14:36
Вівторок, 18 Грудня 2001

Акція "Детектор медіа"!, Евгений Якунов: «Позиция, в которой сейчас находятся Медведчук и социал-демократы, очень удобна для журналистов»

...Потому что это возможность определенной оппозиционности. “Детектор медіа” розпочинає передноворічну та одночасно передвиборну акцію: опитування відомих журналістів, політологів, політиків щодо теми “ЗМІ та вибори”. Наші запитання надіслані у редакції всіх впливових газет, телеканалів, політичні та партійні штаби.
Акція "Детектор медіа"!, Евгений Якунов: «Позиция, в которой сейчас находятся Медведчук и социал-демократы, очень удобна для журналистов»
Починаємо ми сьогодні з відповідей першого заступника головного редактора газети "Киевские Ведомости" Євгена Якунова. Він першим відгукнувся на наш заклик. І, може, в цьому є навіть щось символічне. Адже у цій газеті Євген Якунов з самого початку. І саме ця газета вважається своєрідною “альма-матер” сучасної української газетної журналістики.

В нашому редакційному “загашнику” вже досить багато відповідей на акцію “Детектор медіа” від інших поважних особистостей. Тож до Нового року ця рубрика буде оновлюватися майже щодня. Що, сподіваємося, надасть нам можливість наостанок зробити і якісь редакційні підсумовуючі узагальнення.


- Как вы считаете, есть ли сейчас в Украине политические силы, реально заинтересованные в проведении действительно честных, прозрачных выборов? Если да - назовите их и, если можно, аргументируйте вашу точку зрения.

- В честных, прозрачных выборах, наверное, заинтересованы все. Только непонятно, что это означает? Что такое прозрачные выборы? Выборы – это всегда политическая война, политическая борьба. Тут всегда есть обманные финты, хитроумные приемы. Потому я очень сомневаюсь, что это вообще возможно с какой бы то ни было стороны. Честность и прозрачность – значит, заранее объявлять о всех своих ходах. Такого не бывает. Каждый будет требовать честных, прозрачных выборов, но при этом просчитывать свою тактику. Это все равно, что спросить человека: «А всегда ли ты говоришь правду?». Так что вряд ли будут честные, прозрачные выборы и вряд ли есть силы, которые в этом заинтересованы.

- Как вы считаете, будет ли у ВР шанс преодолеть вето Президента, которое наверняка будет на принятом Законе о теледебатах?

- Не думаю, что Президент наложит на него вето. Потому что теледебаты выгодны всем участникам. Единственное, кто обычно не участвует в теледебатах, это действующий президент. Кравчук участвовал – и проиграл. Ельцин не участвовал в теледебатах, Путин не участвовал. Но Президенту это вообще не грозит, потому что, скорее всего, он не будет баллотироваться на следующий срок.

У меня такое ощущение, что теледебаты в принципе все поддержат. Другое дело, как они будут проводиться. Я не думаю, что этим законом можно организовать объективное проведение теледебатов. Каждый телевизионный канал будет их проводить так, чтобы кого-то поддерживать, а кого-то заведомо «расстреливать».

- Будут ли все-таки на наших телеканалах теледебаты с равным доступом всех основных политических сил, включая оппозиционные блок Ю.Тимошенко и Соцпартию А.Мороза? Какую роль сыграют в этом международные организации?

- Скорее всего, скажем, телеканал ICTV пригласит и Мороза, и Тимошенко. Я думаю, что такую уступку могут сделать. Возможно, СТБ их пригласит. Но, опять же, это не будет объективно. Я не думаю, что это будут теледебаты в прямом смысле слова.

- Какую роль в выборной кампании сыграют общественные организации типа Комитета по мониторингу за ходом выборов, Комиссии по журналистской этике и т.п.? Готовы ли уже издатели крупных медиа заключить со своей стороны некий пакт, подобный Кодексу чести журналиста, который бы имел целью предотвратить участие медиа в грязных избирательных технологиях?

- Чем больше любых комитетов, любых комиссий, тем лучше. Настоящее гражданское общество изобилует такими общественными комитетами, организациями. Пускай они засвечивают свои наблюдения, а уже общественность будет выбирать и компоновать. Другое дело, что такие комиссии не должны быть последней инстанцией.

От нашей Комиссии по журналистской этике, возглавляемой Мостовым, я не вижу ни большого зла, ни большой пользы. Я не думаю, что они что-то смогут сделать положительного, но и не думаю, что они могут сильно навредить. Любая общественная организация должна быть общественной организацией. Мы все еще оцениваем все общественные организации по еще тем советским меркам: если у нас есть ДОСААФ, то это на всю страну, если есть профсоюз, то один. Если будут люди знакомиться с их мнениями – очень хорошо. Пускай будет таких комиссий по журналисткой этике пятнадцать. Пускай каждый, кто хочет, создает себе комиссию, если есть возможности и желание этим заниматься. Пускай идут дебаты между комиссиями по журналистской этике. Я отношусь к этому очень спокойно.

Относительно заключения пакта - нужно спросить у издателей, собственников медиа-проектов, готовы ли они. Полагаю, что, наверное, еще пока не готовы. По тем причинам, что сейчас людям у власти и не у власти, которые накапливают себе капитал, не всегда нужны и выгодны гласность и свобода слова. Им не всегда выгодна правдивая информация.

В принципе, негласный пакт уже есть: мы на вас не даем компромат, вы на нас не даете. Олег Медведев недавно говорил: если в России эти компроматы сливают, то у нас их держат на крайний случай.

Пакт о том, чтобы писать всю правду, чего бы хотелось журналистам, - такого нет. Когда капитал в нашей стране укрепит свои позиции, когда те, кто жили «по понятиям», будут жить по законам, им будет нужна прозрачность и правдивость СМИ. Но нужно лет десять подождать.

- Какие избирательные технологии станут ноу-хау различных медиа различных политических сил?

- Я не сильный поклонник все этих рассуждений по избирательным технологиям. Есть такой пример. Все удивляются: собрались в муравейнике 4-5 муравьев, тащат все как один гусеницу в муравейник. Как это они такие умные? На самом деле все очень просто: каждый муравей тащит гусеницу в свою сторону, в свою нору, а выглядит все так, как будто они вместе тащат ее в муравейник. Так и в политике: такое ощущение, что все рассказы об успешности или неуспешности медиапроектов, об избирательных технологиях - это большой миф. Потому что все это четко действует как составная часть всего политического движения. Какие бы не были технологии, они сами по себе не действуют, а действуют только в рамках технологий, созданных другими. Поэтому всегда трудно определить, почему, что и как произошло.

Та же ситуация с отставкой Виктора Медведчука: или это результат чьей-то технологии, или это результат технологии социал-демократов (возможность перейти в оппозицию), или это результат технологий «заединщиков»?.. Трудно сказать, произошло ли это случайно или как в передаче «Последний герой», когда убирают сильного…

Я не вижу каких-то новых избирательных технологий. Нужно знать составную всех, без исключения, сил, участвующих в политических процессах. А это практически невозможно. Можно, конечно, знать, кто куда тянет, разложить по полочкам, но все равно это будет неточно. Я в свое время четыре года был редактором «Киевских Ведомостей». Многие публикации наших журналистов воспринимались в высших кругах как часть какого-то политического проекта. Я же знал, как эти публикации рождались: я давал задание, журналист делал материал. После этого на всех уровнях говорили, что это заказные материалы. Доказать, что это не так, было совершенно невозможно.

Я подозреваю, что некоторые люди просто зарабатывают деньги под видом новых технологий.

- Как скажется отставка первого вице-спикера Виктора Медведчука на характере освещения избирательной компании подконтрольными СДПУ(о) СМИ?

- Это мы посмотрим. Я не могу сказать, как она скажется. Это будет зависеть от того, какую тактику разработают социал-демократы и их предвыборный штаб. Я считаю, что позиция, в которой сейчас находится Медведчук и социал-демократы, очень удобна для журналистов. Потому что это возможность определенной оппозиционности.

- Как бы Вы прокомментировали информацию некоторых интернет-изданий о причинах отказа Г.Павловского от своих медиа-проектов? В частности, информацию о наличии связи между подобными действиями ФЭПа и ситуацией вокруг СДПУ(о) в Украине?

- У меня таких данных из источников, приближенных к Павловскому, нет. На мой взгляд, это просто какой-то пиар-ход. Накануне голосования об отставке Медведчука, если просмотреть за предыдущие три дня все интернет-издания, все как один начали писать о социал-демократах. Это уже настораживало.

У меня такое ощущение, что это попытка «убрать сильное звено». И все эти публикации и комментарии, я думаю, из той же серии.

- Кстати, а при каких обстоятельствах и условиях могли бы отказаться от своих СМИ украинские олигархи?

- А зачем им отказываться? Я не думаю, что будет необходимость отказываться от СМИ. СМИ может быть политическим или бизнес-проектом, все зависит от того, какие цели себе ставят владельцы.

Кто такой олигарх? Мы говорим о трех составляющих олигарха: 1) достаточно большом капитале, 2) доступе к власти, 3) доступе к масс-медиа. Если олигарх продаст средство массовой информации, он уже не олигарх. С другой стороны, кому можно продать средство массовой информации? Чтобы содержать телевизионный или газетный проект, нужны колоссальные деньги. Я очень сомневаюсь, что при нынешней ситуации в стране со свободой слова возможно держать газету как бизнес-проект, газету общеполитическую. К сожалению, это невозможно. Достаточно объективная газета, скорее всего, может попасть в ситуацию, когда она не будет приносить прибыль по независящим от нее причинам.

Нужно иметь колоссальное влияние на политику, чтобы удержать газету. Если в России такие магнаты, как Березовский и Гусинский не смогли удержаться против власти, то что говорить о журналистском коллективе? Я не думаю, что это возможно на постсоветском пространстве.

Другое дело, что чем дальше, тем больше в нашей стране политика будет привязана к бизнесу, как и во всем мире. Партии, которые не будут поддержаны бизнесом, фактически сойдут с политической арены.

- Каким образом на этих выборах скажется уже состоявшаяся, фактически, структурированность основных политических сил, которые, скорее всего, будут конкурировать между собой и на выборах президентских?

- В принципе, есть уже какая-то структурированность. Если проанализировать наши предыдущие выборы и выборы в России, мне кажется, достаточно перспективным на этих выборах будет блок «За единую Украину». Он лидер по всем понятиям из-за своих возможностей. Думаю, что после выборов он перестанет существовать. Там очень много достаточно сильных фигур, чтобы они смогли вместе ужиться. Блок мощный, довольно сильный и влиятельный, но это не партия. Как сами признают представители разных партий, у них есть какие-то финансовые противоречия внутри блока. Это структура временная: они пойдут на выборы, а после них возможны перераспределения. Есть партии, которые останутся партиями: коммунисты, социалисты, социал-демократы. Блок Ющенко, скорее всего, потом превратится в правую партию. Если не будет партии, то они вообще исчезнут.

Я думаю, что пятерка партий, определенная социсследованиями, скорее всего, и войдет в парламент. Мне кажется, что несколько преувеличен ресурс Ющенковского блока. Не потому, что у него плохие пиарщики, не потому, что он не популярен. Поскольку у нас, в основном, решает Восточная Украина, я не думаю, что Ющенко там наберет необходимый минимум, хотя на Западе он достаточно популярен. Конечно, его блок стопроцентно войдет в парламент. А возможности блока «За единую Украину» приуменьшены. Думаю, что они достаточно много могут.

- И, наконец, ваши пожелания журналистам (коллегам) в предверии этой избирательной кампании и через год после кассетного скандала?

- Я думаю, что журналисты, в какой бы ситуации они не были, должны блюсти свой главный капитал – свое имя. Если журналист идет в политику, в какую-нибудь партию, предвыборный блок – он уже не журналист, а пиарщик или партийный публицист. Он должен это понимать и не называть себя журналистом.

У нас есть пример с Долгановым. Я на 100% уверен, что Долганов в своей передаче именно свою позицию и высказывал, он не лукавил. Но это была не вполне журналистика.

Я думаю, что возможно оставаться независимым журналистом. Для этого просто нужно не писать о политике. Я говорю так, поскольку сам очень много работал в политической журналистике.

Темы всех последних политических публикаций – какой клан победит. В отличие от журналистики 5-6-летней давности, нынешняя политическая журналистика не дает новой информации. Тогда была практика журналистских расследований. Были более раскованы политические лидеры, не было такого давления. То же самое и в структурах власти.

Сейчас, за редким исключением, есть пару людей, которые могут что-то раскопать. В основном же выдаются версии, которые базируются на том же материале, который всем известен. Что было и с «кассетным» скандалом. Информации было ноль, а версий было много. Но никто какой-то дополнительной информации не дал. Если бы кто-то из журналистов написал материал по кассетному скандалу, по таращанскому телу из одних вопросов и несостыковок, уже было бы интересно. Но все дают заведомо известные и направленно политические версии. И никто не пытается расследовать ситуацию. В этом минус современной журналистики: очень много дискуссий, ток-шоу. Но ничтожно мало журналистов, которые расследуют, собирают по крохам информацию. Это сейчас мало оплачивается. И эта правда никому не нужна, потому что она обоюдоострая. Я уверен, что честное расследование по Гонгадзе не нужно ни оппозиции, ни власти. Потому, если журналист хочет остаться «чистым», лучше о политике не писать.

Читайте також:

«Общественная» ЦВК – уже на повестке дня? - Андрей Ермолаев, руководитель Центра социальных исследований «София».

Евгений Якунов: «Позиция, в которой сейчас находятся Медведчук и социал-демократы, очень удобна для журналистов»

Cьогодні акцію "Детектор медіа" - експертне опитування "ЗМІ та вибори" – продовжують Олексій Мустафін, шеф-редактор інформаційно-аналітичної служби телеканалу «Інтер» та Лаврентій Малазонія, телепродюсер.

Ирина Бекешкина: «Кремль поставил на другую лошадь»

Лариса Ившина: “Закон о теледебатах – это бумеранг”

Микола Княжицький: «Людина демократичних поглядів, яка заїкається, завжди програє оратору-корупціонеру»
У зв'язку зі зміною назви громадської організації «Телекритика» на «Детектор медіа» в 2016 році, в архівних матеріалах сайтів, видавцем яких є організація, назва також змінена
Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
1662
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2020 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду