16:40
П'ятниця, 25 Жовтня 2013

Медиавойны и патриотическая пропагандистская машина

Разухабистый и шапкозакидательский формат – «В бессильной злобе красные комиссары подсылают своих наймитов» – стал для «российских» новостей украинских СМИ уже почти нормой. Одновременно украинская сторона демонстрирует удивительную готовность услышать в речах российских политиков всё, что угодно, кроме вложенных в них абсолютно однозначных месседжей
Медиавойны и патриотическая пропагандистская машина
Медиавойны и патриотическая пропагандистская машина

... Совершенно необходимо убедиться, что вы знаете, что творите. Что понимаете происходящее, а не пытаетесь действовать наугад, как Бог на душу положит, надеясь, что, в конце концов, всё образуется.

Дэшил Хэммет, «Мальтийский сокол»

 

 

Трудно в полной мере передать оптимизм премьер-министра Николая Азарова после переговоров с российским коллегой Дмитрием Медведевым в Калуге 15 октября. Уже больше недели официальный (правительственный) сайт Николая Яновича в качестве то ли слогана, то ли девиза украшен выдержкой из его торжествующего заявления на заседании правительства 17 октября: «Считаю, что Украина и Россия на заседании межправительственного комитета сделали перезагрузку в отношениях, достигли соглашения по вопросам, которые вызывали разногласия».

 

На том же заседании Кабмина премьер сообщил, что, наконец, свершилось! Что намеченное на ноябрь подписание Украиной Соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли с Евросоюзом отныне не воспринимается Россией как угроза. В дополнение (или в подтверждение) этой сенсационной вести правительственный портал сообщает об интересных и взаимополезных калужских договорённостях: «Украина и РФ намерены в ближайшее время возобновить совместное производство самолета Ан-124», «Украина и Россия намерены активизировать строительство моста через Керченский пролив», «Украина и РФ создадут зерновой пул» и т.д., и т.п.

 

Правда, немного настораживает использованное премьером слово «перезагрузка». Если имелось в виду что-то хорошее, то слово подобрано на редкость неудачно. Конечно, мало кто позволяет себе, как известный американский «русолог» Ариэль Коэн, публично говорить о «неудавшейся, подчеркиваю: неудавшейся "перезагрузке"». Большинство предпочитает о ней вообще не вспоминать, поскольку обе стороны молчаливо признают полный провал называвшегося этим термином недолгого периода российско-американского сближения.

 

Возможно, Николай Янович, пусть неосознанно, на это и намекал. Из содержательной части всех его победных реляций никак не следует, что действительно произошёл поворот российской позиции по главному «вызывавшему разногласию» вопросу о евроинтеграционных намерениях Украины. Тонюсенький намёк на перемену можно высмотреть лишь в сообщении: «РФ предлагает совместно проанализировать возможные риски из-за подписания Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС».

 

В сообщении цитируется российский премьер: «Скоро торгово-экономическая политика Украины в правовом и практическом плане в большей степени будет согласовываться с политикой ЕС - это суверенный выбор Украины. И нам необходимо проанализировать все последствия. Для того чтобы не допустить дополнительных трудностей, будет подписан документ относительно нашего сотрудничества». Новость как бы подытоживается дополнением: «В свою очередь Николай Азаров отметил, что ассоциация с ЕС не должно помешать намерениям Украины и России реализовывать совместные проекты», - что и создаёт иллюзию согласованности позиций сторон. Но впечатление обманчиво.

 

 

Преемственность правительственного пиара

 

- Мой друг! Отчизне посветим?

- Посветим! Где твой фонарик?

(Из школьного фольклора)

 

Это именно иллюзия. Мало того, что заявление Медведева взято из первой, допереговорной части мероприятия, но ещё и приведена лишь первая его часть, что существенно изменило смысл. Во второй же части было сказано следующее:

 

«...Я имею в виду и риски вытеснения товаров на рынок таможенной "тройки", и риски реэкспорта, и риски обнуления, или, точнее, скажем так, риски демпинга товарного в результате обнуления возможного импортных пошлин на целый ряд европейских товаров. В этом вопросе нет никакой политики, но мы просто обязаны обсудить и предложить свои варианты развития всего комплекса наших торговых отношений, для того чтобы предотвратить возможные проблемы».

 

Это означает вовсе не отказ от того, чтобы рассматривать как угрозу подписание Украиной Соглашения об ассоциации с ЕС, но совершенно наоборот - подтверждение уверенности в наличии целого комплекса таких угроз, их конкретизация на данном этапе и твёрдое намерение формализовать меры противодействия. Официально - не политического противодействия евроинтеграции Украины как таковой, но экономического противодействия ожидаемым угрозам.

 

Иначе говоря, уже перед началом переговоров Медведев всего лишь повторил вкратце всё то, что и он, и президент РФ Владимир Путин, и все спикеры российской стороны говорят уже как минимум полгода. На итоговой пресс-конференции Медведев высказался более развёрнуто и ещё более прямо:

 

«Очевидно, что соглашение об ассоциации с Евросоюзом создаёт целый ряд вопросов или потенциальных сложностей для рынка Таможенного союза и рынка Российской Федерации. ... Они, я думаю, всем понятны (я уже сегодня об этом говорил) ... На этот случай предусмотрен целый ряд решений, в том числе решений, связанных с договором о создании зоны свободной торговли СНГ, так называемым Шестым протоколом, включая введение соответствующих защитных механизмов, которые находятся в полном соответствии с правилами ВТО. С учётом того, что если раньше это была гипотетическая ситуация, то сейчас она перешла в практическую плоскость после известных решений, принятых украинским руководством. Мы, конечно, как партнёры, как коллеги по диалогу со всей прямотой сообщили нашу позицию нашим украинским коллегам о том, что может произойти, и чего желательно было бы не допустить. ... Мы рассчитываем на то, что наши озабоченности будут услышаны, но если всё-таки подобные факты случатся, тогда нам придётся принимать решения в рамках процедур ВТО и в рамках вот того самого Шестого протокола, что, наверное, не самым лучшим образом отразится на нашем торгово-экономическом сотрудничестве».

 

К сожалению, стенограмма не передаёт интонаций (пресс-конференция была показана новостным каналом «Россия-24»). Медведев говорил, откровенно скучая, чуть ли не зевая. Что неудивительно, поскольку, как сказано, отношение к евроустремлениям Украины все представители российской власти озвучивали многократно, и доводы украинской стороны о том, что ассоциация с ЕС станет «благом для всех», также давно известны. Помимо того, что они звучат уже многие месяцы, Николай Азаров повторил их перед встречей в Калуге в большом интервью «России-24» и «РИА Новости» (10 октября, текст тут), и несколькими неделями ранее - в очень большом (23 сентября).

 

Настоящим криком души там прозвучало: заявления, что Украине необходимо выбрать, с кем сотрудничать - с ЕС или с ТС - напоминают пресловутое «кто не с нами - тот против нас», но - «мы хотим быть и с вами, и с другими».

 

В тот же день Медведев отреагировал жёстко до грубости: «В очередной раз говорят: мы встретимся с русскими, мы им всё объясним, что мы свои, мы хорошие, мы будем с вами дружить, и будем вступать и туда, и туда. Не получится! Не нужно обманывать людей. Нужно честно сказать: это наш стратегический выбор. Это право руководства Украины, но тогда не нужно обижаться на последствия, которые будут, а они будут. Они заключаются в том, что после того как соответствующий документ будет подписан и начнёт исполняться ... мы просто ограничим доступ этим товарам - и европейским, и украинским. В этом случае для Украины особый режим, скажем, такой партнёрский режим, который действовал до сих пор, закончится. Да, мы будем дружить, мы будем торговать, но это будет торговля такая же, какую мы ведём с нашими другими партнёрами, без всяких привилегий - наоборот, может быть, даже с ограничениями с учётом того, о чём я сказал. Все эти последствия должны быть просчитаны нашими партнёрами...».

 

Отличие этой позиции от той, которая прозвучала в Калуге, заключается лишь в более мягких формулировках (надо полагать, как знак вежливости принимающей стороны), но зато и конкретней. Чтобы увидеть в этом «прорыв» и изменение отношения, надо очень, очень сильно постараться.

 

И ещё было во всём этом какое-то дежавю. Точно так же в апреле 2009 года предшественница Азарова Юлия Тимошенко после московских переговоров с Владимиром Путиным (в то время - тоже премьером) сообщала о нескольких достигнутых договорённостях и бодро рапортовала: «Всі завдання, які перед собою ставив Уряд під час поїздки в Росію для участі в роботі Економічного комітету, виконано, всі цілі досягнуто і далі продовжується конструктивна стабільна робота між Україною і Росією».

 

И тогда пресс-служба, как и ныне, не сочла нужным показать на сайте правительства стенограмму итоговой московской пресс-конференции - той самой, на которой Путин отсылал коллегу в Брюссель: «Поезжайте в Брюссель... Возьмите 5 миллиардов и заплатите ‘Газпрому'. И всё. И вся проблема до копейки решится...». В практическом плане это означало полный провал по самому на тот момент острому вопросу о подготовке к зиме и заполнении украинских ПГХ.

 

Видимо, таким образом соблюдается преемственность. По крайней мере, в методах правительственного пиара.

 

 

Бой с тенью

 

Прошу прощения за столь подробный до занудства разбор пусть и немаловажного, но, в общем, проходного эпизода. Очень уж он показателен и характерен для «странной войны», развернувшейся вокруг вопроса о подписании соглашения об ассоциации с ЕС и - шире - о выборе Европейского или Таможенного союзов.

 

Все аргументы сторон озвучены многократно и хорошо известны. Должен признать, что не считаю себя достаточно компетентным для их серьёзного анализа. (То, что многие эксперты, активно участвующие в обсуждении, также не обременяют себя собственно экономической аргументацией, никак не оправдывало бы сознающего свою некомпетентность автора).

 

Но есть в этой «войне» странности очевидные, буквально бросающиеся в глаза при самом поверхностном обзоре. Не самая загадочная и не самая важная из них, но одна из самых заметных - это удивительная готовность услышать в речениях российских политиков всё, что угодно, кроме вложенных в них абсолютно однозначных месседжей. Одних и тех же, ни разу не изменившихся с самого начала «военных действий». То есть, с того момента (с весны) когда процесс переговоров о подписании соглашения с ЕС начал стремительно набирать обороты.

 

И не только Николай Азаров и его пресс-служба. Другой характерный пример - уже из стана оппозиции. 8 октября «Украинская Правда» и «Интерфакс») обнародовали заявления лидера «Батькивщины» Арсения Яценюка, в которых Арсений Петрович (как он, наверняка искренне, считал) тоже комментировал «поворот», но уже российского президента Путина. Об этом якобы «повороте» сообщили те же ресурсы: УП («Путин похвастался, что Украине, с его ведома, дали кредит и скидку на газ»), ссылавшаяся, в свою очередь, на «Интерфакс».

 

Речь шла о пресс-конференции Владимира Путина по итогам саммита АТЭС на Бали (Индонезия, 7-8 октября). Приводилось и сделанное тогда же заверение президента РФ о том, что возможное подписание Украиной договора с ЕС не повлияет на отношения с Россией в политической сфере. Последнее было смело интерпретировано как отказ от «политического давления» («Путин ждет консультаций и обещает политически не давить на Украину из-за ЕС»).

 

Вот это и комментировал вождь оппозиции, и был суров и непреклонен: «Попробовали надавить - не прошло. А теперь попробуют гладить, но это также не пройдёт» («Интерфакс»). «Они полгода расстреливали Украину из всего оружия, которое есть в арсенале РФ, начиная с экономической ситуации и заканчивая политическим давлением, поняли, что мы устояли и сейчас они вместо кнута вытащили пряник» (УП).

 

Однако фактически комментарий оказался вовсе не к действительным заявлениям Путина, но лишь к его совершенно произвольно акцентированной интерпретации. Потому что, прежде чем заверить в отсутствии «проблем в политической сфере» и «похвастаться» актами экономической помощи, президент РФ, отвечая на вопрос об отношениях с Украиной после заключения соглашения с Евросоюзом, сказал следующее:

 

«...Вопрос в цене этого пути, в эффективности этого пути. Что мы должны будем сделать? Это мы должны будем принять меры, тоже об этом уже говорилось неоднократно, в том числе и мною, по защите своего рынка. У нас достаточно большая разница в уровне таможенной защиты своих рынков с Украиной и с Таможенным союзом. И если, к этому идёт, Украина и дальше понизит уровень защиты своей собственной таможенной территории, то нам придётся принимать какие-то защитные меры. Безусловно, это должны быть меры исключительно в рамках ВТО. Но одно из положений зоны свободной торговли в рамках СНГ даёт нам право вводить защитные меры. Там прямо это прописано. Кроме этого, вопросы стандартизации, технических стандартов тоже являются весьма сложными, и это может создать определённые проблемы в торговом обороте и в кооперации. Безусловно, всё это вместе какой-то ущерб взаимоотношениям в экономической сфере может нанести. Но у нас не будет никаких проблем в политической сфере, я уверен».

 

Очевидно, ни о каком «прянике» вместо «кнута» речь не идёт. Путин, что и сам подчеркнул, сказал ровно то же, что говорил по этому вопросу всегда. Как и Медведев. Как и все прочие официальные лица. Более того, пусть не в том же порядке и переставив акценты, но в тех же новостных сообщениях и УП, и «Интерфакс» эти традиционные месседжи привели. Но Арсений Яценюк увидел в новостях лишь то, чего там на самом деле не было, но что он готов был так решительно комментировать.

 

Список можно было бы продолжать долго. Общим правилом понемногу стало реагировать на фантомы. А если подходящих фантомов по случайности нет, выдумывать их - и всё равно решительно и принципиально комментировать. Такова первая странность этой «войны». Но не единственная и не главная.

 

 

Пропагандистская машина по зову сердца

 

Как отсеченная рука

Болит и ноет в месте жеста...

 

Два года назад, когда, почти как сегодня, грохотала очередная (пред-пред-предыдущая) украинско-российская информационная баталия, прогрессивная общественность призывала оппозицию и власти сплотиться, т.с., плечом к плечу - для отпора злоковарному врагу. Тогда же, для успеха в битве и должной сплочённости, вполне либеральные (в самом хорошем смысле слова) публицисты требовали в противовес пропагандистской махине Кремля создать отечественный аналог - тоже пропагандистскую машину, только правильную, патриотическую.

 

Ваш автор был среди тех, кто против такой идеи категорически возражал. Затея представлялась, во-первых, опасной, и, во-вторых, совершенно бессмысленной для тех «боевых» задач, которые она вроде бы должна была бы решать. Впрочем, тогда это была лишь сухая теория.

 

А полевые испытания происходят на наших глазах, перейдя с начала осени в активную фазу. Почти все с неподдельным энтузиазмом включились в священную борьбу с имперскими замашками и колонизаторской политикой северных варваров, которые, сами понимаете, цепляются за прошлое и изо всех сил препятствуют нашему единодушному движению в Европу и вообще к высотам цивилизации.

 

Вроде и машины пропагандистской никто специально не создавал, и темники по редакциям и штабам не рассылают, но на битву вышел отечественный политикум практически в полном составе: государственные мужи от власти и вожди оппозиции; СМИ - от независимых и полузависимых сайтов до полуофициозных и вполне официальных общенациональных телеканалов; журналисты, эксперты, общественные деятели... К штыкам приравняли перья и, как когда-то: «Все на борьбу с Деникиным!». Ведь, например, того же Яценюка вполне могла ввести в заблуждения откровенная ирония подачи материала («Путин похвастался...»). Ирония, может быть, в данном случае и оправдана. Хуже, что разухабистый и шапкозакидательский формат - «В бессильной злобе красные комиссары подсылают своих наймитов» - стал для «российских» новостей украинских СМИ уже почти нормой.

 

Боюсь выглядеть тем самым поручиком, который приехал и сразу всё опошлил, но происходящее нисколько не опровергает, а скорей подтверждает справедливость опасений, высказанных два года назад. Подтверждает и, как мы могли видеть, красноречиво их иллюстрирует. Тусовочное единомыслие вообще довольно опасная штука. В практическом аспекте оно запросто может привести к своего рода психозу, порождающему фантомы и миражи, полностью скрывающие реальную картину.

 

Конечно, мне могут возразить, что этом-то и есть задача любой пропагандистской кампании, и что, коль скоро цели её высоки и благородны, то работу пропагандистов можно только приветствовать, кричать «Ура!» и бросать в воздух чепчики. Боюсь, в этом-то на самом деле и состоит проблема: в том, что хрестоматийное - «цель оправдывает средства» - начинает восприниматься как норма - допустимая и вполне приемлемая.

 

Каюсь, мне ближе другая хрестоматия. Та, в которой сказано, что «если во имя идеала приходится делать подлости, то цена этому идеалу - дерьмо»; и что «глупость - самое страшное предательство, на которое способен мыслящий человек».

 

Впрочем, это всё лирика. У текущих событий есть абсолютно практическое измерение. В частности, помимо патриотического реагирования на фантомы (каждый - на свои, но непреклонный патриотизм проявляют оба) премьер-министр Азаров и вождь «Батькивщины» Яценюк имеют ещё нечто общее, объединяющее и их, и многих других участников великой битвы. Дело в том, что в накале сражения затерялось понимание, с чем идёт война и яростная полемика, к какой аудитории обращаются бойцы пропагандистского фронта, и чего, собственно, надеются при этом добиться.

 

 

Беспощадная и бессмысленная

 

Не сомневаюсь, что Яценюк искренен, когда говорит о российской власти: «Вони півроку розстрілювали Україну з усієї зброї, яка є в арсеналі Російської Федерації». Но Арсений Петрович глубоко заблуждается. Ни в экономической, ни в политической, ни даже в медийной сфере Кремль не задействовал ни «всё оружие», ни по-настоящему значительную часть апробированного инструментария из своего богатого арсенала.

 

Это стало заметно ещё весной, особенно наглядно как раз на информационном фронте. При всех жёстких личных декларациях российских начальников в отношении готовящегося подписания Соглашения Украины с ЕС, в российском эфире не наблюдается ничего, хоть отдалённо напоминающее сплошное «ковровое бомбометание» хотя бы той же недолгой, но яростной «информационно-газовой» войны сентября 2011 года.

 

В отличие от отечественного политикума, россияне на этот раз «воюют» очень спокойно, очень размеренно, очень, можно сказать, позиционно. Нечасто, но регулярно, словно подчиняясь «шахматке» неведомого графика, в выпусках новостей Первого, «России-1», «России-24» и других центральных телеканалов появляются «украинские» репортажи, чаще всего скроенные по одной кальке: предрекаются мрачные последствия отказа от участия в Таможенном союзе и предъявляются переживания по этому поводу «простого народа» Украины, который в репортажах представляют то члены КПУ, то «медведчуковцы».

 

Но из заметных российских деятелей «на передовой» постоянно находится лишь один-единственный человек: помощник президента РФ Сергей Глазьев. Который, словно подчиняясь графику той же «шахматки», подобно вещей Кассандре неустанно кочует из программы в программу со своими мрачными оценками и неприятными пророчествами. Ну да, и ещё ведущий «Вестей недели» Дмитрий Киселёв, нельзя же забывать о Киселёве!

 

И крайне неприятные регулярные «пробники» запретов на ввоз украинской продукции «по санитарной линии». И таможенный коллапс середины августа (что, как и все, отметил и осудил Арсений Яценюк). Однако до сих пор неясно, какие нормативные акты были нарушены российской стороной во время этой пограничной «итальянской забастовки», как раз и состоящей в чрезмерно скрупулёзном следовании всем прописанным нормативам. Пока что это были именно пробники, но и в лайт-версии - неприятно, тяжело, разорительно.

 

Тем не менее, всё это не является давлением - в том смысле, что уже не имеет своей главной целью сорвать намеченное на ноябрь подписание соглашения с ЕС, отвратить украинские власти и общественное мнение от европейской ассоциации, склонить их к Таможенному Союзу. Т.е., конечно, если бы такие задачи (сорвать, отвратить, склонить) оказались реализованными, в Москве их отпраздновали бы большим победным салютом. Но в реальность такого развития событий там давно уже не верят. О чём было прямо сказано ещё в конце лета влиятельным Сергеем Карагановым, да и всеми остальными участниками программы «Мнение» (23 августа). И вот что особенно характерно: из всех дискуссионно-аналитических проектов российских центральных каналов этот выпуск программы Эвелины Закамской стал единственным в новом сезоне, посвящённым Украине (и это после начала «активных боевых действий»!). И вёлся там разговор в очень спокойной и вполне корректной тональности - точно такой же, в которой о перспективах Украины говорит Путин.

 

Очевидно, что действительные «украинские» задачи, которые российские власти и российские СМИ последовательно до монотонности решают на данном этапе куда более прагматичны и достижимы. Первая: создать условия, в которых будет практически невозможно обвинить Россию в том, что реализация уже явно намеченных (и даже проанонсированных) экономических санкций является «политическим давлением» в строгом юридическом смысле. Отсюда и те преференции, которыми «похвастался» Путин, и постоянно подчёркиваемые и им, и Медведевым готовность принять любое решение украинских властей, и регулярные декларации уважения к суверенитету и независимости Украины.

 

И вторая задача: максимально жёстко зафиксировать в массовом сознании принципиальную позицию: «Мы же вас честно предупреждали, так что не обижайтесь». Поэтому так не разнообразно, без всякой фантазии озвучиваются и повторяются при каждом подходящем случае одни и те же месседжи. Поэтому и скучал так откровенно Дмитрий Медведев на калужской пресс-конференции, в который раз расставляя одни и те же точки над «ё» и над оптимистическими заявлениями Николая Яновича Азарова.

 

Но настоящую информационную войну (полномасштабную, какую могли бы) россияне не ведут. По одной простой причине: такая война была бы совершенно бесполезной и бессмысленной. Склонять сейчас общественное мнение Украины к чему бы то ни было не имеет никакого смысла, поскольку общественное мнение не способно никак повлиять на уже принятое решение об ассоциации с ЕС, вокруг которого сложился консенсус элитных групп.

 

(Весьма возможно, что откровенно бутафорские «референдумные» акции КПУ и её союзников имеют лишь одну сходную цель: так же зафиксировать самый отказ украинских властей от выполнения требования дать народу сделать юридически значимый выбор.)

 

Из этого естественно вытекает вопрос: ради чего «воюют» наши политики и СМИ? В чём цель? В чём задача и сверхзадача? Подобные широкомасштабные кампании имеют смысл лишь тогда, когда необходимо склонить общественное мнение (в данном случае - к поддержке ассоциации с ЕС) в преддверии прямого народного волеизъявления на выборах или референдуме.

 

Однако коль скоро волеизъявление заведомо не предполагается, накал страстей лишён смысла. Если, как все мы, безусловно, надеемся, ассоциация с Евросоюзом принесёт сколько-то заметное «покращення» - это станет самой лучшей агитацией за европейский выбор, такой агитацией, на фоне которой померкнут все нынешние сотрясающие эфир заявления и акции, вроде «Я обираю ЄС!» Юрия Витальевича Луценко. Т.е., по-человечески радует, что бывший узник совести занимается активной общественной деятельностью, но ни пользы, ни практического смысла тут никакого нет.

 

Потому что если, о чём не хочется даже думать, - социально-экономическая ситуация впоследствии ухудшится, то вся сегодняшняя пропагандистская шумиха окажется лишь каталогом компромата на самых истовых активистов и спикеров Европейского выбора. И большинство тех, кого сегодня увлечёт и сагитирует громыхающая кампания, стремительно распропагандируется обратно. (Так, по данным Института социологии НАНУ, с 2005 года по 2008-й чуть ли не вчетверо сократилось число тех, кто помнил (и признавал в опросах), что в 2004 году поддерживал идеи Помаранчевой революции).

 

 

И снова технологии...

 

Надо полагать, о чём-то подобном и задумался Луценко, когда решил предостеречь от «чрезмерного и неоправданного оптимизма» в отношении ассоциации с ЕС: «Правда в том, что немедленных изменений не будет». Ну, да, ну, да, всё верно - «только труд, пот и слёзы». Но если Юрий Витальевич и прав, то лишь отчасти и, т.с., концептуально. Поскольку пусть не «немедленно», но именно на самых первых этапах изменения, и к лучшему, весьма вероятны.

 

Это косвенно признаёт и Путин: «Если уровень таможенной защиты ещё больше будет понижен на Украине, то на Украину хлынут достаточно хорошие по качеству и дешёвые по цене европейские товары». С уровнем таможенной защиты пока неясно. Николай Янович говорит о десятилетнем, «а по ряду моментов пятилетнем» защитном периоде. Но еврокомиссар по вопросам торговли Карел де Гухт «лично убеждён», что «уже через год... простые украинцы почувствуют, что что-то изменилось, и уже раскрываются новые перспективы».

 

«Через год» - это на самом деле момент принципиально значимый. Как-никак выборы же. А если в штабах нынешней власти действительно строятся какие-то политтехнологические расчеты на всплеск электоральной поддержки в связи с евроинтеграцией (о чём очень много говорят), то расчёты эти могут быть связаны исключительно с надеждами на признательность за такого рода «товарно-потребительское» «покращення». Просто потому, что в тех регионах и общественных стратах, в которых интеграция в Европу (и, особенно, бегство от «противоестественного азиатского союза») считаются значимыми и самодостаточными ценностями, за Виктора Фёдоровича Януковича голосовать не будут никогда и ни за что. Даже если бы он собирался подписать не «всего лишь» соглашение об ассоциации, а сразу протокол о полноценном вхождении страны в Евросоюз. Спасибо бы сказали (один раз), но проголосовали бы против, к социологам не ходи.

 

Поэтому в электоральном аспекте вопрос евроинтеграции чрезвычайно тонок. «Сегодня рано, завтра поздно». Если на начальных этапах электорат, возможно, проявит признательность за насыщение рынка «достаточно хорошими по качеству и дешёвыми по цене европейскими товарами», то на следующих этапах вступят в силу более весомые и менее простые факторы.

 

Экс-глава НБУ, экс-министр, многократный экс-вице-премьер и прочая, и прочая Сергей Тигипко на следующий день после встречи премьеров в Калуге отстаивал стремление Украины в ЕС в любопытном интервью на «России-24», где сдержанно констатировал: «Мы можем иметь проблемы с "плохими" производствами, с теми, которые не конкурируют, но, в конце концов, от этого выиграет наш потребитель и, в конце концов, выиграет общество. Потому что тот, кто не справится, тот недостаточно хорош, тот не конкурентен». Логика, безусловно, верная и безукоризненно рыночная, но, как мы уже говорили, электорат Януковича - это точно не те граждане, которые готовы приносить жертвы во имя рыночных идей.

 

Сколько производств, и с какой скоростью будут переходить в разряд «плохих», и, соответственно, сколько людей может оказаться на улице - вопрос вопросов. Не только для политических перспектив Януковича, но и для реальных перспектив евроинтеграции. Влияющих факторов множество, и размах и характер «защитных мер», которые предпримет Российская Федерация - один из самых значимых.

 

- Вы не боитесь появления возможных препон с российской стороны? - спросила журналистка у Тигипко в упомянутом интервью.

- Все боятся, - ответил Сергей Леонидович, - говорю откровенно - все боятся. И многие готовятся к этому...

 

Гипотетически можно предположить, что «слепота» Николая Азарова, с необъяснимым оптимизмом игнорирующего недвусмысленные перспективы, многократно обрисованные Медведевым и Путиным и самому Азарову, и всему украинскому руководству, как раз и является элементом хорошо продуманного стратегического плана. Ну, например, как подготовка почвы для того, чтобы в случае серьёзного ухудшения ситуации в стране «перевести стрелки» на «коварных соседей, воткнувших нож в спину, хотя всё было так хорошо...».

 

Можно предположить также, что именно по такому сценарию работают и наши активисты «военно-пропагандистских» действий (что не исключает того, что многим из них доставляет удовольствие сам процесс).

 

С другой стороны, как мы уже отмечали, именно на создание «железного» алиби против подобных обвинений ещё с весны сосредоточены усилия российской стороны. Кроме того, машина кремлёвского агитпропа не запущена ещё и на половинную мощность, что означает наличие мощного резерва, который может быть введён в действие в любую минуту сразу по отмашке.

 

Ну, совсем уж гипотетически... Может, это у нас такие хитрые манёвры в стиле Лао Цзы. В смысле: «Перехитри врага, предстань перед ним с видом слабости» и т.п. В конце концов, нельзя же исключать того, что после стольких «войн» - то проигранных, то сведённых к неравной «ничьей» - наши эксперты сделали выводы и действительно подготовились ко всем возможным вариантам развития событий, включая самые неблагоприятные. А российские, наоборот - обленились и расслабились.

 

 

* * *

 

В противном случае может произойти нечто, ещё недавно вовсе немыслимое. И Виктор Янукович, казалось бы, самой историей «заточенный» на то, чтобы дискредитировать «русский вектор» украинской политики (как его предшественник Виктор Ющенко дискредитировал «американский»), вместо этого похоронит под обломками своей карьеры третий - «европейский» вектор, который выглядит пока что таким перспективным...

 

Фото - news.ru.msn.com

У зв'язку зі зміною назви громадської організації «Телекритика» на «Детектор медіа» в 2016 році, в архівних матеріалах сайтів, видавцем яких є організація, назва також змінена
Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
14804
Переглядів
Коментарі
AZ
14:44 / 26 Жовтня 2013
Чем и кого пытаются пугать эти московские царьки?! Перекроют торговлю? Товары все равно пойдут, только под другими торговыми марками, например белорусскими или армянскими, Да и производителям тогда быстрее придется искать пути,для продвижения товаров в Европу. Ограничения и сейчас есть, преодолеем! Уже сама истерика кремлевских , ясно показывает, как нежелательно для них очеловечивание и цивилизованность Украины!
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2018 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop