Анатомия «Тайной любви»: как заставить зрителей поднять глаза на экран

Анатомия «Тайной любви»: как заставить зрителей поднять глаза на экран

8 Березня 2019
2439
8 Березня 2019
11:00

Анатомия «Тайной любви»: как заставить зрителей поднять глаза на экран

2439
Рейтинговый сериал как повод для профессиональной дискуссии о качестве телепродукта. Заметки редактора сериала.
Анатомия «Тайной любви»: как заставить зрителей поднять глаза на экран
Анатомия «Тайной любви»: как заставить зрителей поднять глаза на экран

«Детектор медиа» недавно публиковал рецензию Марии Ряпуловой и отклик Галины Петренко на сериал «Тайная любовь» производства Star Media, показанный на канале «Украина». И мы рады получить фидбэк от тех, кто работал по ту сторону экрана. Редактор Star Media Лилия Молодецкая поделилась своими соображениями об успехе проекта и его отличиях от других мелодраматических сериалов. «Детектор медиа» будет рад продолжить дискуссию на темы, которые затронула автор.

25 января на канале «Украина» завершился показ 16-серийного сериала «Тайная любовь» производства киностудии Star Media. Сериал побил рекорды телесмотрения такого контента в стране за последние годы. Доли телесмотрения двух финальных серий доходили в пиковые момент до 47,34 % по общей аудитории — это почти половина смотревших телевизор в тот вечер украинцев. Но пока, похоже, никто всерьез не попытался проанализировать феномен «Тайной любви» — почему у продюсера Галины Балан-Тимкиной и сценариста Алины Семеряковой получилось и можно ли повторить этот успех? И главное — чего мы не знали о нашей зрительской аудитории, которая так эмоционально отозвалась на этот сериал.

«Украли сюжет»

Есть самые невероятные объяснения успеха сериала «Тайная любовь» у зрителей. Красивая картинка, на которой много зелени и красивых интерьеров. Но доли телесмотрения резко пошли вверх как раз на тех сериях, где действие происходило в женской колонии. И разве в других сериалах нет красивой картинки? Кажется, зритель увидел в сериалах уже все шикарные особняки под Киевом.

Другие критики ищут «секрет» в сюжете о женской жертве, к которому украинские зрительницы будто бы оказались особо чувствительны. Телекритик Мария Ряпулова назвала сериал «вредной сказкой для взрослых», а сюжет — «опасным и вредным» для украинской аудитории («Рецепт сериала “Тайная любовь”: концентрат горя и щепотка хеппи-энда»): «И пока сценаристы не придумают новый тип сериальной героини, зрительницы будут верить, что класть свою жизнь на чей-то алтарь — это нормально». Но «Тайная любовь» как раз говорит как об обратном — женская жертва ради благополучия будущей семьи оборачивается кошмаром, тяжелейшим испытанием для героини. Разве что в сериале не появилась надпись: девушки-женщины, никогда не поступайте так. Галина Петренко в своем обзоре написала о вечном сюжете сериала: «“Тайная любовь” б’є в безвідмовний тригер: хороша дівчина всім пожертвувала заради прекрасного Принца, а він її підступно зрадив і виявився жабою й боягузом. Я над таким сюжетом переживала ще в третьому класі, коли дивилася “Чучело”. Він вічний».

Еще одна попытка разгадать «рецепт» успеха сериал — в том, что проект снят по зарубежному формату: все понятно, украли сюжет корейского сериала. Был корейский формат, была турецкая адаптация сюжета, которую показал канал «1+1» далеко не с рекордными цифрами. Как известно, Шекспир писал сплошь по чужим форматам. Но кто-то помнит эти дошекспировские форматы? Как сказал украинский сценарист, критик и скрипт-доктор Владимир Громов: «В кино главное — не сюжет, а то, что вы в него вкладываете».

Что же вложено в «Тайную любовь»?

Успех проекта был заложен, когда продюсер и сценарист решили, что они ни при каких условиях не будут снимать телемыло. Автор сценария «Тайной любви» Алина Семерякова призналась на мастер-классе, что «главная причина того, что у нас получилось, главный секрет — это наш с продюсером Галиной Балан-Тимкиной тандем». Цели сценариста и продюсера совпали: «“Тайная любовь” стала нашим единственным шансом для авторского высказывания… Ко мне пришла Галина и сказала — надо сделать что-то человеческое из этой корейской драмы. Я не хочу тратить год своей жизни на телемыло. А я не хочу писать телемыло!».

«… Но когда я осилила 16 часовых серий драмы, я поняла, что не могу это адаптировать. Могу использовать начальную фабулу, завязку — а дальше говорить со зрителем о совсем других вещах. Я хотела поговорить о небе над нами и о Боге внутри нас. О нашем моральном императиве. О дорогах, которые мы выбираем. О вере, милосердии, любви, умении прощать. О том, можно ли подставлять правую щеку вот здесь, сейчас, в нашем мире. И чем это может закончится. И о демонах, которые побеждают и завладевают душой», — сказала Алина Семерякова.

Разговор о старте проекта — это не про освоение бюджета и гонорары. Это о том, о чем мы хотим поговорить со зрителем. А также о том, что никакая жанровая форма — от мелодрамы до фильма ужасов — не мешает авторскому высказыванию. Было бы что авторам вкладывать в жанровый сюжет.

Проклятая мелодрама

В выборе мелодраматического сюжета нет ничего низкосортного, нет никакого дурного вкуса. В мелодраме — христианские мотивы страдания и наказания, это рождественский вертеп, в котором разыгрывается драма человеческой жизни, обращенная к эмоциям зрителей. И мелодрама — это не только жанр, это часть многих сфер жизни, мелодраматический модуль — от Евангелия до политики, от требований протестующих до классической литературы, в которой мелодрама соседствует с трагедией. До Шевченко, Марко Вовчок, Коцюбинского, Гюго и Достоевского. Мелодрама — это о вере зрителей в справедливость и право на свое индивидуальное счастье.

Сюжет «Тайной любви» — классическая мелодрама, соответствующая всем канонам жанра: мотивы преследования и осуждения невиновных, успеха негодяев, безжалостной системы против хороших людей, трагического незнания. Плюс острая интрига и непредсказуемость действия, эмоциональная выразительность, сильные потрясения, драматическая заостренность, внутренние конфликты. В финале — удовлетворение нравственного чувства, восстановление справедливости. Тот самый катарсис, который недостижим без драмы, драматически острых сцен. Мелодрама как жанр без драмы — разговорная тележвачка, нудное «телемыло», где бытовые разговоры заменяют драматический диалог, когда актеру нечего играть и от него требуется только «держать текст». И зрительницы могут не поднимать глаза на экран, не открываясь от плиты и гладильной доски. Давайте говорить честно, это ведь уже тенденция в нашем сериальном производстве, когда «фонового» продукта, который не задевает эмоции зрителя, уже слишком много. Но многим кажется, что мало, нужно снимать для «фонового телесмотрения» еще и еще!

В «Тайной любви» задача была — чтобы зрители подняли глаза, оторвались от своих дел и смотрели. Поэтому персонажи в сериале не «разговоры разговаривают», а проживают самые острые моменты своей жизни. Это драматургия без скидок на телеформат, на «фоновое телесмотрение». Это драматургия проживания, а не проговаривания.

Персонажи с внутренними демонами

В мелодраматический сюжет «Тайной любви» были включены драматические линии и темы — о том, что такое жертва в современном мире (Люба), куда приводит преступное малодушие (Юрий Браницкий), почему один человек позволяет себе манипулировать другим и лишить его свободы (Санин-старший и его жена), на что можно пойти, чтобы добиться любимого мужчины (Света), о разрушающей личность мести (Кирилл). Именно реальные, живые, настоящие персонажи обеспечили успех этого сериала. И эти герои дали бы работу не одному психотерапевту.

Как сказали на своем мастер-классе Галина Балан-Тимкина и Алина Семерякова, в этом сериале нет нормальных людей, все главные персонажи — психопаты. Сюжет позволил максимально заострить их внутренние конфликты, каждый из них прошел свой путь ошибок и иллюзий до конца, у каждого персонажа в сериале есть своя кульминация.

Кто такая главная героиня Люба Зацепина, в чем ее главная проблема? Она — терпила, мазохистка, «овца»? Сюжеты о женщинах, которые добровольно стали жертвами манипуляции, — темные, рассказывающие о темной стороне души, о личностной тени («Пятьдесят оттенков серого» или «Сумерки»). Героиня «Тайной любви» — отнюдь не жертва, она в каждый острый момент делает выбор сама, она активная и человечная. И в этом ее современность, она и есть та новая героиня, с которой себя идентифицируют миллионы молодых зрительниц, которые приняли и поняли ее. И рассказали в отзывах на сериал свои реальные жизненные истории.

Люба хочет в каждой ситуации оставаться человеком, идти по самой высокой моральной планке — в тюрьме, перед лицами манипуляторов и убийц. Но ее главная проблема в том, что после смерти матери она хочет вернуть семью и создает очень опасную иллюзию о возможности «хорошей жизни» со своим избранником Юрием Браницким.

«Вначале была девочка, травмированная смертью матери, с такой раной внутри, что она закрывает её первым попавшимся мальчиком, который её защитил. Обожествляет его. И обрушивается на него со всей своей слепой любовью. Начинает ему помогать во всем, двигать его, молится на него. Какой живой человек это выдержит? Правильно, никакой. Нормальный человек бы сбежал. А этот мальчик принял. Почему? Так родился Юра. Самый интересный для меня персонаж. С детства задавленный властной матерью. Наблюдающий слабого, хоть и честного отца. Видящий, что отцовские ценности ни черта не стоят. Похожего на мать. Но и на отца тоже. Считающего себя сильным, мужественным и не подозревающего о своих истинных ценностях. Вот эти двое якобы любят друг друга. Им обоим выгодно. И тут случается что-то, что проявляет каждого. Слепота и трусость совершают невольное преступление», — рассказала Алина Семерякова.

Галина Балан-Тимкина процитировала драматурга Генрика Ибсена: отнимите у человека иллюзию, и вы отнимите у него жизнь. Вероятно, каждый сценарист, создавая своих героев, должен задать себе вопрос: в чем иллюзии моего персонажа? Любе Зацепиной кажется, что ради этой «хорошей жизни» с Юрой, ради новой семьи можно пойти на небольшую жертву — получить судимость. Ведь она уверена, что ее осудят условно, учитывая, что смертельный наезд был совершен в отсутствии видимости на дороге. Героиня еще не догадывается, через что ей придется пройти. Жертва Любы — не ради любимого мужчины, не из-за темной страсти, а чтобы восстановить нарушенный правильный порядок вещей. Ради этой иллюзии героиня «бросает в топку» отца, ей кажется, что она вскоре выйдет и поможет ему поправиться. Поэтому Люба — тоже убийца. Иллюзия Любы настолько сильна, что героиня прощается с ней только в момент кульминации своей линии — когда Юра, думая, что она сдала его полиции, открывает свое истинное лицо.

Счастливый финал в линии Любы отсутствует — что бы ни писали критики о хэппи-энде. Она не может не простить Кирилла. Он не мог жить, пока не отомстит, а теперь, узнав, что преследовал невиновного человека, не может жить дальше, если Люба его не простит. Она прощает, спасая Кирилла — как человек, который не может поступить иначе, а вовсе не как женщина, которая в очередной раз влюбилась. Но Любе еще придется столкнуться с личными демонами этого мужчины, воспитанного отцом-садистом. Выбор Любы — не жертвовать собой, а всегда выбирать самый честный перед собой и поэтому самый трудный путь.

Этапы восхождения Любы к свету — драматичны, но этапы морального падения Юры — трагедия. И все это встроено в сюжет мелодрамы. Падение Юры — отдельный сюжет для романа о современном мужчине в стиле Камю или Кафки.

Даже у второстепенных персонажей в сериале есть своя внутренняя проблема, своя беда. Мать погибшей Даши проклинает отца Любы, а когда он умирает, мучается виной. Все ее поступки и помощь Любе продиктованы этим. Мать Даши страдает, постоянно спрашивая себя, как она, честная и хорошая женщина, могла поступить так жестоко. Странным кажется поведение следователя полиции, который допрашивает Любу после ареста. Он втягивается в какую-то болезненную игру с подозреваемой, хочет во что бы то ни стало вывести ее на чистую воду. И трагически упускает время, за которое мог бы провести расследование и установить истину. Арест и тюремный срок следователя кажутся справедливым наказанием за эту ошибку.

Драматургия проживания или «проговаривания»?

Замечательная актриса Ирина Мельник, которая сыграла в сериале маму Юры, сказала о сценарии «Тайная любовь»: «Повезло. Просто материал очень хороший». После успешного показа «Тайной любви» в эфире продюсер назвала драматургию Алины Семеряковой «фундаментом» этого успеха. Потому что актерам в этом сценарии было что проживать. И слезы зрителей — это слезы катарсиса.

Диалоги в кино — информационные, драматические и «разговорные». Информационных диалогов в сценарии должно быть как можно меньше. По поводу «разговорных» диалогов гуру кинодраматургии говорят: если вы не Тарантино, не пишите. Остаются драматические.

Являются ли драматическими бесконечные бытовые диалоги наших мелодрам, в которых персонажи разговаривают «как в жизни»? И проговаривают все обстоятельства вместо того, чтобы проживать их на экране? Пытался ли кто-то искать в этой «драматургии проговаривания» ответ, почему такие мелодрамы проваливаются в эфире? Лишь однажды в публичном пространстве обсуждался опрос по поводу турецких сериалов, когда зрители неожиданно признались, что в наших сериалах «слишком много разговаривают», а в турецких «есть переживания».

Зрители ищут в телевизоре сериалы, которые позволят им пережить с персонажами близкие и понятные им эмоции. Они хотят видеть и чувствовать, КАК все происходит — как человек решается на жертву или на предательство, как в «Тайной любви». Вместо этого мелодраматический сериал заставляет зрителей ПРОСЛУШАТЬ разговоры персонажей. И это не дает зрителю то, чего они ищут в сериалах — эмоций. Они не вовлечены в действие и в лучшем случае просто следят за сюжетом. Сериал идет фоном. Но кино рождается в тот момент, когда зритель в него эмоционально включен. Сериалы для «фонового телесмотрения» — мертворожденные. Их создатели пытаются выехать на бытовых разговорах там, где должно быть драматическое столкновение характеров. И сами характеры созданы «по-быстрому», из «пластика», из надуманных, фальшивых проблем. Персонажам нечего проживать на экране. Зрителя плющит и коробит от фальши в сериалах? А кого это волнует? Нужно пихать как можно больше такого контента, забить зрителя этим пресловутым фоновым телесмотрением — и у него просто не будет выбора. А, оказывается, выбор всегда есть. «Тайная любовь» доказала, что зритель выбирает «драматургию проживания».

Да, зрителей можно упрекнуть в том, что у них нетребовательный вкус и они переваривают и пошлый ТВ-юмор, и абсолютно фальшивые «разговорные» телемелодрамы. Но для создателей сериала «Тайная любовь» стало открытием, что наша телеаудитория — настолько живая, настолько откликающаяся на честную качественную эмоцию, правду на экране и драматургию проживания. Высшее достижение фильма — когда показанные на экране драматические ситуации становятся частью личного опыта зрителей. Из огромного потока зрительских отзывов продюсер Галина Балан-Тимкина выбрала один и прочла его на мастер-классе: «Поняла, что никогда не пожертвую собой ради мужчины. Буду любить. И назову дочку — Любовь».

Канал рискнул. И выиграл…

О создании «Тайной любви» можно было бы написать отдельную драму. При всем соответствии законам мелодраматического жанра — резкости перипетий, контраста характеров и локаций (колония-особняк олигарха), эмоциональности языка — сериал поднялся на уровень драмы. Это был большой вызов для канала-заказчика. Едва ли не впервые в мелодраматическом сериале была правдиво показана жизнь женской колонии, ее лидеры и жертвы, отношения между охраной и осужденными. К сожалению, не все части сценария оказались в финальной эфирной версии сериала, некоторые линии «тюремных персонажей» не получили кульминации. Тем не менее, и продюсер, и автор сценария благодарны каналу за то, что вещатель решился это показать. Создатели сериала стремились к абсолютной правде атмосферы и локаций. «Тайная жизнь» снималась в настоящих СИЗО и колониях, без бутафории, без павильонов. Звездные актрисы Наталья Васько, Евгения Кистень, Екатерина Качан, Татьяна Круликовская сыграли зэчек без какой-либо жалости к себе. Каждая из этих судеб трагична.

То, что наш зритель оказался готов воспринимать драму, говорить о самых серьезных проблемах и конфликтах, — это главный результат показа «Тайной любви» для рынка и телеиндустрии.

Украинский сценарист Игорь Швецов написал в Facebook: «Ваша команда и ТРК “Украина” пошли на эксперимент и вместо сопливой мелодрамы нырнули в драму. Это то, что и нужно людям. Дешевым бессмысленным соплям уже никто не верит — Петя разлюбил Катю — от этого уже тошнит даже женщин, и они открыто это обсуждают. Но каналам было трудно в это поверить. Ломать стереотипы всегда больно и страшно. И я очень рад, что все у вас получилось. Значит, не все у нас ещё потеряно. Драма рулит».

Продюсер Галина Балан-Тимкина: Зритель ничего не должен каналам, телеканалы должны зрителю

«Мы не можем конкурировать с американскими, британскими сериалами с нашими бюджетами. Нам нужно делать свой качественный продукт, — сказала Галина Балан-Тимкина. — Небольшой бюджет — это не основание снижать качество. Сейчас мы достигли уровня конвейера, поставили все на поток, когда 15 минут в день нужно снять. Когда режиссер не ставит задачи актерам. И актер отыграл свою роль — просто проговорил текст — и побежал дальше играть доктора, полицейского, убийцу. Раньше актеры стояли в очереди, чтобы попасть в проект с хорошим материалом, шли на пробы — тряслись, думали, как получить эту роль, как дотянуться до лучших, они работали над собой. Сейчас не так. И это меня пугает.

Какова миссия актерской профессии? Перевоплощение. Мы видим примеры перевоплощения в американских и британских сериалах, когда актеры настолько погружаются в свой персонаж, что ты начинаешь актера идентифицировать с ним и пропускаешь его эмоцию через себя. Какое перевоплощение мы видим на своих экранах? Грубейшая имитация. Пробалтывание. Мы все забалтываем, пробалтываем, не проживаем. В телевизоре — сплошное ГМО, имитация.

Я хочу, чтобы наш телерынок не умалял и не уничижал зрителя. Наш телерынок недооценивает зрителей. Не знает, чего хотят зрители. А зритель хочет качества, в любом тележанре — качества. Доли телесмотрения “Тайной любви” показали, что зрители хотят пережить драму — качественную драму, не пластмассовую. Как можно изменить ситуацию на нашем телерынке? Просто. Не делать продукт, который будет фоном для зрителя».

* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
2439
Коментарі
0
оновити
Код:
Ім'я:
Текст:
Підтримай нас! Стань частиною проєкту!
Щодня наша команда готує для вас найсвіжі та незалежні матеріали. Ми будемо надзвичайно вдячні за будь-яку вашу підтримку. Ваша підтримка – це можливість зробити ще більше!
Підтримати нас
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду