18:10
Вівторок, 19 Квітня 2011

Вальдемар Дзики: «Работа телеменеджера – это всегда какой-то компромисс»

Польский экспат – об уходе из «Украины», своем мастер-классе и будущем продакшне
Вальдемар Дзики: «Работа телеменеджера – это всегда какой-то компромисс»

Уже более полугода Вальдемар Дзики не работает на канале «Украина» и уже три месяца не руководит одноименной медиагруппой. Теперь он может спать дольше и не ожидать ежедневных данных ГФК, гулять по Киеву и с грустью и радостью вспоминать о своей работе телеменеджером.

 

Своим основным достижением за время работы на украинском рынке Вальдемар Дзики считает выход ТРК «Украина» на лидирующие позиции: «Если я скажу, что "Украина" будет первым каналом, это уже звучит не смешно». Но такой опыт, по его словам, бывает только раз в жизни. Теперь же он попытается сосредоточить все усилия на производстве контента и вскоре основать собственный продакшн.

 

Вальдемар Дзики уверен, что «там, где талантливые люди, можно заработать деньги», и потому строить свою компанию начал с поиска талантов. Как уже сообщала ТК, 15 апреля начался сбор заявок на его мастер-класс, лучшие выпускники которого смогут получить работу в новой структуре. «Перевод творчества на продакшн - самый сложный элемент», - емко описывает г-н Дзики, чему он будет обучать людей.

 

Об украинском рынке он думать не перестает, хотя перед кинокомпанией стоят более глобальные задачи - выход на международный уровень. Подробнее обо всем этом - в интервью «Детектор медіа».

 

«Мой продакшн будет международной структурой»

 

- Вальдемар, расскажите о программе вашего мастер-класса. Каких людей вы хотите найти с его помощью?

- Я приглашаю людей 25-30 лет с минимальным опытом работы в медиа: 2-3 года. Я не устанавливаю рамок по работе кандидатов, но у них должно быть высшее образование, не обязательно связанное с журналистикой или телевидением. Мы будем искать сценаристов-редакторов и IT-специалистов. Это разные специальности, но в будущем они будут очень сильно интегрироваться. Также мы будем работать с режиссерами и продюсерами: креативными, линейными и исполнительными. Первые два месяца это будет унитарная группа, где все профессии сидят вместе, а дальше мы будем делить людей в группы по 5-6 человек по специальностям. Программа для сценаристов и режиссеров рассчитана на 2-3 месяца, для продюсеров и линейных продюсеров - на 2 месяца. Эти люди будут работать над производством кино, сериалов и телевизионных программ. Мы будем смотреть на то, кому какое направление будет ближе.

 

- Как вы будете их выбирать? Будет творческий конкурс?

- Здесь очень много талантливых людей. Но я думаю, что нужно помогать талантам, в этом наша задача. Каждый, кого это заинтересует, сможет прочитать условия на сайте и прийти на собеседование. Мы встретимся и поговорим, потому что все строится на личном контакте. С ними помимо меня будут работать мои коллеги: например, мы пригласили Кшиштофа Занусси, а также других профессионалов своего дела. Участие в мастер-классе будет бесплатным, но некоторые жесткие ограничения по дисциплине будут, если кто-то регулярно не приходит на занятия. В конце должна сформироваться группа профессионалов, которым я буду предлагать работу.

 

- Какая роль в этом процессе фестиваля «Молодость»?

- Андрей (Халпахчи. - ТК) делает такие мастер-классы во время фестиваля, и мы договорились, что можем объединить свои усилия. В программу можем включить встречи со спикерами, которые прилетают на фестиваль. Это будет хорошая возможность для обмена информацией.

 

- Были на последнем фестивале «Молодость» работы и режиссеры, которые вас заинтересовали и могли бы участвовать в проекте?

- Я буду очень серьезно это просматривать. Я встречался со многими молодыми людьми, которые предлагали мне проекты еще как директору ТРК «Украина» и медиагруппы. Но мы будем просматривать кандидатов очень тщательно. У нас будет маленький психологический тест и разговор.

 

- Ранее вы упомянули, что занимались подобным проектом в Польше...

- У меня были подобные проекты в начале 90-х и в 2000-х, но у нас был основной акцент на сценаристах. Из той группы несколько человек сейчас работают в этой сфере. Один из них стал очень известным и сам занимается обучением сценаристов (Цезари Херасимович). Мы не ожидаем, что по окончании программы у нас появится сотня талантов, но надеемся, что останется небольшое количество особо выдающихся людей. Дальше с теми, кто будет готов реализовывать поставленные задачи, мы будем вместе делать кино, сериалы и т. д. Эта группа войдет в ту структуру, которую я буду строить как продюсер. Также будет группа, которой я помогу найти работу.

 

- Каким будет ваш продакшн?

- Мой продакшн будет работать не только в Киеве, это будет международная структура. Но он не возникнет уже завтра. Мы начинаем с людей, с поиска талантов.

 

- Какие рынки будут вас интересовать? Эта структура будет работать только на Украину, или, например, и на Польшу тоже?

- Есть зона русского и зона английского языка. Обе они - это огромное количество зрителей и большая возможность рынка. В первую очередь нас интересуют эти зоны, а дальше уже внутренние рынки. Например, Польшу, где я родился, я рассматриваю не как главное направление. Там 37 миллионов людей и, соответственно, достаточно ограниченный рынок. А если мы говорим о производстве, то людей, которые говорят по-русски и по-английски, значительно больше. Я думаю, что в будущем останутся 5-6 зон: русскоязычная, англоязычная, китайскоязычная, испаноязычная, а также, конечно, национальные рынки, которые будут производить 30-40% продукта самостоятельно.

 

- Национальные рынки сейчас растут. Возможно, русскоязычная зона со временем будет сокращаться?

- Мы на это не влияем. У каждой страны будет свой национальный продукт, и чем он лучше, тем лучше для рынка. Можно делать маленькое авторское кино и местные сериалы, и это будет сниматься в каждой стране, а большой показ предполагает значительные средства. К сожалению, все национальные рынки в такой же ситуации, как рынок Польши. Мы, например, в Польше не можем сделать телевизионный сериал, где один эпизод стоит $1 млн. А американцы снимают по $700-800 тыс. за эпизод.

 

- А вы хотите ориентироваться на высокобюджетные проекты?

- Я хочу ориентироваться на хорошие проекты. Часть их будет высокобюджетной. Будем анализировать потребности рынка и стремиться им соответствовать.

 

«Я даже не пытаюсь снимать кино по-русски или по-украински»

 

- С кем собираетесь работать в копродакшне?

- Я рассчитываю на копродакшн с разными странами на русскоязычной территории. Чтобы что-то снимать, нужно знать территорию. Я даже не пытаюсь снимать кино по-русски или по-украински, это должны делать люди, которые тут родились. Я понимаю язык, но снимать очень сложно, если вы не чувствуете язык с детства. Моя задача - найти талантливых людей и дать им возможность построить собственные предложения правильно. То есть чтобы их творческая идея перенеслась на экран максимально эффективно. Потому что перевод творчества на продакшн - это самый сложный элемент. Этим мы будем заниматься на мастер-классе. Моя задача не предлагать идеи, а полностью нарисовать процесс производства, помогать в реализации.

 

- Кто инвесторы вашего будущего продакшна?

- Партнеров несколько. Частично это мои старые партнеры, которых я знаю с тех времен, когда я занимался производством фильмов, но есть также и несколько новых людей, проявивших интерес к моим идеями. Мы хотим, в первую очередь, продемонстрировать, что медиапроизводство в Украине может приносить прибыль и быть интересным именно как бизнес. Сейчас мы формируем пакетное предложение для инвесторов, и где-то к осени, я полагаю, мы сможем публично говорить о результатах.

 

- Когда будете регистрировать структуру?

- Структура - это вторично. Самое важное - это идея, сценарий и творческий коллектив. Поскольку часто бывает, что начинают делать компанию, покупают оборудование... Это все красиво, но без хорошего режиссера камера не сделает хорошей картинки. Потому я стараюсь акцентировать внимание, в первую очередь, на профессионализме людей, с которыми работаю. А где талантливые люди, там можно заработать деньги. К тому же я сейчас общаюсь с моими хорошими друзьями-продюсерами, которые работают и в Украине, и в Москве, и в Польше, и в Лондоне, и пытаюсь обсудить совместное участие в разных проектах, потому что они работают на своих рынках и лучше понимают, как это можно сделать. Я вижу этот проект не как одну организацию, а как сеть взаимодействующих компаний.

 

- И все-таки, над какими проектами вы планируете работать?

Читайте також

- Мы сейчас работаем над несколькими сценариями киносериалов, то есть сериалов, где каждый эпизод снимается как кино. Язык сериала сейчас сделал большей прогресс. Раньше этот жанр был вторичным. Сейчас, если посмотреть на мировую практику, некоторые сериалы более интересны, чем кино. Почему так? Кино нельзя сделать дольше 2-3 часов, поскольку правила дистрибуции ограничивают формат. А сериал может рассказать историю, которую вы расписываете, например, на шесть 90-минутных эпизодов. И зритель может нырнуть туда и просто смотреть на рассказ, который длится несколько часов.

 

- На ваш взгляд, какие жанры сериалов сейчас имеют наибольший потенциал?

- В первую очередь - праймовые сериалы. Мне очень близка форма саги. Хотя я понимаю, что зрителей больше интересуют криминальные и военные сериалы. Но если раньше у нас был чистый раздел на жанры, то сейчас сценарии пишутся на грани одного и другого.

 

Также меня интересует современная фантастика. Это направление актуально для некоторых производителей в мире, и я тоже считаю его очень интересным. А в целом, в мире идет активный поиск новых форм.

 

- Какие украинские и российские фильмы вы могли бы выделить?

- Если говорить о кино конца ХХ века, то есть много картин уровня evergreen, которые мы всегда будем помнить, которые стали культовыми, и их можно перечислять очень долго. Тем не менее, и сегодня снимается много кинофильмов и сериалов, заслуживающих внимания. Из последнего, что мне действительно понравилось - российский сериал «Интерны» и украинский «Сваты», это очень качественный продукт. Хоть «Сваты» сделаны и не на ТРК «Украина» :).

 

- Как вы относитесь к медийным лицам?

- Нравится нам это или не нравится, но сегодня и в следующее десятилетие медиабизнес будет строиться на знаменитостях, ярких личностях, и я говорю не только об актерах, но и о ведущих, журналистах - всех, у кого есть харизма и талант. Иногда они нам импонируют, иногда мы раздражаемся, глядя на некоторых из них, но все они так или иначе привлекают наше внимание, и в этом сила медиаталанта.

 

- Вы готовы делать ставку на нераскрученных актеров?

- Единого решения не существует. Есть сценарии, написанные специально под неизвестных актеров, а есть такие, где без известного и узнаваемого лица ничего построить невозможно. Сегодня, в принципе, драматические сериалы строятся на очень сильных сюжетных линиях - гораздо сильнее и ярче, чем пару десятилетий назад. И в таких сериалах, в особенности мужских, персонажи разработаны настолько глубоко и детально, что даже неизвестный актер имеет шанс зацепить зрителя. Мужские сериалы - это агрессивный, жесткий, сильный язык кинопроизводства. Для меня это очень интересные проекты. Например, Flashback, Fringe, House M.D....

 

- Это как раз примеры вертикальных сериалов.

- Не до конца - это еженедельные сериалы. Раньше такие сериалы строились на главном герое, вокруг которого были вторичные линии, но каждый эпизод был отдельной историей. И это очень удобная для планирования модель: ее можно поставить и вертикально, и горизонтально. Сейчас зрителю уже недостаточно одного закрытого эпизода, потому что в нем плоская психология героя, а зритель ожидает сильного героя. Например, культовый сериал «Коломбо». Что мы о нем знали, об этом детективе? То, что у него старое пальто, сигара и жена, которую никто никогда не видел. Для сегодняшнего зрителя этого слишком мало.

 

- Но новые сериалы, тот же «Доктор Хаус», достаточно глубоко раскрывают образ главного героя. К тому же, вертикальный сериал как раз и держится на сильном актере первого плана.

- Он вертикальный, но не совсем. Потому что в классическом еженедельном сериале, таком, как «Детектив Коломбо», о котором мы только что говорили, вы можете поменять эпизод 230 на эпизод 132 - и ничего страшного не будет. А Хаус - это уже современная конструкция, и с Хаусом так сделать нельзя, потому что в каждом сезоне с ним происходят настолько разные проблемные ситуации, что состояние героя во втором и третьем сезоне очень меняется. Его личная жизнь уже занимает значительную часть каждой серии, это совершенно другой подход. В классическом еженедельном сериале этого не было. Коломбо всегда был один и тот же, он не менялся. А новая драматургия должна глубже заходить в фигуру героя.

 

«Все хотят, чтобы о них сказали, что они красивые, богатые и хорошие»

 

- Новые вертикальные сериалы вы рассматриваете как одно из направлений вашей дальнейшей работы? На нашем рынке к ним подходят очень осторожно, особенно после неудачного эксперимента Первого канала.

- Зритель к чему-то привык, и мы должны очень осторожно подходить к тому, чтобы менять его привычки. Телевидение - очень консервативный бизнес. Но вертикальные или горизонтальные позиции сериалов - это вопрос программирования. По драматургии есть сериалы ежедневные и еженедельные. Если еженедельный сериал поставить, как говорят американцы, спина к спине, получится вертикальный показ, но драматургия такой вертикалки должна быть построена таким образом, чтобы его можно было смотреть и раз в неделю.

 

На Первом канале был не эксперимент, а перепрограммирование. И я не думаю, что оно было у них неудачным. Просто когда вы меняете структуру программной сетки, то неправильно ожидать, что это немедленно заработает. Человек не может сразу поменять свою привычку.

 

Я думаю, что любые результаты на телевидении должны оцениваться по результатам минимум двух сезонов. Конечно, бывают проекты, которые сразу не работают. Профессиональный анализ учитывает изменение смотрения minute by minute каждого эпизода. Бывает, что доля канала 10%, а программа получает 5%, но вы решаете оставить ее по различным причинам. Или цикл minute by minute показывает, что она имеет шансы на рост, или она нужна для привлечения определенной группы зрителей. И только через 10-12 месяцев можно сказать, работает это или нет. И это так во всем мире. Хотя бизнес-аспект говорит так: не работает, рейтинг падает - снимаем. Но с другой стороны, через год, когда программа станет популярной, эти же рекламодатели придут и сами будут просить разместиться. И в этом красота нашей работы: с одной стороны - профессиональный расчет, анализ и планирование, с другой - обычное везение. Бывает, что нужно просто проявить выдержку.

 

- На нашем рынке телеменеджеры в большинстве случаев не выдерживают. Стратегии строятся на сезон: проекты с хорошей долей продолжают, а с маленькой закрывают.

- Но телеменеджеры не живут одни в этом мире. Есть ряд разных отношений, которые влияют на этот процесс. Я думаю, что большинство телеменеджеров в Украине - это профессионалы, которые понимают стратегию планирования, но на них влияют разные факторы. Работа телеменеджера - это всегда какой-то компромисс. Мы часто себе говорим: программа выдержит, давайте ее оставим в покое, но, как известно, в области медицины, футбола и телевидения все считают себя знатоками, из-за чего иногда ты получаешь много негативных оценок, как бы уверен в формате ты ни был. И здесь нельзя действовать эмоционально. Есть много примеров, когда после продолжительного времени в эфире программа становится очень сильной и у нее появляется стабильная база зрителей. Рекламодателей это очень радует, поскольку они тогда точно знают, кто смотрит эту программу и будет ее смотреть.

 

- Что мешает менеджерам в таких случаях? Планы по развитию бизнеса собственников, которые направлены на получение быстрого результата?

- У меня не было таких проблем. Тем не менее, телевидение не работает само по себе. Главный вопрос - насколько ты сам уверен в проекте и команде, которая его делает. С одной стороны, нужно быть последовательным, с другой - телевидение - не азартная игра, здесь все построено на очень тонком балансе. Журналисты критикуют проект и сразу задумываешься о том, что эта программа не нравится зрителям. Но есть ведь и другие факторы! Например, погода хорошая - падает телесмотрение, а падает телесмотрение - падает общая пропорция. А этого заранее знать нельзя. Или бывает так, что полгода назад вы запланировали какой-то цикл, а тут сборной Украины выпадает играть с Голландией. И ваш слот убит. Полгода назад вы не могли это учитывать, поскольку время матча еще не было известно.

 

- Вы упомянули о влиянии критики...

- Да, поскольку все мы живые люди. Все читают прессу и хотят, чтобы о них сказали, что они красивые, богатые и хорошие. И порой ранним утром, глядя в зеркало, ты задаешь себе вопрос: а такой ли я действительно, как обо мне написали вчера?

 

- Неужели были случаи, когда было решено закрыть программу из-за критики?

- У меня такого не было, но поскольку мы профессионалы, мы пытаемся понять, почему была такая оценка. Мы всегда внимательно пересматривали всю прессу, сайты и слушали о том, что говорят люди о программе. Даже из отзывов людей в интернете можно уловить тенденции и общую картинку. То есть профессиональные журналисты сказали то-то, на сайтах то-то, а minute by minute показывает то-то, лояльность такая, доля такая. И исходя из всего этого мы решаем, что делать дальше с тем или иным проектом.

 

- Давно хотела спросить вас о пилотных сезонах ситкомов («Золушка с прицепом», «Непрухи»). Зачем это каналу? Зритель не успевает привыкнуть к формату, а стоимость производства ситкома значительно дороже, чем проверка, например, на фокус-группах.

- На фокус-группах вы можете протестировать один пилотный эпизод, что не дает вам абсолютно ничего. Комедии - это формы, которые очень рискованно тестировать на пилотных сериях. Сняв пилотный сезон из шести-восьми серий и запустив его в сетку, рискуешь меньше, чем когда тест на фокус-группе одного эпизода показывает отличный результат, ты запускаешь 24 эпизода, и они проваливаются в полном объеме. Вообще, у меня консервативный подход: если мы запускаем сериал, то это бренд и мы должны сделать все, чтобы поднять его рейтинг. Но это касается длинных форм, а с ситкомами, с юмором все может быть по-разному: кому-то смешно, а кому-то нет. Так бывает. Нужно пробовать, зрителю ситкомы нужны.

 

- Вы рассказывали, что хотели бы снять украинскую сагу. Этот проект будет реализовывать канал или вы продолжите им заниматься сами?

- Это проект канала. Информации о съемках у меня нет. Знаете, время так быстро идет, я ушел с канала в октябре, потом работал до января как директор медиагрупы, а сейчас уже апрель. Но я знаю, что тогда мы рассматривали этот сериал как серьезный проект. Я также планирую снимать проекты в этом жанре. Думаю, людям это будет интересно. Я с большим удовольствием смотрел те саги, которые выходили на ТРК «Украина».

 

- Обычно наиболее качественные саги сделаны по литературным произведениям. Например, «Тяжелый песок» по роману Анатолия Рыбакова, или «Московская сага» по мотивам трилогии Василия Аксёнова, «Дети Ванюхина» по Григорию Ряжскому.

- К сожалению, у нас уже книжек не хватает. А самый успешный сериал - это моя любовь «Мастер и Маргарита».

 

- Я не поклонница этого сериала. Мне кажется, у Бортко более удачным был все-таки «Идиот» по Достоевскому.

- Но все равно была в нем душа, это не просто такой себе сериал. К тому же, это один из самых успешных сериалов в России. Он хорошо продается на DVD в Польше и других странах. «Идиот» мне тоже очень нравится. В «Идиоте», по-моему, главный герой идеально подходит к моему восприятию образа Мышкина. И вообще, кастинг там великолепный. В «Мастере и Маргарите» мне тоже нравились актеры, хотя я не мог привыкнуть к Маргарите. Я ее по-другому представлял. Вот Воланд - отличный. Жаль, что таких книжек у нас немного и нужно писать собственные сценарии.

 

- Вы говорили, что вас интересуют и сериалы, рассчитанные на молодую аудиторию. Такие проекты часто интегрируются в онлайн. Видите ли вы в этом сейчас потенциал?

- Я сейчас работаю над темой пересечения интернета и телевидения. И я думаю, что в ближайшее 3-5 лет не будет большей разницы. Зрителю не так важно, по какой технологии подается сигнал. Думаю, все равно в первую очередь важна сама история, творческие люди, которые создадут сценарий, а как это будет подаваться - не имеет значения. Однако 20 лет тому назад, если у вас был талант, требовалось приложить для его демонстрации очень много усилий, привлечь на помощь менеджеров, каких-то промоутеров и т. д. А сегодня заявить о себе гораздо проще - достаточно разместить свой ролик на Youtube и поделиться ссылкой с друзьями в парочке социальных сетей.

 

«Любому телеменеджеру после 6-8 лет работы нужно что-то менять»

 

- Вальдемар, вы несколько лет работали в Украине. Чем вас впечатлил наш рынок?

- Тут немного другие традиции и значительно отличается уровень конкуренции. В сравнении с другими европейскими рынками, конкуренция в Украине сильнее, так как за лидерство здесь борются как минимум 6 каналов, а стоимость рынка при этом гораздо ниже, чем в любой другой европейской стране. В остальном нет практически никакой разницы, технологии такие же. На других рынках уже сформирована организация работы для получения максимально хорошего и уверенного результата. Нужно стремиться к тому, чтобы качество всех продуктов было стабильно высоким, и помнить, что одна удачная программа это еще далеко не все.

 

Что касается ТРК «Украина», за последние несколько лет менеджменту фактически удалось построить канал, который стал одним из лидеров рынка. У ТРК «Украина» много молодых креативных и надежных людей. Через 1-2 года, когда они окончательно сформируются как монолитная команда, я вижу все предпосылки к тому, чтобы этот канал стал №1. Но кое-что еще требует времени.

 

- Собственное производство?

- Да. Мы построили структуру, а теперь нужно сделать все, что бы она успешно работала. Я очень доволен, что имел возможность быть участником формирования канала и медиагруппы. Все случилось за не очень длительный период - всего 3 года. У меня раньше не было такого опыта, и, к сожалению, наверное, уже не будет. Потому что так бывает раз в жизни. Сейчас «Украина» по аудитории 18+, на которую мы ориентировались, занимает сильные позиции. Дальше следует решать вопрос стилистики канала, нужно понять, для какой аудитории будет работать канал: 18+, 18-54 и т. д., и продолжать постепенно строить.

 

- Сегодня основной рейтингообразующий продукт канала - российские сериалы...

- И в ближайшем будущем это не поменяется. Потому что нужно, чтобы на канале сформировалась большая группа людей, которая сможет создавать успешные собственные продукты, без которых канал будет просто репродуктором покупного контента. Когда я уходил, мы поставили в эфир наш первый сериал «Маруся», который мы сделали от начала до конца, и мне за него не стыдно. Можно к нему относиться по-разному, но в сложном слоте на коммерческом канале этот проект выполняет свою задачу. И сейчас мои коллеги по каналу работают над другим хорошим сериалом и рядом других интересных проектов, которые, я полагаю, будут не менее сильными и успешными.

 

«Критическая точка» стартовала с долей 3,38%, а сейчас у нее 13-14%. Там сейчас полноценная команда. Также мы сделали наш формат «Народная звезда». Да, он похож на другие талант-шоу, но он разработан на канале и дает долю 12-13%, финалы берут 16%.

 

- Но «Народная звезда» не стала событием, как, например, проекты СТБ.

- Я с этим не спорю. Я очень уважаю коллег с СТБ, но у нас программа построена по другому принципу, и как программа входа в субботний прайм она дает рейтинги выше средних. Я не говорю, что мы дошли до мастерства в производстве. Но это начало работы. Конечно же, у нас были проекты, которые не пошли, и это нужно анализировать. СТБ строит свои программы по концепции ивентов и больших развлекательных шоу. А концепт «Украины» был построен на стабильной работе всех ежедневных слотов.

 

- Кроме талант-шоу у них есть ряд собственных программ, которые в эфире уже длительный период.

- Как я сказал, мы работали по другому - линейному - принципу. У них хорошая традиция производства, но я уверен, что и ТРК «Украина» в очень скором времени значительно усилит свои позиции по собственному производству. «Україна має талант» - это такой цветок, который все замечают и восхищаются им, но телевидение - это 7 дней и 24 часа. И очень хотелось бы иметь 2-3 цветка, а если их не было на «Украине», то это моя вина. Потому что я ориентировался на то, чтобы работала вся структура и средняя доля была стабильной. И меня очень радует, что сегодня все уже забыли, что 3 года назад ТРК «Украина» в Киеве не было, что как ведущую кнопку ее не рассматривали. Вы всегда писали: «Канал третьего эшелона». Когда я приехал, мне это очень не нравилось, и я говорил, что он будет в первом эшелоне. А теперь, если я скажу, что «Украина» будет первым каналом, это уже звучит не смешно. И «цветок» с долей 20% на ТРК «Украина» обязательно появится.

 

- Помимо ТРК «Украина», какой канал на нашем рынке вам интересен?

- Все привыкли больше говорить о том, что получилось плохо, и никто не замечает, сколько хорошего происходит. Мы уже говорили об успешных проектах СТБ, «Украины», но это далеко не все. Я очень внимательно смотрю на борьбу «Плюсов», много нового появляется на «Интере». И я думаю, что из этого должно что-то получиться. На рынке делается 30-40 новых программ. Половина будут неудачными, десять - хорошими, пять - успешными. Но не в этом дело. Индустрия развивается, люди учатся и понимают, в чем их ошибки.

 

- Как вы относитесь к тому, что сейчас развиваются, в основном, развлекательные форматы, а другие направления остаются неохваченными?

- Это скоро пройдет. Тут все пошли в развлекательные шоу, а в Польше все сошли с ума и делают комедии. Почему-то все думают, что если написано «Комедия», то это будет успешным, но большинство проектов проваливаются. Похожий процесс и здесь с развлекательными шоу. Посмотрим, что будет дальше, потому что в этом сезоне на каналах уже появляются и новые программные формы - на смену песенным и танцевальным шоу.

 

- Каким будет следующий шаг?

- Большие ток-шоу. Мужские проекты. Программы, в которых будут совмещены элементы реалити, quizz-а и развлекательного шоу.

 

- Сейчас каналы активно пытаются создавать ток-шоу.

- Ток-шоу построено на журнализме. Это очень сложный и специфический жанр, и нужно очень терпеливо такого рода программу запускать и держать, потому что очень редко бывает, чтобы такой продукт сразу дал хорошие показатели. Ток-шоу строятся шаг за шагом.

 

- Вам не грустно без ТРК «Украина»?

- Я встречаюсь со своими коллегами, работаю для медиагруппы как консультант. Конечно, я немного скучаю по прежним временам, но стараюсь всегда смотреть в будущее.

 

- Не жалеете, что ушли? И почему ушли?

- Человек должен что-то менять. Я сделал определенную задачу (как сделал - не мне оценивать), но сейчас пришло время делать что-то другое. И для любой организации я могу быть полезным, если буду развиваться. И я думаю, что любому телеменеджеру после 6-8 лет работы нужно что-то менять. Знаете, я настолько ленивый человек, что если не поставлю себе новую задачу, не смогу меняться. Мне нужно постоянно организовывать вокруг себя ситуацию, чтобы я мог 12 часов в сутки работать. В свое время на ТРК «Украина» такая задача была.

 

- Сколько сейчас часов в день вы работаете?

- Я сейчас работаю по-другому. Путешествия, встречи, разговоры, просмотры... Это очень интересно. Раньше я 8 лет работал телевизионным менеджером. Все почему-то думают, что такая работа - это очень хорошо. С одной стороны, безусловно, это очень интересная задача. Но с другой - жизнь сводится только к такому графику: поездка на работу, встречи, переговоры, поездки-просмотры, и уже 8 вечера. Со временем мне помогали коллеги и я уже не работал дольше 12 часов в сутки. Но изо дня в день вы видите только машину, водителя, гараж, офис и самолет. Мои друзья часто спрашивали о Киеве, но у меня даже не было возможности его посмотреть. Сейчас пойду гулять на Крещатик, у меня уже есть на это время. Я теперь могу дольше спать и не ждать отчеты ГФК. И пока буду летать где-то между Киевом, Варшавой, Лондоном и Москвой, думаю, смогу организовать новый интересный проект.

 

У зв'язку зі зміною назви громадської організації «Телекритика» на «Детектор медіа» в 2016 році, в архівних матеріалах сайтів, видавцем яких є організація, назва також змінена
Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
34771
Переглядів
Коментарі
Виктор
09:06 / 20 Квітня 2011
Комплекс несостоятельности, при чем не с скрытым, а открытым комплексом меньшовартости, у тех, кто брызжет слюной из зависти и никомуненужности, боясь при этом подписаться хотя бы настоящим именем. Вот это наш украинский подход, куда там западному!
Алекс
01:08 / 20 Квітня 2011
Удачи Вам Вальдемар! Всё у Вас получится!
патриот
21:26 / 19 Квітня 2011
Странно, почему этот "гений от ТВ менеджмента" не валит к себе в Польшу, где от так знаменит и популярен. Дзика. как и Пекельна кухня, Майданс, Украина майе таланты , шустер и Киселев ........................ - это покупное заграничное говно полностью отработавшее у себя на родине и которое покупают несостоятельные украинские ТВ менЕджеры со скрытым комплексом меньшовартости. Вольдемар, иди поучай своих польских коллег - журналистов. Слабо?! Там Европа - и на хрен могут послать с такой квалификацией. Поэтому ты на правильнойм пути - дои и дальше этих лохов - хохлов.
алекс
15:43 / 19 Квітня 2011
Видно в Польшу ему спешить некуда(((Боюсь,что продакшен его никому не нужен--если самое выдающееся,что ему сделать на Украине--это Народна зирка!
Stepan
13:24 / 19 Квітня 2011
Тонкий человек с хорошей внутренней организаией.
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2018 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop