ПРОЕКТИ
13:00
П'ятниця, 27 Січня 2017

«Дождь» в «Настоящем времени»

Канал «Настоящее время» — очень достойная альтернатива когда-то либеральному «Дождю». Канал уже в сетях многих украинских провайдеров
«Дождь» в «Настоящем времени»
«Дождь» в «Настоящем времени»

«На дворе идет дождь, а у нас идет концерт!» — так и лезет непрошеная цитата из «Покровских ворот», когда начинаешь думать, прав или нет Нацсовет по вопросам телерадиовещания, исключив российский телеканал «Дождь» из списка разрешенных к трансляции в украинских кабельных сетях. Концерт концертом, но та же «Воля», мой любимый, единственный и неповторимый провайдер, очень вовремя позаботилась о подобии альтернативы российскому каналу. Нам, уважаемым и не очень телезрителям, точнее, потребителю услуг «Воли», предложили смотреть в этой кабельной сети канал «Настоящее время», совместный проект «Радио Свобода» и «Голоса Америки».

Не предложили, конечно, а — и это всегда было отличительным фирменным признаком провайдера — поставили перед фактом: с такого-числа в вашем пакете есть «Настоящее время». На минуточку, в HD-качестве. Поскольку начало его трансляции практически совпало с решением Нацсовета по поводу «Дождя», к тому же, видимо, по чистой и совершенной случайности, «Настоящее время» каким-то образом переехало на его же частоту, пришлось повнимательнее присмотреться к обоим.

Уж больно много совпадений. Понятно, что для прогрессивной телевизионной общественности 12 января самой главной сенсацией дня стало именно решение Нацсовета. И это событие стало топовым на обоих каналах. Первыми хронологически обсуждали эту, по выражению ведущей Анны Немзер, «тему номер ноль» в программе «Паноптикум» на «Дожде». Признаюсь, это чуть ли не единственный продукт канала, который смотрела до последнего времени не из профессионального интереса, а ради удовольствия послушать перепалки Станислава Белковского и Александра Невзорова. Впрочем, после того, что они наговорили в эфире от 12 января, желание наблюдать за этим филиалом «Школы злословия» пропало. Итак, тема «номер ноль» — прекращение трансляции «Дождя» в украинских кабельных сетях. Ведущая просит высказаться давнего друга Украины, не устающего подчеркивать, что он знает украинский лучше Юлии Тимошенко, главного специалиста «Дождя» Станислава Белковского. И тут из уст «политолога на пенсии» понеслось такое, что изумленная публика замерла. Кто-то, возможно, остолбенел от восторга, но я лично, будучи пылкой поклонницей «Паноптикума», все же — от брезгливого ужаса. Господин Белковский, с грустью отозвавшись о прекращении вещания «Дождя» в Украине («на Украине», как там принято говорить, ссылаясь на грамматику русского языка), обратился к Президенту Украины Петру Порошенко с некими похвалами. Которые политолог обещал выдавать в каждом своем эфире, дабы вернуть «Дождь» в родную Украину. «Похвальное слово» Порошенко его автор построил на политической карьере украинского Президента, которая состояла в... смене его зубов с золотых (которыми якобы был усеян рот Петра Алексеевича еще каких-то 15 лет назад) на фарфоровые. Даже больше — оказывается, зубы у нашего Президента из чистого майсенского фарфора. И вот Станислав Белковский желает Петру Алексеевичу так вцепиться в свою власть этими зубами из восхитительного материала, чтобы уже никогда ее выпустить. Представляя свое «похвальное слово» как основание для отмены запрета «Дождя» в Украине. Его визави Александр Невзоров был немного лаконичнее, вообще отказавшись обсуждать Порошенко, поскольку тот, мол, — человек неумный и даже глупый. Поскольку мало того что построил церковь у себя в имении, но даже велел изобразить лики свой и домочадцев на одной из икон. Не горя восторгом по поводу деятельности Петра Порошенко на посту Президента Украины, все-таки считаю: его критика — это дело внутреннее. Тем более, что так, как Петра Порошенко, украинцы не поносили и не поносят никого из его предшественников. Зачем нам слушать гадости о нем еще и в эфире якобы дружественного российского СМИ, непонятно.

На этом обсуждение проблемы «Дождя» на самом «Дожде» закончилось, плавно перейдя на канал «Настоящее время». Где к теме «номер ноль» отнеслись куда как трепетней и не в пример серьезней. Особой пикантности обсуждению придавал тот факт, что ведущий «Настоящего времени» Тимур Олевский, который это делал, раньше работал одним из ведущих журналистов «Дождя». 12 января он вышел в эфир собственного авторского проекта «Час Тимура Олевского» из Праги. Продемонстрировав высокий профессиональный уровень бывшим и нынешним коллегам. Ему почему-то даже в голову не пришло призывать к ответу «фарфорозубого Порошенко», обвиняя того в прекращении вещания «Дождя» в украинских кабельных сетях. Ведущий, проинформировав зрителя о прекращении трансляции «Дождя» в кабельных сетях Украины, пригласил к комментариям человека, действительно компетентного — члена Нацсовета Сергея Костинского. Тот и объяснил все мотивы такого решения, ничего не упуская, и без всякого, возможно, ожидаемого особо рьяными «братьями» злорадства. Мол, Нацсовет год мониторил эфир канала «Дождь». И лишь заметив, во-первых, нарушения со стороны вещателя в виде рекламы, которую запрещено размещать в эфире согласно конвенции о трансграничном вещании (подписанной, но не ратифицированной в РФ), а также употребления выражения «российско-украинская граница» вместо «административная», да еще и карту полуострова как части РФ, направил владельцам и руководству «Дождя» соответствующее письмо. В нем предлагалось устранить указанные недостатки, чтобы канал мог продолжать вещание в кабельных сетях Украины на законных основаниях. Поскольку этого не сделали, Нацсовет и принял такое решение. Для большего понимания, как относятся украинцы к тому, что на якобы оппозиционном Кремлю канале Крым называется частью России, что противоречит международному законодательству, Сергей Костинский сказал, что он сам — крымчанин и воспринимает себя исключительно как гражданин Украины. Так же, как большинству его земляков, и уехавших, и оставшихся, ему больно видеть Крым частью другого государства. Потому что это попирает право и закон.

Отношение украинцев к «Дождю» высказала и Галина Петренко, заместитель шеф-редактора портала «Детектор медиа». В эфире «Часа Тимура Олевского» она чрезвычайно доброжелательно, но твердо сказала: если бы «Дождь» выполнил все пожелания Нацсовета, ему бы не запретили вещание в кабельных сетях Украины. Тем более, о полном запрете речь не идет, ведь канал остался на спутнике и в интернете. Но сама Галина Петренко перестала смотреть этот канал два года назад, когда там вышли интервью с Царевым, Бородаем и Захарченко. Галина Петренко, продолжив отвечать на вопросы Тимура Олевского по поводу запрета «Дождя» в Украине, заметила: ничто не мешало его владельцам в отношении принадлежности Крыма поступить так, как это сделали коллеги с сайта «Медуза». Редакция «Медузы» размещена в Латвии, которая считает полуостров аннексированным, но создает контент для российской аудитории. Здесь просто не показывают карту Крыма ни в каком виде.

«Гуру» Олег Кашин, тоже приглашенный Тимуром Олевским, в прекращении вещания в Украине одного из не самых худших российских каналов не увидел катастрофы. Поскольку, по его мнению, это часть войны Украины за свою территориальную целостность. Но, продолжил почему-то российский журналист, если бы русские относились так к своей войне за ту же целостность в Чечне, то от Чечни ничего бы не осталось. Эти слова вызвали как минимум замешательство. Но не у ведущего, который мог бы напомнить, что война в Чечне велась с российской стороны без всякого вторжения иностранных воинских подразделений. Тогда как Украина сражается за свою территориальную целостность не с кем-нибудь, а с российскими регулярными войсками и финансируемыми Россией боевиками. Тем не менее, Тимур Олевский, который посвятил теме «номер ноль» половину своего эфира, делал это очень профессионально, не опускаясь до кликушества. Дополнил картину уличный опрос (непременный атрибут почти всех общественно-политических программ в «Настоящем времени») киевлян. Оказалось, что «Дождь» большинство опрошенных не смотрят (как указала Галина Петренко, в рейтинге «Воли» он занимает 22-ю позицию), тем не менее, нашлись люди, которые против закрытия любых СМИ. Они считают, что нельзя лишать зрителей источников информации в принципе.

Кажется или нет, но 12 января стало водоразделом, который окончательно подвел черту между восприятием украинским зрителем своего и «чужого» телевизионного контента. Тем более, «Дождь» не заставил себя долго ждать в очередном нарушении украинского законодательства. Согласно постановлению Верховной Рады, «ЛНР» и «ДНР» в Украине признаны террористическими организациями, а значит, никаких интервью с их главарями в эфире общенациональных телевещателей быть не может. Но поскольку в России, согласно разъяснению Натальи Синдеевой, «ЛНР» и «ДНР» таковыми не являются, несколько дней назад ведущий Константин Эггерт взял комментарий у некоего господина Ходаковского, как его представили в студии, «полевого командира, бывшего командира батальона "Восток", лидера движения "Патриотические силы Донбасса"». «Полевой командир» (в понимании украинцев — бандит и террорист) Александр Ходаковский комментировал якобы заявление Надежды Савченко о том, что вернуть Донбасс можно только путем сдачи Крыма. Как уже выяснилось, ничего подобного народный депутат не говорила. Но это не помешало маститому ведущему «оптимистического канала», опытнейшему международнику побеседовать на животрепещущую тему с тем, кого в международном праве считают, мягко говоря, нарушителем конвенции. Кстати, Ходаковского, кажется, на «Дожде» воспринимают уже чуть ли не членом семьи после того, как в ноябре двое журналистов канала ценой невероятных усилий сохранили свое интервью с ним, даже попав в плен к «нетеррористам» из так называемого МГБ «ДНР». Как же так? Они ведь вполне легитимны в глазах либеральной общественности? Это же не ИГИЛ какой-нибудь. И надо же — берут в плен журналистов!

Стоит процитировать одного из них (Сергея Ерженкова). Вот каким предисловием снабдил свое интервью с террористом корреспондент «Дождя»:

«Одна из возможных причин нашей депортации (с территории так называемой ДНР. — Авт.) — встреча с командиром батальона "Восток" Александром Ходаковским. И хотя сам Ходаковский, комментируя эту историю, о потере своего интервью не жалел и говорил, что ничего особенного он в нем не сказал, мы хотим вам его представить. На наш взгляд, это интервью открывает новую главу в истории проекта под названием Новороссия. Теперь линия фронта пролегает не только между Киевом и Донецком. В условиях скудеющих ресурсов в Донецке началась внутриклановая борьба. Или, пользуясь определениями самого Ходаковского, борьба "романтиков" и "дельцов". Это кому как больше нравится».

«Новороссия», «фронт между Киевом и Донецком» — это что вообще, журналистика или пропагандистский трэш?

«Дождевые» книксены в сторону российской власти становятся все более отработанными и четкими. Даже безотносительно к реальным нарушениям в Украине Европейской конвенции о трансграничном вещании, не говоря уже об ответе на вопрос, чей Крым. То Собчак приглашает на интервью некоего замглавы путинского ОНФ, старательно обходя острые углы насчет деятельности этого практически черносотенного образования. То в вечернем ежедневном Сергея Шаргунова (ради справедливости замечу, что из антипутинистов у российской общественности остался уже чуть ли не один Аркадий Бабченко). Бывают, конечно, исключения в виде приглашения в прямой эфир писателя Виктора Ерофеева. Но на то они исключения, чтобы никак не определять повестку дня «оптимистик ченнел».

Канал «Настоящее время» ни в чем подобном (сервильности к российским властям) не замечен. Украинцы, которые хотят побольше узнать о реальной жизни в России, могут черпать информацию именно отсюда. «Неизвестная Россия», «Признаки жизни», «Россия и я» — в этих проектах можно увидеть настоящую, а не лубочную страну, о которой на «Дожде», все более вовлекаясь в пропагандистский тренд, забывают.

Но не только документальными проектами (кстати, здесь можно увидеть, как живут в Киргизии, Грузии, Молдове, Казахстане, не говоря уже об Украине) привлекает «Настоящее время». Для украинского зрителя важно и то, что на канале о нашей стране рассказывают люди, которые знают Украину, поэтому никаких инсинуаций в отношении своей родины себе не позволяют. Кристина Суворина, ведущая вечерних «Новостей», переехала в Прагу из Киева, где в последние годы работала на каналах «Интер», ICTV. Егор Гордеев (не так давно — студия «1+1») ведет дневные новости из Вашингтона. Ну а Сергей Дорофеев, ведущий итогового информационного еженедельника, тоже украинцам не чужой — все помнят его работу на 5-м канале и попытки «покреативить» на телеканале ZIK.

Поскольку «Настоящее время» — канал иновещания, ведущий его из студий в Праге и Вашингтоне, где все чтут международное право, здесь априори невозможны споры о принадлежности Крыма. Для украинской аудитории это принципиально. Именно поэтому «Настоящее время» — очень достойная альтернатива когда-то либеральному «Дождю». Единственное впечатление дежавю в эфире «Настоящего времени» создалось 20–21 января. На обоих каналах в унисон обсуждали инаугурацию Дональда Трампа. То есть комментаторы об этом событии говорили исключительно в ключе российского интереса — отменит ли новый президент США санкции против России. Другого контекста этого действительно грандиозного события у ведущих обоих каналов, видимо, не нашлось. Но при этом все же в студии «Настоящего времени» воздержались, как обычно, от показа виртуальной карты Крыма как части РФ. Хотя, обсуждая американские санкции, введенные именно за аннексию Крыма, без этого было трудно обойтись. Но все-таки обошлись. За что вещателю — респект.

Фото: скриншот с сайта «Настоящее время»

* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
2121
Переглядів
Коментарі
.
18:06 / 28 Січня 2017
Было бы интересно увидеть схожий анализ, но уже с каналом RTVi.
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2017 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop