Национальный отбор на «Евровидение»: от сериала к Марлезонскому балету

31 Грудня 2010
22054
31 Грудня 2010
10:33

Национальный отбор на «Евровидение»: от сериала к Марлезонскому балету

22054
Национальный отбор на «Евровидение»: от сериала к Марлезонскому балету

Первый национальный меняется. Что-то становится лучше, что-то хуже. Тенденции информационной политики канала вряд ли кто-то назвал бы позитивными. Но чего не отнимешь у нового руководства, так это стремления привлечь зрителей. Канал, многие годы ехавший по инерции на официозе, шароварной «укркультуре» советского разлива и на «всяком-разном», приобретает новое лицо. Пусть даже это лицо оказывается зачастую коммерческим.

 

Едва ли не самое громкое традиционное телесобытие Первого национального - конкурс песни «Евровидение» - в этот раз впервые сделали музыкальным событием сезона. Начиная с сентября, еженедельно (за редкими исключениями) канал показывает этапы национального отбора.

 

О кастинге «Детектор медіа» уже писала. Начало первого этапа основного отбора подарило зрителям неприятный сюрприз: снялись с конкурса Верка Сердючка и «ДахаБраха». Тридцать пять участников разделили на пять групп, и первый выпуск марафона был посвящён голосованию.

 

Более скучной программы о «Евровидении» видеть ещё не приходилось. Жеребьёвка порядковых номеров выступления участников в группах - дело, которое ну никак не хотело растягиваться почти на два часа. Тем более что процедура формирования самих групп - почему в них оказались такие и именно такие участники - так и осталась за кадром. Заполняли эфирное время чуть-чуть выступлениями приглашённых певцов, а в основном - разговорами. Чаще всего разговорами ни о чём - дежурными вопросами участникам, их дежурными ответами. Тем, чем обычно в музыкальных программах заполняют паузы.

 

Ещё были вопросы журналистов к участникам. Один небезызвестный автор донимал каждого одним и тем же вопросом: «Когда петь будем?». Будто не знал: участники отбора пели отнюдь не под фонограмму. Оригинальный вопрос нашёлся у него только для Джамалы: «Вы джазовая певица, зачем вам этот попсовый конкурс, не унизительно ли это для вас?». Что называется, срезал: Джамала не нашлась, что ответить по существу, и стала едва ли не оправдываться.

 

Это касается не только данного журналиста, эта же мысль читается во многих материалах о «Евровидении». Так и хочется спросить: «Если вы - такие тонкие ценители высоких жанров, зачем вам этот попсовый конкурс, не унижает ли вас то, что вы о нём всё время пишете?». Что-то очень советское чувствуется в таком подходе. Так и кажется: вот-вот начнётся чтение морали. Вот-вот последуют гневные тирады: «На чём вы воспитываете молодёжь?!». Ещё в годы горбачёвской перестройки случилась странная вещь: так называемый рок занял почётное место «советской песни», а «попса» так и осталась «западной дешёвкой». Я назвал рок так называемым только лишь потому, что значительная часть того, что известно под названием «русский рок», - это такой же рок, как и «русский шансон» - шансон. Рок - это музыка, «русский рок» - это очень часто что угодно: поэзия под аккомпанемент, публицистика под аккомпанемент, самовыворачивание наизнанку под аккомпанемент - но только не музыка.

 

Хотя что такое «попса»? Элвис Пресли - «рок» или «попса»? А весь классический рок-н-ролл - разве не «дешёвка для танцулек»? Джон Леннон - «рок», а Пол Маккартни - «попса»? Абсурд? Как-то прочёл в одной авторитетной газете, как некий не в меру эстетствующий автор сравнивал Гидона Кремера и Ванессу Мэй. И, соответственно, не жалел уничижительных эпитетов для последней.

 

Незабвенный карикатурист «Дня» Анатолий Казанский вряд ли обладал техникой Леонардо да Винчи. Попса? Леонид Утёсов и Френк Синатра в плане вокала были далеко не Карузо. Попса? Агата Кристи сама признавалась, что была бы счастлива, если бы могла писать, как Чарлз Диккенс. Попса? Казалось бы, давно известная аксиома: нет высоких и низких жанров, в каждом жанре есть свои таланты. Но нет, с завидным упорством наши музыкальные критики выводят класс исполнителя непосредственно из жанра. Что это - высокомерие? Снобизм? Совковое преклонение перед устоявшимся предрассудком - «есть такое мнение», «все советские люди плечом к плечу осуждают»? Или просто музыкальным критикам медведь (и хорошо, если только он) на ухо наступил, и без формальных шпаргалок они не могут ничего оценить сами? Кстати, приходилось читать: у великой балерины Анны Павловой была довольно посредственная техника танца. Но она сполна покрывала недостаток техники невообразимым чувством музыки и умением передать мельчайшие её нюансы - а кроме того, чётко знала свои возможности и не бралась за то, что ей не по силам, не стремилась поразить публику техническими наворотами.

 

Но вернёмся к национальному отбору. Пять воскресений длился первый его этап. Из каждой семёрки троих победителей отбирало жюри, ещё одного своим голосованием должны были выбрать зрители. В жюри входили: певица Камалия, Антон Цеслик с Kiss FM, генеральный продюсер музыкальных программ НТКУ Влад Багинский, призёр конкурса красоты Ирина Журавская и глава жюри Валид Арфуш.

 

В самой первой группе начались неожиданности. Один за другим жюри «зарубывало» раскрученные проекты - героев глянцевых журналов. В то же время в следующий тур прошла администратор львовского салоны красоты Алёна Корнеева - безусловно, одно из открытий национального отбора. Прошла и фантастическая, заставляющая вспомнить группу ABBA Даша Медовая, бывшая солистка группы «Арктика». «Зачем вам нужна была эта "Арктика", зачем вам нужно было раздеваться, никто и не подозревал, что вы так поёте», - не скрывали удивления члены жюри. Качество пения явно побеждало. Так продолжалось до пятой группы, где выбор жюри был не слишком убедителен. Впрочем, за исключением Джамалы, это оказалась самая слабая группа; к тому же, «сопобедительница» прошлогоднего отбора Маша Собко уже после начала первого этапа снялась с конкурса.

 

Надо отдать должное жюри - его члены, за очень редким исключением, были сама доброжелательность. Послушать их реплики, так все без исключения участники отбора - сплошные таланты. Нужно отдать должное и Валиду Арфушу: когда во время исполнения конкурсных песен его показывали крупным планом, он выглядел так, словно наслаждается каждой песней. То он покачивался в ритм песни, то прихлопывал, то едва ли не танцевал за столом. И всегда улыбался. Для конкурсантов, надо полагать, это было немалой поддержкой.

 

Это - позитив. Негатив состоял в том, что подчас было непонятно, что происходит на экране - музыкальный конкурс или ток-шоу. Сначала в гринруме с участниками беседовала Таня Манжос. Беседы были долгими и нередко состояли из дежурных вопросов и натянутых ответов. Потом участников объявляли Татьяна Гончарова и Тимур Мирошниченко - нередко тоже отнюдь не двумя фразами. Потом следовал клип об участнике. Вот наконец он выходил, исполнял песню... Встречал его за кулисами Игорь Посыпайко и тоже говорил, расспрашивал. Потом впечатлениями делились Татьяна Пискарёва и Дмитро Котеленец - иногда искренне, чаще доброжелательно. Наконец, своё слово высказывали члены жюри. Всё это в сумме длилось втрое-вчетверо дольше, чем сами песни. Для музыкальной программы это было слишком уж расточительной тратой времени, которая, к тому же, сбивала и ритм, и интригу, и настроение.

 

Но всё это цветочки по сравнению с рекламными паузами и даже... прогнозами погоды в паузах. Это уже было даже не ток-шоу, а какой-то корпоратив: посидели - вышли покурили - вернулись послушать музон.

 

Запомнилась и группа, где должна была выступать то ли Шанти, то ли Шани: имя певицы звучало и так, и так из уст ведущих; и так, и так встречалось оно и на сайте http://www.eurovision.on-1.tv/. (В другой группе участвовала совершенно другая певица Шанис.) Так вот, Шанти-Шани не смогла принять участие из-за простуды. Но, прощаясь, ведущие привычно говорили: «Вы прослушали семь песен», «Выступление сегодняшней семёрки»...

 

И вот - второй этап. Здесь подведение итогов зрительского голосования по всем пяти группам оказалось скомканным - Тимур Мирошниченко просто назвал победителей. Жеребьёвки второго этапа в эфире тоже не было. А ведь если не затягивать их, они могли бы стать весьма интересным дополнением к общей интриге конкурса!

 

Оказалось, что кроме пяти победителей зрительского голосования - по одному от каждой группы - Валид Арфуш волею председателя жюри «вернул» к участию в конкурсе ещё четверых. Вместо двадцати участников второго этапа их стало двадцать четыре. Все отсеянные в первом этапе раскрученные проекты, таким образом, благополучно прошли во второй этап. Одним сюрпризом стало меньше.

 

Второй этап представлял собой три группы по восемь исполнителей. Исчезли из эфиров комментарии Пискарёвой и Котеленца. Изменился характер клипов - теперь в них были не биографии участников, а их обращения к зрителям. В остальном всё осталось, как и было: Манжос в гринруме - Гончарова и Мирошниченко на сцене - Посыпайко после выступления. И разговоры, разговоры. Возможно, они стали чуть короче, но всё равно их осталось очень уж много. От жюри каждый раз первой выступала Камалия - это тоже было новинкой.

 

В каждой группе жюри выбирало уже по четыре победителя, ещё двоих должны назвать по итогам голосования зрителей. Выходило, что из каждой восьмёрки шестеро участников должны были пройти в третий этап. Но Валид Арфуш своим решением провёл ещё по одному артисту из каждой группы. Когда в первой группе это был Владислав Левицкий, это не вызвало никаких эмоций. Но когда во второй группе это оказался Денис Повалий, а в третьей - El Кравчук, появилось впечатление «более равных» участников, которым никакое жюри не помеха.

 

Таким образом, по результатам второго этапа должны отсеяться всего трое исполнителей из двадцати четырёх. Если отбор и дальше пойдёт такими темпами, он рискует к концу марта не дойти и до половины. Понятно желание канала выжать из конкурса как можно больше эфиров. Но нужна же и мера! Иначе редкий зритель досидит перед экраном до середины конкурса!

 

Есть в затягивании отбора и чисто практический недостаток. Один из членов жюри сказал после выступления Златы Огневич во втором этапе: «После второго прослушивания мне начало нравиться не только исполнение, но и сама песня!». Предположим, победит в отборе песня, оцененная жюри с пятой попытки. Но на «Евровидении» пяти попыток не будет, там будут выигрывать песни, нравящиеся сразу.

 

Безусловные лидеры - Джамала и Анастасия Приходько - в двух этапах представили свои песни в совершенно разном исполнении. Action Приходько - очень неожиданная для неё песня. В первом туре в её исполнении было нечто депешмодовское, некое холодное обаяние. «От вас веяло холодом», - резюмировала Камалия. Казалось бы, очень хорошо, что веяло, если именно таким был замысел; эффект был достигнут. Но нет, во втором этапе Приходько спела песню с улыбкой и оптимистично. Тоже хорошо, тоже эмоционально - вот только не чувствовалось ли в этом подражания прошлогодней победительнице «Евровидения» Лене? Не увидят ли такого подражания европейские зрители? Замена русского народного вокализа в середине электронной песни на какой-то экзотический была безусловной удачей, вот только не был ли для этой песни более органичным отброшенный холод?

 

Джамала вообще представила совершенно новый вариант песни Smile. Во время первого этапа это была явная ретро-песня с минимумом аккомпанемента (по стилю она напомнила знаменитую Volare Доменико Модуньо), Джамала была на сцене сама. Во втором этапе появилась аранжировка, был «причёсан» ритм, а певице помогали великолепные танцоры. Это было тоже здорово, но... За танцорами было совсем не разглядеть Джамалы - зрители просто не в силах словить столько информации, идущей со сцены. Вокализы, включённые в песню - превосходные, с разной вокальной техникой - выглядели не слишком органичными, они словно оставались отдельными номерами. Да и сама песня, обогащённая электрогитарами и синтезаторами, стала более... обычной, что ли. Не будучи любителем стилизаций под 1950-е годы, вынужден признать: первый вариант песни сразу же обращал на себя внимание необычным саундом, второй - нет.

 

Что же получается? Где гарантия, что победительница (а нет сомнений, что будет именно победительница) повезёт на «Евровидение» тот вариант песни, за который проголосуют в ходе национального отбора? Где гарантия, что она не станет экспериментировать и что эксперимент не окажется не очень удачным?

 

И, как всегда, о языке. Из всех членов жюри по-украински говорила только Ирина Журавская. В разговорах с ведущими артисты чаще всего говорят по-русски, но немало и по-украински. Вот только странность: многие украиноязычные участники в клипах, обращаясь к зрителям, говорили всё же по-русски. Большинство представленных на конкурс песен - англоязычные. Немало песен на русском языке. Украинский звучал лишь в двух: только на украинском пел дуэт «Врода» (он во второй этап не прошёл), англоязычный запев и украиноязычный припев был в песне Златы Огневич (она прошла и во второй, и теперь уже в третий этап). Обе песни - яркие фолковые номера. Даже дуэт «Некси» из Львова - тот, что обычно поёт украинские свадебные песни, - представил на конкурс что-то невыразимо советское на русском языке. По-русски пел и украиноязычный в разговоре Эдуард Романюта. Из гостей конкурса за все два с половиной месяца по-украински пели только Dazzle Dreams, Ирина Пойзон, «Скай» и «Танок на майдані Конго».

 

Что ж, закономерный итог. Почти двадцать лет мы слышим: по-украински только и можно, что петь народные песни; ни для чего современного этот язык не годится. Это с одной стороны. С другой стороны, мы те же двадцать лет слышим: мировая сокровищница украинской народной песни, ничего современного и космополитического нам не нужно, оно оскорбляет моральную чистоту украинской нации. Результат этих обоюдных увещеваний оказался таким, каким только и мог быть.

Команда «Детектора медіа» понад 20 років виконує роль watchdog'a українських медіа. Ми аналізуємо якість контенту і спонукаємо медіагравців дотримуватися професійних та етичних стандартів. Щоб інформація, яку отримуєте ви, була правдивою та повною.

До 22-річчя з дня народження видання ми відновлюємо нашу Спільноту! Це коло активних людей, які хочуть та можуть фінансово підтримати наше видання, долучитися до генерування спільних ідей та отримувати більше ексклюзивної інформації про стан справ в українських медіа.

Мабуть, ще ніколи якісна журналістика не була такою важливою, як сьогодні.
У зв'язку зі зміною назви громадської організації «Телекритика» на «Детектор медіа» в 2016 році, в архівних матеріалах сайтів, видавцем яких є організація, назва також змінена
, для «Детектор медіа»
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
22054
Читайте також
13.02.2011 10:33
Борис Бахтеев
, для «Детектор медіа»
5 918
Коментарі
3
оновити
Код:
Ім'я:
Текст:
Б.Б. - ещё раз Кукумбру
4944 дн. тому
А если все претензии - это аранжировка... Возмоэжны три варианта: а) вы не слышали выступление Джамалы как минимум на одном из двух этапов; б) вам таки наступил на ухо медведь, и, скорее всего, далеко не один; в) вы и есть упомянутый в статье "небезызвестный автор".
Б.Б. - Кукумбру
4944 дн. тому
Рад, что доставил вам приятные эмоции. Говорят, смех убивает злобу. Обращайтесь ещё. Да, а по сути какие-нибудь претензии есть? Тогда выскажите, нечего их за пазухой носить.
cucumbre
4946 дн. тому
я так смеялся))))) "была явная ретро-песня с минимумом аккомпанемента", а потом "Во втором этапе появилась аранжировка" хахах))))))))))))) в таком тоне они все описывали, ну просто писатели-юмористы))) OMG! и еще журналисты=) хахааха ужас! возмущению нет придела !!хахаа ,такой не профессионализм журналистов просто убивает меня ,хахаха smile с первого отбора в аранжировке не изминилась ни на йоточку , а он рассуждает о гитарках о всякой фигне ,нет слов!!!что тут скажешь!!если вы не музыкант не беритесь вообще об Этом писать !!за сочинение-2балла!!
Долучайтеся до Спільноти «Детектора медіа»!
Ми прагнемо об’єднати тих, хто вміє критично мислити та прагне змінювати український медіапростір на краще. Разом ми сильніші!
Спільнота ДМ
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду