13:13
Понеділок, 24 Червня 2019

«Мы здесь все собираемся поржать»: как на канале «112» обсуждали женщин в политике

Секситская программа «о месте женщины в политике» на 90 % состоит из менсплейнинга и оскорбительных реплик Пальчевского, не имеющих отношения к теме программы.
«Мы здесь все собираемся поржать»: как на канале «112» обсуждали женщин в политике
«Мы здесь все собираемся поржать»: как на канале «112» обсуждали женщин в политике

На канале «112 Украина» вышла по-своему уникальная программа — даже на фоне украинских ток-шоу эта удивляет набором штампов, ошибок, откровенной ерунды и отличается неуважением как к присутствующим в студии, так и к телезрителям. Программа эта называется «Чому так?» и подается как уникальный на сегодня формат — «диагноз-шоу». За диагноз, очевидно, в программе отвечает Андрей Пальчевский, пилот, автор женских журналов и директор «Евролаба». Он, вооруженный стетоскопом, фактически исполняет роль ведущего, главного героя и альфа-самца в программе (его представляют социальным доктором) — а ведущая Евгения Скорына скромно именует себя модератором беседы, хотя даже минимальные попытки модерировать поток сознания Пальчевского ей не удаются.

Одна из трех вышедших на сегодняшний день программ была посвящена гендерным вопросам — точнее, тема была сформулирована как «место женщины в политике», что само по себе, мягко говоря, странно — не обсуждают же у нас на ТВ место в политике мужчин? Но формулировка темы (по ходу программы также упомянули «женский вопрос») оказалась совершенно не важна на фоне того, что и как говорили в течение полутора часов этого выпуска.

Ведущая как бы очертила круг вопросов, которые будут обсуждать гости в студии, в самом начале спросив у единственного на тот момент спикера, собственно Пальчевского, почему в Руанде «выбрали в парламент половину депутатов прекрасного пола», в то время как в украинском парламенте «в семь раз меньше женщин, чем мужчин» (про «прекрасный пол» и «очаровательных женщин» в программе говорили так же часто, как при праздновании восьмого марта в какой-нибудь районной налоговой). Любопытно, что только задав свой вопрос, ведущая дважды ошиблась: исходя из статистики, в Раде почти в девять раз больше мужчин, чем женщин. А в парламенте Руанды на сегодня женщин чуть более, чем 61 %. Но все это мелочи по сравнению с ответом, который выдал Пальчевский: долго разглагольствуя, он пришел к выводу, что такое количество женщины в законодательном органе этой страны потому, что «в Руанде — слоны, а у слонов матриархат». И это — только первые пять минут программы. Он также по просьбе ведущей вспомнил всего трех женщин в украинском парламенте — Королевскую, Тимошенко и Ляшко (смех в зале) — а потом уточнил, что в «лучших мужчинах» много женского начала. В конце своей поразительной речи Пальчевский заявил, что «не только в Руанде, но и в Украине должно восторжествовать право женщины быть чуточку выше мужчины, хотя бы потому, что они дарят нам жизнь — не говоря уже о других радостях». Чем сорвал бурные аплодисменты.

На этом месте в студии появился Пискун. Какое отношение бывший генеральный прокурор имеет как к политике, так и к гендерным проблемам, осталось неясным — но на самом деле в программе заявленную тему практически и не обсуждали. Зато у прокурора спрашивали «теплее ли воспринимают мужчины-подсудимые свой приговор, если его зачитывает женщина», а в дальнейшем ведущая попросила его нарезать салат,  - чтобы понять, справляется ли он с «женскими обязанностями». Среди ее вопросов также были: «Может ли женщина быть на одном уровне с мужчиной? Может ли она браться за такие большие и широкие темы, за которые берется мужчина?» и «как вы себя чувствовали, когда работали с женщинами?».

Прокурор говорил немного — не успевал вставить свои байки в текст Пальчевского, — но успел похвастаться тем, что во времена его работы в прокуратуре открыли парикмахерскую, чтобы женщины не опаздывали на работу, а могли «прихорошиться» прямо на месте, без отрыва, так сказать, от производства. Кроме того, прокурор порадовал аудиторию тем, что «подсаживал к мужчинам женщин в кабинет — чтобы тараканы не заводились. Потому что женщина все уберет и посуду помоет». А еще он уточнил, что женщин в прокуратуре при нем берегли и не посылали на места особо тяжких преступлений, особенно зимой, и не поручали им дела про «убийства и изнасилования». Действительно, зачем женщине-жертве изнасилования прокурор-женщина?

Пальчевский не отставал: он рассказывал аудитории о том, как именно попадают женщины в политику и нужны ли партийные квоты. Его тезисы, если очень коротко, сводились к тому, что квоты, в принципе, дело неплохое, но большинство женщин в политику попадает, переспав с мужчиной-политиком, так же как ведущие попадают «на экран через диван» — Скорына не слишком возражала, но ей не дали высказаться. «Вот вы не знаете об этом, а я знаю», — с напором убеждал он ведущую. И тут же стал рассказывать, что за границей женщины, конечно, могут сделать карьеру самостоятельно (упомянув Тэтчер, про которую чуть позже скажет программе, что своим карьерным ростом она обязана мужу), но внезапно переключился на историю попавших под завал чилийских шахтеров. «Мужики должны помнить эту историю!» — говорил он. У женщин, видимо, память похуже или они событиями в мире не интересуются, поэтому тема крупнейшей в мире операции по спасению шахтеров у них в голове не отложилась. После он рассказал, что в самолетах скандинавских авиалиний пилоты — женщины, а стюарды — «красавцы-мужчины». Пискун тут же отреагировал: «Не факт, может они — гермафродиты»; ведущая даже слегка покраснела, робко возразила — но продолжила мило улыбаться, с пониманием относясь к «мужским шуточкам». Зрители в зале тоже посмеялись. А затем Пальчевский рассказал, что он не будет удивлен, если «Зеленского на лимузине в Великобритании» повезет женщина — «ведь она детей в школу отвозит аккуратно», а значит справится с ответственным заданием довезти первое лицо иностранного государства от аэропорта до места приема делегации. Пискун подтвердил слова Пальчевского, заявив, что женщины водят лучше, и, проявив недюжинные познания в офтальмологии, сказал: «Это потому что у них боковое зрение на 7 % глубже. Чтобы она ребенка быстрее находила».

Тут в студию пришла Лариса Ницой. Удивительно, но до конца программы ей фактически ни разу не дали ответить на вопрос или договорить. Ее все время перебивали, а Пальчевский вдруг решил пригласить ее в ресторан — и весь оставшийся час убеждал Ницой и зрителей, что она «будет в восторге». Когда возник — неизбежно — языковой вопрос, который так же не имел отношения к теме программы, как и все остальное, Пискун предложил, чтобы Ницой обучала на дому Пальчевского (который, по его собственному, утверждению знает «пять или шесть языков», но не освоил украинский из-за русскоязычности Киева). Ницой поначалу пыталась возражать, но довольно быстро сдалась и сидела с видом человека, который не понимает, куда попал и зачем тратит свое время. При этом она все-таки успела в самом начале программы выдвинуть интересный тезис: оказываются, женщины не идут в политику, потому что она «грязная и им противно». И вот когда политика изменится — тогда они быстренько побегут «созидать, творить и строить» новый прекрасный мир. Как именно произойдут изменения в политике без участия брезгливых женщин, Ницой не уточнила.

Зато упомянула Гая Юлия Цезаря — и тут Пальчевский раскрыл зрителям неимоверные факты из биографии диктатора: оказывается, ему император жен выбирал (империей Рим стал через двадцать лет после смерти Цезаря), происходил из рода Клавдиев-Юлиев (нет) и карьеру делал благодаря своим бракам (тоже нет). Что позволило Пальчевскому вернуться к самой волновавшей его теме: тому, как украинки попадают в политику, оказывая сексуальные услуги влиятельным мужчинам. И рассказал, что несколько лет назад написал статью о «секс-куме» — по его словам, статья касалась взаимоотношений Порошенко и «некой Гонтаревой», у которой, по словам Пальчевского, «тридцать лет назад задержался Порошенко», как это «у всех бывает». Пискун что-то слабо и тихо возразил — но ведущая его перебила и с горящими глазами позволила Пальчевскому продолжать его «истории» о том, как бывших «кумушек», с которыми всегда у политиков что-то есть, со временем «засовывают на должности». «Женя, ты не знаешь!» — объяснял правду жизни ведущий Скорыне и заодно всем остальным. Кому любопытно — вот ссылка на статью Пальчевского, в которой нет не только упоминания о Гонтаревой и Порошенко, но и вообще никаких политических аллюзий — обычный сексистский текст в духе «мы, мачо, объясняем вам, женщинам, как правильно жить и найти любовь». Но в воображении Пальчевского эта «статья» превратилась в острый политический памфлет — теперь-то уже можно про Порошенко и куму-Гонтареву, которую он упрямо называл «конфидантом» бывшего президента (в начале программы он по слогам произносил слово «феминитив», но, очевидно, и с образованием феминитивов у него проблемы). Пискун, между тем, размышлял о своем: «А я вот и думаю, почему у меня все кумы таки страшные?» И сам же себе ответил: «Мне их жена находит».

Ницой пыталась рассказать, что женщины, в отличие от мужчин, «делают, а не говорят» — и перечислила реформы полиции, медицины и образования, которые возглавили женщины — и тут Пальчевский совсем потерял контроль: стал кричать, что «женщин ставят, чтобы прикрыть самые грязные дела, которые делают мужчины» и про убивающую украинцев «Ульяну-Безнадегу Супрун». Было видно, что это больная тема для Пальчевского — в конце концов, у него огромная лаборатория, да к тому же стетоскоп в руках. Так что не посторонний он медицине и ее реформе.

Так прошел час. В студию, чтобы «уравновесить», пришла наконец женщина, которой было что сказать по теме — бывшая глава Равы-Русской Ирина Верещук, которая идет в парламент по списку «Слуги народа». Но те, кто хотел бы послушать ее, рано обрадовались: разговор перестал быть осмысленным окончательно. Мужчины опять обсуждали Ницой и ее уроки, развод Пальчевского, его деньги и то, что, по его мнению, самый популярный образ ведущей на украинском телевидении — это «С.У.К.А» — так, по буквам, он это слово и произнес. «В этом образе работает инспектор Фреймут, которая колбасу нюхает, и Катя Осадчая, которая, на самом деле, мягкая как кошка существо».

Верещук пыталась говорить о стереотипах, которые в том числе звучали в студии, о том, что идти или не идти в политику — выбор женщины, и довольно странно обсуждать, место ей там или нет — но все это тонуло в потоке советов от Пискуна и Пальчевского, которые ее то хвалили, то снисходительно хихикали, пока она говорила, то советовали подкрасить губки и глазки, если переговоры на сложные темы с мужчинами заходят в тупик. Это все с восторгом слушала модератор Скорына. Верещук, очевидно, была раздосадована тем, что разговор на самом деле не имеет отношения к заявленной теме, но из студии не ушла, хотя происходящее здравомыслящему человеку не могло не показаться стыдным и унизительным.

В конце программы к гостям присоединилась куда более агрессивная и способная дать отпор мужскому дуэту психолог Елена Рихальская, но уже после первой ее фразы о том, что у женщин на одну хромосому больше (она, кажется, хотела подчеркнуть тем самым, что женщины более совершенны), стало ясно, что перебивать и затыкать собеседников она умеет, а вот специалист из нее не очень (напомним, что лишняя хромосома — геномная патология, в частности, присутствует у людей с синдромом Дауна). Пальчевский ее с гордостью поправил, но психолога это не смутило — и она продолжила рассказывать о том, что у женщин развита интуиция, и если «она соображает», то у нее есть преимущество перед мужчинами. Хотя, по мнению Рихальской, проблема женщин состоит в том, что переключается между «рациональными и эмоциональными частями мозга» женщина медленнее, чем мужчина. Прямо воображаешь себе эти тумблеры и щелчки внутри головы женщины-политика.

Там еще много чего было: про варягов, про Вавилонскую башню, про то, что языки произошли от того, что члены племени не хотели, чтобы их подслушивали соседи, про то, что на программу люди приходят «чтобы поржать», а цель и назначение мужчины — ублажать женщин; про барона Фальц-Фейна, который был «самым красивым мужчиной XIX века», с которым встречался Пискун, про Брекзит, который случился из-за количества женщин в европейском парламенте, опять про язык, Ницой, каблуки и про то, что если женщина-президент влюбится, что вся страна полетит в тартарары — это, кстати, психолог сказала.

Самое прелестное в этом аду было то, что зрители всему верили, во всем поддерживали Пальчевского и с неодобрением косились на доведенную до бешенства экспертку по гендерным вопросам Нину Потарскую, которая полтора часа сидела в зале и была вынуждена слушать все это. Когда в самом конце программы ей наконец дали слово, на нее косились как на человека трезвого в компании сильно пьяных людей: пришла, говорит странные слова вроде «репродуктивная работа» и «социальная инфраструктура» — а все же поржать собрались в студии! Хорошо, что Пискун и Пальчевский нашлись: когда Потарская пыталась пояснить, что количество женщин в парламенте Руанды никак не связано со слонами, а скорее с преобразованиями в стране после геноцида, и что она общалась недавно с делегацией из этой страны, Пальчевский переспросил: хуту или тутси? А Пискун ответил: да это не важно, они уже поженились.

Аплодисменты и хохот в зале.

Фото: скриншот

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
1521
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2019 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду