Опитування
/
Результати

Що, на Вашу думку, потрібно зробити на порталі «Детектор медіа» першим кроком, щоб портал став для Вас кращим?

Мені все подобається
Поліпшити якість подачі інформації
Збільшити інформаційне охоплення
Поліпшити дизайн порталу
Поліпшити сервіси порталу
Додати нові сервіси
Свій варіант

Що, на Вашу думку, потрібно зробити на порталі «Детектор медіа» першим кроком, щоб портал став для Вас кращим?

Мені все подобається
24.4% (83)
 
Поліпшити якість подачі інформації
18.8% (64)
 
Збільшити інформаційне охоплення
19.4% (66)
 
Поліпшити дизайн порталу
15.0% (51)
 
Поліпшити сервіси порталу
1.5% (5)
 
Додати нові сервіси
5.3% (18)
 
Свій варіант
15.6% (53)
 
Загалом відповідей: 340
журналист
10:01
П'ятниця, 17 Березня 2017

Пенисы и кухонные ножи — наше все

Телевидение помогает в безысходности. Но требует взамен стать участником шоу.
Пенисы и кухонные ножи — наше все
Пенисы и кухонные ножи — наше все

В проституции все по чесноку: ты ей деньги, она тебе — секс. Ты получаешь то, чего не хватает тебе, она получает то, чего не хватает ей. И едва ли у вас дойдет дело до разговоров, какого лешего она этим занимается, какого черта ты бегаешь от жены… Или просто бегаешь… А если и заходит, то начинаются проблемы: возникает ощущение, что воспользовался безвыходностью. Слабостью. Незащищенностью. Если это, конечно, действительно безвыходность, слабость и незащищенность.

На телевидении все ровно так же. Оно помогает в безысходности — чаще всего деньгами, возможностью до кого-то достучаться, но требует взамен стать участником шоу. И совершенно не важно, что выставляется напоказ, на публику — пенис, семейные разборки, парень с ампутированной ногой, девушка-колясочница — абсолютно не важно. Каждый получает свое: больной подросток оплату лечения и квалифицированных хирургов, девушка-колясочница — «Евровидение», дерущиеся супруги — свой ДНК, психолога или просто гонорар на выпивку. На этом телевидение стояло, стоит и стоять будет. Ни к счастью, ни к сожалению. Констатация факта.

Сколько раз и я пытался ловить героев на эти уловки: выражал сочувствие, покупал конфеты, детские коляски, обещал дозвониться, достучаться и что-то решить.

Начало двухтысячных… Новокузнецк. В шахте погибают больше ста шахтеров. Траур. В этом списке есть одна история: девушка в роддоме — вот-вот родит. Погибают ее молодой муж и свекр… Ее отпускают на «скорой» проститься с ними. Никогда не забуду эту картину: комната, два гроба. Посреди на табуретке — девушка с огромным животом. Одна рука на одном, другая — на другом.

Завтра она родит мальчика и назовет в честь погибшего мужа. «Хорошая история», — говорит продюсер конкурирующего канала. Нас уже двое. Мы покупаем детскую коляску, но думаем только об этом — как снять. А уже потом о том, что чувствует сейчас эта девочка. Да и думаем ли…

Другая история — Петра Прохазска, чешка. Всю вторую Чечню отработала в самом пекле. Улыбчивая такая, веселая, азартная… И вот однажды она ехала в колонне, и впереди, прямо в кадре, БМП подрывается на фугасе. На ее глазах из покореженной машины выносят тела двух солдатиков. Вместо ног — ошметки. Они прямо там и умерли — в кадре. И когда Петра позвонила в Прагу, ей сказали: вау, Петра, это же супер! Молодец, что сняла!..

И вот именно в этот момент она поняла: нужно бросать профессию. Она тебя уничтожает как человека. Никто не спросил, пострадала ли она, насколько было больно тем мальчикам в кадре — ничего такого… Это был суперрепортаж. Последний в ее карьере. Все эти отмазки: что работали раньше — они бы все равно погибли, так хорошо, что это произошло на моих глазах — уже не имели значения. Или вот еще: нам же надо открыть глаза обществу.. Перед смертью этих пацанов все было пошлостью и цинизмом…

Таковы законы телевидения. Нельзя думать об этом. Или надо уходить. Ты не сможешь делать шоу…

С нами, в общем-то, все понятно. А что со зрителем? Мы ему можем купить билет на оперу. Можем в кино. А можем купить билет в Колизей на гладиаторские бои. Или в первый ряд на публичную казнь. Можем приоткрыть занавеску и позволить услышать скандал у соседей. Можем дать стакан, чтобы лучше слышать за стенкой, как соседи занимаются сексом. Или убийством друг друга. Мы можем открыть глазок, когда те будут бегать друг за другом с кухонными ножами. И при этом он будет чувствовать себя в безопасности.

Понятно, что желающих взять стакан гораздо больше, чем сходить на концерт. Кому-то порно — кому-то Даная. Кому-то шансон Круга — кому-то шансон Азнавура… И Круг всегда будет побеждать. И очередной дурак с вытянутыми ушами с арсеналом трех шуток-прибауток на фоне голой стены всегда будет бить по лайкам, скажем, «Подстрочник» Дормана.

Телевидение — это то же производство, где мало еще продукт произвести. Его нужно еще и продать зрителю — чтобы его посмотрели. И если вы выпускаете жигули-копейку, и она уходит в лет, как только попытаетесь докинуть дополнительный «обвес» — стеклоподъемники, гидроусилитель — ее тут же перестанут покупать. Запрос другой. На дешевую и простую. Выпуск современной модели чреват огромными затратами и неочевидной выгодой. Так и телевидение: если у зрителя запрос на «копейку», бесполезно соблазнять мерседесом. Не поймет даже, что это такое.

Так что, увы, пенисы и кухонные ножи — наше все…

Фото: Screen Rant

* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
1196
Переглядів
Коментарі
Alex
16:47 / 20 Березня 2017
Так було завжди, телебачення це шоу, безкоштовне. І нікого не цікавить деталі ДТП, всім потрібно треш
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2017 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop