11:00
Середа, 10 Лютого 2016

Універсальна програмна послуга: що, як і почому?

Підсумки круглого столу, організованого ГО «Детектор медіа»
Універсальна програмна послуга: що, як і почому?
Універсальна програмна послуга: що, як і почому?

Якими мають бути критерії формування складу універсальної програмної послуги (УПП); чи має бути УПП обов’язковою для всіх видів провайдерів; потрібно чи не потрібно кодувати на супутнику канали, що входять до УПП; якою має бути вартість пакетів УПП – відповіді на ці запитання шукали учасники круглого столу «Універсальна програмна послуга: баланс потреб суспільства та індустрії», який провела 22 січня громадська організація «Детектор медіа» за підтримки Фонду розвитку ЗМІ Посольства США в Україні.

Термін «універсальна програмна послуга» з’явився в законі «Про телебачення та радіомовлення» у 2006 році. Нині УПП включає в себе ефірні аналогові телеканали (а також, за рішенням Національної ради з питань телебачення і радіомовлення, – супутниковий парламентський телеканал «Рада»), і в кожному населеному пункті склад УПП відрізняється – залежно від кількості доступних в ефірі мовників (у великих містах це близько двох десятків телеканалів).

У 2015 році активними прихильниками зміни УПП стали великі телеканали, які раніше лобіювали нинішній склад послуги. Зокрема, за реформування УПП виступила медіагрупа StarLightMedia, яка вирішила перейти до нової моделі відносин із провайдерами. Вона укладає угоди з провайдерами й хоче стягувати з них плату за свій контент, паралельно очікуючи змін до закону, які дозволять мовникам виходити з УПП.

Такі законодавчі зміни ініціювали народні депутати Вікторія Сюмар, Богдан Онуфрик і Сергій Висоцький. 23 листопада вони зареєстрували законопроект № 3504 «Про внесення змін до Закону України "Про телебачення і радіомовлення" (щодо уточнення умов розповсюдження програм телерадіоорганізацій у складі універсальної програмної послуги)». Згідно з проектом, до УПП мали входити як ефірні аналогові, так і цифрові телеканали, але водночас приватні мовники за бажанням могли бути вилучені зі складу УПП на певній території.

18 січня автори законопроекту № 3504 пішли назустріч деяким пропозиціям і подали законопроект на заміну. Відтепер, за їхнім задумом, УПП має включати в себе канали Національної суспільної телерадіокомпанії України, парламентський телеканал «Рада», місцеві та регіональні канали, які технічно приймаються на території розташування відповідної мережі, канали мовлення громад, а також аналогові ефірні телеканали (за винятком випадків застосування абонентами індивідуальних приймальних приладів або надходження від приватної телерадіоорганізації до Національної ради заяви про її виключення зі складу УПП на певній території). При цьому приватні мовники можуть вийти з УПП лише в містах з населенням понад 50 тис. осіб і не мають такої можливості в містах з населенням менше 50 тис.

Між тим у парламенті триває робота над законом «Про аудіовізуальні послуги», який згідно з Угодою про асоціацію з ЄС має бути ухвалено до червня 2016 року. Поки що законопроект офіційно не зареєстровано. Втім, слід очікувати, що універсальна програмна послуга стане частиною цього документу. Як виписати цю норму в новому законі, якою має бути УПП в довгостроковій перспективі – ГО «Детектор медіа» попросила учасників круглого столу зосередитися саме на стратегічній реформі УПП, а не обговоренні тактичних змін.

Експерти дійшли згоди, що головним критерієм включення телеканалу до УПП має бути суспільна значущість контенту. На думку більшості, суспільний інтерес становлять насамперед програми суспільного мовника, оскільки його завдання – інформувати суспільство. Іншими критеріями суспільного інтересу можуть бути частка телеперегляду, фінансування з державного або місцевого бюджету, наявність контенту, адаптованого для людей з вадами зору, програм мовами нацменшин, програм певної тематичної спрямованості, місцевих новин для територіальної громади.

Загалом більшість експертів зійшлися на думці, що реформування складу УПП в Україні має відбуватися в два етапи. На першому, перехідному, етапі склад УПП доцільно залишити широким: суспільні телеканали, державні телеканали, ефірні аналогові регіональні та місцеві телеканали (у тому числі – мовлення громад, яке фінансується з місцевих бюджетів), а також ефірні аналогові загальнонаціональні телеканали, які за бажанням можуть виходити зі складу УПП.

На другому етапі – після вимкнення в Україні ефірного аналогового мовлення та переходу на ефірне цифрове ТБ – склад УПП має стати мінімальним: суспільні телеканали, державні телеканали (наприклад, «Рада»), канали мовлення громад. А відносини приватних мовників і провайдерів програмної послуги мають перейти в площину договірних відносин.

Експерти висловилися за технологічну нейтральність і наявність УПП для всіх видів провайдерів (нині УПП поширюється тільки на кабельних та IPTV-провайдерів і не поширюється на DTH, DVB-T2 та інші ефірні технології, OTT-мережі). Втім, склад УПП для DTH та OTT-провайдерів не має включати місцевих і регіональних телеканалів, оскільки ці провайдери отримують загальнонаціональні ліцензії. Питання DVB-T2-провайдера «Зеонбуду» має бути вирішено внесенням змін до закону, згідно з якими «Зеонбуд» має стати не провайдером, а оператором багатоканальних цифрових ефірних телемереж.

Частина учасників круглого столу вважає, що держава не має втручатися в регулювання вартості пакетів УПП (згідно з чинним законом «Про телебачення і радіомовлення» розмір абонплати за користування УПП підлягає державному регулюванню), оскільки бізнес сам має врегулювати це питання. Втім, частина експертів висловилася за те, що ціна на УПП має бути мінімальною, а її формування має відбуватися на базі граничної норми рентабельності або на базі мінімальної зарплати.

Також більшість фахівців вважають недоцільним врегульовувати на державному рівні питання обов’язкового кодування або ж заборони кодування на супутнику телеканалів, що входять до УПП. Цей аспект, наголосили вони, залежить від відносин телеканалів з правовласниками контенту.

На основі зібраних точок зору ГО «Детектор медіа» готує дорожню карту реформування УПП, яку невдовзі презентує експертному середовищу. А поки публікуємо висловлені під час круглого столу аргументи.

Владислав Севрюков, народний депутат, колишній член Національної ради з питань телебачення і радіомовлення (не зміг узяти участь у круглому столі, але надіслав напередодні свої пропозиції, які були озвучені учасникам обговорення):

– Визначення УПП (або УАП – універсальна аудіовізуальна послуга) в новому законодавстві України: це перелік програм, який постачальники аудіовізуальної послуги повинні забезпечити всім без винятку абонентам за мінімальною ціною.

Що має входити до УПП:

  1. Програми Національної суспільної телерадіокомпанії України (ТБ та радіо). Не потребує обговорення, загальносвітова практика.
  2. Програми, створення та мовлення яких забезпечується державою. Так само. Маємо на увазі канал «Рада», можливі канали Міноборони та ін.
  3. Програми ефірного мовлення регіональної та місцевої категорії мовлення, мовлення громад. Вважаю що необхідно підтримати місцевих мовників, яким може виявитись дуже дорого зайти в усі кабельні та інтернет-мережі регіону. Тим паче, що існує тенденція створення кабельними операторами власних телеканалів, і вони можуть принципово не включати інші місцеві канали у свої мережі.
  4. Одна програма загальнонаціональної категорії мовлення за визначенням Національної ради з питань телебачення і радіомовлення. Ця норма дозволить державі підтримати телеканали, які не мають високого рейтингу, але є суспільно необхідними. Це може бути канал з вивчення англійської мови у 2016 році. Або канал культурного, соціального, спортивного напрямку. Якщо збережеться тенденція визначати рік, присвячений чомусь, наприклад здоровому способу життя, то це може бути спортивний канал.
Григорій Шверк, народний депутат, колишній член Національної ради з питань телебачення і радіомовлення:

– Як мінімум, УПП не має бути більшою за той перелік, який пропонує Владислав Севрюков. З моєї точки зору, дискутабельна ситуація щодо місцевих каналів. Чи всі місцеві канали, які є на території кабельної мережі, мають входити до УПП? Я би мав на увазі, що в УПП обов’язково повинні бути мовники громад (телерадіоорганізації, які утримуються за рахунок місцевих бюджетів). І я би подискутував щодо наявності в УПП інших місцевих мовників.

Щодо вартості: я не вважаю за необхідне, щоби держава втручалась у визначення ціни на будь-які послуги. Я вважаю, що це ринкова історія, і нехай ринок вирішує, скільки повинна коштувати ця послуга для споживача.

Щодо обов’язковості УПП для різних видів провайдерів. Наскільки я розумію, мова йде, в першу чергу, про «Зеонбуд». Тому потрібно вирішити питання, щоб «Зеонбуд» перестав бути провайдером програмної послуги, а став оператором багатоканальної цифрової мережі, й після цього зникнуть винятки щодо УПП для різних видів провайдерів. Водночас слід розуміти, що якщо це ОТТ-мережа і вона працює на всю країну, то, можливо, для ОТТ треба залишити в УПП тільки загальнонаціональні канали, а місцевих каналів туди не включати. Тобто можуть бути якісь відмінності, але УПП має бути для кожного провайдера з будь-якою технологією.

 

Андрій Мальчевський, директор департаменту дистрибуції та розвитку мережі мовлення групи «1+1 медіа»:

– В законопроекте № 3504 в универсальную программную услугу предполагается включить вещателей местной и региональной категории, которые технически принимаются на территории расположения сети. И если в преамбуле написано про эфирный тип приема для общенациональных каналов, то в случае местных и региональных мы уходим от этого, и получается, что все каналы, которые имеют лицензию на вещание только в кабельной сети, попадают в УПП. А так как ресурс кабельных сетей является ограниченным, то для разных регионов будет ряд проблем. Например, в Одессе порядка 20 местных кабельных каналов, и если обязать кабельного оператора, то у него на 40 каналах сети будет УПП и из-за ограниченности ресурса он не сможет предоставить сбалансированный пакет программ для своих абонентов. Поэтому в законопроекте должен быть единый подход для общенациональных и местных/региональных каналов: в УПП – каналы, которые имеют лицензии Национального совета на вещание в эфирном аналоге.

В идеале, если мы говорим про европейский опыт must carry, то в УПП должны быть общественные и государственные каналы (например, «Культура», «Рада», возможный телеканал Министерства обороны). Но сейчас в Украине переходный период (эфирное ТВ переходит с аналога на цифру), когда необходимо быть гибкими. Также необходимо учитывать информационную безопасность страны и важность доступа к информации. Поэтому до полного перехода на цифровое вещание можно оставить в УПП эфирные каналы по заявочному принципу.

Касательно кодирования на спутнике каналов, которые входят в УПП. К кодировке мы, скорее всего, скоро придем. Но на данный момент считаем, что с точки зрения информационной безопасности не лучший вариант – кодировать каналы на спутнике.

Касательно стоимости УПП и наличия отдельного пакета УПП. Когда-то кабельный провайдер был обязан фильтрами в аналоговой сети отделять УПП от всего пакета. Но это требовало дополнительных затрат на покупку таких фильтров. Соответственно, провайдеры сами на свое усмотрение предоставляли единый базовый пакет. Цена пакета регулировалось рынком, зависела от уровня конкуренции, но были скидки для населения, которое не имеет возможности оплачивать полную стоимость пакета (для пенсионеров, ветеранов, малоимущих семей и прочее).

При ценообразовании нужно помнить, что провайдер несет серьезные затраты, покупает оборудование, стоимость которого в большинстве случаев привязана к курсу доллара. Нынешний ARPU рынка платного телевидения не предполагает счастливого будущего в нашей отрасли. Поэтому, конечно, необходимо двигаться вперед. Но и абонент не всегда может платить ту стоимость, которая рентабельна для провайдера. Поэтому нужно находить компромисс. Должно быть сбалансированное движение вперед с учетом интересов всех участников рынка, в том числе и абонентов.

 

Ольга Большакова, керівник Центру адвокації та лобіювання Незалежної асоціації телерадіомовників:

– Эта редакция законопроекта № 3504, в отличие от предыдущей, нас устраивает. Я хочу еще раз напомнить, почему региональные и местные вещатели в УПП. Потому что региональные и местные каналы освещают действия местной власти, которая никогда не рада объективному или оппозиционному освещению. В результате, когда местная власть не довольна местным или региональным каналом, первое, что она делает, – пытается выдавить его с рынка. Каким образом она может это сделать, если лицензию выдает Национальный совет в Киеве, а Концерн РРТ регулируется из Киева и является контролируемой организацией? Она может его выдавить из кабельных сетей. Почему кабельщики идут на требования местной власти? Потому что они полностью зависят от местной власти – кабельная канализация, разрешение коммунальных служб, пожарники и так далее. Кабельщик никогда не будет защищать эфирный телеканал от местной власти, он его выбросит из своей сети. К чему это приведет? К тому, что у нас на местах будут хвалить мэра и губернатора на каждом канале с утра до вечера.

До сих пор единственное, что защищало местные каналы в местных кабельных сетях, – это универсальная программная услуга. Как только канал терял право на нахождение в составе УПП, он вылетал из кабеля при первом же конфликте с местной властью. Мы помним нашумевшую историю в Харькове с «Форой» и другими компаниями, которые попытались критиковать местную власть и тут же вылетели из кабеля, потому что у них не было эфирного вещания и права на УПП. Мы помним похожие проблемы в Одессе, в Черновцах с ТВА. То есть, единственное, что может защитить оппозиционные каналы, – это УПП.

Кто еще кроме местных и региональных каналов должен быть в УПП? Общественное вещание – понятно, тут вопросов нет. Государственные телеканалы – понятно, хотя я считаю, что их не должно быть, это нонсенс в нашей стране. Общественные телерадиоорганизации на местах – да, безусловно, но после того, как будет урегулировано в новом законе понятие «мовлення громад». На сегодняшний момент это по сути коммунальные компании. Чем они лучше государственных? Да ничем. Их нужно реформировать.

Я считаю, что также в УПП должны быть хотя бы несколько общенациональных коммерческих телеканалов, кроме общественных. На сегодняшний момент это «Интер» и «1+1», которые должны получить какие-то льготы от государства за то, чтобы их продукт оставался бесплатным и доступным всем. Ведь универсальная программная услуга существует не для защиты компаний, а для защиты доступа к информации граждан, у которых должен быть какой-то минимальный плюрализм (две-три телекомпании в каждой категории вещания).

По поводу формулировки законопроекта № 3504 о местных и региональных телеканалах, которые принимаются на территории расположения сети. По сути это либо эфирные, либо спутниковые каналы. Мы согласны с тем, что это должны быть эфирные вещатели, спутниковые не нуждаются в такой защите.

По поводу кодировки на спутнике. Я считаю, что это не вопрос, который должно регулировать государство. Государство должно быть заинтересовано, чтобы его каналы были доступны максимальному количеству потребителей. Если канал сам, в силу ограничений по авторским и смежным правам или в силу своей хозяйственной деятельности, понимает, что ему нужно закодировать свой сигнал, то ОК – это его решение и его право. Но заставлять телеканал кодировать свой сигнал – это странно. Если мы закодируем насильственным путем все украинские каналы, которые в УПП, мы увеличим долю смотрения российских каналов на спутнике.

Что касается стоимости УПП, я бы шла тем же путем, который я предложила для «Зеонбуда». Универсальная программная услуга придумана для зрителей, которые должны получить доступ по разумной цене. Я считаю, что нужно отталкиваться от предельной нормы рентабельности. Да, для кабельных сетей это сложно, провайдеры будут нарушать, уклоняться. Но невозможно установить твердую цену в обществе, где постоянный кризис в экономике, постоянные скачки курсов валют, инфляция, ее нужно будет пересчитывать каждый год.

 

Федір Гречанінов, директор зі стратегічного розвитку StarLightMedia:

– Я согласен с Ольгой Большаковой в том, что нужно помнить, зачем вообще существует универсальная программная услуга. Ее цель – обеспечение доступа к общественно значимым каналам. В украинских реалиях у нас есть сложности в определении, что такой общественно значимый канал.

Я думаю, что неправильно просто перенять европейский опыт и ограничиться общественным или государственным вещателем. Ведь если мы посмотрим на британский телерынок, то все каналы ВВС занимают процентов 40 телесмотрения, чего не скажешь обо всех существующих украинских государственных и общественных каналах, которых не хватит для обеспечения информационной потребности людей. Доля смотрения и рейтинги наших государственных каналов объективно показывают, как люди к ним относятся: людей они не устраивают. Поэтому нельзя этим ограничиваться.

Владислав Севрюков предложил, чтобы Нацсовет определял один общественно важный национальный канал, который будет входить в УПП. Мы бы не хотели, чтобы Нацсовет или другие органы определяли общественную значимость чего-либо. Это очень спекулятивный вопрос, который дает большое поле для злоупотребления и непонимания. Мне кажется, чтобы понять, что такое общественно важный, нужно учитывать показатели телесмотрения. Это единственная объективная оценка. Любые другие критерии, кроме доли смотрения, субъективны, и этим мне лично не очень нравятся.

Мне кажется странным говорить, что общественное значение телеканала с долей 8% меньше, чем общественное значение государственного канала с долей 1,2% или 0,8 %. Сегодня частные телеканалы намного более общественно значимые, чем еще не рожденное общественное телевидение, чем региональные вещатели и государственные телеканалы. Поэтому если ограничить универсальную программную услугу сегодня государственными, общественными и региональными телеканалами, то вы уберете то, что представляет собой сегодня общественное значение.

В Украине, во всяком случае, на первом этапе, должно быть больше каналов в универсальной программной услуге, чем в мире. Потому что у нас такой рынок – у нас и каналов в открытом доступе больше, чем в мире. На первом этапе реформ опасно делать так, чтобы в универсальной программной услуге были каналы, которые обеспечат меньше чем 60% телесмотрения, существующего сегодня.

Если мы говорим про европейский и мировой опыт, важно смотреть на ситуацию в целом, а не избирательно. Во многих странах мира в законодательстве есть понятие retransmission fee – плата за ретрансмиссию. Это та плата, которую операторы кабельного телевидения (или другого платного телевидения) осуществляют в пользу национальных каналов за то, что эти каналы находятся в сети. Наверное, мы как государство, общество, индустрия еще не готовы к тому, чтобы государство обязывало кабельщиков платить национальным телеканалам. Но я думаю, что в законе необходимо предусмотреть возможность договорного механизма телеканалов с провайдерами о плате. В законопроекте № 3504 именно такая возможность и появляется.

Что касается кодировки на спутнике – мы за то, чтобы спутник был закодирован. При этом я согласен с коллегами, которые говорят, что это не должно быть законодательно закрепленным обязательством – это должно быть решение каждого телеканала и каждой группы.

Что касается ценообразования, я верю в свободное ценообразование и думаю, что проблемы могут возникать только в тех местах, где недостаточная конкуренция. Потому что на тех рынках и в тех городах, где конкуренция существует, там другая проблема – их не надо ограничивать в верхней цене, они друг друга убивают демпингом. Что касается предложенной Ольгой Большаковой схемы определения предельной нормы рентабельности, то сложность заключается в том, что нет ни одного органа, который способен в текущем режиме меняющихся цен провести аудит нескольких сотен провайдеров. Это невозможно технически, к сожалению.

Есть еще один важный момент. Основной угрозой для рынка платного ТВ сегодня является даже не демпинг операторов, а растущий уровень пиратства. Я не вижу другого способа побороть пиратов, кроме как усадить каналы и операторов в одну лодку. Телеканалы могут оказаться с операторами в одной лодке, когда операторы будут платить каналам retransmission fee – тогда каналы будут сопротивляться тем, кто их транслирует бесплатно.

Богдан Жданов, керівник з розвитку мереж телерадіокомпанії «Україна»:

– Мы внимательно изучили предлагаемые законопроектом № 3504 изменения. Предложенные формулировки интересны. Но у нас вызывает вопрос разделение городов на 50 тыс+ и 50 тыс-. С чем это связано? Также интересен второй пункт, связанный с региональной категорией вещания. По какому критерию определяется, какой канал на какой территории работает? Это связано с аналоговым эфиром? С цифровым эфиром? Или же любой канал, который присутствует в региональный кабельной сети, автоматически попадает в УПП? По нашему мнению, эти нюансы нужно уточнить.

Ігор Коваль, директор Індустріального телевізійного комітету:

– У нас, в ИТК, сформировалась единая позиция по этому вопросу. Единственный вопрос, который у всех вызывает удивление, – это предложение по отдельному порядку для городов 50 тыс.-. В Украине есть четыре области, где есть только один город 50 тыс.+, – это Винница, Ровно, Херсон и Черновцы. В Николаевской области два города 50 тыс.+. Большинство городов 50 тыс.+ находятся в восточной части страны, и разный подход УПП для больших и малых городов будет создавать искривленную с точки зрения социальной нагрузки ситуацию в разных регионах страны.

Обычно оператор работает на крупный город 50 тыс.+ и его пригороды, которые находятся в зоне 50 тыс.-. Но не у всех операторов есть возможность устанавливать разные пакеты для участников одной сети. Поэтому мы поддерживаем в целом ту часть законопроекта № 3504, которая касается всего, кроме городов 50 тыс.-.

Теперь о стратегической перспективе реформирования УПП. При хорошем стечении обстоятельств большинство аналогового вещания прекратит свое существование в конце этого года (мы не говорим о полном отключении, мы говорим хотя бы о какой-то активизации процесса). Нынешняя версия законопроекта предусматривает, что каналы цифровой платформы в УПП будут отсутствовать, если Нацсовет не пересмотрит свое решение. Таким образом, после перехода в цифру в УПП остаются исключительно общественные вещатели, местные вещатели и то, что останется от телеканала «Рада».

По поводу кодировки. Это отношения правообладателя и вещателя, вопрос абсолютно не имеющий никакого отношения к государству. Когда ты заставляешь вещателя кодироваться – это значит, что все купленные ранее права на большую сферу распространения можно выбросить. Когда наоборот – ты заставляешь канал вещать там, где у него права вообще нет.

И по стоимости – это вопрос рыночный. Если в составе УПП в результате останется только общественное телевидение, телеканал «Рада» и набор региональных каналов, то должна быть компенсация за распространение общественного вещания, а в остальном вопрос должен решать рынок.

 

Андрій Сайчук, член програмної ради ГО «Громадське ТБ»:

– Мене здивувало, чому саме ефірні каналі можуть бути в універсальній програмній послузі. CNN, наприклад, має ефірне мовлення? Напевно, ні. А це лідер довіри глядачів у Сполучених Штатах, і це лідер ринку у своєму сегменті.

Ми сьогодні говорили про Одесу. У мене запитання – а в Одесі потрібні 20 своїх каналів? Не треба їх обмежувати. Але давайте спитаємо інакше: є серед них хоч один прибутковий? Мабуть, ні. І це ключовий фактор. Тому, продовжуючи питання, чи повинні ми давати баланс думок у даному випадку, щоб ці 20 каналів критикували владу, і наскільки вони будуть справлятися з цим... Вони будуть представляти точку зору свого власника – це абсолютно очевидно. А як власник позиціонує себе до місцевої влади – це вже інше питання.

Те саме стосується й ідеї надати статусу суспільно значущих тільки двом каналам, бо вони лідери ринку. Як можна давати преференції лідерам ринку? Це що, бізнес? Хто буде балансувати між позиціями двох людей, яких ми називаємо олігархами, оскільки їхній бізнес побудований на впливах на державу, в тому числі завдяки цим телеканалам? «Інтер», «України», «Плюси» – ці телеканали працюють собі в збиток і можуть собі це дозволити через їхню позицію і реальний демпінг на ринку телевізійної реклами, і це не дає можливості іншим каналам подавати незалежну точку зору. Підтримувати їх преференціями в УПП – це абсолютний нонсенс. Які статутні зав ждання телеканалу «Інтер»? Отримання прибутку. Які статутні завдання Суспільного? Досягнення певних суспільних цінностей, які не завжди конвертуються в гроші.

Що може вважатися суспільно значущими каналами? Там, де держава може підтримати певні суспільні цінності. Суспільні цінності не вимірюються кількістю переглядів. Бо інакше б у праймі транслювали тільки бої Кличка і порно. Мені здається, що держава точно має підтримати Суспільне в цьому пакеті, і я навіть не бачу, що ще там має бути. Можливо, телеканал «Рада», хоча його статус теж спірний. У Канаді, наприклад, парламентський канал фінансується кабельними мовниками. Тобто це фактично не державний канал. Тож тут мають бути якісь інші підходи.

Юрій Бойчук, технічний директор Національної телекомпанії України:

– Я теж вважаю, що в універсальній послузі має бути суспільне мовлення, державне мовлення. У нас залишилися суспільні мовники регіональні, я теж вважаю, що вони повинні бути присутні в УПП. Дуже цікава думка була про регіональні телеканали, які фінансуються місцевими бюджетами – наприклад, міською або обласною радою.

Мені здається, що з технічного боку виділяти УПП як окремий пакет буде складно. Тому потрібно забезпечити присутність УПП в усіх пакетах. Це буде простіше вирішити. Щодо вартості, то мені особисто хотілося б, щоб це було безкоштовно. Але я розумію, що не буває безкоштовних речей. Це має бути мінімальна вартість. Присутності УПП в усіх видів провайдерів – це можливо, і цього треба домагатися.

А от кодування на супутнику – це дійсно прерогатива відносин між правовласником і телеканалом, вони самі мають вирішувати, чи потрібно кодувати.

Андрій Соломаха, директор телеканалу HD Fashion:

– Проблемы определения универсальной программной услуги нет на уровне общественных организаций. А вот опустившись на уровень субъектов хозяйствования, мы понимаем, что они никогда не достигнут консенсуса в формировании УПП. И поэтому будут проявляться такие кривые компромиссные формулировки, как в двух версиях законопроекта № 3504: дошли сначала до включения в УПП эфирных цифровых каналов, а теперь до вопроса разных условий выхода из УПП в городах 50 тыс.+ и 50 тыс-, дальше опустимся до уровня фильтров в аналоговых и цифровых кабельных сетях и попытаемся все это записать в новую редакцию закона о телерадиовещании. Наверное, пора признать, что обсуждать уже на самом деле нечего, нужно просто отделить попытки бизнеса повлиять на законодателя и решить свои проблемы годового бонуса или 13-й зарплаты и достижения финансовых планов на 2016 год от проблем регулирования государством потребностей самого государства и его жителей. Если принять это за аксиому, то проблема УПП решится в течение одного голосования и одного дня.

Микола Фартушний, експерт Інституту електронних комунікацій, колишній член Національної ради з питань телебачення і радіомовлення:

– Если мы обратимся к каноническому определению УПУ – это своего рода социальный пакет, это минимальная услуга за минимальную цену. И в таком случае в УПУ должны входить общественные телеканалы и каналы, представленные на местном уровне. Все остальное – это бизнес.

Существует и другая точка зрения, она выражена в законопроекте № 3504. В таком случае в УПУ должны быть все эфирные каналы, вещающие в данном населенном пункте, независимо от того, каким образом они в этот эфир попали. Все остальное – один общественно значимый канал, два, пять – ведет к злоупотреблениям, к административному режиму и так далее.

Лично мне ближе позиция, когда УПУ состоит только из общественных каналов, неприбыльных. Но если будет преобладать точка зрения включить в УПУ все каналы, тогда, наверное, правы авторы законопроекта – нужно дать возможность выйти из УПУ. Но также нужно дать возможность телеканалу вернутся назад в УПУ.

 

Ольга Чорна, директор з правових питань асоціації «Укртелемережа»:

– Давайте не путать бизнес и социальную нагрузку, которая изначально должна быть заложена в УПП. Как только мы будем рассматривать УПП как социальную составляющую в определенной сфере бизнеса, то сразу отпадут вопросы, связанные с тем, быть ли там региональным или не быть, а можно ли зайти и выйти. Нет – нельзя ни зайти, ни выйти. Если это социальная нагрузка, то она должна быть одинакова для всех граждан этой страны, независимо от того, проживают ли они в населенном пункте с численностью населения до 50 тысяч либо свыше 50 тысяч.

Если говорить о региональных каналах в УПП, я считаю, что это должны быть только каналы, финансируемые на средства из местного бюджета. Потому что региональные каналы, а тем более местные – это, чаще всего, площадки для местных князьков, с которой доносится нужная им информация.

Общественное вещание, государственное вещание и региональное вещание, которое финансируется за счет местных бюджетов – этого будет достаточно, чтобы универсальная программная услуга выполнила свою социальную функцию и не мешала бизнесу как провайдеров, так и телеканалов.

Приятно слышать, что практически все участники дискуссии сошлись на том, что стоимость УПП – это сфера, которую бизнес должен отрегулировать самостоятельно, и рассматривать роль государства здесь неуместно.

Решение проблемы обязательности УПП для разных технологических типов провайдеров должно носить комплексный характер. Если мы в новом законе сможем таким субъектам хозяйствования, как «Зеонбуд», дать правильное определение и обозначить их сферу деятельности отдельными нормами, то тогда все встанет на свои места.

Озвученные Владиславом Севрюковым критерии УПП – это некое предложение, которое имеет право на существование в переходный период, пока существует аналоговое эфирное ТВ. Возможно, участники рынка в виде копромисса готовы в переходный период присутствовать в УПП. Другой вопрос в том, как они будут там присутствовать – платно или бесплатно.

Наталія Клітна, віце-президент Асоціації правовласників і постачальників контенту:

– Мне кажется, что любой нынешний законопроект нужно рассматривать только как некий переходной период, потому что всех нас ожидает принятие нового закона Украины об аудиовизуальных услугах.

Поскольку мы идем в Европу, все нормативные документы, законодательные акты, регуляторные акты Нацсовета должны быть нацелены на выполнение европейских стандартов в сфере аудиовизуальных услуг. Мне удалось получить последний обзор Совета Европы по практике must carry в Европейском Союзе эксперта Жана Франсуа Фурнемона, который был произведен в мае 2015 года по заказу ОБСЕ.

Европа сейчас рассматривает вопрос must carry вместе с must offer. Must carry – обязательство для провайдера программной услуги показывать некий перечень программ, а must offer – обязательство для вещателя заключать договор и предоставлять права и возможность трансляции своих программ провайдеру. Сейчас в Украине, например, Megogo, Divan.tv, Viasat не могут получить права на ретрансляцию в своих сетях телеканала «Футбол», поскольку этот канал эксклюзивно представляет компания «Диджитал скринз» (Oll.tv).

Но я все же остановлюсь на вопросе must carry и критериях, которые предлагает Европейский Союз. Универсальная услуга должна быть прозрачной, понятной, пропорциональной, и приоритет должен быть предоставлен телепередачам, которые представляют общественный интерес. Конечно, это, в первую очередь, программы общественного телевидения.

Среди 24 стран Европейского Союза практически каждая страна использует механизм must carry, кроме четырех стран (Кипр, Греция, Испания, а в Италии в УПП есть только каналы местного вещания). Из 24 проанализированных стран только четыре страны содержат обязательства must carry по местному вещанию. 10 из 24 стран уже имеют предложения и обязательства по must offer. Но must offer не регламентировано никакими документами и определяется непосредственно законодательством на территории каждой страны-участницы ЕС.

Одно из требований к универсальной программной услуге – она не должна быть чрезмерной для провайдера, она может быть установлена для предприятия с существенной рыночной долей. Это и есть ответ на вопрос об УПП для разных технологий: must carry не может быть применена к платформе ОТТ, поскольку количество абонентов и домохозяйств, которые пользуются этой услугой, достаточно незначительное по сравнению с кабельными домохозяйствами.

Также предприятие, на которое накладывается обязательство по must carry, может потребовать у государства компенсацию за предоставление таких услуг.

Какими критериями воспользоваться нам в Украине? В идеальном варианте, это общественное вещание. Мы все говорим о том, что государственные и коммунальные СМИ должны быть реформированы, коммунальное вещание должно стать общественным – вещанием территориальных общин. Я считаю, что УПП для всех местных эфирных вещателей – очень спорный вопрос. Тогда для таких компаний должны быть какие-то обязательствам по предоставлению программ местного значения.

Вопрос кодирования на спутнике должен определяться политикой компании.

По поводу стоимости пакета УПП я поддерживаю коллег. Идея самой универсальной программной услуги состоит в том, чтобы государство гарантировало набор минимума программ по минимальной цене. Но тогда отсюда вытекает две проблемы. Если это минимум, то зачем его выделять в отдельный пакет и, соответственно, регулировать его цену? А если он достаточно большой, то предприятия кабельного телевидения и провайдеры программной услуги могут задать вопрос государству о компенсации за доставку сигнала таких телепрограмм, что в наших условиях жесткой экономии кажется совершенно нереальным. Поэтому решение этого вопроса лучше оставить пока на светлое европейское будущее нашей страны.

Костянтин Грицак, директор асоціації «Телекомунікаційна палата України»:

– Месяц назад этот же вопрос обсуждался под эгидой Общественного совета при Комитете по вопросам свободы слова. И, в принципе, все эксперты сошлись на том, что в УПП должны присутствовать каналы, которые несут некую социальную составляющую. Все прочее имеет в какой-то степени коммерческую составляющую и не должно являться предметом законодательного или какого-то нормативного регулирования.

Законом можно обязать провайдера транслировать и сто каналов, но тогда провайдеры вынуждены будут поставить вопрос о справедливой компенсации затрат, которые они несут в связи с этим. Это не угроза или предупреждение, но если сценарий будет развиваться таким образом, что за счет провайдеров коммерческие структуры захотят решать свои проблемы, мы будем отстаивать свои права вплоть до судебной защиты.

Ни у кого из присутствующих не вызывает возражения то, что должны быть социальные программы, а для того, чтобы их определить, должны быть определенные критерии. Федор Гречанинов говорит, что недостаточно, чтобы канал просто назвался общественным, должны быть критерии. Поэтому в новом законе, который мы прописываем, необходимо эти критерии предусмотреть – например, наличие сурдоперевода, наличие языков национальных меньшинств, освещение европейских вопросов (сейчас тренд на европейскую интеграцию). В принципе, экспертным сообществом эти критерии несложно выработать.

Мне импонирует то, о чем говорит Ольга Большакова относительно местных вещателей. И здесь не столько вопрос в защите оппозиционных каналов. От местных властей страдают и локальные провайдеры, поэтому наличие у них местных каналов, возможно, сняло бы какую-то остроту отношений на местном уровне. То есть, помимо общественных каналов в УПП могут присутствовать в том или ином виде локальные вещатели.

Относительно технологической нейтральности – это ключевой принцип, из которого мы должны исходить. Для ОТТ, IPTV, кабеля, эфира, спутника не должно быть никаких исключений, с одной стороны. И равно с другой стороны – не должны телеканалы страдать от того, что они спутниковые, эфирные, цифровые или еще какие-то. Здесь не очень слышно голос спутниковых каналов, но присутствуют представители «Громадского», я их прекрасно понимаю, потому что они находятся в дискриминационном положении по отношению к другим вещателям. Услуга должна быть универсальной – то есть, устраивать всех участников этой дискуссии.

Относительно кодировки вопрос несколько шире. Почему-то говорится о кодировке на спутнике, но я бы поставил вопрос и о кодировке в интернете и в цифре. Если мы говорим о равных условиях и честной конкуренции, то все каналы должны находиться в равных условиях и кодировка должна присутствовать либо отсутствовать на спутнике, в сети «Зеонбуда», на других платформах.

По плате за УПП, скорее всего, целесообразно сохранить существующую формулу. Но если ставить вопрос о стоимости УПП, то опять необходимо говорить о справедливой компенсации тех затрат, которые несет провайдер за распространение того или иного сигнала.

И относительно перспективы. Допустим, какой-то канал исключится из универсальной программной услуги, дальше встанет вопрос оплаты. А вдруг оператор не договориться с правообладателем? Тогда пострадают абоненты, провайдеры, телекомпании – это будет еще большее зло. Давайте думать, обсуждать эти вопросы между индустриями, а уже потом выносить в зал компромиссный законопроект. Насколько мне известно, Виктория Сюмар презентовала законопроект № 3504 как компромиссный с индустрией. Но на сегодняшний момент такого компромисса нет, за исключением, что он есть по критерию социальной значимости и местным вещателям – с этого и можно стартовать.

Олег Черниш, член Національної ради з питань телебачення і радіомовлення:

– Законопроект № 3504 (і перший, і другий варіанти) дуже дружній до мовників і дискримінаційний до провайдерів. Завжди між провайдерами й мовниками йшла дискусія, хто кому повинен платити. І в ці стосунки втручається держава, яка стає на сторону мовників. Я згоден, щоб ми взяли за основу, запозичили американський закон 90-х років, за яким кожен мовник може на три роки задекларувати своє право входити або не входити до УПП, але без прив’язки до якоїсь певної території.

Хто, на мій погляд, повинен входити до складу універсальної програмної послуги? Реальний варіант наступний. Два канали суспільного мовлення, які передбачаються законом. Канали, які поки що є державними (я розумію, що їх повинні реформувати) – наприклад, канал «Рада». І стосовно місцевих мовників – канали територіальних громад. Такого визначення зараз немає, але воно з’явиться в наступному законі.

А ідеальний варіант УПП, як на мене, наступний. Ми будемо переходити до цифрового ефірного мовлення. Зараз у «Зеонбуду» є 142 передавачі (було 166), які транслюють програми низки телекомпаній, їхнє покриття не є достатнім. Водночас Концерн РРТ подав до нас заявку на прорахунок частот для мультиплексу, який охопить 440 передавачів. Не всім телекомпаніям вигідно виконувати цю соціально значиму місію, оплачувати послуги з доставки цифрового сигналу в населенні пункти з населенням менше 50 тис. осіб. Тому ті компанії, які потрапили в цей мультиплекс (МХ-4), повинні, на мій погляд, отримувати компенсацію – увійти до УПП. Тобто УПП має складати 10-15 каналів з цього мультиплексу, куди увійдуть два телеканали і три радіоканали суспільного мовлення, а також, можливо, найрейтинговіші приватні телеканали, за які люди голосують переглядом. І щоб саме цим каналам було дозволено займатися рекламою, а на інших каналах ми її обмежили. Це ідеалістичний підхід, можливо, ми до нього колись прийдемо.

Стосовно обов’язковості УПП для різних видів провайдерів – вважаю, що для всіх провайдерів повинна бути визначена універсальна програмна послуга, крім ОТТ й DTH, куди просто нереально включити місцевих мовників. Для ОТТ й DTH-провайдерів УПП має включати тільки загальнонаціональні телеканали.

Щодо кодування каналів на супутнику – вважаю, що умовах інформаційної війни це недоцільно, адже тоді на супутнику відкритими залишаться тільки російські канали. Кодування не повинно бути предметом регулювання держави. Це питання стосунків правовласників контенту і телеканалів: якщо телекомпанії отримали право на мовлення на всю територію покриття супутника, якщо в мейджора немає претензій і компанія хоче здійснювати мовлення у відкритому режимі – вона може це здійснювати. У подальшому впровадження кодування обов’язково відбудеться, тому що потрібно переходити до інших видів монетизації діяльності і мовників, і провайдерів.

Щодо вартості пакетів УПП. Ми розглядали це питання в робочій групі з регулювання провайдерів і дійшли висновку, що держава не має цю проблему зачіпати.

Олександр Ільяшенко, член Національної ради з питань телебачення і радіомовлення:

– На сегодняшний момент у нас нет единой позиции в Нацсовете по поводу УПП, потому что у каждого члена есть свое видение, и, наверное, мы еще тоже будем внутри Нацсовета дискутировать.

Теперь о моем видении этого вопроса. Хочу согласиться с предыдущими выступающими, что надо определиться с целью, которой мы пытаемся добиться, устанавливая УПП. Я вижу, что цель здесь одна – УПП абсолютно не должно касаться среднего гражданина Украины. Когда мы говорим об УПП, мы должны подразумевать, что видим перед собой абсолютно малообеспеченного гражданина, который не может заплатить за развлекательные каналы. И я сторонник того, что УПП должна быть минимальной, и мы должны преследовать здесь одну цель – предоставление минимума информации для человека, который не может позволить себе ничего более.

Поэтому в УПП должно быть общественное телевидение как некоммерческое, и ни в коем случае в УПП не должен входить ни один коммерческий канал, чтобы не получать преференций перед другими каналами. Я за то, чтобы в УПП были общественные телеканалы – два или три, сколько будет. По поводу государственного телевидения – я не против канала «Рада», и, может, еще каких-то возникших государственных каналов. Но я за то, что если государство хочет продвигать свои телеканалы в кабельных сетях, нужно давать компенсацию кабельным операторам за то, что они будут эти каналы показывать. В каком виде это будет – это отдельный разговор.

Я бы также рассматривал и привязывал к решению УПП и вопрос «Зеонбуда». Если на сегодняшний момент этот вопрос все-таки сдвинуть с мертвой точки и добиться хотя бы того, чтобы в одном мультиплексе покрытие составляло реальных 95-100% населения, и параллельно обеспечить всех малоимущих тюнерами, то вопрос УПП отпадет сам собой.

Что касается оплаты, я не могу ответить на вопрос, смогут ли кабельные операторы формировать отдельный пакет для УПП. Будет ли кабельный оператор тянуть к малоимущему пенсионеру свои сети для того, чтобы бесплатно показать ему четыре канала УПП? В то же время я бы не отдавал на откуп кабельным операторам формирование стоимости УПП, потому что тогда УПП может стоить и 250 гривен, а у пенсионера таких денег нет. Может быть, стоимость УПП надо привязать к минимальной заработной плате.

Задача, которую я вижу для Нацсовета – в том, чтобы у нас каждый, даже самый малообеспеченный гражданин, мог получить минимальный пакет информации, который положен ему по Конституции.

По поводу кодировки каналов на спутнике. Если мы будем ограничивать УПП только общественными и государственными каналами, которые априори не должны быть закодированы и должны быть в открытом виде, то вопрос о спутнике вообще не стоит.

Текст: Мар'яна Закусило, Лілія Зінченко

Фото й відео: Олексій Темченко

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
4950
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2019 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop