Опитування
/
Результати

Що, на Вашу думку, потрібно зробити на порталі «Детектор медіа» першим кроком, щоб портал став для Вас кращим?

Мені все подобається
Поліпшити якість подачі інформації
Збільшити інформаційне охоплення
Поліпшити дизайн порталу
Поліпшити сервіси порталу
Додати нові сервіси
Свій варіант

Що, на Вашу думку, потрібно зробити на порталі «Детектор медіа» першим кроком, щоб портал став для Вас кращим?

Мені все подобається
24.4% (83)
 
Поліпшити якість подачі інформації
18.8% (64)
 
Збільшити інформаційне охоплення
19.4% (66)
 
Поліпшити дизайн порталу
15.0% (51)
 
Поліпшити сервіси порталу
1.5% (5)
 
Додати нові сервіси
5.3% (18)
 
Свій варіант
15.6% (53)
 
Загалом відповідей: 340
14:28
Четвер, 9 Березня 2017

Стремительный домкрат от «Нового времени»

Статья Ивана Верстюка о Назаре Холодницком больше похожа на постмодернистское эссе, а не на статью в общественно-политическом журнале.
Стремительный домкрат от «Нового времени»
Стремительный домкрат от «Нового времени»

В последнем выпуске журнала «Новое время» от 3 марта 2017 года опубликована статья журналиста Ивана Верстюка с паточно-саркастическим заголовком «Прокурор без прока». Стилистика заголовка прекрасно подошла бы любому советскому фельетону о тревожных буднях людей в синих мундирах. Пользуясь случаем, хочу предложить автору не останавливаться на достигнутом и продолжать жонглировать словами. Ведь сколько прекрасных заголовков может родиться: «Экономист без экономии», «Музыкант без муз», «Металлург без мета» и т. д.

«Лучше делать что-то глупое стильно, чем что-то опасное без стиля», — говорил Буковски. Препарируемая мною статья — наглядный пример, что получается, когда делаешь что-то глупое без стиля. Знаете, когда специалист в области инфляции китайского юаня берется распутывать хитросплетения украинской правоохранительной системы и давать им субъективные оценки, результат предсказуем. Читатель получает порцию схоластики, которая искажает информацию о предмете повествования, отупляет и деформирует его восприятие реальности.

Итак, к статье.

Из первых строчек мы узнаем о финансовом достатке антикоррупционного прокурора Холодницкого, который на высокую зарплату купил себе «премиальный» внедорожник. Почему внедорожник — «премиальный», кто премировал Холодницкого и за что именно — это, видимо, тайна. Как в начале детективного романа в мягкой обложке, где убийца — садовник. По идее, в финале статьи нам должны рассказать, каким образом автомобильное благополучие Холодницкого связано с его служебными полномочиями, однако (простите — спойлер) этого не происходит. Таким образом, формальная логика повествования разрушена изначально, и я рукоплескал бы этому ходу, если бы читал постмодернистское эссе, а не статью в общественно-политическом журнале.

После благой вести о том, что антикоррупционный прокурор не ходит пешком, а ездит на автомобиле, следует пассаж, что «в глазах экспертов эффективность Специализированной антикоррупционной прокуратуры выглядит скорее негативно». Я с трудом понимаю, как в принципе должна выглядеть эффективность чего бы то ни было, и кто устанавливает для нее критерии. Вероятно, те самые эксперты, имена которых, по-видимому, слишком известны, чтобы сразу предавать их огласке. После заявления о «негативной эффективности» читателю предлагается матчасть: «Именно в Специализированную прокуратуру передает свои расследования по топ-коррупционерам НАБУ, после чего та решает, достаточно ли доказательств для суда. Если да, то подчиненные Холодницкого становятся гособвинителями на процессе». Снова-таки, терминология здесь не просто хромает, а калечит читателя. Ни один человек, даже опосредованно имеющий отношение к украинской криминальной юстиции, не сможет связать слова «передает» и «расследования» в одно словосочетание.

Далее в статье снова возникают некие аналитики, «отслеживающие борьбу с коррупцией», которые уверяют, что «САП затягивает дела против мздоимцев высшего уровня, которые разрабатывает НАБУ». В данном случае непонятно, почему речь идет именно о мздоимцах, то есть людях, совершивших преступление, предусмотренное ст. 368 УК Украины. Почему автор решил назвать всех лиц, противоправные действия которых расследует НАБУ, взяточниками — загадка. Наверное, он просто не в курсе, что в Уголовном кодексе Украины существуют составы таких преступлений, как присвоение, растрата, легализация денежных средств, добытых незаконным путем, злоупотребление служебным положением, незаконное обогащение и пр. Украл — мздоимец, внес в декларацию ложные сведения — мздоимец, отмыл деньги — ну вы поняли.

Аналитик в статье — Виталий Шабунин, глава Центра противодействия коррупции, не имеющий профильного образования и полномочий для того, чтобы предметно обосновать свои заявления. Шабунин выдвигает два тезиса: ничем не подтвержденное предположение о тайных договоренностях Холодницкого с фигурантами резонансных расследований и о том, что САП — куда более опасное учреждение, чем суды: «В этом смысле она даже хуже, чем работа судов, которые хотя бы действуют публично и их решения доступны в электронном реестре. У САП подобной отчетности нет».

Ну конечно. Ну конечно же, Виталий. Ведь именно прокурор Холодницкий, а не судья Чаус, закапывал банки с деньгами в огороде. Именно прокурор Холодницкий, а не судья Волкова отпустила командира спецроты «Беркута» Садовника на свободу. И уж, конечно, лично прокурор Холодницкий, а не судья Сокуренко снял аресты со счетов жены своего коллеги Емельянова в Лихтенштейне. Перечень судейских факапов тоже вполне публичен и доступен.

Говоря об уголовных производствах, журналист приводит в пример производство о закупке ПАТ «Укрзалізниця» дизельного топлива у компании WOG, кратко описывает фабулу и констатирует: «Холодницкий посчитал, что доказательств недостаточно». Что следует из этого глубокомысленного вывода, читателю непонятно. Прокурор прекратил производство? Не подписал подозрение? Не утвердил обвинительный акт? Что конкретно не сделал прокурор? Вместе с тем, журналист не захотел поинтересоваться, почему НАБУ не воспользовалось своим законным правом обратиться в суд и признать результаты коррупционной сделки недействительными, или просто не знал, что так можно.

Дальше. «МАУ». «В 2015м Госавиаслужба (ГАС) выписала МАУ счет за свои услуги на 147 млн грн, которые авиакомпания заложила в стоимость билетов. Однако в итоге денег государству она так и не перечислила», — пишет журналист Иван, опять-таки не удосужившись открыть Налоговый кодекс и убедиться, что того вида сбора, о котором идет речь, там нет. Положение, на основании которого начислялся сбор, является подзаконным актом. В то же время п. 1 ч. 2 ст. 92 Конституции Украины установлено, что система налогообложения, налоги и сборы устанавливаются исключительно законами, а не подзаконными актами. Помимо этого в открытых источниках можно было спокойно добыть документы судебной практики и убедиться, что окончательного решения по данному кейсу не существует. Но зачем тратить время на тонкости, когда вывод, что САП — страшнее судов, сделан в самом начале.

Я не стану детально разбирать на запчасти и давать оценку изложенным фактам, связанным с олигархом Коломойским, дабы не быть обвиненным в конфликте интересов.

Безусловная жемчужина текста — ссылка на «высокопоставленный источник в НАБУ», который обвинил подчиненных Холодницкого в «преждевременной передаче» подозрения адвокатам экс-нардепа Мартыненко. «В итоге защитники смогли хорошо подготовиться к суду», — сетует автор. Простите, а кто-то допускает, что дорогостоящие адвокаты мультимиллионера Мартыненко могли подготовиться к суду плохо? И если произошел «слив», то почему НАБУ со всей своей шикарной оперативно-технической базой не отследила его источник?

Тем временем на арене вновь появляется общественный активист Шабунин и начинает уверенно оперировать материалами уголовных производств НАБУ, и у меня возникает стойкое ощущение, что в бюро о тайне следствия не слышали в принципе. Виталий, который имеет с Холодницким персональный публичный конфликт, дает правовую оценку действиям САП, называя их халатностью, то есть преступлением, предусмотренным ст. 367 УК Украины, и на месте Холодницкого я бы уже подал и на «Новое время», и на ЦПК в суд. Ведь суды у нас, не забываем слова Шабунина, — меньшее зло.

По ходу повествования возникает еще один интересный эксперт — беглый олигарх-нардеп Онищенко, который, если верить «Новому времени», просто работал на газовом рынке, а не совершал хищения и не отмывал деньги.

А вот самое печальное: «Да и в судах прогресса по антикоррупционным процессам не очень много, и эксперты видят в этом в первую очередь вину САП. Недавно открытый реестр дел НАБУ показал: многие из них лежат в судах по полгода-году и по ним не провели ни одного заседания. Шабунин считает такое положение дел вопиющим примером бездеятельности САП, ведь прокуратура просто обязана торопить неповоротливых служителей Фемиды». Я, конечно, извиняюсь, но любой студент первого курса юрфака знает, что законодательство не предоставляет возможности прокурорам влиять на хронометраж и оперативность судебных процессов, поскольку, согласно закону, прокурор находится в равных условиях со стороной защиты.

Вместо комментария Холодницкого, который был бы здесь очень уместен, если вспомнить о пресловутых стандартах журналистики, автор ссылается на «длинный аналитический ответ», предоставленный САП, и буквально тремя предложениями передает его содержание. Всего три предложения по поводу сложных резонансных уголовных производств. Таким образом, читатель лишается возможности сделать вывод о правоте /неправоте САП или НАБУ самостоятельно, и это является откровенной манипуляцией со стороны СМИ. «Неэффективность САП уже стала, по мнению Шабунина, огромной проблемой для борьбы с коррупцией в стране», — приговор крепких общественников окончателен и обжалованию не подлежит.

И, наконец, главная претензия, ради которой, можно предположить, писалась статья, звучит следующим образом: «Ведомство Холодницкого не только занимает вялую позицию в самых громких расследованиях, но еще и постоянно конфликтует с НАБУ». В чем конкретно состоит конфликт, нам снова не сообщают, но месседж очевиден: САП должна безапелляционно и безоглядно поддерживать НАБУ.

Простите, но это нелепость, поскольку прокуратура является надзорным органом, одной из главных функций которого является осуществление надзора за соблюдением законов сотрудниками антикоррупционного бюро. Прокурор не имеет права находиться в подтанцовке у поднадзорного органа, и это не мое частное мнение, это Закон.

Исходя из вышеизложенного, я без труда мог бы сделать вывод, что статья журналиста Ивана Верстюка «Прокурор без прока» является джинсой, написанной в интересах конкретных лиц для дискредитации других конкретных лиц, но не буду.

В конце концов стремительный домкрат — это свободный выбор автора. А я уважаю чужую свободу.

P.S. от «Детектора медиа». Мы готовы предоставить страницы нашего издания для ответа на критику как Ивану Верстюку, так и редакции «Нового времени».

Фото: скріншот із сайту «Нового времени»

* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
5502
Переглядів
Коментарі
Виталий Корниенко
16:08 / 09 Березня 2017
этот общественный деятель Шабунин, без определенных занятий и спец во всем, уже подвел Сытника под расследование о коррупции из-за своих недостоверных деклараций. Интересно, почему он до сих пор, уже выйдя из Совета при НАБУ, Шабунин продолжает вмешиваться во все расследования Бюро? Грантоед нашел себе неиссякаемый источник дохода на россказнях про "антикоррупцию"?)
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2017 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop