ПРОЕКТИ
13:44
П'ятниця, 16 Червня 2017

Этот проблемный цех украинских сценаристов

Украинское сериальное производство на подъеме. Вследствие запрета российского телепродукта, произведенного после 2014 года, производство украинских сериалов увеличивается немыслимыми ранее темпами. По данным компании MRM, доля сериального продукта украинского производства выросла (по хронометражу в эфире) с 7 % в 2014 году до почти 39 % в 2016-м.
Этот проблемный цех украинских сценаристов
Этот проблемный цех украинских сценаристов

Как на этом оживленном, достаточно сумбурном и финансово не очень обеспеченном рынке чувствуют себя сценаристы? Те, кто находятся на старте девелопмента сериального проекта и должны обеспечить съемочные группы качественными сценариями, чтобы не срывать сроки предпродакшна? «Детектор медиа» расспросил представителей сценарного цеха о проблемах профессии.

Порог входа в сценарную профессию в Украине сейчас как никогда низок из-за резко увеличившегося спроса. При этом сценаристы не удовлетворены как качеством сериалов на украинском ТВ, так и условиями своей работы и своим статусом на рынке.

Одновременно со стороны продюсеров телеканалов звучит критика качества работы украинских сценаристов — как, например, на пресс-завтраке, организованном недавно компанией MRM. На этом мероприятии не присутствовали представители сценарного цеха, которые, возможно, высказали бы свои аргументы продюсерам. Понятно, что основная тема обсуждения на пресс-завтраке была другой, но неприятный осадок, что сценаристов не слышат, что их не рассматривают как полноценных участников рынка, мнение которых важно учитывать, все-таки остался.

Предложение автора этих строк в фейсбучной группе «Сценаристы Украины» собрать круглый стол сценаристов по цеховым проблемам вызвало у коллег бурное обсуждение. Общее мнение: голос сценарного цеха должен быть наконец услышан, а сериальное производство у нас должно двигаться к большей цивилизованности — прозрачных правил игры, правовой защиты всех его участников, гарантированной и справедливой оплаты труда. В качестве первого шага «Детектор медиа» предложил участникам обсуждения ответить на несколько вопросов, чтобы дать сценаристам возможность высказать свое мнение о ситуации в профессии и на рынке (список с фильмографией опрошенных сценаристов см. в конце статьи).

«Подпольный цех»

В опросе «Детектора медиа» никто так и не смог сказать, сколько в Украине профессионально работающих сценаристов. В ответах назывались оценочные цифры — от нескольких десятков до нескольких сотен. Все эти сценаристы проживают в разных городах, не обязательно в столице, работают в разных условиях и получают весьма отличающиеся по размеру гонорары. Объединяет их непостоянная, проектная занятость и риски. Позволю себе процитировать пост одного замечательного украинского сценариста. Когда один из маркетологов узнал о размере его гонорара, то загорелся: «Ничего себе. А дай-ка мне книжек по сценаристике почитать, я тоже хочу». Энтузиазм его сильно упал, когда он узнал, что последний гонорар сценарист получил в прошлом году.

На уже упомянутом выше пресс-завтраке компании MRM со стороны представителей украинских телеканалов прозвучала фраза: «Вот раньше не было такого спроса на режиссеров, сценаристов…». На самом же деле спрос на профессиональных сценаристов существует в Украине уже лет десять. Например, в Film.ua Group, которая называет себя крупнейшей в Восточной Европе группой компаний в сфере кино- и телепродакшна, многие успешные сериальные проекты были сняты на основе сценариев украинских сценаристов: «Нюхач», 2013 (Артем Литвиненко, Андрей Бабик), «Дом с лилиями», 2014 (Мария Бек, Елена Бойко), «Паршивые овцы», 2010 (Игорь Швецов)…

Если до 2014 года украинские каналы, закупая российские сериалы (три года назад доля российских сериалов все еще составляла в украинском телеэфире 68 %), не очень интересовались украинскими сценаристами, то кинокомпании в Украине и России ими очень даже интересовались. До 2014 года производство сериалов в Украине и России ориентировалось на продажу каналам сразу двух стран. Недавно российский продюсер Александр Цекало сетовал, что его студия «Среда» потеряла серьезный рынок сбыта в Украине после запрета российского телепродукта. По его словам, доход от продажи сериалов в другие постсоветские страны составляет небольшую часть по сравнению с рынком Украины.

Заказы на съемки сериалов для российского ТВ позволили создать в Украине индустрию сериального производства, которая сейчас частично обслуживает заказы исключительно отечественных каналов. При этом ясно, что сериальные бюджеты украинских каналов значительно более скромны, чем российские, и наши продакшны теперь работают для нескольких рынков: исключительно украинского, украинского и российского (постсоветского) и мирового.

Значительная часть украинских сценаристов создавали и продолжают создавать сценарии сериалов как для украинских, так и для российских продакшнов. Другая часть авторов принципиально отказываются работать для российского рынка, сознательно идет на потери гонораров, уповая на быстрое развитие кино- и сериальной индустрии в Украине.

Кадр из сериала «На линии жизни»

Как бы непатриотично это ни звучало для кого-то, но гонорары российских продакшнов позволили сформировать нынешнее ядро сценарного цеха в Украине. То есть тех независимых сценаристов, которые могут при нестабильной проектной занятости работать только в своей профессии, а не подрабатывать еще где-то для страховки рисков.

«Хороший украинский сценарист мгновенно вербуется и работает на проектах в РФ, растет именно там, это я знаю по себе и своим коллегам. Как ни печально, но это настоящая карьера украинского сценариста. Все пытаются в Украине что-то делать, пока мало положительного опыта, но он есть! Хорошие проекты появляются! Я думаю, что если все будет нормально, эти люди скоро будут востребованы своей страной. Сценаристами в Украине становятся люди отчаянные, понимающие безнадежность своего занятия, но для которых писать дело очень принципиальное», — такой ответ на вопросы «Детектора медиа» дал украинский сценарист, пожелавший сохранить анонимность.

Другие известные украинские сценаристы пришли в профессию из литературы — причем национальной, украиноязычной. Активный зритель (и читатель), надеюсь, знает фамилии Андрея Кокотюхи, Ирэн Роздобудько, Ирины Черновой (Люко Дашвар). Сейчас экранизация произведений украинской классики и современной литературы — явный тренд нашего сериального производства.

Для большинства активно работающих в Украине сценаристов путь в профессию открыла практика, а не профильное образование. «Я как работающий сценарист без профильного образования (закончила ХАИ по специальности инженер-программист систем управления летательных аппаратов) сразу могу сказать, что ни дипломы, ни какие-либо другие бумажки не открывают двери в профессию… Вход в профессию — это опыт, который ты себе нарабатываешь каждый день. Как ты его получишь — это уже другой вопрос, у каждого получается по-разному. Я благодарна Виктору Приходько, который дал мне возможность написать мои первые сценарии. Он потратил на меня кучу своего времени, думаю, что и нервов, но в итоге я получила свой первый гонорар и, главное, опыт! А также первую строчку в своей фильмографии! Ну а дальше понеслось…», — рассказала сценарист Мария Лаврик.

Еще два весьма успешных украинских сценариста признались, что тоже прошли жесткую школу режиссера, продюсера, гендиректора кинокомпании Pro TV Виктора Приходько и работают в профессии благодаря ему. В интервью, которое ваш автор взяла у Виктора Приходько в 2015 году, он подтвердил, что лучшая школа сценариста — это работа: «Я не говорю, что мы снимаем шедевры, но какое-то количество людей в работе мы обучили, за них не стыдно. После работы с нами в другие компании их берут с удовольствием».

Один из представителей сценарного цеха заявил, что украинские сценаристы очень разделены: «Есть аффилированные или просто связанные с каналами и продакшнами. Есть независимые, их крайне мало — 15 % рынка».

Грядут изменения и усиление конкуренции?

Сейчас возросший спрос на украинских сценаристов перекраивает сложившуюся за десять лет ситуацию в профессиональном цехе. Появляются стартапы — в минувшем году, к примеру, было создано «Сценарное КБ». Его создатель Владимир Нагорный убежден, что время сценаристов-фрилансеров проходит, потому что такое объединение авторов как «Сценарное КБ» дает больше гарантий заказчику. Он говорит, что ситуация, когда украинские авторы работали на российский рынок, а потом украинские каналы покупали произведенные в РФ сериалы, не повторится.

«“Прикормленные” люди начнут отходить — конкурентная среда побеждает такие явления, — сказал он в интервью "Большому Киеву". — До переезда в Украину я сам несколько лет работал в России. Там жесткая вертикаль и в экономике, и в искусстве, поэтому пробиться к людям, принимающим решения, гораздо тяжелее. А в Украине это получается».

Сценарист Денис Замрий отмечает, что изменения на рынке уже коснулись украинских сценаристов, которые писали в 2003–2012 годах: «Тогда были весьма высокие гонорары. Авторы тех лет привыкли, что за один проданный сценарий можно купить подержанный, но неплохой автомобиль, а за сериал или три-четыре сценария можно купить квартиру. Сейчас рынок изменился. После ухода русских он стал менее конкурентен. Уменьшились требования к качеству. Все равно посмотрят, особого выбора у зрителя нет. Продюсеры это почувствовали первыми и уменьшили гонорары на несколько порядков. Я знаю проекты, где предлагают вообще копейки. И тем не менее эти проекты снимают, и они неплохо идут, я видел показатели. Выхода я здесь не вижу. Если ты фанат кино — смиряйся с ценами и пиши. Если не фанат — советую искать смежную профессию».

Привлечение новых авторов грозит демпингом?

Стоит вспомнить и о десятках новых авторов, особенно из провинции, которые пытаются пробиться в индустрию, активно участвуя в фейсбучных дискуссиях. Появляются новые авторы — а с ними опасения демпинга, падения и так невысоких гонораров украинских сценаристов. В то же время новички ждут, что им укажут вход в профессию, расскажут о правилах индустрии.

Сценарист Елена Николаевская: «Должен ли кто-то помогать новичкам? Никто никому ничего не должен. Кто-то помогает, кто-то учит, кто-то делает все это за деньги. Новички — это не только новая кровь, это всегда демпинг. Во всяком случае, у нас. Они готовы работать за копейки. В условиях отсутствия рынка и равнодушного отношения к качеству продюсеру проще взять одного толкового редактора или главного сценариста и кучу рабов, которым можно потом и не доплатить под любым предлогом».

Кадр из сериала «Останній москаль»

Мария Лаврик: «Если, не дай Бог, новичок будет думать, что ему кто-то должен — это убьет в нем все разумное, что могло бы принести достойные плоды. Если ты достоин помощи, как показывает практика, помощь приходит из Вселенной: в виде друга, в виде наставника, в виде проекта, где готовы работать с начинающими авторами и т. д. И только от тебя зависит — воспользуешься ты этой помощью или нет».

С другой стороны, новые авторы, участвующие в конкурсах, питчингах не с идеями сериалов, а с написанными пилотами — тоже часть индустрии, ее потенциал. Как поддерживать творческую конкуренцию, избегая демпинга? На нашем рынке пока такого ответа нет.

Продюсер, глава Общественного совета при Госкино Владимир Яценко уверен, что порога для входа в профессию сценариста быть не должно.

Такое же мнение и у Сергея Галетия, продюсера, редактора, члена Национального союза кинематографистов Украины (НСКУ), главы комиссии НСКУ по предложениям к законодательным инициативам. «Без ограничений. Важен только результат. Часто люди только с годами понимают, в чем их призвание... Более того, хорошего автора без жизненного опыта не бывает... Я бы не "мифологизировал" эту область как нечто уникальное ― не приравнивал бы к врачам, как порой случается, мол, тут аналогично медикам, надо кропотливо учиться... Это все барьеры конкуренции. Такие требования высказывают только слабые авторы, случайно "попавшие в обойму", которые боятся вылететь из нее», — сказал он.

В то же время сценарист, писатель, хедрайтер Алла Сницар говорит, что реальные возможности входа новых авторов в профессию у нас существуют. Но это долгий путь, и новичок должен быть готов его пройти: «Очень хороший, на мой взгляд, путь для новичков — написание короткометражки, которую можно было бы показать профессионалу. Не теоретику, а тому, кто достиг в профессии определенных успехов, по сценариям которого снято несколько фильмов. Тот, кто является для новичка своего рода ориентиром. Как уж новичок добьется того, чтобы его сценарий был прочитан, — вопрос техники. Целеустремленный автор обязательно добьется. Но опять же, полагаться на мнение одного эксперта не стоит. Даже интересный сценарий, написанный по всем законам драматургии, может не понравиться отдельно взятому человеку, ведь это дело вкуса. Поэтому показать свою работу стоит нескольким людям. Собрать мнения. Сделать выводы. И продолжать образование постоянно. Семинары, лекции, мастер-классы. Общаться, знакомиться, просить совета, давать почитать мастерам... Опыт показывает, что большая часть начинающих авторов получает возможность в будущем зарабатывать сценариями именно таким путем — через личное общение, личную заинтересованность, большое желание впитывать профессию любыми возможными способами. Никто не обязан помогать новичкам. Это ни к чему. Инициатива должна исходить от самого новичка».

Сценарист Дмитрий Лысенко считает, что главное для успеха в профессии — в наставничестве хорошего редактора или продюсера (вспомним Виктора Приходько): «Помогать… Как именно? Есть книги, есть курсы, есть семинары. Есть профгруппы в ФБ, где ответят на вопросы (пусть и не на все). А дальше вашим главным помощником станет редактор или продюсер. Если хороший редактор или продюсер. Но вы все равно будете считать его средоточием вселенского зла, ибо он будет заставлять вас переписывать, и переписывать, и переписывать. Наверное, можно сказать, что настоящим сценаристом вы станете, когда поймете, что ваш продюсер или редактор был прав. Но это если с продюсером вам повезло».

Однако нередко новички из провинции не знают рынка и не имеют контактов. Вот и писатель Анатолий Будниченко из Херсона, которому пока не удалось продать свои сценарии продакшнам, сетует: «При условии достаточного уровня сценарных способностей — войти в профессию без помощи со стороны никак не получится».

Сценарист Сергей Касторных считает, что обязательно нужно помогать новичкам: «Во всем. От обучения (кроме основ драматургии — это они должны изучить самостоятельно) до рекомендаций продюсерам и режиссерам».

Сценарист Мария Саитова: «Было бы желательно, если бы гильдия сценаристов вела тренинги, семинары, разъясняющие новичкам, что, куда и как».

Сценарист, который просил не называть своего имени, потому что только стартует в профессии, убежден, что новичку нужно помочь получить представление о профессии: «Як новачок потраляє у професію? Як пощастить, і це, здається, міжнародне правило. В ідеалі має бути якесь базове навчання і стажування на посаді помічника сценариста абощо, щоб отримати уявлення про суть роботи. Але вхід через інші кіно- та телепосади і "навчання на бігу" також можливі за певних умов. Обов'язково треба допомагати новачкам. Можливо, досвічений шоураннер та / або колеги по авторській групі, якщо люди збираються довго працювати разом та / або бачать потенціал новачка. Конкуренції боятися не варто. Більше хороших авторів — більше цікавих сюжетів — більше грошей у кіно — вигода для всіх».

Андрей Перцен считает, что для новичков есть множество вариантов получить опыт и знания, но важно, чтобы они получали отклик продакшнов: «Почти при каждом продакшне или телеканале созданы сценарные школы и курсы. Было бы неплохо, если бы редакторы продакшнов и телеканалов, отвечающие за рассмотрение заявок и сценариев от сценаристов (не только новичков), были бы более отзывчивыми и чаще шли на контакт хотя бы с наиболее перспективными авторами».

Сценарист Денис Замрий предлагает простой и реальный путь — не пытаться сразу продать продюсеру собственный проект сериала, а войти в существующий многосерийный проект уже идущего в эфире канала скриптед-реалити: «Вход в профессию очень прост. Человек пишет сценарий и предлагает его заинтересованным людям. Либо клиенту, чаще всего это продюсер. Либо агенту, чаще всего это режиссер, имеющий влияние на продюсера. Потом фильм снимают, и человек входит в профессию. Иногда этого не случается. Тогда человек становится непризнанным сценаристом. Есть еще одна точка входа — через проекты. Сейчас в Украине уникальная ситуация с этим. Есть куча проектов, которые платят настолько мизерные деньги, что ни один признанный сценарист за них не возьмется. Тут дело не в снобизме, просто это экономически невыгодно. Это отличный шанс для новичков, конкуренция там очень слабая».

Сценарист или кинодраматург?

Чтобы установить четкие правила работы в индустрии, нужно понять, а кто вообще может считаться профессиональным сценаристом. И с названием «сценарист» проблема, и с тем, кто может считаться участником сценарного цеха. Есть предложение называть сценаристов сериалов «кинодраматургами» наравне со сценаристами полнометражных фильмов.

Сценарист Алекс Комаровский: «Слишком велика иллюзия, что быть сценаристом просто. Слишком много людей хотят именоваться сценаристами. От организаторов свадеб до похорон и детских утренников. Все пишут "сценарии". А нам нужно вести речь о кинодраматургах — как о специалистах в области драматургии как высшей формы литературной деятельности».

В фейсбучной группе «Сценарный цех», в которой присутствуют и украинские, и российские сценаристы, есть требование: вы можете стать участником этой закрытой профессиональной группы, если документально подтвердите, что продали сценарии двух серий сериала, телемуви или полного метра. Сценарии рекламных роликов, телепередач, телешоу и документальных фильмов не могут служить основанием для вступления в сообщество.

Отвечая на вопросы «Детектора медиа», украинские сценаристы в большинстве своем тоже говорили о продаже сценария продакшну как точке входа на рынок. Но и после первой продажи профессиональный сценарист должен продолжать зарабатывать себе на жизнь сценарным ремеслом.

Денис Замрий предложил такое определение: «Сценаристом может считаться любой человек, который написал сценарий. Он может быть признанным или не признанным. Признанным сценаристом считается человек, по сценарию которого сняли фильм и ему есть что показать. Профессиональный сценарист — это человек, зарабатывающий сценарным ремеслом деньги. Не важно, главная это статья его доходов или побочная, важно, что есть люди, готовые ему за это платить».

Дмитрий Лысенко: «Сценарист — это тот, кто пишет и продает сценарии. Профессиональный сценарист — тот, кто занимается этим профессионально».

Андрей Перцен: «Сценарист — это профессионал, который пишет сценарии для игровых фильмов или сериалов. Он может делать это единолично, в соавторстве или в составе авторской группы больших проектов. Вход в профессию обычно определяется заказчиком путем выдачи тестового задания. Образование для этого иметь не обязательно, главное — качество текста, создаваемого сценаристом, а также его психологическая адекватность и понимание потребностей рынка».

Сергей Касторных: «Сценаристом может считаться тот человек, который относится к данной профессии как к профессии, а не хобби и регулярно пишет сценарии, реализуя их за материальную выгоду. Вход в профессию — продажа / реализация хотя бы одного сценария».

Кадр из сериала «Отдел 44»

Алекс Комаровский считает, что сценаристы — это или люди с фильмографией или те, у кого проекты в производстве. «Сценарист — не тот, кто пишет сценарии, а тот, у кого их покупают продакшны», — заявил он.

Сценарист Мыкола Куцик: «Сценарист — людина, яка продала (отримала гонорар за сценарій). Чи це був власний проект, чи тільки діалоги в якомусь сценарії — значення немає».

Сценарист Андрей Бабик: «Сценарист — это человек, который на постоянной профессиональной основе создает сценарии, которые тем или иным способом реализуются (покупаются, снимаются, ставятся)».

Другие сценаристы говорят также об определенной образовательной базе автора как обязательном условии входа в профессию.

Мария Саитова: «Считаться сценаристом может тот, кто получил соответствующее образование, или тот, по чьему сценарию сняли фильм».

Елена Николаевская: «Сценарист — человек, знающий законы драматургии и пишущий по этим законам сценарии».

Алла Сницар: «Чтобы стать сценаристом, нужна образовательная база. Однозначно. И совершенно не важно, каким путем она получена — в форме классического обучения в профильном вузе или путем самообразования, главное, что она должна быть. Знание основ драматургии, владение ее инструментами — обязательное условие для работы».

Давайте это где-нибудь запишем

Особенно важно, как определяют, кто такие профессиональные сценаристы, заказчики — продюсеры. Продюсер Владимир Яценко считает, что «сценаристом может быть любой человек, профессионально (то есть постоянно и за деньги) пишущий сценарии к аудиовизуальным произведениям».

Должно ли определение, кто такой сценарист, быть как-то зафиксировано — в законах / подзаконных актах или в каких-то индустриальных документах? Вероятно, да.

Сергей Галетий дал следующее определение сценариста: «Любой автор, у которого есть один реализованный сценарий (поставленный, т. е. фильм вышел на экраны), или проданный продюсеру, но еще не поставленный, или опубликованный сценарий, или если автор выиграл публичный конкурс сценариев — т. е. если достоинства сценарного результата имеют подтверждение от третьих лиц профессионального круга, или автор, который принимал участие в коллективной работе (сериалы) и есть в титрах, или автор, получивший диплом высшего учебного заведения, поскольку без работ он бы такой диплом не получил, и который планирует и будет дальше профессионально (за плату) писать сценарии».

Существует ли в Украине сценарная карьера?

Многие опрошенные сценаристы ответили, что карьеры сценариста в Украине не существует. Да и продюсер Владимир Яценко подтвердил: ее нет. Нил Ландау в книге «Дорожная карта шоураннера» назвал десять ступенек карьерного роста сценариста в США — от фрилансера до шоураннера (или хедрайтера), причем у него редактор — это опытный сценарист, получивший повышение, а вовсе не сотрудник, который стал редактором, потому что слишком тяжело и непрестижно работать сценаристом.

Андрей Перцен: «Сценарная карьера, думаю, да, существует — мне известны случаи, когда человек приходил на продакшн простым “диалогистом”, а в итоге становился главным автором проекта».

Мыкола Куцик: «Сценарної кар’єри в Україні немає. На жаль. У країнах, де існує телеіндустрія, сценарист починає свою кар’єру від простого діалогіста до автора ідеї, шоуранера на проекті (головний автор, який приймає і несе відповідальність за всі творчі рішення). І якщо під керівництвом шоуранера створено більше 100 серій — від отриманих роялті сценарист опиняється в списку мільйонерів…».

Дмитрий Лысенко: «А сценарная карьера у нас есть. От невостребованного сценариста к востребованному. Ну и есть шанс изучить режиссуру и там себя попробовать. Теоретически можно и в продюсеры пробиться, наверное. В редакторы точно можно, но не уверен, что это карьерный рост. Но в целом рынка у нас нет. Все на личных связях, какая тут карьера? Кто такой сценарист Пупкин? Никто не знает, кроме тех, с кем Пупкин работал. Можно достичь некоторого авторитета в конкретно взятом продакшне, но если начнешь работать с другим, то все начинать с начала. Стать своим. Ибо своим у нас везде дорога, своим у нас везде почет. А чужие здесь не ходят».

Многие склоняются к тому, что карьера успешного сценариста — это его фильмография, а мерило успеха — гонорар автора. Ну и постоянное повышение его профессионализма.

Алла Сницар: «По поводу сценарной карьеры... Она измеряется спросом на конкретного автора. Если тебе регулярно заказывают сценарии и соглашаются с цифрой названного тобой гонорара — можешь считать, что твоя карьера состоялась».

Сергей Касторных: «Сценарная карьера? Фильмография и величина гонорара, напрямую зависящая от нее, наверное, и есть карьера для сценариста».

Кадр из сериала «Владимирская, 15»

Денис Замрий: «Если абстрагироваться от возможности стать шоуранером, поскольку не каждый может и хочет им стать, то успешный сценарист вряд ли может быть мотивирован более крутой должностью. Но может быть мотивирован большим гонораром».

Елена Николаевская: «Карьеры сценарной не может быть в принципе, разве что на ТВ — там можно из сценариста стать главным сценаристом».

Мария Саитова: «Здесь слово "карьера" в каком смысле? Из сценариста в продюсеры? Тут творчество, и однажды написав что-то гениальное, можно кануть в Лету. Думаю, это не совсем карьера, это повышение своего уровня и профессионализма, а крепкие, многожанровые профи нужны всем и всегда».

Не все так плохо, можно стать хедрайтером

Тем не менее, в Украине есть сценаристы, которые работают хедрайтерами в сценарных группах, да и в том же «Сценарном КБ» Владимира Нагорного. Это, безусловно, карьерный рост для каждого автора, потому что здесь важен и опыт реализации достаточно большого количества успешных проектов в качестве сценариста, и навыки организации работы группы. Приятно, что хедрайтеров на рынке знают, их фамилии на слуху у продюсеров.

«Хедрайтерство — не столько ступень, сколько расширение возможностей, — рассказала Алла Сницар. — Если проект успешен, значит, есть шанс повторить опыт, получив еще заказы. А опыт хедрайтера, как я уже теперь понимаю, дорогого стоит. Шоураннерство — наше далекое будущее. Пока что. Я так считаю. Но мы к этому придем, конечно».

Важно: если хедрайтер правит сценарий автора, то указывает рядом в титрах свое имя как соавтора. И это правильно, это приучает всех к ответственности за конечный результат.

Нужен ли рейтинг сценаристов?

Вопрос о рейтинге авторов поставили в нашей дискуссии не сценаристы, а продюсер — Владимир Яценко, который подтвердил: «Да, рейтинг необходим, причем сведенный (как со стороны опросов самих сценаристов, так и со стороны продюсеров) и различный для сериалов и кино».

Алла Сницар уверена, что рейтинг должен быть один: «Рейтинг существует. Причем мировой. Но в нем есть все сценаристы, по чьим сценариям поставлены фильмы. Список один. Просто голливудские мэтры там под номером 1, 2, 3, а наши соотечественники имеют более сложные, многозначные номера».

Часто у нас рейтинг заменяет авторитетность автора, и хорошо, если она основана на фильмографии сценариста. Сергей Галетий: «В публичной плоскости это почти никак не проявлено ни для профессионалов, ни, тем более, для обывателя (зрителя)... Но если смотреть, что "за изнанкой", то, безусловно, есть авторы с фильмографией, которые у профессионалов на слуху, и они для них более авторитетны».

Но если рейтинги все-таки появятся, то сценаристы вполне оправданно спрашивают, кто их будет составлять. Насколько он будут объективными?

«Рейтинг може бути складений неадекватно та / або не давати адекватної оцінки майстерності, таланту сценариста або його придатності до тих чи інших шоу. Це ще гостріше може проявитися в наших умовах, коли в автора мало вибору щодо жанру, каналу тощо. Все одно, здається, всі беруть на роботу лише знайомих чи за порадою. Але зі зростанням кількості авторів та притоком грошей рейтинг може знадобитися», — таково мнение сценариста, который попросил опубликовать его мнение анонимно.

Другая сценаристка, тоже не назвавшая своего имени, уверена, что непубличный рейтинг украинских сценаристов существует у продюсеров: «Они сами его составляют, и он не для прессы».

Еще один сценарист-аноним уверен, что от субъективности в рейтингах не уйти: «Нужен, но это будет всегда субъективный рейтинг. Их должно быть несколько. Судьи кто и какие критерии?».

Мария Лаврик сильно сомневается в необходимости рейтингов: «Я даже не могу себе представить, как это будет выглядеть и какую пользу принесет сценаристам или кому-то другому. Не все так прозрачно в нашем сценарном цеху, чтобы хоть на секунду поверить в объективность данного изобретения. Мой ответ — не нужно даже пытаться этим заморачиваться».

Может ли украинский сценарист себе позволить не работать для рынка России?

«Детектор медиа» попросил сценаристов ответить на этот вопрос, который в нынешних условиях неизбежно ставит себе каждый украинский автор. При этом речь, конечно, не идет об участии в пропагандистских антиукраинских проектах. Вопрос чисто рыночный: будет ли хватать сценаристу на жизнь, если он откажется от сотрудничества с продакшнами в РФ?

Продюсер Владимир Яценко уверен, что не только может, но и должен: «Это просто вопрос нравственной гигиены».

«Да, если он патриот. Я не пишу сценариев на русском, поэтому не участвовал в "общесоюзном" сценарном поле деятельности», — ответил писатель, начинающий сценарист Валерий Верховский.

Андрей Перцен: «Насчет рынка России — конечно, сценарист себе может позволить не работать. Я, например, пока работаю исключительно в Украине».

Мыкола Куцик: «В Україні можна не працювати на Росію. Скажімо, я завжди писав виключно для українського ринку, навіть коли доводилось писати російською».

Солидарен с ним и анонимный сценарист: «Гадаю, цілком може й навіть повинен — якщо тільки його ногу не затискають розпеченими плоскогубцями».

Елена Николаевская считает, что без работы для российских студий украинский сценарист не способен выжить как независимый автор: «Рынка Украины не существует. Практически вся продукция снимается в копродукции с Россией, за исключением небольшого украинского дешевого контента. Сценарист в этом случае волен выбирать — довольствоваться небольшими заработками и быть патриотом, идти на канал, пахать там круглосуточно и получать где-то тысячу баксов в месяц, закрывать глаза на то, что вроде и снимается у нас, но заказчик — Россия, либо пытаться получить госфинансирование (но на это жить невозможно)».

Мария Саитова: «Да, вполне, если у него невысокие запросы, бешеная трудоспособность или есть другие источники дохода».

Мария Лаврик: «Может, но не получится. Так как в любом случае каналы и продакшны производят контент с прицелом на продажу в Россию. Это бизнес! И он не может быть убыточным. А писать — это наша работа! Этими деньгами мы рассчитываемся в магазинах и оплачиваем коммунальные платежи, которые растут как грибы, в отличие от наших гонораров, которые упали ниже плинтуса».

Кадр из сериала «Женский доктор»

Сергей Касторных заявляет, что может себе позволить не работать на рынке северного соседа: «Я не работаю на РФ, при этом не имею никакой дополнительной работы или приработка. Весь мой заработок — работа сценариста».

Денис Замрий: «Что касается России — наверное, сценарист может себе позволить на тот рынок не работать. Но лучше ему от этого не будет, по крайней мере, в материальном смысле. Другой вопрос, что не так-то и много украинских сценаристов могут конкурировать с российскими».

Новички отрасли — всегда оптимисты. Анатолий Будниченко: «Работать в компаниях РФ должно быть по меньшей мере стыдно — пусть сами все создают. Нашего люду там много, если все они вернутся, то наше кино станет лучше российского».

Очень точно ответил Сергей Галетий: «Это зависит от его личного выбора, порядочности, а сейчас — патриотизма. Если же понимать под этим вопросом, может ли сценарист зарабатывать на жизнь, не работая в России, а делая это преимущественно в Украине, то ответ: естественно, может, но это пока будет очень небольшая группа востребованных опытных авторов — это не для каждого... Поэтому, на мой взгляд, правильнее было бы спросить: "Сколько их может быть, таких профи, которые могут этим творчеством нормально зарабатывать в Украине и долгие годы? Пять? Десять? Пятьдесят? И тут надо тоже учитывать, что сценарный труд — очень недооцененный и не работает механизм роялти».

С другой стороны, трудно не согласиться с Дмитрием Лысенко: сценарист продает сценарий тому, кто покупает. Сложно гордиться тем, что пишешь в стол из-за того, что на родине твои сценарии не нужны.

«А что до России, то есть люди, которые для этого рынка давно не работают. Даже гордятся этим. Правда, временами они лукавят, забыв упомянуть, что их очередной проект, который они пишут для украинского продакшна, планируется показать на двух рынках. Впрочем, покажут сериал в России или нет, на гонорар это не повлияет. Хотя у сериалов, рассчитанных на два рынка, бюджеты выше, а значит, и гонорары выше. Но ниже, чем в России. А некоторые пишут для России даже не потому, что там платят больше, а потому что у нас их проекты не нужны. Никому. Дорого, рискованно, тема сложная, зрители не поймут…. Причин миллион. Вот и продают люди сценарии не тем, кому хотят, а тем, кто покупает», — сказал Дмитрий Лысенко.

Каковы основные проблемы сценаристов в Украине?

На этом вопросе весь осторожный оптимизм украинских сценаристов сошел на нет. Начнем с ответа начинающего сценариста: «Невідомість. Пасивність і острах. Фінансові: низька плата по відношенню до бюджету проекту, плата "втемну", відсутність роялті та якихось соціальних гарантій. Відчудження авторських прав. Нечемне ставлення режисерів, художників тощо до авторів та їхньої роботи, якщо тільки головний автор чи шоураннер не має достатньо авторитету, щоб зупинити це. Загально невисока (за світовими мірками) кваліфікація сценаристів у сфері драматургії, форматного кіно, організації сценарної роботи тощо. Відповіді на безліч практичних питаннь авторам доводиться шукати самотужки або вигадувати — попри те, що у світі вже все розроблено і пораховано».

Оказывается, что у сценаристов с опытом работы — ровно те же проблемы. Мария Лаврик: «Незащищенность. Отсутствие законодательной базы, на основе которой мы могли бы регулировать свои отношения с работодателями».

Мыкола Куцик считает, что проблемы сценаристов связаны с общим низким уровнем индустрии: «Проблеми українських сценаристів — у відсутності у продюсерів бажання створити професійну індустрію. Продюсерам зручно працювати за схемою художньої самодіяльності, коли можна будь-кого замінити будь-ким. Сьогодні ти займаєшся кейтерингом — завтра ти лінійний продюсер, післязавтра — продюсер проекту і вчиш сценариста, як писати жарти, хоча окрім уміння робити бутерброди і вірності продюсеру — інших навичок не маєш (це не фантазія, це випадок із моєї телекар’єри)».

Мария Саитова: «Их несколько, основная — это отсутствие законодательных норм, разобщенность и бездействие Гильдии сценаристов».

Алла Сницар считает, что проблемы — чисто внутренние для каждого сценариста: «Отсутствие знаний и нежелание их получать. Нежелание развиваться. Других проблем я не вижу».

Анатолий Будниченко: «Проблема сценаристов глобальная одна: невостребованность. Вторая — каждый варится в собственном соку и пишет на авось, и предложить некому, и поговорить не с кем. Я еще ни разу не слышал, чтобы какая-то группа сценаристов (или критиков) занималась разбором-оценкой какого-то сценария. Почему? Или не умеют разбирать, или не хотят. А ведь именно разбор полетов помогает понять свои и чужие ошибки, а потом их исправить, то есть это такая себе форма самообразования. Начинающие и иногородние сценаристы вообще как трава при дороге: никому не нужны».

Сергей Галетий: «Образование. Мировоззрение сценариста. Мировоззрение соучастников (продюсера, режиссера, редактора). Правила игры. Развитие индустрии. Море проблем накопилось».

Дмитрий Лысенко смотрит глобально: «Сейчас у всех одна главная проблема — экономическая ситуация. Вторая проблема — отсутствие кабельных каналов. “Игру престолов” снимать для эфирного канала не выйдет».

Валерий Верховский: «Выход из проблем: вменяемым и патриотичным профессионалам — сценаристам, режиссерам и продюсерам нужно находить друг друга и объединять усилия. И выйти на рынок с альтернативной продукцией».

На этой оптимистической ноте стоит прерваться, чтобы продолжить дискуссию украинских сценаристов на другом уровне и узнать их ответы на вопросы: почему низок статус сценариста в сериальной индустрии в Украине? Оправданы ли претензии продюсеров и редакторов к сценаристам? Насколько сценаристы ответственны за порой невысокое качество телеконтента? Кроме этого — ответ на вопрос, почему генпродюсеры каналов считают, что «со сценаристами в Украине беда». Об этом мы поговорим в следующей публикации на «Детекторе медиа».

Избранная фильмография опрошенных сценаристов:

Мария Лаврик, сценарист фильмов «Дело врачей», «Отдел 44», «Паровозик Тишка» и др.

Денис Замрий, сценарист фильмов «Старики-полковники», «Семь дней до свадьбы», «Охота на вервольфа», «ТойХтоПройшовКрізьВогонь», «1943» и др.

Елена Николаевская, сценарист фильмов «Отдел 44», «Дежурный врач», «Женский доктор», «Реальная мистика» и др.

Алла Сницар, сценарист фильмов «Чудо по расписанию», «Прости», «Осиное гнездо», «На линии жизни», «Женский день», «Четверг 12-е», «У Бога свои планы», «Учитель музыки», «Одинокий ангел» и др.

Дмитрий Лысенко, сценарист фильмов «Владимирская, 15», «По законам военного времени», «Казаки», «Личное дело» и др.

Сергей Касторных, сценарист молодежной комедии #Selfiepary, юмористических проектов Online, «В сети», «Когда мы дома» и др.

Мыкола Куцик, сценарист и автор идеи сериала «Останній москаль» и др.

Андрей Бабик, сценарист фильмов «Нюхач», «Женский доктор», «Дежурный врач», «Склифосовский», «Телефон доверия» и др.

Андрей Перцен, сценарист фильмов «Поцелуй», «Бессмертник», «Певица», «Не зарекайся» и др.

На фото — эпизоды сериалов, снятых по сценариям опрошенных сценаристов

* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
2608
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
Опитування
/
Результати


На якому каналі, 
Ви помічаєте найбільше джинси?

Інші
Телеканал «1+1»
Телеканал «Інтер»
Телеканал «СТБ»
Телеканал «Новий канал»
Телеканал «ICTV»
Телеканал «Україна»
Телеканал «5 канал»
Телеканал новин «24»
Телеканал «112»
Телеканал «NEWS ONE»
Телеканал «ZIK»
Телеканал «Еспресо»
Не помічаю взагалі
Не знаю, що таке джинса
Коментар або свій варіант:


На якому каналі, 
Ви помічаєте найбільше джинси?

Інші
0.8% (16)
 
Телеканал «1+1»
7.3% (142)
 
Телеканал «Інтер»
26.3% (513)
 
Телеканал «СТБ»
2.5% (49)
 
Телеканал «Новий канал»
1.7% (34)
 
Телеканал «ICTV»
2.5% (48)
 
Телеканал «Україна»
11.4% (223)
 
Телеканал «5 канал»
8.2% (161)
 
Телеканал новин «24»
1.0% (20)
 
Телеканал «112»
2.9% (57)
 
Телеканал «NEWS ONE»
8.7% (170)
 
Телеканал «ZIK»
1.6% (32)
 
Телеканал «Еспресо»
2.3% (45)
 
Не помічаю взагалі
4.2% (83)
 
Не знаю, що таке джинса
15.1% (295)
 
Коментар або свій варіант:
3.4% (66)
 
Загалом відповідей: 1954
2016 — 2017 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop