18:37
Четвер, 5 Травня 2016

Ракурс. Это моя игра!

Формат интервью – один из самых сложных в журналистике. Прежде всего, я имею в виду не минутное флеш-интервью в микст-зоне после завершившегося матча и не массовку на пресс-конференциях.
Ракурс. Это моя игра!
Ракурс. Это моя игра!

Речь о самостоятельной полноформатной телепрограмме либо развернутом диалоге на газетную полосу, представленном на нескольких страницах в журнале, или схожую по объему беседу на интернет-ресурсе, короче – один на один, глаза в глаза.

Формат сложный для интервьюера: он должен предъявить и герою, и своей аудитории компетентность. Должен уметь слушать и слышать (а это не одно и то же), должен быть психологом, т.е. тонко чувствовать собеседника. И, исходя из двух компонентов – поставленных перед собой задач на данное большое интервью и одновременно из поведения своего героя, – по ходу выстраивать драматургию беседы, чтобы все было интересно зрителям-читателям и важно для дела, о котором идет речь, важно для всех. Что для этого нужно?

С одной стороны…

Конечно, классные журналисты. На память приходят достойные примеры Ларри Кинга, Урмаса Отта, Владислава Листьева. Я всегда ценил умение работать в этом жанре украинских тележурналистов Татьяны Цымбал и Юлии Литвиненко. Из спортивных интервьюеров должен отметить Михаила Спиваковского.

Алла Бублий уже два года ведет в эфире канала «Футбол» собственную авторскую программу «Моя гра». Вообще женщины в футбольной журналистике, в т.ч. и за рубежом, как правило не являются топ-фигурами. Тому есть объективные и субъективные причины, прежде всего, восприятие их основной аудиторией болельщиков. Как не крути, это на 90 процентов мужики, оттого их восприятие спокойно укладывается в формулу «Не женское это дело». В лучшем случае, готовы смириться: ваяйте развлекаловку, всякую светскую хронику из жизни звезд, да еще, что великие футболисты умеют делать на кухне…

С другой стороны…

Конечно, герои подобных развернутых интервью. Обычно это публичные люди. Им необходимо донести до многочисленной аудитории свои идеи и программы, свое видение проблем, блеснуть уровнем своего интеллекта. И не будем забывать, что нынче – в эпоху информационного бума – затертое до предела слово «имидж» также имеет значение. Хотя очень многие герои уверяют нас либо искренне считают: этот самый имидж для них – ничто. 

Наш интервьюер

Алла Бублий достаточно опытный футбольный журналист – с 2002 года, а в команде канала «Футбол» – с 2008 года. Она своей работой доказала, что никак не подпадает под стрелы иронии «дама – якобы футбольный журналист», а тем более – «блондинки за рулем». Потому что никогда не лезла в обойму «аналитиков» и «экспертов», с одной стороны, а с другой, Алла давно переросла формат минутной «информашки» о конкретном матче. 

Вообще брать развернутые интервью «а ля Ларри Кинг» у футболистов дело не совсем благодарное. Футболисты не те люди, которые обязаны слагать «философские трактаты», не за то публика их ценит. Тем не менее, Алле удавалось «разговорить» интересных собеседников из этого мира. Мне помнятся ее программы с участием Юрия Калитвинцева, Анатолия Тимощука, Руслана Ротаня, Александра Драговича. На сей раз «глаза в глаза» с Аллой Бублий «играл» тяжеловес футбола Украины.

Наш герой

Игоря Суркиса представлять нет нужды, в футболе он с детских лет – болельщик, да и сам выходил на поле. В футбольном менеджменте – с 1993 года. Как первое лицо клуба, его президент – с 2002 года. Получается, он с Аллой в своих нынешних статусах «ровесники», оба - находятся в них с этого периода. ИМС – человек футбола, а футбол – это его игра.

У меня свой собственный «небольшой» опыт работы с Игорем Суркисом как героем интервью – с 1995 года. Что, на мой взгляд, отличат его как героя этого жанра? ИМС говорит компактно, «не растекаясь по древу», не уходит от неудобных вопросов, а внятно излагает свою позицию, даже если она кому-то не нравится. Он не юлит, не ищет в других людях или структурах причины проблем родного клуба и даже собственных ошибок. Если, выражаясь языком футбола, он «промазал», то откровенно признает это. Но это все из прошлого опыта. 

Мне сейчас было страшно любопытно, как у этих двоих собеседников сложится полноценный диалог. Какой инструментарий использует журналист, как на него будет реагировать гость программы, хотя формально Суркис был не гостем, а хозяином, т.к. передача снималась на стадионе «Динамо» имени В.В. Лобановского. Итак, все по порядку.

Драматургия

Автор программы грамотно выстроила череду своих вопросов. От буквально новостных частностей: как воспринимаете 6-е чемпионство родного клуба под вашим руководством? Что с костюмом после обливания шампанским в раздевалке после матча с «Ворсклой»? После чего тематика вопросов постепенно, без суеты и давления со стороны корреспондента, неуклонно расширяется, углубляется. Здесь – и принципы подбора и утверждения тренеров; и трансферная политика «Динамо», вплоть до того, как удержать тех игроков, кто необходим команде.

В точно просчитанный автором «Моей игры» момент – фундаментальные вопросы о состоянии украинского футбола, о судьбе отдельных клубов, о формате чемпионата и о новых задачах ПЛ. 

Ближе к эпилогу – о взаимоотношениях с другими клубами украинской ПЛ, «не цепляет ли» тот факт, что конкурент «Динамо» дошел до полуфинала Лиги Европы?

Подводя промежуточный итог по набору вопросов, следует отметить, что в этом списке точно не было того, что должен избегать интервьюер. Речь идет о конфликтных и тех, которые принято называть холуйскими. Не было также некомпетентных и заумных вопросов, которые, увы, встречаются у нашей братии не редко.  

Работа журналиста в кадре

Это еще один важный элемент профессии, ибо на нем, не в меньшей степени, чем на подборе вопросов к гостю, держится доверие или недоверие героя к репортеру, психологическое взаимопонимание. Алла Бублий и здесь оказалась на высоте. Хотя были острые вопросы, я их уже отмечал, но фокус в том, как задать острый вопрос: чтобы заставить героя максимально полно и объемно раскрыть истину. Экран четко представил, что автор «Моей игры» умеет слушать собеседника, не перебивать его. Она развивает сюжет следующим вопросом, не цепляясь «железобетонно» за собственный сценарий, а живо реагируя на предыдущий ответ того, с кем общается. Но главное оружие репортера здесь – искренний интерес к тому, кто сидит напротив и не наигранная доброжелательность. Алла именно не «добренькая», а доброжелательная. 
 
Режиссура и операторское мастерство

Алла Бублий, конечно, автор своей программы, но она в ней работает не сама. Не могу не оценить работу операторов и режиссеров. Вы обратили внимание на попавшие в кадр детали в кабинете президента «Динамо». Никакой помпезности, зато все по делу и уютно, как для хозяина, так и для гостьи. Отдельная важная деталь – фотографии. Понятно, это члены семьи. Зритель по таким нюансам чувствует, кто человеку дорог, кто его согревает.

Монтаж в меру динамичный, но не суетный. Крупные и средние планы акцентируют на мимике и жестах героя и журналиста. Телезритель успевает увидеть все: внимание собеседников друг к другу, «вольтову дугу» взаимоуважения. Перефразируя классику, «картинка» на ТВ – страшная сила.

Собеседник

Как бы ни был силен интервьюер, без необходимой адекватной отдачи героя, само интервью обречено на провал. Кто только ни светился перед камерой: болтуны, демагоги, «звезды», точнее себя таковыми считающие. А еще немногословные по натуре и «партизаны на допросе», т.е. не молчуны, но им не выгодно «раскрываться». Здесь вовсе не тот случай.

Игорь Суркис вряд ли изучал мастерство тележурналиста, однако вполне уловил ту самую доброжелательность и профессиональный интерес репортера и к тому, чем он – президент «Динамо» – занимается, и к актуальным футбольным проблемам в Украине в целом. Оттого, его ответы были вполне информативны, в то же время демонстрировали принципы героя в футболе и жизни. Не уверен, что всякий президент клуба так открыто, без рисовки, без негатива в своем тексте и мимике отвечал бы на заданные острые вопросы. В итоге телеаудитория смогла глубже понять философию футбольного клуба «Динамо».
 
Нужно еще обратить внимание на следующее: ИМС не обиделся на вопросы не без дружеского подвоха насчет поливания в раздевалке и сохранности костюма, а сам развил шуточный настрой начала беседы. Он уточнил, что там было не только шампанское, но и соки. И вообще его спас Александр Яковенко, поделившись собственной спортивной формой. Деталь, но о чем она свидетельствует? О чувстве юмора, самоиронии и полного раскрепощения в кадре.  

 Перед зрителем на экране предстал абсолютно живой человек. Его интересно не только слушать, но и видеть в телевизоре. Стульев, конечно, не ломал, как говаривал Городничий из «Ревизора», но глаза, мимика порой столь ярко дополняли его текст, что и лишних слов не надо... Это понятно. Каким бы ни был такой формат ТВ: информационным, аналитическим либо вообще проблемным, он еще четко «рисует» зрителю портрет героя. Мастерством, как уже отмечалось, режиссеров и операторов, но не только. Важна еще и «работа в кадре» как журналиста, так и его собеседника. Здесь было, как утверждает давний слоган канала «Футбол», "Все по-настоящему!".  

Вместо эпилога

Нынче, когда огромная часть футбольной журналистики с головой ушла в скандалы, сплетни и слухи, в бесконечные псевдо расследования типа «подейкують», проект «Моя гра» выглядит чуть ни «лучом света в темном царстве». 

Программа Аллы Бублий с Игорем Суркисом получилась добротной и качественной. Благодаря интервьюеру и герою. Более того, по своей проблематике она видится шире и глубже обычного развернутого интервью. А потому – актуальнее для телезрителей, для всего футбола Украины.

Семен Случевский, «Футбольный клуб»
Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
354
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2019 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop