«Враг у ворот»: «Гроші» и «Абзац» устроили провокацию в Яготине (ВИДЕО)

«Враг у ворот»: «Гроші» и «Абзац» устроили провокацию в Яготине (ВИДЕО)

15 Березня 2016
8968
15 Березня 2016
16:19

«Враг у ворот»: «Гроші» и «Абзац» устроили провокацию в Яготине (ВИДЕО)

8968
Журналисты обеих программ синхронно выпустили сюжеты о «сирийском нашествии»
«Враг у ворот»: «Гроші» и «Абзац» устроили провокацию в Яготине (ВИДЕО)
«Враг у ворот»: «Гроші» и «Абзац» устроили провокацию в Яготине (ВИДЕО)

Идеи в воздухе витают – и, очевидно, исключительно поэтому во вторник, 14 марта, в программе Нового канала «Абзац» и «Гроші» канала «1+1» вышли практически идентичные сюжеты о Яготинском центре для иностранных беженцев, строительство которого длится с 2004 года. Журналисты обеих программ переоделись в традиционные наряды, приклеили бороды – и поехали в Яготин, протестующий против  поселения беженцев из стран Азии и Африки. В обоих случаях сюжеты вышли, по меньшей мере, странными.

Первыми в 18:00 свой «эксперимент» показали на Новом: там к двум журналисткам, изображающих жен, приставили «мужа» с приклеенной бородой и фальшивого переводчика. Вооружившись скрытой камерой, журналисты ездили и в сам центр для беженцев, пытаясь «посмотреть условия проживания», и в местную администрацию, и разговаривали с местными, якобы пытаясь снять квартиру.

В сюжете не нашлось ни одного человека, который отнесся бы к фальшивым сирийцам хотя бы нейтрально: практически все говорили, что им здесь не рады. Более того, у них пытались проверить документы неизвестные люди, к тому же за машиной съемочной группы следовала другая машина. Когда журналист «Абзаца», изображающий переводчика, попытался выяснить у «хвоста», зачем за ними следят, ему ответили, что хотят показать дорогу. А также были готовы прекратить слежку, если им пообещают, что «сирийцы» уедут из города. По настоятельной рекомендации местных, визитерам посоветовали не заходить даже поесть в кафе.

Интересно, что журналист, которому в конце концов пришлось объясняться с представителями местной полиции, вызванной бдительными жителями Яготина, сказал, что их преследовал «Правый сектор». Хотя из чего он сделал такой вывод, неясно: никто из жителей, с которыми он разговаривал в качестве переводчика, а также человек, следивший за ними в машине, не представлялись «Правым сектором».

Сюжет «Грошей», вышедший в программе в 22:00, был еще более однозначным: предварил его сам ведущий Александр Дубинский фразой «Хотели в Европу? Привыкайте жить по европейским правилам» и добавил, что речь идет не о чистых улицах или о некоррумпированных политиках, а о поселении беженцев.

Сюжет Нового канала вызывал вопросы о качестве «эксперимента»: в синхронах дали крики местных жителей о том, что сирийцы устраивают в Европе теракты, насилуют женщин и что самой Европе они не нужны. Но при этом не рассказали об истории центра, об обязательствах, взятых на себя Украиной, и т.д. Вопросов к сюжету в «Грошах» нет вообще. Он полностью укладывается в пропагандистское клише, заданное российскими СМИ.

Журналистка Дарина Рогачук употребляла словосочетание «сирийское нашествие», сообщала зрителям, что местные «боятся за своих детей». А когда съемочная группа устроила свой маскарад, сказала: «Отправляемся искать первых жертв», имея в виду, что мнимые сирийцы идут разговаривать с местными жителями. Правда, агрессивно настроенных яготинцев журналисты «Грошей» нашли меньше, чем журналисты «Абзаца». Зато, как и в сюжете Нового канала, общение с местными жителями закончилось появлением представителей миграционной службы. И журналистка за кадром похвалила яготинцев за бдительность и желание сотрудничать с властями – чтобы самим не устраивать разборок, как она пояснила. В общем, убедила зрителей в том, что «враг» хоть и у ворот, но не пройдет: его остановят власти. Журналистов представители миграционной службы, даже выяснив, что они – украинцы, хотели проводить в участок, но, записав номера удостоверений и проверив паспорта, отпустили, ласково пожурив, и просили «больше так не делать».

Можно только поддержать представителей власти и еще раз попросить журналистов больше не делать таких сюжетов. Да, ситуация накалена, да, участники боевых действий возвращаются домой и остаются без помощи от государства, а в центр для беженцев, как сообщили в «Грошах», уже дважды вкладывали с 2012 года по тридцать миллионов – и при этом до сих пор не сделали ремонт, что означает, что деньги, мягко говоря, не были потрачены по назначению. Однако лучше бы «Гроші» разузнали, кто именно пилил бюджеты на ремонт центра, а «Абзац» занялся бы расследованием того, почему участникам АТО не выделяют положенную им землю, или решал вопросы по расселению переселенцев из оккупированных областей. А не пугали и без того перепуганных жителей Яготина «сирийским нашествием» – по плану в лагерь должны поселить около 200 человек.

«ДМ» обратился за комментариями по поводу этих двух сюжетов к Наталье Гуржий, главе правления благотворительного фонда «Рокада», который является исполнительным партнером УВКБ ООН: 

– После всего того, что уже было озвучено на наших каналах, я даже не знаю, как комментировать эти сюжеты. Начнем с того, что сирийские беженцы вообще не выглядят так, как их показали журналисты в этих сюжетах, – в них они выглядит экстремально, опасно, радикально, – для того, чтобы специально напугать население. На самом деле сирийцы выглядят точно так же, как и мы. Большинство из них не носит ни паранджей, ни хиджабов, они весьма европеизированы и одеты так же, как мы. При этом силы правого толка уже провели с местными жителям серьезную работу, и люди совершенно не понимают, какие выгоды для всех жителей Яготина несет этот центр, а  представляют себе только ужасы и воспринимают только ксенофобские высказывания.

Как вы знаете, в Украине уже существуют два таких центра – в Мукачево и Одессе, и они не только не причиняют неудобств местным жителям, но и несут некие блага для города, в том числе повышенное внимание со стороны ЕС, финансовые вливания, помощь неправительственных организаций. Но местные об этом не знаю, их специально настроили, только-только прошел митинг – и тут же выходят два этих сюжета, усугубляя и без того обостренную ситуацию. Более того, даже из сюжетов видно, что местному населению особенно и говорить-то не дают: тут же подскакивают активисты и придают ксенофобский оттенок любой встрече.

Сама процедура поселения, показанная в сюжете, выглядит совершенно иначе: люди сами никогда в этот центр не приходят. В сюжетах же выглядит это так, что кто попало, какой угодно мигрант из любой страны, выглядящий как представитель радикальных течений, я бы сказала – хотя беженцы, еще раз повторю, так не выглядят – приходят в центр и выбирают себе место жительства.

На самом деле человек должен подать документы в Миграционную службу, в отдел по беженцам, заявить о своем желании получить убежище в Украине, поскольку домой он вернуться не может. Миграционная служба изучает его дело, его историю, на это уходит около месяца, его дело изучает также Служба безопасности, собираются медицинские документы, и если после всех проверок они подтверждают его историю – то только в этом случае он получает документы искателя убежища. И уже после этого он может быть поселен в этот центр, если у него нет других средств к существованию и он не может сам себе снять жилье. То есть этот центр – для людей, находящихся в кризисной ситуации, в первую очередь для матерей с детьми и подростков без сопровождения взрослых. Речь совсем не идет об одиноких мужчинах, например.  В сюжетах же смоделировали совершенно нереальную ситуацию – и люди ей могут поверить! Эта провокация настраивает людей еще более радикально, и я считаю, что это не просто непрофессионально, но к тому же играет на руку силам правого толка.

Кроме того, центр этот – место временного проживания, где живут до тех пор, пока ищущие убежища не получат официальный статус беженца (если получат). После чего они приравниваются в правах к гражданам Украины, то есть имеют право на трудоустройство, и далее начинают искать жилье, работу, и мы им в этом помогаем. В центре же им нужно подтвердить свой статус, выучить язык, адаптироваться, узнать о местных культурных традициях.

– Граждане каких стран будут жить в Яготинском центре?

– Это интересный вопрос. Все провокации в СМИ начались с сюжетов, где сообщали о 250 сирийских беженцах, но никто на митинге не смог ответить нам, откуда взялась эта цифра и почему именно сирийские беженцы. В ближайшее время должна быть введена в эксплуатацию первая очередь Центра, рассчитанная на 101 человека. А уже позже – еще одна очередь на 149 человек. И нигде не указано, что это сирийцы. Это могут быть и политические беженцы из Российской Федерации, если они нуждаются в помощи и не могут снять себе жилье, или беженцы из других стран СНГ – например, узбеки  или казахи. А также беженцы из Афганистана, Ирака, Ирана – миграционная служба говорит, что у нас сейчас зафиксированы люди из 41 страны мира, просящие убежища в Украине. В Одессе и Мукачево, например, мультинациональные центры, и сирийцев там, как утверждает Миграционная служба, минимум. Потому что сирийские беженцы, которые сейчас находятся на территории Украины, – это преимущественно уже отучившиеся студенты, знающие язык, которым некуда возвращаться из Украины после того, как там началась война. И им жить в центрах уже не нужно. 

– С чем, по-вашему, связано такое единодушное и тенденциозное информационное освещение темы беженцев в Яготинском центре?

– Мне трудно сказать. Поначалу, после выхода первых нескольких сюжетов, я сетовала на непрофессионализм. Но когда на всех каналах страны начали транслировать одни и те же сюжеты, это перестало выглядеть смешно и непрофессионально, а стало напоминать спецзаказ. Так что я теряюсь в догадках. Возможно, после окончания стройки вдруг кого-то заинтересовал этот кусок земли – кампания началась как раз после приведения в порядок корпуса.

В любом случае это странно: в Европе сейчас много украинских беженцев, им дают убежище – и, по идее, мы сами, пережив похожий опыт, должны сочувствовать тем, кто оказался в еще худшей ситуации. Такая реакция, я бы сказала, нетипична для украинцев – так что я могу предположить, что ситуация спровоцирована специально.

– А почему все это время, с начала строительства в 2004 году, центр не был заселен – в отличие от Мукачевского и Одесского?

– Насколько мне известно, центр действительно начали строить еще в 2004 году, однако из-за недостатка финансирования  строительство было заморожено – что вполне могло быть связано с политическими взглядами нашей верхушки. Руководство Миграционной службы, например, жаловалось на отсутствие финансирования. При этом деньги выделялись и шли на ремонт двух других центров временного проживания, а в Одессе, например, был даже построен новый корпус. Деньги были небольшими, но вкладывались они, возможно, более разумно именно в два уже существующих центра. Потому что в Яготине уже были протестные движения против Центра еще в 2004 году. Тогда возникал вопрос о принадлежности земли, на которой этот центр построен, и кто-то уже возбуждал акции протеста, о чем сейчас почему-то умалчивают, в том числе и СМИ.

Фото: скрин программы «Гроші»

Команда «Детектора медіа» понад 20 років виконує роль watchdog'a українських медіа. Ми аналізуємо якість контенту і спонукаємо медіагравців дотримуватися професійних та етичних стандартів. Щоб інформація, яку отримуєте ви, була правдивою та повною.

До 22-річчя з дня народження видання ми відновлюємо нашу Спільноту! Це коло активних людей, які хочуть та можуть фінансово підтримати наше видання, долучитися до генерування спільних ідей та отримувати більше ексклюзивної інформації про стан справ в українських медіа.

Мабуть, ще ніколи якісна журналістика не була такою важливою, як сьогодні.
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
8968
Коментарі
1
оновити
Код:
Ім'я:
Текст:
Ольга
3042 дн. тому
Дякую за аналіз. Залякування людей жахливе, дуже сподіваюся, що центр таки працюватиме
Долучайтеся до Спільноти «Детектора медіа»!
Ми прагнемо об’єднати тих, хто вміє критично мислити та прагне змінювати український медіапростір на краще. Разом ми сильніші!
Спільнота ДМ
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду