ПРОЕКТИ
11:30
Вівторок, 3 Жовтня 2017

«Гвардия-2»: Шапарев чудесный характерный актер

Все остальное — детали.
«Гвардия-2»: Шапарев чудесный характерный актер
«Гвардия-2»: Шапарев чудесный характерный актер

На днях для прессы канал «2+2» показал заключительные две серии сериала «Гвардия». В общем и целом, непонятно, почему только две: изначально продюсеры заявляли, что серий будет двенадцать, потом — восемь. Да и на самой презентации, уже сейчас, продолжали говорить, что тема — прекрасная, героев и сюжетов — полным-полно, и можно было бы снимать и снимать. Но при этом не сняли. Сняли только две серии, которые просто закрыли сюжетные линии первых четырех.

Фильм — а показали две серии именно как полуторачасовой фильм — оставляет весьма странное впечатление. Такое ощущение, что авторам просто поскорее хотелось закончить всю эту историю и им пришлось в срочном порядке изобретать множество нелепых способов, чтобы избавиться от главных героев. Впрочем, как сообщила продюсер фильма Олеся Пазенко, у каждого героя первого сезона «Гвардии», несмотря на собирательность их образов, были прототипы, — и не все они живы сейчас. Так что гибель героев во втором сезоне в каком-то смысле связана с реальной смертью их прототипов.

Возможно, все это так — но «Гвардия», вообще-то, не документальный фильм. Поэтому завершение сюжетных линий гибелью нескольких героев выглядело на экране не столько как драматический поворот сюжета, а скорее как необходимость побыстрее отпустить актеров со съемочной площадки на другие. Например, один из ключевых персонажей первых четырех серий гибнет в темноте, в первой же сцене, скомкано и быстро — и у зрителя, который специально не пересмотрел все предыдущие серии к этим двум, возникает вопрос: а кто это? Он был важным? Да погодите- же, дайте вспомнить хотя бы лицо!

Но нет — его уже сурово поминают, сидя за огромным столом. Дальше — больше: в романтической сцене, держа в руках аккуратный букет, в момент первого поцелуя и признания в любви гибнет еще один герой. Причем гибель его предопределена и заранее понятна зрителю. И не потому, что сцена типична и предсказуема — она такова, но это не самое главное — а потому, что для совсем уж непрозорливых зрителей показывают гнилые зубы затаившегося в кустах террориста, который смотрит на влюбленную пару в бинокль. Зубы у него, кстати, как у мордорского орка; не бывает же террористов с нормальными зубами, да? Так что, наглядевшись на эти стоматологические ужасы, любой, даже самый неискушенный зритель, поймет: сейчас влюбленных убьют. Вопрос в том — двоих или одного — и какого пола? Наверное, не стоит спрашивать, зачем спецы из разведки ходят целоваться на холм, становясь идеальными мишенями на фоне закатного неба. И, наверное, не стоит спрашивать, как выходит так, что после обстрела — причем стреляли чем-то таким, тяжелым, что взрывается, — один из пары погибает, а у второго нет не только ран или контузии, а даже царапины на лице.

И, конечно, не стоит интересоваться, почему четыре хорошо подготовленных разведчика, готовящихся к опасной работе в тылу врага, нарываются на вражескую засаду в первой же посадке. Хорошо, что за ними без приказа, фактически восстав из мертвых, отправляется девушка-снайпер и спасает их, лежащих и связанных: что бы разведка делала без крепких тылов в виде девушки!

Еще один вопрос, который не стоит задавать: почему глубоко законспирированный крот, передающий все данные об украинских бойцах врагам, выбросив из окна второго этажа человека, который выследил его и мог разоблачить, не проверяет, мертв упавший или нет. Он же глубоко законспирированный профессионал? Ему что, тяжело проверить, есть пульс у упавшего или нет? Ну, может, спина болела нагнуться? Кротом ведь быть нелегко.

Конечно, война реальная и экранная — это совершенно разные вещи. И сравнивать их нельзя — но хотелось бы все же чуть больше логики даже в войне экранной. Ну чтобы каски и шлемы, все эти бэхи и танки не сверкали, как новые копейки, а были чуть-чуть в грязи. Чтобы врач на оккупированной территории, к которой на свидание приходит главный антагонист, главгад с шампанским, не выглядела героиней сериала «Горячие шведские медсестры — 7», не красила бы губы алым, как вампир, носила немножко более длинный халат и не отдавалась с такой страстью единожды виденному до этого пациенту. Он, конечно, как и положено главгаду, очень харизматичный — но чтобы за десять минут приема обаять женщину до такого накала страстей, нужно нарваться на нимфоманку. Впрочем, у них, террористов, ничего человеческого вообще нет — к чему тут нюансы, да? Они же вообще фашисты. Например, отправляя детей в дальний путь автобусом, они обязательно скажут: «Оставьте еду» — и отправят их голодными. Наверное, сами будут эти бутерброды, заготовленные в дорогу, жрать. И при этом они ничего не боятся — и засылая на оккупированные территории крупного чина из ГРУ РФ, который должен подготовить и осуществить страшный теракт, чтобы потом развязать полноценное вторжение российских войск в Украину, каждый, буквально каждый называет его позывной — в присутствии врачей, прохожих, подслушивающих у окон разведчиков… Ну а чего стесняться-то? Все ж свои…

Хорошо, что главгаду противостоит Дед (в исполнении Алексея Горбунова) и повар (Вано Янтбелидзе) — они мудрые, опытные, они крота и найдут, и обезвредят. А молодым остается героически гибнуть со спецэффектами.

Но фильм вы обязательно посмотрите — во-первых, надо же узнать, чем все закончилось. И, во-вторых, у Алексея Шапарева в фильме есть небольшая роль — очень убедительная и замечательная. Шапарев чудесный характерный актер.

Фото: канал «2+2»

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
1059
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2017 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop