ПРОЕКТИ
17:29
Четвер, 7 Вересня 2017

Александр Подрабинек: «Возможно, ФСБ приготовило для Афанасьева и Чирния разные сценарии их дальнейшей судьбы»

Фильм российского диссидента и правозащитника об украинском политзаключенном стал поводом для жестких дискуссий в сети и СМИ.
Александр Подрабинек: «Возможно, ФСБ приготовило для Афанасьева и Чирния разные сценарии их дальнейшей судьбы»
Александр Подрабинек: «Возможно, ФСБ приготовило для Афанасьева и Чирния разные сценарии их дальнейшей судьбы»

Канал ATR показал фильм российского правозащитника Александра Подрабинека под названием «Кому нужен крымский узник?», посвященный ситуации, в которой оказался украинский режиссер Олег Сенцов и его семья – мама и двое детей, живущих в Крыму.

Фильм получил весьма противоречивые оценки и вызвал серьезную дискуссию в сети и СМИ; в адрес создателя фильма прозвучали обвинения в манипуляции и намеренном умолчании о фактах, которые довольно широко известны всем, кто хоть немного следил за процессом «крымских заложников».

Еще до выхода фильма генеральный продюсер канала ATR Христина Бондаренко написала для «УП» колонку, в которой, буквально в первой же фразе, обвинила Геннадия Афанасьева – еще одного украинского политзаключенного, проходившего по тому же делу, что и Олег Сенцов, – в том, что он был помилован Путиным в обмен на показания, в которых оговорил Сенцова. Одно  это утверждение послужило поводом для резкой критики в адрес Бондаренко, которая, по сути, повторила тезис автора фильма, Александра Подрабинека, утверджающего в своем фильме следующее (цитата): «В декабре 2014 года Геннадия Афанасьева осудили на 7 лет лишения свободы, но в награду за дачу показаний на Сенцова и Кольченко осенью 2016 года Путин его помиловал и вернул в Украину. Трудно поверить, но здесь его встречали как героя». 

В фильме присутствует не только этот недоказуемый и, как считают многие комментаторы (например, Максим Буткевич, активист «Комитета солидарности с крымскими заложниками»), манипулятивный тезис. Почему-то в фильме не упоминается в этом контексте Алексей Чирний, также давший показания против Сенцова и Кольченко, как и Афанасьев, однако позднее не отказывавшийся от них – и тем не менее, его Путин не помиловал, он продолжает отбывать свой семилетний срок в российской колонии.

Помимо этого утверждения в фильме также отсутствует ряд фактов, важных для понимания происходившего на процессе Сенцова и Кольченко, а также всего того, что случилось позже с украинским полтизаключенными. Например, нигде не упоминается, что Афанасьев отказался от своих показаний и публично, в суде, заявил, что его пытали для того, чтобы получить эти ложные обвинения против Сенцова и Кольченко.  

На эти умолчания или утверждения в своем посте обратила внимание Мария Томак, координатор Медийной инициативы по правам человека.

«До фільму Олександра Подрабінека в частині історії про Гену Афанасьєва в мене зауваження навіть суто з точки зору фактажу.

По-перше, автор не згадує того, що Афанасьєв відмовився від своїх показів у залі суду. Даруйте, але це взагалі центральний факт в його історії і не згадати про нього – означає свідомо його замовчати.

По-друге, жодного зв'язку його зізнавальних показів із подальшим звільненням, на мою думку, немає. У фільмі ж це звучить як факт, а не версія автора. Якби ці речі були пов'язані, звільнили б багатьох із тих, кого ми вважаємо політичними, але не звільнили б, наприклад, Савченко, яка свою провину, як відомо, не визнала.

По-третє, якось покоробило від «бывший работник прокуратуры» (то й що? тут вмикається якась презумпція винуватості автоматично?) і жодного слова про участь Афанасьєва в акціях на підтримку цілісності України весною 2014-го, хоча саме на цій підставі він був затриманий ФСБ.

По-четверте, радянський дисидент Олександр Подрабінек, який дуже добре знається на радянській репресивній спадщині (час від часу стежу за його програмою на Радіо Свобода), жодного слова не сказав про тортури, які були застосовані до Афанасьєва для вибивання з нього показів. Чи Олександр ставить під сумнів цей факт?», - написала Томак.

Ее поддержали и адвокат Олега Сенцова, одновременно и Геннадия Афанасьева Евгения Закревская:

«Я - адвокат Олега Сенцова в Украине. После того, как Гена отказался от своих показаний в Суде против Сенцова и Кольченко, я С СОГЛАСИЯ СЕНЦОВА еще и адвокат Гены Афанасьева.

И если у кого-то и есть право оценивать эти ОБА (!) поступка Афанасьева, то это не автор фильма, и не диванные комментаторы и не я тоже. Этим кто-то может быть только тот, кто знает что делает ФСБ с людьми не понаслышке, кто сам там был и сам это испытал - Олег Сенцов.

А в погоне за "остротой сюжета" и добавляя драматизма там где его и в жизни через край, автор как бы между делом добавляет и оснований приговору Сенцову, которых де юре и де факто нет. Это медвежья услуга Олегу.

А помощь семье Сенцова да нужна. И Кольченко нужна. И семье Тимура Шаймарданова нужна и семьям пропавшим крымских татар нужна и вот прям сейчас, кровь из носа нужна родителям Павла Гриба.
Но это отдельный вопрос. Не думаю, что в стравливании узников - его решение. Спасибо автору за организацию сбора средств маме Сенцова. Но и только. (…)

P.S.: Использовать людей, находящихся в застенках и уже освободившихся, их близких в своих (художественных ли, политических ли) целях, играть на их чувствах (отчаяния, безысходности, надежды или благодарности), манипулировать этим (с обеих сторон) гнусно и мерзко», – написала Евгения в своем посте

По сути, сам Олег Сенцов, выступая в суде, тоже поддержал Афанасьева и простил его. «Я очень, очень рад, что Гена Афанасьев смог перешагнуть себя. Оступился, но, в конце концов, сделал очень мужественный и правильный поступок. Я очень был удивлён этим и рад за него.
Не в том даже дело, что будет большой скандал, что будет проблема и нас оправдают. Нет, этого ничего не будет. Я рад за него, что он будет жить дальше и ощущать себя человеком, который не струсил», – сказал тогда Сенцов. Этих слов в фильме тоже нет.

О семье Олега Сенцова, собственно, которой и посвящено основное время фильма, рассказано достаточно подробно – и после выхода фильма Подрабинека многие перевели деньги нуждающейся, в том числе, в материальной помощи матери Сенцова Людмиле. Однако и эта часть фильма подверглась критике – например, со стороны сестры Олега Сенцова украинской журналистки Натальи Каплан:

«А еще он [Подрабинек] адрес мамы Олега фактически дал, она уже боится выходить за ворота. А после их отъезда она звонила мне вся в слезах, довели до истерики своей бестолковой жалостью, никому не нужной, и нежеланием вникать в ситуацию. Бить по эмоциям низко, даже если кажется, что это правильно. Проблем с финансами адских нет, а мама Олега ковыряется в огороде не с голодухи, а потому что в этом смысл ее жизни, попробуйте ее от этих грядок оторвать, ага, щаз, и за миллион баксов с них не слезет», – написала она в комментариях к одному из постов, посвященных обсуждению фильма. Хотя во всех постах авторы указывали, что благодарят автора фильма за привлечение внимания к ситуации, в которой оказался не только Олег, но и его семья – и благодарили за проведенный благодаря фильму сбор денег для семьи Сенцовых.

Отреагировала на фильм Подрабинека и Уполномоченный Президента Украины по мирному урегулированию ситуации на Донбассе Ирина Геращенко:

«Я знаю десятки історій, коли під середньовічними тортурами заручники( і в російських тюрмах, і на окупованих територіях) брали на себе смертні гріхи, зізнавалися в " терактах", видавали інших людей. Бо тільки під тортурами то можна було вибити. Й не нам заручників судити, бо не нас катували. Щодо родини Сенцова, то президент і його команда на постійному контакті з сестрою Олега. Чому саме з сестрою- на то є своі певні родинні причини, й не місце тут іх публічно обговорювати. Родині допмогають. Витягти Олега поки не вдається, це правда... Але так дивно, що в цьому брудному пості немає жодного слова про Путіна, який засудив Олега на 20 років за " тероризм"... Але є бруд на Афанасьєва, який під тортурами давав "покази", але на суді сказав правду, що то все було вибито під тортурами. Чи хтось з вас, критиків, зміг би так? На суді сказати правду, не знаючи, що за це буде. А ще бруд про Порошенка, який десятки разів- і я тому свідок- в нормандському форматі, й в телефонному, й в очному, піднімав питання звільнення Олега. Це Путін оголосив Олега терористом, а не украінський президент. Це Путін засадив його на 20 років і тримає в катівні, ви прізвищем помилилися - Путін, не Порошенко. Це Путін не хоче забирати свого Агєєва і віддати нам Олега. А тим часом російських і донецьких катівнях продовжують катувати і вибивати " зізнання"! Що ви про це знаєте? Як ви смієте про це судити? Р. S. Я щаслива, що вдалося витягти Савченко, Афанасьєва , Солошенка. Кого віддвв Кремль, того витягли.... Боремося за всіх- за Олега, за Сашу Кольченка, якому Путін не дозволяє навіть заочно в університеті навчатися( в цьому також Порошенко винен?), за Рому Сущенка( якому вдалося через прохання на найвищому рівні вибити дозвіл на побачення з дружиною). Що ви про це знаєте? Гидко», – написала она в комментариях под постоми Христины Бондаренко, в котором генеральный продюсер канала ATR писала о фильме.

В то же время и Христина Бондаренко, и ее заместитель Айдер Муждабаев выступили в поддержку фильма и его автора.  Муждабаев так резюмировал дискуссию вокруг фильма в своем посте:

«Всё перевёрнуто окончательно, кверху дном. Защищая Афанасьева (от кого? от чего? что ему угрожает?), договорились до полного срыва крыши. Семьи политзаключённых, оказывается, лучше не беспокоить. Помогать им не надо, это их только тревожить зря. Тему семей вообще поднимать не надо, да вообще ничего не надо, все должно быть тихо, это только вредит. И оставьте эту тему профессиональным правозащитникам, другие не лезьте. Да, и то, что никто ни разу даже не позвонил матери Сенцова, ни разу даже не подумал пригласить его детей в летний лагерь в Украину, да хоть раз в Киев на ёлку — это тоже нормально. И что даже банковскую карту для переводов в помощь пожилой женщине, детям никто не завёл (помог с этим только гад Подрабинек, который ещё и посмел снять фильм, из которого можно сделать неправильные выводы об отдельных представителях власти). Всё это нормально. Так и должно быть. Оказывается. Вон оно чо». 

«Детектор медиа» обратился за комментариями к автору фильма Александру Подрабинеку и задал ему наиболее часто возникавшие в дискуссии о фильме вопросы:

Почему в фильме не указано, что Афанасьев отказался от своих показаний против Сенцова на суде?

– Я делал фильм об Олеге Сенцове, а не об Афанасьеве, и не ставил своей целью исследовать дело Афанасьева. О его отказе от своих показаний, уличающих Сенцова, я не упоминал, как и обо многих других эпизодах этого дела, поскольку они не существенны для судьбы Олега Сенцова. Приговор Сенцову вынесен на основании показаний Чирния и Афанасьева, которые они дали во время производства по их делам. Отказ Афанасьева от своих прошлых показаний уже не мог повлиять и не повлиял на приговор Сенцову и Кольченко.

– Почему вы говорите, что Афанасьев получил свободу в обмен на показания - хотя второго участника процесса, Чирния, который также дал показания против Сенцова и Кольченко, и не отказался от них позже – не освободили?

– После дачи показаний на Сенцова и отказа от них Афанасьев подал прошение о помиловании на имя Путина, был помилован и выслан в Украину в обмен на двух других заключенных. Мне представляется это логическими звеньями одной цепи. Почему не выслали Чирния – это хороший вопрос, но к Путину. Возможно, ФСБ приготовило для Афанасьева и Чирния разные сценарии их дальнейшей судьбы.

– Вы знали о заявлениях Афанасьева о том, что его пытали, чтобы выбить показания? Вы не верите этим заявлениям? У вас есть повод считать его слова ложью?

– Я не очень верю заявлениям Афанасьева о пытках. Есть обстоятельства, которые заставляют меня сомневаться в искренности его заявлений. Мой личный тюремный опыт тоже не согласуется с нарисованной им картинкой. Но стопроцентной убежденности у меня нет, поэтому я не затрагивал эту тему. Да и не о нем фильм!

– Почему, привлекая внимание к семье Сенцова, вы не вспомнили о семье Кольченко, сидящего по тому же делу?

– Обстоятельства достаточно случайно столкнули меня с семьей Олега Сенцова. Семью Кольченко, к сожалению, не знаю. Конечно, он тоже нуждается в защите. Почему бы вам, например, не снять о нем фильм, а не спрашивать меня, почему этого не сделал я?

– В одном из комментариев Наталья Каплан написала, что, показав дом, адрес семьи Сенцова, вы усугубили ее положение. Вы предполагали, что интервью с ней для вашего фильма может сказаться на ее положении?

– Это неправда: ни адрес, ни другие личные данные Людмилы Сенцовой я в фильме не давал – в этом легко убедиться, пересмотрев фильм. Сама Людмила Георгиевна меня за этот фильм поблагодарила. Для меня это важно. А что по этому поводу говорит и думает Наталья Каплан – не важно совершенно.

– Какую цель вы ставили перед собой, когда снимали фильм?

– Это очевидно. Я хотел привлечь внимание общества к драматическому положению семьи Олега Сенцова. Патриотическая риторика и шоу с международным участием не должны заменять собой заботу о повседневной жизни политзаключенного и его семьи. Кроме того, для меня это долг памяти. Когда в советское время я сам был политзаключенным, я твердо знал, что солженицынский Фонд помощи политзаключенным заботится о моей семье и не даст ей пропасть во враждебном окружении. Сейчас такого фонда, к сожалению, нет. А политзаключенные снова есть.

Фильм доступен по ссылке – и каждый может составить о нем свое мнение.  В одном можно не сомневаться уже сейчас: фильм снова привлек внимание людей к проблемам и самих политических заключенных, сидящих в российских тюрьмах, и проблемам их семей.

* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
1317
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2017 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop