ПРОЕКТИ
13:00
Понеділок, 12 Березня 2018

«Хочется работать в среде сильных и равных», или Зачем сценаристам профсоюз?

«Хочется работать в среде сильных и равных», или Зачем сценаристам профсоюз?
«Хочется работать в среде сильных и равных», или Зачем сценаристам профсоюз?

Украинские сценаристы решили объединиться в профсоюз и обнародовали Манифест сценаристов Украины. Инициаторами объединения стали Владимир Нагорный («Dzidzio Контрабас»), Андрей Бабик («Никонов и Ко»), Максим Данкевич («Незламна»). «Детектор медиа» расспросил, что подтолкнуло их к созданию профсоюза и какие надежды они на него возлагают.

— Пока только единицы украинских фильмов становятся успешными у зрителей. Почему украинское кино воспринимается зрителями как некачественное? Чья в этом вина?

Максим Данкевич: Качественное кино — это ряд факторов: деньги, технологии, профессионалы. Есть еще время, затраченное на проект, сильный или слабый маркетинг и масса других причин. И всё так, сколько денег ни вливай в фильм, каких топовых актёров ни приглашай — кино должно быть зрительским, массовым, коммерческим.

И это не вина, а ответственность тех, кто участвует в создании того или иного конкретного фильма.

Владимир Нагорный: Я бы разделил понятия «успешное» и «качественное», и вот почему. Возьмем фильм «Dzidzio Контрабас», снятый на крошечный бюджет, со множеством компромиссов. О качестве тут говорить сложно. Однако фильм стал самым коммерчески успешным фильмом года. Почему? Помимо актерского таланта Дзидзьо и связанного с его известностью паблисити, сыграл фактор «попадания в жанр». Это когда зритель четко понимает, на какой фильм идет, и получает ровно это. Так произошло и со «Свингерами», и с «Киборгами». В американской индустрии жанры знают очень хорошо, на них «равняются» и продюсеры, и сценаристы, и маркетинг. У нас с этим гораздо хуже. Жанры или не знают, или недооценивают.

Кто виноват? В первую очередь, сценаристы! Это наша область экспертизы: знать, какие именно элементы истории соответствуют или не соответствуют жанру. А потом уже — продюсеры и режиссеры. Со своей колокольни мэйнстримного сценариста я вижу основную проблему в отсутствии аргументированного диалога «продюсер — сценарист» на тему, в частности, жанра. Пока такого диалога не будет — попадание в жанр может быть только случайным.

Андрей Бабик: Я бы назвал это, скорее, болезнью роста. Долгое время украинское кино зрителями вообще не воспринималось, а сейчас появились фильмы, которые обсуждают, хвалят, критикуют — и это здорово. К сожалению, кино в Украине практически полностью дотируется государством в лице Госкино, а ему нужно заботиться и о фестивальной кинопродукции, и о дебютах, и о мультипликации, и даже об артхаусе. Скромные бюджеты и скромные рекламные кампании приводят к таким же скромным кассовым сборам.

Основную проблему я вижу в том, что у нас не выстроена технологическая цепочка, приводящая к созданию кассового и массового фильма. Главные фигуры здесь — сценарист, режиссер и продюсер. Именно они должны успешно коммуницировать на начальном этапе создания фильма. А для этого нужны три вещи — талант, время и деньги. С первым мы еще кое-как справляемся, но вот второго и третьего катастрофически не хватает.

Андрей Бабик (Фото: личный архив)

— Продюсеры часто говорят о том, что в Украине не хватает хороших сценаристов. Согласны ли вы с этим? Почему их не хватает и что нужно делать, чтобы стало больше хороших сценаристов?

Максим Данкевич: Да, скорее соглашусь. В Украине действительно не хватает блестящих сценаристов. Как, впрочем, и режиссеров, актеров, продюсеров... Чтобы преодолеть этот дефицит, нужна современная система кинообразования, так как одни только курсы и семинары не сделают из желающего сценариста.

Владимир Нагорный: Их не хватает и в Голливуде, а то бы — что ни фильм — то шедевр. Но их там точно больше, чем у нас. Почему? Да потому что хороший сценарист — это прежде всего умный, образованный, талантливый человек, да еще и с творческими опытом. Такие люди добьются успеха в любой отрасли, в любой стране, только захоти. Захотеть добиться успеха в области украинской сценаристики пока может только ненормальный, к которым я причисляю и себя. Надо улучшать условия нашего труда, надо защищать наши интересы, права, бороться за нашу социальную и материальную стабильность — тогда и хороших сценаристов станет больше.

Андрей Бабик: Хороших сценаристов не хватает везде. В Украине, на мой взгляд, не хватает не то что хороших, а просто профессиональных сценаристов. Ими называют себя все, кому не лень, как и то, что они понаписывали (или понарассказывали), — сценариями.

С другой стороны, у меня встречный вопрос к продюсерам — а для чего вам нужны хорошие сценаристы? Чтобы что? Какие проекты вы хотите с ними создавать? Было бы интересно услышать их ответы.

Чтобы стало больше хороших сценаристов, нужно больше хороших амбициозных проектов — как кино-, так и теле-. Они должны задавать планку качества и мастерства. К сожалению, в большинстве случаев речь идет лишь о количестве проектов и дефиците времени для их создания. Что-то типа «мне нужно 136 серий на месяц назад». Сценаристы в таких случаях становятся заложниками ситуации: они бы и рады создавать нетленку, но у них на это нет времени.

И, безусловно, нужно полноценное сценарное образование, самообразование, условное «постдипломное» образование. С этим у нас в Украине пока не очень складывается. Но я оптимист.

— Согласны ли вы с тем, что роль сценаристов в процессе киносериального производства в Украине недооценена? С чем это связано? Как это преодолеть?

Максим Данкевич: В том, что украинские сценаристы недооценены, ответственны в первую очередь мы сами. Нам нужно устанавливать высокие профессиональные требования к себе самим. И тогда, на мой взгляд, вопрос недооцененности отпадёт сам собой. По-крайней мере, в большинстве случаев. Ведь сценаристы во всём мире на вес золота. Есть авторы, которые расписаны на годы вперед.

Владимир Нагорный: Согласен. Сейчас игра «заказчик — сценарист» идет по правилам «мне — все, тебе — что выпросишь». И правильно, это бизнес: у кого деньги, тот правила и устанавливает. Сегодня у сценариста нет никаких рычагов воздействия на процесс, потому что над ним всегда нависает угроза «увольнения». Сценарист слаб. А в мире бизнеса слабого не ценят, лишь используют. Преодолевать это можно совокупностью способов. Например, государство может вмешаться, поддержав сценариста гривной (финансирование девелопмента). Но это не совсем органичный метод, мы лишь меняем «барина» в нашей ролевой игре. Более эффективным и эволюционным я считаю политический метод, а именно метод объединения, профсоюзной борьбы. Появление профсоюза когда-то сделал из разрозненных американских сценаристов могущественную касту, имеющую вес на переговорах. Не вижу, чем мы хуже.

Владимир Нагорный (Фото: Павел Шевчук)

Андрей Бабик: Согласен — в отношении кинопроизводства. На прошлогодней церемонии кинопремии «Золотая Дзига» в номинации «Лучший сценарист» были выдвинуты только режиссеры, сами написавшие сценарии для своих фильмов.

Что касается производства сериалов, то здесь сценарист — одна из ключевых фигур. Говорю это, исходя не только из своего опыта, но и из опыта своих коллег. До американских шоураннеров нам еще, конечно, далеко, но первые шаги в этом направлении делаются. Сериальное производство ориентировано на жанр, на зрителя, на звезд — отсюда большие требования к качеству истории, к сюжету, отсюда и фигура сценариста более значительна и важна. Кстати говоря, кассовых успехов в прошлом году добились те фильмы, над которыми работали в том числе и профессиональные сценаристы.

— Случался ли у вас негативный опыт во взаимодействии с продюсерами, когда ваши авторские или трудовые права нарушались? Приведите, пожалуйста, какой-нибудь пример (примеры).

Максим Данкевич: В моей практике таких случаев немного. Хотя были нарушения и трудовых прав (невыплаты по договорам), и попытки забрать авторские права.

Чаще всего встречаются ситуации, когда автору не выплачивается 100 % гонорара, зафиксированного в договоре. Причины и отговорки могут быть самые разнообразные («закончились деньги», «ждем платёж от канала», «через месяц должны поступить средства», «проект заморожен»), и это не столь важно, ведь, как правило, у сценариста нет никаких инструментов гарантированного получения своих гонораров.

Владимир Нагорный: Я знаю, кто-то ждет, что я сейчас разражусь тирадой в стиле «продюсер Лавренюк — вор!». А вот и нет. Как раз работу с Сергеем Лавренюком над фильмом «Dzidzio Контрабас» я всегда приводил в пример образцовых отношений «продюсер — сценарист». Почему же после такого позитивного опыта происходит грубейшее, с моей точки зрения, нарушение этим же продюсером моих авторских прав по проекту «Одиннадцать детей из Моршина»?

Да потому что в бизнесе всегда работает принцип «а что мне за это будет». Если в кейсе с «Контрабасом», полагаю, были сдерживающие моменты, то в случае с «Детьми из Моршина» Лавренюк их для себя не нашел. Для непосвященных — немного подробностей. Сценарий «Dzidzio Контрабас» мы писали по заказу Лавренюка, и выполнили свои обязательства качественно и в срок. Сценарий же «Одиннадцать детей из Моршина» мы писали «для себя», рассматривая Лавренюка лишь в качестве одного из возможных покупателей проекта. Рассмотрев наш проект и наше видение по его реализации, Лавренюк решил сделать его... без нас. Нарушение ли это авторских прав — решит суд, я вправе лишь высказывать свое мнение: да. И честно вам скажу: после 15 лет работы в киноиндустриях США, Канады, России и Украины, такую бесцеремонность с авторством я вижу впервые.

Андрей Бабик: Таких случаев у каждого сценариста масса, но вряд ли кто-то будет вам приводить конкретные примеры — по разным соображениям. Часто подобные ситуации происходят из-за юридической неграмотности самих сценаристов (надо было читать, что подписывал) и, скажем так, законодательной неопределенности и неотрегулированности в области авторского права. В любом случае, это должно стать предметов обсуждения и широкой дискуссии между сценаристами и продюсерами. Я — за мирное решение конфликтов и споров: индустрия маленькая, все друг друга знают, все друг с другом работают.

— Что вас мотивировало к созданию профсоюза? Что было последней каплей?

Максим Данкевич: Моё решение не относится к разряду «накопилось, наболело». Необходимость создания профессионального цеха была давно. Основная мотивация — создание индустрии профессионалов. Пока кино снимают «прорабы», мы будем продолжать видеть на экране их «евроремонт».

Максим Данкевич (Фото: личный архив)

Владимир Нагорный: Я бы не сказал, что была какая-то последняя капля. Идея создания полноценного профсоюза сценаристов витала в воздухе давно. Но практические шаги в этом направлении я лично начал предпринимать еще полгода назад, когда посчитал, что достаточно разобрался в ситуации и что назрела критическая масса проблем. Появились такие необходимые в подобном деле соратники, активисты, замотивированные эксперты. Ну и влияние моей собственной истории с Лавренюком отрицать не буду, но не как мотив к созданию профсоюза. А как, скорее, личный пример, для чего подобный профсоюз необходим.

Андрей Бабик: Не было последней капли, эти идеи и мысли, что называется, витали в воздухе и, наконец-то, довитались. Моя мотивация — это понятные и адекватные правила игры на рынке и в индустрии, сотрудничество со сценаристами, режиссерами и продюсерами. Играть по правилам и в команде приносит намного больше удовольствия, чем конфликты в стиле «все против всех».

— Зачем лично вам нужен профсоюз? Чего лично вы от него ждете?

Максим Данкевич: Хочется работать в среде сильных и равных. Жду, что отсеются графоманы и случайные люди. Что будет озвучен некий индустриальный стандарт соответствия профессии.

Владимир Нагорный: Я хочу создания цивилизованных условий работы сценаристов, общения сценаристов с заказчиками и между собой, хочу услышать «единый голос» сценаристов в обсуждении важных вопросов индустрии. Лично для себя хочу, потому что планирую тут и дальше работать. А чего ждать — не знаю. Будучи оптимистом, жду, что цели профсоюза, заявленные в Манифесте, будут достигнуты. Если же нет… Как говорилось в одном фильме: «Свадьба или повешение, в любом случае — повеселимся!».

Андрей Бабик: Я бы не стал говорить о личных потребностях. Извините за тавтологию, но профсоюз нужен, в первую очередь, всем профессиональным сценаристам. Для чего? Для повышения престижа профессии, нашей самооценки, значимости. Но также и для повышения уровня ответственности за то, что сценаристы говорят или пишут.

Иллюстрация: pixabay.com

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
1601
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
Опитування
/
Результати


Чи користуєтеся ви зараз
на будь-якому сайті
push-сповіщеннями?

Так, користуюсь!
Ні, не користуюсь!
Не знаю що таке push-сповіщення
Інше або коментар:


Чи користуєтеся ви зараз
на будь-якому сайті
push-сповіщеннями?

Так, користуюсь!
15.6% (10)
 
Ні, не користуюсь!
51.6% (33)
 
Не знаю що таке push-сповіщення
29.7% (19)
 
Інше або коментар:
3.1% (2)
 
Загалом відповідей: 64
2016 — 2018 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop