14:10
П'ятниця, 24 Січня 2020

«Дневник убийства» на «Интере»: трехчасовая пытка кровавыми подробностями ради рейтинга

Ведущий программы «Касается каждого» Андрей Данилевич сделал все, чтобы выдавить как можно больше страшных деталей.
«Дневник убийства» на «Интере»: трехчасовая пытка кровавыми подробностями ради рейтинга
«Дневник убийства» на «Интере»: трехчасовая пытка кровавыми подробностями ради рейтинга

4 января в Киеве хозяйка квартиры, которую она сдает посуточно, в заколоченном шкафу на балконе нашла тела двух девушек. Марии было 19 лет, Еве – 16, обеих жестоко убили: на телах обнаружено от десяти до пятидесяти ножевых ранений. Возможно, их пытали перед смертью. Через четыре дня полиция задержала подозреваемых в убийстве – мужчину 34-лет и женщину 19-лет, которые снимали эту квартиру; на паспорт подозреваемой была оформлена аренда квартиры с 31 декабря 2019 года по 4 января 2020 года.

20 и 21 января на канале «Интер»» ток-шоу «Касается каждого» было посвящено этому преступлению – программа вышла в двух частях и называлась «Дневник убийства». В студию пригласили родителей обоих убитых девочек, жителя дома, в котором произошло убийство, знакомого одной из девочек, мужа подозреваемой в убийстве, их родственников и даже старосту села, где жил некоторое время подозреваемый. И, конечно, экспертов: психолога, криминалиста, адвоката, судмедэксперта, графолога и даже специалиста по физиогномике.

Возможно, передачи на такие темы можно или даже нужно делать – например, если дело затягивается, если преступление не раскрыто, если приговор или следствие оказалось неудовлетворительным, если есть подозрение, что осуждены невиновные. Возможно, и без всех этих условий можно рассказать ужасную, трагическую историю – чтобы зрители задумались о безопасности своих детей, чтобы посочувствовали родственникам погибших, в конце концов. При особенных усилиях можно провести журналистское расследование и получить результаты, которые могут помочь расследовать резонансное убийство – найти новых свидетелей или новые факты в деле. Можно вообще поговорить о криминальной ситуации в стране.

Все это возможно – но, если судить по программе «Дневник убийства», ни один из этих мотивов не двигал создателями программы. Единственная их цель – смаковать кровавые и ужасные подробности преступления, чтобы напугать зрителей и получить рейтинг. Ни о каком уважении к погибшим, к их частной жизни, к их близким в программе речь не шла – их просто использовали, и живых, и мертвых.

Сюжет всего этого трехчасового (обе программы) ада пересказывать нет смысла: представьте себе, как себя ведут матери убитых чуть больше двух недель назад детей. Что они могут сказать сестре женщины, которую подозревают в убийстве. Как они себя чувствуют, когда на экране показывают тела их детей. Фотографию, на которой первое время даже невозможно понять, что изображено, показали в программе как минимум 13 (!) раз, причем первые пять раз – в первые восемь минут программы. А потом, по ходу шоу, еще спросили отца одной из девочек рассказать, опознает ли он одежду на своей дочери. То есть попросили его еще раз внимательно разглядеть засунутые в шкаф, как поломанные куклы, тела, и определить по ногам и носкам, которые торчали вверх, во что в день гибели был одет его единственный ребенок. Он исправно отвечал на вопросы ведущего, рассказывая всей стране, что на фото ноги не его дочери, на фото видна лишь одна ее рука –  сначала спрятали в шкаф ее тело, а затем сверху на нее положили другую девочку. Так все зрители «Интера» узнали, что вверх ногами лежит Ева.

В целом можно понять, почему родители пришли в студию – им пообещали «разобраться» в мотивах и причинах убийства; они явно в состоянии глубокого шока – и готовы рассказывать о своей боли каждому, кто готов их слушать. Можно понять, почему пришли и другие люди – например, сестра подозреваемой в убийстве, по-видимому, хотела попросить прощения у родителей жертв, и сама находится на грани нервного срыва. Были и другие, которым просто нравится внимание журналистов и возможность прославиться на всю страну. Возможно, им заплатили – и такой мотив тоже понятен.

Но чего нельзя понять – так это поведение ведущего и так называемых экспертов. Например, зачем Данилевич спрашивает у матери одной из убитых, правда ли, что она не смогла опознать тело дочери и перепутала ее с другой девочкой,«настолько были они искалечены». Зачем? Чтобы еще раз, в десятый раз напомнить зрителям, что убийство было чудовищным? «Журналисты» программы ведь уже предварительно взяли интервью у мамы одной из девушек, где она все описала – сквозь рыдания, но договорила до конца. Сюжет этот показали в программе, но Данилевич продолжил выяснять уже в студии – были ли порезы на руках, как сильно они были избиты, были ли девочки изнасилованы перед смертью, убивали ли их по очереди, или одна смотрела, как убивают другую.

То же самое он выспрашивал у хозяйки квартиры, которая нашла тела: видела ли она, в каком состоянии были тела, присутствовала ли тогда, когда тела из квартиры выносили, сколько было крови, чем были связаны их руки, что она испытала, когда увидела их в шкафу и т.д. Этот допрос длился несколько часов – поэтому во второй части программы эмоций практически не было, зато было видно, как устали все участники. Как написала в фейсбуке одна из экспертов программы, криминолог Анна Маляр, «ни у кого не хватило душевных сил, чтобы остановить рассказы родственников погибших» и потому съемки пришлось продлить. Хотя уж что-что, а остановить съемки труда не составляет – но все старались, как могли, держались из последних сил, чтобы снять сразу две части. Старались так сильно, что когда сестре подозреваемой стало плохо, Данилевич не выпустил ее из студии, как школьницу – и просто позвал к ней медсестру. Должны же зрители видеть, что человек переживает!

Кроме того, Маляр не совсем точно описала ситуацию: в основном говорили не родители. Они отвечали на вопросы, но основное время программы говорил ведущий, свидетели, другие родственники и знакомые девочек, а главное – эксперты. Они говорили много и с удовольствием, и сама Маляр тоже. С уверенностью она рассказывала, что те, кто носит чокер (короткое украшение, плотно облегающее шеею; у одной из девочек на одной из фотографий была такая черная ленточка. – ДМ ), «могут стать жертвой преступления», поскольку «на самом деле это украшение означает принадлежность к определенному типу извращений». Это же утверждала и судмедэксперт, которая сказала, что такие украшения носят не только те, кто «принадлежит к определенной деструктивной группе», но и те, кто «эмоционально и сексуально находятся в рабстве» у мужчины. А психолог рассказывала, что никакой протест не объясняет, почему подросток ходит весь в черном, и что есть, конечно, психологи, которые скажут, что подростковый бунт и привычка носить черное – нормально, но эти психологи, по мнению эксперта, совершенно не правы. Тот факт, что и чокер, и ношение черной одежды давным-давно престал быть атрибутом определенных субкультур и просто является частью подростковой моды, в программе не обсуждали. Зато много говорили о том, что девочки сами, своим поведением и своими нарядами могли спровоцировать убийц.

Вообще размышления о том, что жертвы сами виноваты, прозвучали в программе неоднократно. Например, та же Маляр говорила, что «как только стемнеет, девочки должны сидеть дома», – и студия этому заявлению аплодировала. Тот факт, что одной 16 лет, а второй – 19, а мы живем в стране, где зимой темнеет уже после четырех, никого в студии не смутил. И аплодирующие зрители, видимо, тоже считают, что раз девочки ходили по улице в девять вечера 2 января, это уже делает их слегка виноватыми в том, что с ними случилось.

Не обошлось и без обвинений в адрес родителей – пусть не прямых, но достаточно явных, чтобы мать одной из девочек оскорбилась. Все «эксперты» так старались ее убедить в том, что она не знала, как живет ее дочь, что у дочери от нее были тайны (что довольно частое явление для человека 19 лет), что она в какой-то момент даже попыталась возмутиться. Но ее осадила очередной эксперт, Наталья Бугаева, которая сказала: «Вы не хотите разобраться в трагедии». И продолжила: «Если бы вы знали о жизни детей, мы бы не сидели здесь и не обсуждали эту трагедию». Наверное, медицинский психолог Бугаева знает, как дальше будут жить матери Евы и Марии, когда осознают, с ее подачи, что фактически виновны в гибели своих дочерей.

В программе много еще чего было – бестактностей, грубостей, допущений, которые ни на чем не основаны, но уже позволяют зрителям сделать вывод, что следствие движется не туда. Данилевич неоднократно намекал, что подозреваемый – настолько авторитетный уголовник (до убийств он отсидел десять лет за изнасилование, а затем еще несколько раз привлекался по разным статьям), что он может запугать свидетелей или даже убить их. Поэтому, считает Данилевич, некоторые люди отказались давать комментарии журналистам «Интера»: «Они считают, что не будет нормального расследования убийства и справедливого наказания». Кто считает? Кого запугали? В программе не было сказано. Другие «эксперты» продвигали идею о том, что «такой хитрый и умный рецидивист» не мог сначала снять квартиру на паспорт своей подруги, а потом просто оставить тела девушек в квартире – как сказал присутствующий в студии адвокат, «такого глупого убийства я никогда не видел». «Эксперты» также выдвигали версию, что убил  девушек не подозреваемый: возможно, он был причастен к тому, чтобы привести девушек в квартиру, но их мог убить кто-то другой. На чем базировались эти допущения – неясно, тем более, что в самой программе показали фрагмент суда, где подозреваемый признался в совершении убийства, назвав его «самообороной». Надо отметить, что пока следствие вообще не заявляло ни о каких подробностях и мотивах преступления, а представителей полиции или прокуратуры не было в студии. Так что любые допущения о возможных ошибках следствия или невиновности подозреваемого – это просто домыслы, базирующиеся на том, что адвокат считает «глупым» такое убийство. Наверное, матерям было интересно узнать, что их детей убили непродуманно.

Помимо этих инсинуаций, центральной темой обсуждения был дневник одной из девочек, в котором она заранее описала сценарий своего убийства, частично совпавший с реальностью. Это действительно странно. И, конечно, авторы программы постарались сделать все, чтобы ввести в обсуждение мистическую линию или хотя бы попробовать убедить зрителей, что девочки добровольно оказались в этой квартире, имея какие-то страшные планы. Но возникает вопрос: почему этот дневник, если он действительно является возможной уликой, находится в руках у сотрудников «Интера»? Почему следствие им не заинтересовалось? Об этом в программе не было сказано. Зато прозвучало: «Интер» надеется, что «шокирующие факты, озвученные в программе, заинтересуют следствие». При этом ничего нового, насколько можно судить, полиция из программы узнать не может: все обстоятельства смерти девочек полиция знает, результаты вскрытия известны, и кроме дневника ничего действительно важного в программе не обсудили. Впрочем, так как ход следствия не обсуждался в программе, зрителям что угодно можно представить в виде «новых фактов».

И даже если журналисты все-таки обнаружили что-то неизвестное следствию, никакие новые данные не могут оправдать жестокость по отношению к родственникам, друзьям жертв и даже к зрителям, с которой это преступление обсуждалось в программе – пусть даже Данилевич и «эксперты» делали сочувствующее лицо. Жертвы его навсегда запомнятся всем, как груда рук и ног в шкафу. И каждый, кто их знал, будет помнить не двух девушек, живших по соседству, ходивших в школу, с кем-то встречавшихся и с кем-то друживших, а вероятными наркоманками и проститутками (эти допущения были озвучены программе), из семей, слишком мало интересовавшихся их жизнью. Марией и Евой, которые гуляли по ночам, носили не ту одежду, и поэтому были убиты.

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
5352
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2020 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду