ПРОЕКТИ
12:00
Понеділок, 7 Листопада 2016

Почему я решила написать про БДСМ и что из этого вышло

Работа журналиста заключается в том, чтобы рассказывать людям о том, чего они еще не знают, объяснять то, чего не понимают, развенчивать мифы и расставлять точки над «і». Однако на другой чаше весов всегда лежит принцип «не навреди», который тоже должен безоговорочно соблюдаться журналистами
Почему я решила написать про БДСМ и что из этого вышло
Почему я решила написать про БДСМ и что из этого вышло

Если почитать ленту в Facebook или популярные сайты новостей, то темы для обсуждения в широком интернет-пространстве, как правило, всегда однообразны. Заявления политиков, повышение тарифов, экономический кризис, война на Донбассе – главных тем обычно набирается с десяток, и все информационное пространство сужается до них. И только единицы журналистских материалов выбиваются за рамки привычного дискурса и затрагивают воистину нетривиальные темы.

Не так давно я решила написать об одной такой нетривиальной теме – фетиш-культуре и БДСМ (статья "Взрослые игры", опубликована в "Новом времени" 18 августа 2016 года. - ДМ). Эта ниша показалась мне по-своему привлекательной и важной в современной культуре. Хотя бы потому, что это не просто кучка людей с общими интересами, а целый пласт, довольно крупная и глубокая сфера жизни со своими правилами и условиями, в которой, так или иначе, вертится очень много людей. И это было моим первым открытием после погружения в тему: если ты чего-то не видишь, это не значит, что его нет. Оно есть, и в достаточно крупных масштабах. Просто этот мир существует сам по себе, далеко от случайных зевак.

Я начала со статьи о шибари – японском искусстве связывания и одной из БДСМ-практик. Конечно же, испробовав все лично на себе. Предполагала, что материал вызовет волну критики и недовольства. Но нет, большинство отзывов были позитивными: меня называли смелой, радовались, что «наконец-то что-то свеженькое», причем не только о политике, удивлялись, что такое бывает здесь, в Киеве, а не только в кино, и что это даже можно попробовать самому. Конечно, были и те, кто искренне не понимал, зачем я это сделала – написала о такой теме. Но мне в личку пришло немало сообщений с расспросами, где можно это попробовать, почем, как найти единомышленников с такими специфическими интересами. Люди даже интересовались возможностью заказать подарочный сертификат на обучение шибари для подарка молодоженам. Казалось бы, вот и ответ на вопрос: «Зачем об этом писать?» Ведь и на этот товар есть свой покупатель – дело только в том, что раньше о таком «товаре» особо никто не писал, а значит, и покупатель не представлял, что «товар» доступнее, чем кажется на первый взгляд.

Следующей была статья о фетиш-вечеринках. Ей было суждено «прожить» всего лишь сутки, после чего было принято решение вовсе снять ее с сайта. Виной всему конфликт интересов, который возник вокруг выбранных для материала иллюстраций. Эта история снова вытащила на поверхность все тот же вопрос: «Зачем о таком писать?»

Я размышляла на эту тему сама и обсуждала ее с теми, кто непосредственно вертится в столичной фетиш-тусовке. Главный вопрос, который то и дело всплывает – стоит ли вообще допускать СМИ в этот закрытый мирок, и если да, то для чего.

Одни из главных функций журналистики, какой бы она ни была – экономической, политической или культурной, – это информирование и просвещение. Если рассуждать совсем грубо, то работа журналиста как раз и заключается в том, чтобы рассказывать людям о том, чего они еще не знают, объяснять то, чего не понимают, развенчивать мифы и расставлять точки над «і». Тема, о которой идет речь сейчас – именно такая. Она окутана мифами и стереотипами, а аббревиатура БДСМ и вовсе ассоциируется у большинства «случайных прохожих» с какими-то жесткими постельными играми в наручниках. И это, пожалуй, главное заблуждение, которое я хотела развенчать своими публикациями. БДСМ – это что-то гораздо большее. Выходящее за рамки чьей-то спальни и не ограничивающееся «плотскими утехами». Тематические вечеринки – обычная практика, например, для той же Европы. И здесь мне хотелось бы сделать акцент на окультуривании, развеять еще один миф с условным названием «все они – грязные, больные на голову извращенцы». Вы никогда не знаете, чем занимается по вечерам ваш сосед, школьная учительница вашей дочери или руководитель соседнего отдела. Подобные увлечения не обязательно должны гореть на лбу вытатуированным клеймом или выражаться внешне в, например, агрессивном поведении или вульгарных одеждах. Нет. Но вы удивились бы, узнав, как много людей, интересующихся этой темой, ходят вокруг вас.

Еще одна важная функция – просветительская – очень хорошо проявилась в момент, когда мне в личку стали стучаться люди с расспросами. Почему так случилось? Оказалось, что многие интересовались чем-то подобным, но как-то тихо и скрыто, потому что считали, что это что-то неприличное или не свойственное нашей культуре. Материал в СМИ показал, что неприличия здесь нет, дал понять, что такие вещи – ближе, чем кажутся изначально, и, возможно, даже помог кому-то реализовать свои желания, найти единомышленников и попробовать что-то такое, о чем давно мечтал, но не знал, у кого спрашивать.

На другой чаше весов лежит принцип «не навреди», который, как по мне, тоже должен безоговорочно соблюдаться журналистами. И главная опасность, конечно, в том, что подобные публикации в СМИ могут привлечь к этой тусовке людей не особо адекватных, вызвать нападки со стороны и накликать проблемы. Второе, не менее важное – анонимность. Здесь нужно вернуться на пару абзацев выше, туда, где про школьную учительницу и начальника соседнего отдела. Да, таких людей много, но далеко не все хотели бы быть застигнутыми врасплох, потому что такая жизнь для них – тайная. Любая информация в прессе может послужить тревожным звоночком, ведь не каждый журналист будет придерживаться этого самого «не навреди», что, увы, очень прискорбно. В погоне за сенсациями и «желтухой» обязательно найдется кто-то, кто навсегда испортит мнение о профессии в целом. Так бывает всегда, но это – отдельная тема для беседы.

Дискуссия о том, стоит ли освещать в СМИ такие специфические темы и как писать о подобных субкультурных объединениях, чтобы никого не обидеть, на самом деле, еще не окончена. Более того, я думаю, она только начинается. Приоткрывая занавес над тем, что раньше было скрыто от глаз общественности, мы показываем, что есть и другие миры, те, которые раньше никто не замечал. Другой вопрос – как научить людей правильно реагировать на такие вещи? Вероятно, это следующий этап, в котором и СМИ могли бы сыграть немалую роль: этап окультуривания, разъяснения и расширения привычных границ человеческого восприятия.

Фото: ФотоКто

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
1781
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2017 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop