает информацию о еще одной гибели. Данные о смерти еще одного активиста появились только через два дня. Журналистка показывает видео, когда человека на вершине колоннады стадиона «Динамо» сначала избивает «Беркут». Ирина Маркевич предупреждает, что информация о его гибели «суперечлива»: «Він нібито упав з колонади стадіону “Динамо”. Звідти на спецпризначенців летіли коктейлі Молотова і ті на колонаду залізли, щоб затримати мітингувальників. Ось як це було. Попри ці кадри, у МВС стверджують, що активіст упав сам». Данных об этом человеке журналисты не сообщают. Снова звучит информация о том, что «медики неофіційно підтверджують, що під лікарнями чергують силовики у цивільному. Тільки-но нам вказали на таку автівку, вона одразу зрушила з місця. За ніч на Майдані надали допомогу кілько сотням мітингувальників і всі вони відмовляють їхати до лікарень».

Рассказывая о разгроме милицией медпункта во время штурма на Грушевского, автор не упоминает того, что медикам, оказывающим помощь пострадавшим, правоохранители стреляли в спину. А некоторых расстреливали резиновыми пулями в медпункте.

Широко и разносторонне стал освещать события евромайдана СТБ. Однако в некоторых сюжетах продолжил держать осторожную позицию. Ведущая «Вікон» Татьяна Высоцкая в подводке говорит о двух погибших: «Йдеться про перших жертв Майдану. Їм обом було по 20 років. Це українець вірменського походження Сергій Нігоян та член УНА-УНСО білорус Михайло Жизнєвський». Если ведущая говорит о членстве в УНА-УНСО Жизневского, тогда ей впору было бы указать на партийную принадлежность (или ее отсутствие) Сергея Нигояна.

В сюжете Сергея Стеценко нет ни слова о других погибших людях. Автор назвал только тех, чью смерть подтвердили силовики. Заявления активистов и медиков майдана автор проигнорировал.

«Факты» например, говорят, что «за останніми, і поки не підтвердженими даними, померло 5-ро пікетувальників». В эфир ICTV вышла короткая информация без синхронов – возможно, из-за того, что не было официального подтверждения других смертей.

Эфир «Подробностей» на «Интере» начинается с включения на улице Грушевского. Лишь после того, как Геннадий Вивденко рассказал об обстановке – ведущая Анастасия Даугуле сообщила: «Два человека стали жертвами столкновений на улице Грушевского. Эту информацию подтверждают милиция, Генпрокуратура и медики».

Информацию о том, что волонтеры-медики заявили о большем числе погибших, озвучивает в сюжете журналист:

«Лариса Задорожная, корреспондент: Первые жертвы противостояния. Двое погибших. Это официальная информация МВД. У штаба майдана статистика своя.

Олег Мусий, координатор медицинской службы штаба национального сопротивления: "Як мінімум п'ять загинули. Четверо від кульових поранень від вогнепальної зброї. Один під запитанням – чи від вогнепальної зброї"».

«Интер» развивает тему с погибшими на Грушевского людьми: «С самого утра социальные сети переполнила информация о третьем погибшем. Он якобы вчера упал с колоннады стадиона имени Лобановского во время противостояния митингующих и силовиков. В 17-й киевской больнице заявляют: ничего подобного не было. Человек, которого записали в погибшие, жив.

Татьяна Барановская, заместитель главврача больницы №17 Киева: "К нам трупы не доставлялись. К нам доставлялся человек с улицы Грушевского еще 20 января, который упал с высоты 4-го этажа. Как он утверждает, что получил травмы во время установки спутниковой антенны".

Лариса Задорожная, корреспондент: И вот как информацию о третьем погибшем прокомментировал горздрав.

Виталий Мохорев, директор департамента охраны здоровья: "У нас є тільки інформація і було звернення тільки по двом випадкам, по яким констатована смерть. Ні третього, ні четвертого випадку, тобто та вся інформація, яка лунає в ефірі, я сам чув, тобто у нас підтвердження не має цього"».

Автор сюжета в результате манипуляций с синхронами манипулирует и мнением зрителя. Ведь СМИ писали о двух людях, которые упали с колоннады, один из них, судя по сообщениям в лентах новостей, погиб. «Интер» на это не обратил внимания.

Всё чаще «Интер» более напоминает пропагандистский рупор украинской власти. Темы сюжетов могут свидетельствовать о нездоровой любви редакции к украинским силовикам. Плюс к этому – нагнетание паники и негатива в адрес майдана. В эфире одного выпуска новостей «Интер» рассказал, как с наступлением темноты киевляне не рискуют появляться в центре города, о том, что на Майдане штурмовики разливают коктейли Молотова и укрепляют баррикады, при этом часто стараются подчеркнуть «радикальный» настрой митингующих.

Информацию о погибших митингующих «Украина» дала второй – после того как сообщила, что президент на переговоры выделил «почти 3,5 часа».

В сюжете о застреленных людях хотя и ссылаются на медиков майдана, но не говорят о заявлениях насчет 5 погибших. Безапелляционно рассказывают о том, что «сообщение о смерти активиста, который якобы разбился при падении с колоннады стадиона Динамо, в департаменте здравоохранения КГГА опровергли. Он жив, хотя и серьезно травмирован». Журналисты поверили городским медикам, не проверив информацию на месте у врачей-волонтеров, не пытаясь найти очевидцев событий. В итоге в эфире прозвучала не то ложь, не то полуправда. Хотя зритель об этом не узнал.

А вот на Первом национальном вышел совсем иной материал. Юлия Галушка емко описала ситуацию, при этом обходя категоричные высказывания насчет количества погибших и причин смерти. В сюжете Артем Сорокин начинает повествование с 8 утра, рассказывает о штурме со стороны силовиков. А только после этого говорит об убийстве Сергея Нигояна.

«Перший наступ – силовики намагаються розібрати барикади, а їхні опоненти – втримати позиції. Перша смерть. Двадцятирічний учасник євромайдану із Дніпропетровська Сергій Нігоян загинув від кульових поранень у голову та шию. Вже невдовзі медики повідомляють і про другого загиблого, і наголошують: в обох випадках причина – травматична зброя. Тим часом в урядовому кварталі наново відбудовують барикади. Трохи згодом силовики вдруге наступають».

К сведению Артема Сорокина, травматическим оружием считаются и приспособления для отстрела резиновых боеприпасов. По логике автора, сюда можно отнести и оружие «Беркута», массово используемое против демонстрантов.

Много внимания на убийстве активистов Артем Сорокин не сосредотачивает. А небольшую информацию перемешивает с описанием стычек на Грушевского. Таким образом, теряется масштаб события, зритель не получает целостной картинки, до него доходит лишь часть информации.

23 января, четверг

О том, как показали каналы в этот день самое резонансное событие дня – появление в cети видео издевательств силовиков над плененным ними и раздетым догола человеком, читайте тут.

Моніторинг здійснено громадською організацією «Телекритика» в рамках проекту «Моніторинг новинних випусків центральних телеканалів на предмет дотримання професійних журналістських стандартів при висвітленні подій, що отримали власну назву «євромайдан» » за підтримки Міжнародного фонду «Відродження». Моніторинг є незалежною експертною оцінкою громадської організації «Телекритика». Висновки моніторингу можуть не збігатися з точкою зору Міжнародного фонду «Відродження». Методологію проведення моніторингу викладено тут.

Команда «Детектора медіа» понад 20 років виконує роль watchdog'a українських медіа. Ми аналізуємо якість контенту і спонукаємо медіагравців дотримуватися професійних та етичних стандартів. Щоб інформація, яку отримуєте ви, була правдивою та повною.

До 22-річчя з дня народження видання ми відновлюємо нашу Спільноту! Це коло активних людей, які хочуть та можуть фінансово підтримати наше видання, долучитися до генерування спільних ідей та отримувати більше ексклюзивної інформації про стан справ в українських медіа.

Мабуть, ще ніколи якісна журналістика не була такою важливою, як сьогодні.
У зв'язку зі зміною назви громадської організації «Телекритика» на «Детектор медіа» в 2016 році, в архівних матеріалах сайтів, видавцем яких є організація, назва також змінена
Кадр з відео: podrobnosti.ua
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
4631
Коментарі
0
оновити
Код:
Ім'я:
Текст:
Долучайтеся до Спільноти «Детектора медіа»!
Ми прагнемо об’єднати тих, хто вміє критично мислити та прагне змінювати український медіапростір на краще. Разом ми сильніші!
Спільнота ДМ
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду