15:44
Вівторок, 30 Січня 2007

Владимир Грановский: «Я уверен, что небольшая группа людей абсолютно осознанно раскачивала ситуацию»

12 100
«…некоторые из руководителей подразделений спасали свою собственную шкуру».
Владимир Грановский: «Я уверен, что небольшая группа людей абсолютно осознанно раскачивала ситуацию»

Владимир Грановский, член правления телеканала «Интер», ответил на вопросы «Телекритики» относительно резонансной конфликтной ситуации, сложившейся на канале, а также рассказал о своих воззрениях  на развитие украинского телевидения в целом.

 

– Владимир, конфликтная ситуация на телеканале вызвана тем, что коллектив поставили перед фактом, что будет урезана зарплата, причем, задним числом…

– Это все неправда. Здесь очень важно быть точным в каждом определении. Во-первых, никто не ставил журналистский коллектив в ситуацию, когда кому-то урезают зарплату. Это были слухи, как и все остальное. Проблема заключалась в том, что слухи были усилены людьми, которые должны были эти слухи остановить.

 

– Руководителями подразделений?

– Руководителями подразделений. Могу вам сказать откровенно, для нас это был реальный шок. Потому что, конечно же, когда рядовой сотрудник, находящийся внизу иерархической лестницы, слышит, что ему не заплатят деньги, его реакция абсолютно понятна. И я по-человечески абсолютно это понимаю. И я, возможно, в такой ситуации поступил бы также. Но руководители подразделений имели доступ к информации. И они так и не дали пояснений, почему они не заняли позицию…

 

–… лояльную к топ-менеджменту?

– Я бы сказал, просто – нейтральную, взвешенную… Они же могли сказать: мы не имеем пока точной информации, давайте уточним, разберемся…

 

– Какие действия топ-менеджмента могли спровоцировать такую бурную реакцию коллектива?

– На сегодняшний день мы знаем абсолютно точно две причины, которыми вызваны такие настроения. Первая. Я не буду называть фамилии – так как это результат внутреннего расследования. Так вот, руководитель одного из подразделений после участия в одном из рабочих совещаний, где не принимались решения, несмотря на то, что там были члены правления (а просто обсуждалась сетка, обсуждался вопрос оплаты труда – обсуждались как таковые), вынес это в коллектив как решение. И в этом смысле дезинформировал людей, поскольку решений никаких не принималось. Просто сидело руководство и проводило инвентаризацию сетки, обсуждались вопросы усиления, возможных замен слотов. Всего лишь как идеи, потому что прекрасно понимаете, что это бюджеты, это производство, это люди. Это, в конце концов – зритель.

 

Ведь изменение сетки – это целый комплекс процедур, программу нельзя так просто снять – все это знают. Не говоря уже о том, что было заявлено официально руководством канала – вся информация по сетке вещания канала является исключительно конфиденциальной информацией. Это же коммерческая тайна.

 

Что касается зарплаты – это была чистая дезинформация, она была связана с тем, что нужно было всего лишь провести инвентаризацию доходов отдельных лиц, в том числе из-за того, что «Интер» – это сложная организация и одни и те же лица получали зарплату по два, по три раза, работая на разных проектах. Всего лишь предполагалось свести не попроектно, а пофамильно информацию по выплатам, чтобы человек получал премию все-таки один раз, а не три раза. Возможно, таких человек было всего 3 или 5 на канале. Но на тот момент, когда это обсуждалось, такой информации просто не было. И вообще, это был внутренний технический разговор, который не имел никаких последствий. Тем более, он не имел никаких последствий для всего коллектива. Потому что просто не было оснований для этого.

 

– Очевидно, нестабильная ситуация, когда одна за другой меняются менеджерские команды…

– Поэтому я  и сказал, что по-человечески, и психологически, и эмоционально, я абсолютно понимаю поведение коллектива, но коллектива как такового. А проблема заключается в том, что некоторые из руководителей подразделений спасали свою собственную шкуру. Потому что это они, боясь увольнения (кстати, тоже, на тот момент, безосновательно) пытались создать ситуацию более масштабную и просто ввели людей в заблуждение. Могу вам сказать, что для правления это был шок, потому что правление, которое не собиралось на тот момент закрывать «Утро», не собиралось недоплачивать зарплату, вдруг узнает, что люди протестуют против закрытия программы и против невыплаты зарплат. Никто не понял, кто же это сказал, откуда взялась эта информация.

 

– Почему руководители канала сразу, в таком случае,  не купировали эту ситуацию?

– Я могу сказать только, что для руководства вообще эта ситуация была изначально непонятна. Она выглядела как саботаж и шантаж. Тем более, что была инициативная группа. Причем, она тоже не однородна. Потому что одни люди действительно искренне поднимали важные вопросы, а другие действительно думали, что они, таким образом, избегут своего увольнения, которое, опять же, не предполагалось. Я считаю, что тут воедино слились несколько факторов: с одной стороны – смена руководства, хотя на самом деле это руководство работает неполных две недели. Потому что все начали работать только после зимних отпусков, с 10-го января. А прежнее руководство было отстранено в начале декабря. То есть реально – полтора месяца как бы неопределенности, "как бы" – потому что никто же не нарушал сетку, никто не собирался недоплачивать зарплаты. Я уверен, что небольшая группа людей абсолютно осознанно раскачивала ситуацию. Осознанно дезинформировала людей. Осознанно распространяла недостоверную информацию, в том числе и в СМИ.

 

– Как вы считаете, эта ситуация могла каким-то образом извне подогреваться. Например,  бывшими руководителями «Интера»?

– Уверен, абсолютно, – нет. Любой руководитель-профессионал прекрасно понимает, что он всегда сам может оказаться в такой ситуации.

 

– На сегодняшний день или до сегодняшнего дня зарплата сотрудников «Интера» полностью официальная?

– Не совсем понимаю этот вопрос. Конечно же, все получают зарплату официально. Это я точно знаю, потому что все получают ее через банковские счета.

 

– То есть, расчетов наличными на канале не было?

– Я не слышал о таких фактах вообще. Думаю, что это невозможно на канале.

 

– Просто, как правило, такие волнения в коллективах возникают тогда, когда у людей есть опасения, связанные с тем, что часть зарплаты им выдается в конвертах и связана с устными договоренностями, что делает их очень уязвимыми

– Я на таких условиях почему-то ни с кем не работаю. Я думаю, что проблема в другом. Дело в том, что зарплата на «Интере» состоит из основной зарплаты и премии. В какой-то момент люди считают, что премия – это зарплата. Это не значит, что премия – теневой доход. Это та часть зарплаты, которая регулируется на усмотрение менеджмента в соответствии с показателями эффективности сотрудников.

Речь шла о том, что некоторые сотрудники (я подчеркиваю: некоторые)  не получили бы премию. Но извините – у канала 5% снижения доли за год! Вы хотите сказать, что отвечал за них только председатель правления и генеральный продюсер?

 

– Это касалось руководителей подразделений?

– Это касалось всех людей, которые были непосредственно причастны и должны быть причастны к успеху канала.

 

– Речь шла не о рядовых журналистах и сотрудниках?

– Знаете, я не могу вам дать такую информацию, но журналисты, которые работают на канале, имеют право разглашать свой доход, то есть имеют право, выступая против, например, того, что им не заплатили премию, сообщить свой реальный доход на канале. Ну, чтоб просто все знали, о каких «бедных» людях идет речь. Чтобы их коллеги с других каналов узнали, и даже из соседних подразделений узнали, сколько, например, получает режиссер или главный режиссер новостей канала «Интер». Может быть, их коллеги тоже удивятся такому доходу. Просто удивятся, что их коллега получает в три раза больше за ту же работу. Вот же в чем дело. Поверьте мне, это вопрос очень важный, в том числе и с точки зрения социальной справедливости.

 

– То есть, вы утверждаете, что о принятии каких-либо директив относительно заработной платы сотрудников телеканала, а также о судьбе отдельных проектов в сетке вещания канала – речь на сегодняшний день не идет?

– Я могу сказать: мы не принимали никаких решений об изменении сетки, вообще. Это во-первых. Во-вторых, даже если мы их примем в ближайшее время – а мы собирались объявить об изменениях сетки через месяц-полтора, мы бы сообщили об этом. На сегодняшний день говорить об этом просто рано. Рано говорить о том, что будем что-то менять. И рано говорить о том, что мы не будем что-то менять. Рано и некорректно. А те, кто это делал, пытались действовать на опережение для того, чтобы предать маленькому факту своего возможного увольнения большое значение в жизни канала. А люди в этом смысле, как всегда люди, становятся заложниками интриг. Вот и все. И они правы по своей сути, но они просто стали жертвами.

 

– Собственник канала Валерий Хорошковский в курсе ситуации на канале?

– Да, я думаю, что он получает достаточно информации.

 

– Он собирается встречаться с коллективом?

– Я не готов комментировать его действия.

 

– На сегодняшний день какая обстановка на канале? Сохраняется ли предзабастовочная готовность коллектива, как об этом пишут СМИ?

– На канале работает около тысячи человек, а реально группа, которая активно протестует, исчисляется десятками. Поэтому речь не может идти о трудовом коллективе в целом. Я еще раз обращаю внимание: есть инициативная группа, а есть просто сотрудники, которые были дезинформированы. Я абсолютно уверен, что есть рядовые сотрудники, которых вообще не касались никакие изменения, которые уже понимают, что они были дезинформированы. Я считаю, что основной состав сотрудников прекрасно понимает, что никто не собирался отбирать их зарплату и что это была провокация со стороны тех людей, которые боялись потерять работу. Не без основания боялись. То есть, еще не теряли, но основания для этого были и они втянули людей в эти общественные акции, которые поставили их в сложное моральное и эмоциональное состояние. И многим сейчас неудобно, потому что они выступили против того, чего не было. И им пытаются сейчас объяснить, что вот видите, а если бы мы этого не сделали,  вам бы не заплатили зарплату – это ложь. Это просто ложь. Сейчас пытаются выдать тот факт, что все будет вовремя заплачено (заметьте, что выплаты и должны были происходить в последних числах января, а вопрос возник в двадцатых числах) за результаты протестов.

 

– Когда на канале день выплат?

– Мы обычно выплачиваем до конца месяца.

 

Мне было смешно читать, когда один из руководителей программ говорил о том, что «мы будем бороться за то, что бы программа осталась в эфире». Так вы боритесь не с руководством, а с рейтингами. При чем здесь руководство? Со зрителем боритесь. Зрителя заставьте смотреть свою программу, а не руководство! У нас сместились акценты. Я понимаю, что в обществе разогреты «левые» настроения, я понимаю, что политики разогревают «левые» настроения, я понимаю, что журналисты за 15 лет независимости забыли о том, что такое Советский Союз. Что было такое время, когда государственная собственность доминировала, когда ничего не развивалось. Кстати, прекрасный пример «эффективности» государственной собственности – когда суперканал УТ-1 с прекрасным покрытием и даже с приличным  финансированием, которое у него было по крайней мере в 2006 году, – не может развиваться. Потому что такая система регулирования трудовых соглашений, штатного расписания, использования заработанных средств – что он не может развиваться. Вот вам пример прекрасный – социальные гарантии, зарплаты, профсоюзы  и… И лежит государственная собственность. Приносит убытки населению. Потому что канал финансируется из налогов. И он не является прибыльным. С таким покрытием, если бы туда были вложены деньги, он бы полностью изменил перераспределение рынка рекламы.

 

– По поводу последнего заявления руководства «Интера», которое носит достаточно жесткий характер. Нет ли у вас опасений, что оно будет воспринято не только журналистами «Интера», но и журналистским сообществом в целом – как попытка запугивания…

– Речь вообще не идет о журналистах, речь идет о сотрудниках канала, которые имеют доступ к конфиденциальной коммерческой информации. Мы исходим из того, что сотрудник канала, который опубликовывает, делает доступной, открытой информацию о внутренней политике канала, о том, какие изменения будут в сетке, – наносит прямой, абсолютно очевидный ущерб бизнесу данного предприятия, который сказывается, в результате, на доходах всех его коллег. 

 

– То есть, можно считать, что все руководители подразделений, которые за время конфликта дали комментарий СМИ, в частности – «ТК», будут уволены, что это уже, фактически, вопрос решенный?

– Нет, есть трудовое законодательство. Так нельзя сказать, что они будут уволены. Я беседовал практически со всеми из них и просто спросил: как же так могло быть – ведь вы же руководители, вы являетесь источником достоверной информации, а использовали слухи? Они говорят, да, но у нас была такая информация. – Но вам ведь ее никто не подтверждал? – А она у нас была. – Но вы понимаете, что вы заведомо или случайно, эмоционально (могут быть разные мотивы) фактически поддержали панику. А ведь паника – это страшная вещь! Паника во время каких-то событий – это хуже, чем само событие. И в этот момент руководители должны делать все, чтобы панику прекратить. И все со мной соглашались – да, мы не правы. Но у нас была информация. Мы не можем назвать источник этой информации.

 

Это вопрос самоопределения:  если вы руководитель – вы несете ответственность за моральное состояние, за дисциплину внутри коллектива, это железно. А потом вы можете разбираться. Но опубликовывать корпоративно значимую информацию и подстрекать людей на массовые протесты – для этого все-таки нужно иметь основания. И нужно потом за это ответить. Поэтому то, что под этими письмами протеста подписались рядовые сотрудники, – для меня это не так важно. Я не понимаю позицию руководителей – как они могли подтолкнуть людей к опрометчивым действиям. Тем более, что у них есть возможность дозвониться собственнику, членам правления…

 

– У них есть возможность дозвониться собственнику?

– Конечно, есть! Валерий Иванович – достаточно открытый человек. Но он, кстати, ничего не смог бы им сказать, он бы тоже удивился, узнав об этом. Как и правление удивилось. Кроме того, сегодня, формально, он не имеет никаких рычагов управления каналом. Кроме того, не было заседания правления по этим вопросам. Очень сложно комментировать решение, которого не было.

 

Есть объективное противоречие между трудом и капиталом – так его Маркс определил.  Вы знаете, сейчас сотрудники British Airways бастуют. Это абсолютно нормальный процесс, когда кто-то считает, что несправедливо распределяется доход. Но в данном случае даже так вопрос не стоял. Вот если бы он стоял так, наверное, у нас с вами была бы даже более интересная дискуссия. А этот вопрос – не стоял! Мало того, доход сотрудников на «Интере» – самый высокий в отрасли. Поэтому просто в качестве теста у тех людей, которые дали вам комментарий, – поинтересуйтесь суммой их дохода на канале «Интер». Сразу станет понятно, о чем идет речь. У нас абсолютно среднеевропейские зарплаты в медиа! У нас зарплаты как на Би-би-си. Только посмотрите на цены в Лондоне. Плюс, я вам хочу сказать, не секрет, что некоторые журналисты, будучи лояльными к определенной политической силе,  дозарабатывают свои доходы, давая консультации. И, если станет вопрос более серьезно, то мне придется назвать те политические силы, где наши ведущие члены инициативной группы дозарабатывают эти деньги. Я их назову. Я это знаю. Это будет неприятная информация, в том числе и для этих политических сил, но мне придется ее дать. И вот тогда мы разберемся, в том числе и в суде, если нужно будет. И возможно, мы вскроем очень важную социальную проблему – пока трудовое законодательство защищает журналистов, зритель незащищен от того, что, фактически, журналисты позволяют себе занимать политическую позицию. И реализуют ее нелегально, теневым образом. Потому что если вы имеете политические взгляды, то объявите их .

 

– Вы делаете такие выводы на основании несбалансированности информационных выпусков на «Интере»?

– Нет, я просто занимаюсь политическим консалтингом и знаю 80% реальных  «теневых» отношений между партиями, политконсультантами, политологами и журналистами.

 

– То есть, на сегодняшний день у журналистов информационной службы «Интера» есть возможность влиять на сбалансированность сюжетов?

– У журналистов всегда есть такая возможность. На сегодняшний  день личные симпатии и личные очень тесные контакты, начиная от родственных и заканчивая финансовыми, отношения журналистов с партиями – имеют место. Мало того, ответственные сотрудники партий очень довольны, когда они «вербуют» журналиста, потому что они за очень невысокую плату получают, фактически, возможность влиять на информационную политику невидимо, может быть, даже для зрителя. Но при этом получают ощутимую корректировку события. А делается это очень просто: как именно вы взяли комментарий, у кого именно, насколько красноречив именно этот представитель этой партии... Или, например, комментарии политологов. Их ведь никогда не титруют «политолог такой-то партии», а ведь они все работают на штабы. И зритель об этом может не знать, но я-то об этом знаю, и политические журналисты об этом знают. И люди с опытом прекрасно этим пользуются.

 

Особенно журналисты, которые проработали долго в парламенте, они обросли связями и отношениями, – неизбежно. Это не плохо. Плохо, когда это переходит в ту сферу, где начинается «теневое» влияние.

 

– Будут ли приниматься какие-то меры руководством информационной службы  для того,  чтобы информационная политика канала не страдала от подобных вещей?

– Я могу сказать, что на сегодняшний день телеканал «Интер», слава Богу, не испытывает  давления ни от одной политической партии, не имеет обязательств ни перед одной политической партией, не имеет никаких стремлений играть на какую-либо из партий.

 

При помощи цензуры регулировать эти вещи сегодня невозможно. А с «теневым» влиянием можно бороться только одним способом – повышать качество информации, работать непосредственно с источниками информации, не работать с посредниками. Работать с ньюсмейкерами, а не с комментаторами. С субъектами, участниками событий, а не ретрансляторами. Независимое мнение должно быть важно только тогда, когда оно действительно независимое.

 

– Возвращаясь к ситуации на канале: как топ-менеджмент собирается возвращать себе доверие коллектива?

– Телевидение – это очень конкурентная среда. И работая на таком канале, как «Интер», нужно бороться не с правлением, а за зрителя. И я думаю, что мы снимем эту ситуацию, эту напряженность не тем, что будем все время встречаться с коллективом, а тем, что людям, которые хотят работать, дадим возможность работать и зарабатывать. На сегодняшний день, могу вам сказать откровенно, штат ИАС раздут. Он будет сокращаться. Будет.

 

– В соответствии с трудовым законодательством?..

– Конечно. То есть увольнять нужно не просто в соответствии с трудовым законодательством, увольнять нужно еще и по-человечески. Не только КЗОТ соблюдать, а еще и нормы человеческого общежития – не оскорбляя человека, не обижая его, не унижая. Этого нельзя делать. Но все должны понять – в затылок тебе всегда кто-то дышит. Это железное правило. Нельзя говорить: я работаю на канале 10 лет, я здесь самый главный. Но есть еще другие люди, которые работают на канале 1 год или один день, и может оказаться, что новое поколение – еще более агрессивно, более образовано и более профессионально. Не имея 10-летнего опыта. А имея двухлетний опыт. Это люди другого качества, другой культуры, другого мировоззрения. Они просто не знают, что такое, например, Кучма. Для них это истории из родительской жизни. Они просто – свободны, просто не знают, что такое несвобода. Они не понимают этих тем: я пережил того, я пережил сего. Они вообще ничего не переживали – они уже свободны.

 

Так вот, мы будем максимально давать возможность реализовываться новому поколению журналистов, которые не знают, что такое диктатура, «темники», авторитарность…

 

– А как же народная мудрость о том, что за одного битого двух небитых дают?

– Только конкуренция. Меняйся, развивайся. Будь прогрессивным независимо от возраста. Здесь дело не в возрасте и не в опыте, а в соответствии тому новому, что появляется. Мы будем стремиться к тому, чтобы телевидение, которое мы делаем, было современным. А нудные носители опыта должны идти преподавать.



У зв'язку зі зміною назви громадської організації «Телекритика» на «Детектор медіа» в 2016 році, в архівних матеріалах сайтів, видавцем яких є організація, назва також змінена
«Детектор медіа»
Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
12100
Переглядів
Коментарі
Код:
Ім'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2021 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop
DMCA.com Protection Status
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду