О послушании, покорности и зомби с промытыми мозгами

О послушании, покорности и зомби с промытыми мозгами

10 Грудня 2018
2716
10 Грудня 2018
12:30

О послушании, покорности и зомби с промытыми мозгами

2716
Новый фильм Иллариона Павлюка — хороший повод задуматься о себе, государстве и качестве научпопа.
О послушании, покорности и зомби с промытыми мозгами
О послушании, покорности и зомби с промытыми мозгами

На канале «Украина» вышел второй документальный фильм Иллариона Павлюка, посвященный психологическим экспериментам. Первый — «Обыкновенные зомби. Как работает ложь» — показали в 2015 году; его продолжение — «Зомбі-2. Промивка мізків» — вышло 24 ноября этого года.

Как и первый, фильм основан на воспроизведении известных психологических экспериментов, которые демонстрируют определенные поведенческие реакции человека. Как и в первый раз, фильм получился ярким, наглядным и страшно увлекательным — а местами и просто страшным.

Смотреть его интересно по нескольким причинам. Во-первых, украинское телевидение нечасто балует зрителей хоть чем-то, что можно назвать фильмами в жанре научно-популярного кино. А еще реже эти фильмы можно назвать удачными. Безусловно, фильм Павлюка выделяется среди остальных попыток своим качеством: он хорошо снят, продуман, у него внятный сценарий, он захватывает, несмотря на то, что местами смотреть его неприятно (а людям впечатлительным может быть и физически дискомфортно).

Во-вторых, в основу фильма положен действительно интересный эксперимент, который, как указано в фильме, часто называли скандальным — а еще многократно называли неэтичным (но этого зрителям не сказали). Социальный психолог Стенли Милгрэм в 60-е годы прошлого века провел целый ряд экспериментов о подчинении авторитету. Он сам довольно подробно описывал, почему хотел заняться изучением этого вопроса и что именно исследовал в своих экспериментах. По сути, он пытался понять, как во время Второй мировой войны одни люди поступали с другими настолько чудовищно и бесчеловечно. Поэтому искал условия, при которых «группа может заставить человека проявить жестокость по отношению к другому человеку». В окончательном виде цель своего эксперимента Милгрэм формулировал так: «Чего может добиться от человека авторитетное лицо, применяя свою власть через обычные каналы воздействия» (цитируется по статье Милгрэма «Индивид и подчинение»).

Для того, чтобы изучить поведение человека в условиях влияния на него авторитета, Милгрэм поставил следующий эксперимент: он предложил людям (в первоначальном варианте — только мужчинам) поучаствовать в выдуманной Милгрэмом научной программе по исследованию памяти. Участников делили в произвольном порядке на «учителей» и «учеников». «Ученика» сажали в отдельную комнату, прикрепляли к его рукам электроды и смазывали в присутствии «учителя» его руки мазью, «которая предотвращает появление волдырей и ожогов». «Учитель» должен был сидеть в другой комнате рядом с «экспериментатором» и зачитывать тест на запоминание. Если «ученик» ошибался, «учитель» должен был переключать тумблер, далее следовал разряд тока — и таким образом наказывать «ученика» за неправильный ответ. Тумблеров было множество, каждый следующий бил «ученика» током более высокого напряжения. Под тумблерами были разные надписи — от «слабый удар» до «крайне интенсивный удар» и «опасно: труднопереносимый удар». Три последних тумблера были не подписаны, но помечены ХХХ. Указывалось, что они выдают разряд в 450 Вольт.

На самом деле, реальными участниками эксперимента были только «учителя» и именно их реакции изучали в ходе эксперимента. А «экспериментатор» и «ученик» были подсадными. Естественно, что током «ученика» не било, он только изображал реакции на якобы поступавший разряд — причем изображал убедительно: кричал, просил остановиться, жаловался на боль, требовал прекращения эксперимента, терял сознание. При этом «учителя» заранее предупреждали, что деньги, заплаченные ему за участие, останутся у него, не зависимо от того, как и чем завершится эксперимент. «Экспериментатор» не приказывал людям продолжать, а пользовался нейтральными фразами вроде «эксперимент требует продолжения»; также вначале он сообщал, что «удары могут причинять боль, но не опасны для здоровья» (тайм-код 5:15).

Милгрэм хотел узнать, как далеко зайдут люди, которым предлагается бить током 50-летнего человека с проблемами сердца (так было в оригинальном эксперименте) — под влиянием «ученого в белом халате». Он даже опросил перед началом эксперимента психологов и психиатров, чтобы они предположили, какое количество испытуемых нажмет тумблеры самого высокого напряжения. Надо признать, прогнозы оказались куда оптимистичней реального результата: 65 % людей «ударили током» в 450 вольт «ученика», остальные 35 % отказались продолжать участие в эксперименте на разных его стадиях.

Вот этот эксперимент, собственно, и воспроизведен в фильме «Зомби-2: промывка мозгов». Только «ученика» изображал молодой парень, а «учителя» были разного возраста и пола — впрочем, Милгрэм и другие социальные психологи проводили целый ряд экспериментов, основанных на первоначальном, и в них участвовали люди разных полов, а также варьировались условия эксперимента. Иногда «учителя» получали указания от «экспериментатора» по телефону, иногда они находились в одной комнате с «учеником» (этот вариант тоже был показан в фильме Павлюка). От того, насколько близко «учителя» находятся к «ученику» и «экспериментатору», зависит результат: чем дальше находится носитель символической власти, тем меньше ей готовы подчиняться; чем ближе находится страдающий человек — тем меньше людей готовы его мучить. Кроме того, если один экспериментатор просит продолжать эксперимент, а второй просит остановить — практически все «учителя» прекращают бить током «ученика». Наконец, если на месте «ученика» оказывается женщина, меньшее количество людей готовы ударить ее разрядом в 450 вольт (в фильме об этом не упомянули). Последний раз эксперимент практически в изначальном виде повторили в прошлом году польские ученые — и результаты были приблизительно такие же, как у Милгрэма.

Эксперимент Милгрэма — довольно серьезный повод задуматься о человеческой природе вообще и о собственной природе в частности. И, надо признать, создателям фильма «Зомби-2» удается настроить зрителя на размышления — и это тоже нужно отнести к безусловным плюсам фильма. Согласитесь, что большинство проектов на украинском телевидении требует от зрителя эмоций, эмоций и еще раз эмоций; так что фильм, созданный для того, чтобы кто-то подумал — уже невероятная победа.

Жаль только, что создавая полезный и питательный для ума продукт, авторы решили все-таки сделать его чуть-чуть более зрелищным и злободневным. И для этого использовали кое-какие натяжки и допущения, а кое-где даже манипуляции — что особенно иронично, поскольку авторы заявляют, что сделали фильм именно для того, чтобы сделать зрителям «прививку» от «зомбирования».

Начнем с того, что авторы везде утверждают, что эксперимент как-то связан с «зомбированием» и «промывкой мозгов». Оба термина ненаучные, их не употреблял ни Милгрэм, ни те, кто повторял эксперимент после него. Тем не менее, авторы выносят именно эти слова в название своего фильма. И даже обещают зрителю, что досмотрев полуторачасовой фильм, они станут обладателями тайного знания — им расскажут, «как эффективно сопротивляться методикам зомбирования». В фильме действительно много рассуждают о том, как удалось людям, которые прервали эксперимент, остановиться, «взбунтоваться» и не следовать указаниям «экспериментатора», то есть авторитета. И после разговоров с теми, кто смог остановиться,  зрителям предлагают такую гипотезу (Павлюк подчеркивает, что это всего лишь предположение): оказывается, люди сохраняют свою «человечность», если у них было счастливое детство. В кадре нам показывают несколько человек, которые счастливо улыбаются, вспоминая свое детство (это те, кто смог прервать эксперимент), и тех, кто чуть ли не плачет, говоря о своем трудном детстве (те, кто дошел до конца и клацнул кнопкой «450 вольт»).

Может быть, счастливые в детстве люди действительно менее поддаются манипуляциям, может быть, с точностью до наоборот (ведь они больше доверяют окружающим). Так или иначе, выборка слишком мала, чтобы послужить доказательством или опровержением этого предположения. Но, во-первых, довольно странно обещать зрителям в начале фильма «способ эффективной защиты от манипуляций» — а потом заявить, что это счастливое детство. Зрители ведь не могут по собственному желанию переделать свое детство — но вполне могут прийти к печальному выводу, что обречены на «зомбирование», если у них в детстве были какие-то проблемы.

Во-вторых, Милгрэм отдельно подчеркивал, что не изучал причины действия испытуемых: «Мы не ставили своей задачей выяснить, какие именно мотивы заставляют испытуемого подчиняться приказам экспериментатора. Наши эксперименты были направлены на изучение ситуационных переменных, вызывающих подчинение» (там же). Так что объяснение поведения испытуемых авторами фильма — ненаучное предположение, которое завернуто в упаковку из научных экспериментов и бесед с серьезными людьми с большим количество регалий и в белых халатах. То есть та самая манипуляция, против которой так возражали в начале фильма его создатели.

Наконец, есть еще одна интересная деталь. Под «зомбированием» авторы фильма подразумевают «готовность [под определенным воздействием] добровольно отказаться от всего человеческого и идти на такие поступки, которые не привиделись бы им и в страшном сне». И весь фильм подводит зрителя к мысли, что при определенных манипуляциях с сознанием человека его можно превратить в послушный механизм, винтик в социальной машине — и лишить его человечности. Все это, конечно, так — или почти так. Потому что, если верить самому Милгрэму, ничего «расчеловечивающего» в его опыте нет — наоборот, его самого шокировал результат собственного эксперимента именно тем, что такое поведение было именно человеческим. «Результаты эксперимента убедительно показали, что человеческая природа не может противостоять приказу легитимного авторитета. И таким образом не может защитить людей от жестокости и бесчеловечности. Значительное число людей подчиняется приказу, каким бы он ни был, и не руководствуется при этом соображением совести».

То есть получается, что ничего в этом эксперименте от «зомбирования» нет — это не стороннее вмешательство в психику человека, не навязывание ему чьей-то воли, а просто демонстрация того, что в каждом человеке и так есть — помимо совести, морали, сочувствия и сопереживания. Хорошо об этом знать. Но может ли это знание послужить прививкой от такого послушания — неизвестно. Хотя авторы и эксперты в фильме неоднократно говорят, что люди, прошедшие подобный эксперимент, получили дозу «антидота» против безрассудного подчинения авторитету. И намекают, что посмотрев фильм, зрители тоже каким-то образом, даже не имея счастливого детства, тоже «привьются» от подобного рода манипуляций. Хотя это еще одно допущение, ничем не подтвержденное, но поданное в фильме как некая научная теория.

Милгрэма неоднократно критиковали за неэтичность эксперимента. Основные аргументы его критиков сводились к следующему: во-первых, люди ХХ и ХХI века сильно доверяют науке, и если им сказать, что «серьезного вреда здоровью» удар током подопытному не принесет — то они, несмотря на свои мучения, сомнения и переживания — продолжат нажимать кнопки, надеясь, что все закончится хорошо. Тогда попытка объяснить посредством этого эксперимента Холокост явно не удалась — поскольку люди, нажимавшие кнопки в газовой камере, заранее знали, что для людей внутри подача газа закончится смертью. Во-вторых, Милгрэма критиковали и те, кто считал, что эксперимент неэтичен по отношению к участникам. Ведь Милгрэм неоднократно описывал, как множество его испытуемых, которые играли роль «учителей», испытывали страшное волнение — у них дрожали руки, они потели, им становилось нехорошо от криков «ученика», иногда они даже умоляли «экспериментатора» прекратить эксперимент; в фильме Павлюка показаны такие реакции — одна девушка закрывает каждый раз, когда слышит стоны из соседней комнаты, рот рукой, и видно, что ей по-настоящему страшно. Так вот — у Милгрэма была целая программа наблюдения и дальнейшей работы с теми, кто прошел через его эксперимент — с ними в том числе работали психологи. Он опрашивал «учителей», и приводил даже выдержки из переписки с ними — где они, по большей части, благодарили социального психолога за то, что смогли многое понять о себе, и были рады поучаствовать в эксперименте. Это все верно — но были и те, которые пожалели, что согласились. И в украинском фильме не сказано, работали ли дальше с участниками эксперимента. Будем надеяться, что да. Ведь мысль о том, что ты доверился «ученому» и чуть было не убил кого-то, может серьезно испортить тебе жизнь. Например, заставить тебя пересмотреть свои отношения с миром — фрустрация довольно неприятная вещь.

Наконец, в фильме есть еще один нюанс — он незначительный, но все же: Милгрэм специально подчеркивал, что не хотел использовать в эксперименте авторитет врачей. «Нужно сказать, что в понятии авторитет заключено много значений. Когда мы говорим о медиках как об авторитетных людях, мы имеем в виду, что они обладают специальными знаниями. Это не совсем та форма авторитета, которая присутствовала в моих экспериментах», — писал он. И поэтому сознательно выбрал именно ученого, а не врача, в качестве символической фигуры власти. Практически то же самое сделали в фильме «Зомби-2», но объясняли зрителям послушание участников именно на примерах с врачами. Например, апеллировали к опыту, который переживает человек, находясь во власти медиков. И почему-то в качестве примера травмирующего опыта, который испытывает каждый ребенок в детстве, один из экспертов фильма называет прививки. Он рассказывает, как человек, даже не помня этого, испытывает боль от укола, от того, что «чужие люди» хватают его, маленького, ограничивают его движения, делают с ним что-то плохое, пока матери нет рядом. И, пережив это, взрослый человек якобы готов подчиняться медикам, испытывая перед ними неосознанный страх, основанный на том самом опыте. В стране, где антипрививочная кампания фактически добила коллективный иммунитет и где с каждым годом людей прививают все меньше, а умирают от инфекций все чаще, согласитесь — это не самый лучший пример. И если какая-то мама, которая еще не определилась, делать ли ей прививки своему ребенку, посмотрит этот фильм, она точно укрепится во мнении, что более травмирующего опыта, чем БЦЖ в роддоме, просто нет. Можно же было рассказать про то, как детям первый раз зубы вырывают. Или про то (о ужас!), какая травма наносится младенцу во время родов — причем не врачами наносится, а самой природой, выталкивающей его из теплой и уютной утробы (такие теории есть, и не одна). Слушая такие примеры, люди наверняка не перестали бы рожать или лечить зубы — а вот от прививок могут и отказаться.

Все эти мелочи и неточности были бы не важны по отдельности, но собранные вместе могут испортить впечатление от фильма, который и правда хорошо снят и мог быть так же интересен зрителю и поучителен без привязки к «зомби» и «промывке мозгов». И последнее: в фильме показаны два исторических тоталитарных государства, СССР и нацистская Германия, граждане которых преуспели в покорности и подчинении, и часто не ощущали своей вины за те действия, которые совершали, полностью перекладывая ее на государство. Естественно, что после просмотра фильма возникает вопрос: может ли произойти такое еще раз и с нами, или с жителями соседнего государства? (о соседях думать проще). Так вот, есть и хорошая новость, — по мнению Милгрэма, подобные ситуации всеобщей бездумной покорности возникают в странах, где государство пользуется огромным авторитетом и влиянием, а граждане доверяют государственным институтам и его представителям. Если Милгрэм прав, то можно сделать еще одно ненаучное допущение — украинцы привиты от риска безропотного подчинения власти с рождения.

Фото: скріншоти

Команда «Детектора медіа» понад 20 років виконує роль watchdog'a українських медіа. Ми аналізуємо якість контенту і спонукаємо медіагравців дотримуватися професійних та етичних стандартів. Щоб інформація, яку отримуєте ви, була правдивою та повною.

До 22-річчя з дня народження видання ми відновлюємо нашу Спільноту! Це коло активних людей, які хочуть та можуть фінансово підтримати наше видання, долучитися до генерування спільних ідей та отримувати більше ексклюзивної інформації про стан справ в українських медіа.

Мабуть, ще ніколи якісна журналістика не була такою важливою, як сьогодні.
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
2716
Коментарі
0
оновити
Код:
Ім'я:
Текст:
Долучайтеся до Спільноти «Детектора медіа»!
Ми прагнемо об’єднати тих, хто вміє критично мислити та прагне змінювати український медіапростір на краще. Разом ми сильніші!
Спільнота ДМ
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду