20:07
Понеділок, 12 Лютого 2018

Суд над Шабуниным: акт второй

Работа на «безоплатной основе», «филимоненковские бабушки» и первый свидетель
Суд над Шабуниным: акт второй
Суд над Шабуниным: акт второй

Девятого февраля состоялось второе заседание суда в деле Виталия Шабунина — главы ЦПК, которого обвиняют в препятствовании журналистской деятельности видеоблогера Всеволода Филимоненко (материал «Детектора медиа» о первом заседании читайте тут). Шабунин не отрицает, что ударил Филимоненко, но заявляет, что этот удар не имел отношения к профессиональной деятельности потерпевшего. Последний, однако, утверждает, что Шабунин ударил его из-за проводимого им «журналистского расследования деятельности ЦПК и Шабунина». Прокуратура поддерживает версию Филимоненко и поэтому Шабунину инкриминируют ч. 2 ст. 345-1 ККУ — «умышленное нанесение легких или средней тяжести телесных повреждений журналисту в связи с ведением этим журналистом законной профессиональной деятельности».

Второе заседание было первым по сути дела — и состояло из двух частей. В первой рассматривали ходатайства сторон, во второй — заслушивали показания свидетеля обвинения. На этот раз пикетов и плакатов перед зданием суда не было, но «филимоненковские бабушки» под предводительством старшей собрались в зале в полном составе. Оставшуюся часть зала заполнили журналисты, люди в футболках Ukraine fuck corruption, на галерке уселись Николай Катеринчук и Анатолий Гриценко; блогер Мирослав Олешко занял место в первом ряду — он и приехал одним из первых. Как и на первое заседание, на слушания пришла экс-глава департамента НАЗК Анна Соломатина.

Шабунин появился в суде перед самым началом заседания, его сопровождал один представитель — Дмитрий Онученко. «Скамейка» потерпевшего была полностью занята: помимо прокурора Дмитрия Руснака, самого Филимоненко, традиционно пришедшего в футболке с надписью «Школа коррупции», его адвоката Евгения Збираника к процессу присоединились еще двое юристов, представляющих интересы потерпевшего, — Татьяна Малярчук и Дмитрий Видюк. Перед ними на столе стоял американский флажок, принесенный потерпевшим.

Пока ожидали судью — и первое, и второе заседание началось с опозданием больше чем на сорок минут — Филимоненко пытался завязать разговор с журналистами, но в этот раз энтузиазма никто не проявил. Филимоненко спрашивал: «Расскажи, Олешко, сколько тебе платит Порошенко?» — на что блогер отвечал: «Ну я, в отличие от Шабунина, после Майдана дом себе не построил», — но диалог угас в связи с отсутствием интереса журналистов.

Наконец, заседание началось. Для начала судья должна была определить порядок рассмотрения дела и заслушать ходатайства сторон. Прокурор попросил определить такой порядок: сначала заслушать показания потерпевшего и обвиняемого, затем — нескольких свидетелей, которые уже фигурировали в деле (Алексея Липовецкого, Дмитрия Маганова, Антона Гринева и вызванную прокурором Юлию Марушевскую, членов ЦПК Тату Пеклун и Александру Устинову), а потом переходить к техническим доказательствам и документам.

У стороны защиты ходатайств было шесть, и они сводились к следующему. Во-первых, утвердить такой порядок слушания доказательств, в котором сначала бы выступили свидетели потерпевшего и обвиняемого, затем сами обвиняемый и потерпевший, а уже потом рассмотреть технические доказательства. В качестве свидетелей сторона защиты просила заслушать показания куда большего числа людей — в том числе, депутатов Сергея Лещенко и Виктора Чумака, Елены Шабуниной и Татьяны Гришиной (жены и тещи Шабунина), журналистки ICTV Ирины Винокуровой, оператора канала ZIK Кирилла Лихачева, журналистки ATR Дарьи Иванютенко, журналистки ZIK Надежды Бурдей, журналистки «1+1» Валерии Ковалинской, общественного деятеля Олега Рыбачука и членов ЦПК Александры Устиновой и Таты Пеклун. Все эти люди, как настаивает защита, могут рассказать суду, что предшествовало тому самому удару и что случилось после него.

Адвокат также просил заслушать показания врачей, которые проводили медицинскую экспертизу, и предоставить суду медицинские документы. Например, рентген, сделанный Филимоненко спустя несколько дней после удара Шабунина, и все результаты МРТ и КТ, которые были сделаны сразу после инцидента. Как утверждает защита, все эти документы есть у потерпевшего, но в деле их нет, — есть только повторное МРТ, которое было сделано в ноябре 2017 года, четыре месяца спустя после удара. Защита хочет рассмотреть показания экспертов и все эти документы в ходе суда, чтобы доказать свое утверждение, что медицинская экспертиза в деле была сфальсифицирована.

Кроме того, представитель Шабунина просил приобщить к делу исходник видеозаписи, которая в уже смонтированном виде была выложена на ютуб-канал «TVГолоснарода» под названием «Тварь, сейчас голову разобью!», на которой Филимоненко впервые встретился с Шабуниным. И, наконец, адвокат просил пригласить директора ЦЕДЕМ, эксперта по медиаправу Тараса Шевченко — в качестве специалиста. Специалист, кстати, имеет право в суде участвовать в перекрестном допросе свидетелей — то есть может задать вопросы Филимоненко, который называет себя журналистом. Судья уточнила у адвоката, есть ли у стороны защиты доказательства того, что Шевченко — действительно эксперт по медиаправу. Юрист Шабунина ответил, что они готовы предоставить суду все сертификаты и другие документы, это подтверждающие. И еще раз напомнил судье, что дело, по сути, строится вокруг утверждения, что Филимоненко — журналист, а значит, стороне защиты обязательно нужен специалист, который может высказаться по сути: может ли Филимоненко считаться журналистом и соответствует ли его поведение профессиональному и этическому кодексу журналиста.

Поскольку адвокат Шабунина читал все эти ходатайства так быстро, что сторона потерпевшего не успела даже записать их — то высказалась сразу против всех предложений адвоката защиты, не разбирая их по пунктам. Прокурор, правда, уточнил, что медицинская экспертиза в деле уже имеется, и они «потратят много времени, чтобы повторно предоставить эти документы суду». Шабунин обратился к прокурору напрямую: «Пять лет в тюрьме — вот это много времени. А расшить папки и достать документы — это недолго».

Филимоненко тоже был против всех ходатайств защиты, но отдельно высказался о предложении заслушать эксперта Тараса Шевченко. Блогер заявил, что сторона защиты «очевидно, выделит ему (Шевченко. — Г.С.) какие-то средства» и что «в стране сформировался определенный клан, который называет себя антикоррупционерами, и у этого клана есть щупальца, и этот эксперт может быть одним из звеньев цепи». При этом он утверждал, что ЦЕДЕМ «обеспечивает деятельность нападавшей стороны» — чем наверняка запутал судью окончательно.

«Какая гарантия, что Шевченко не получает деньги? Почему он тогда работает? Активист, что ли?» — добавил Филимоненко. Жаль, что позже никто не адресовал этот вопрос самому Филимоненко, когда выяснилось, что он работает журналистом Flash on time news по трудовому договору «на безоплатной основе». Активист, что ли?

Судья, выслушав все стороны, решила так: согласиться с предложенным стороной защиты порядком рассмотрения доказательств — то есть заслушать сначала всех свидетелей, затем самих обвиняемого и потерпевшего, а затем перейти к документам и техническим доказательствам. Но остальные ходатайства оставила без ответа — предложила их рассматривать по ходу судебных заседаний.

После перерыва перешли к самому интересному — слушанию свидетельских показаний Дмитрия Маганова, основателя и главного редактора сайта Flash on time news. Журналистское удостоверение Филимоненко было подписано Магановым; по его же утверждению, Филимоненко выполнял редакционное задание, проводя «расследование о ЦПК и Шабунине».

Маганова привели к присяге, и сначала он ответил на ряд вопросов прокурора. Из ответов выяснилось, что у Маганова есть «зарегистрированное с 2014 года в Минюсте информационное агентство» и что «Филимоненко — его работник с 2015 года», а трудовые отношения сохраняются и сейчас. Маганов также подтвердил, что сам подписывает удостоверения, выдает их каждый год, и что точное количество сотрудников варьируется, однако десять из них имеют аккредитацию в Верховной Раде. Что, по мнению Маганова, должно доказать профессионализм его агентства и его журналистов — поскольку, как утверждал Маганов, Рада проводит проверку аккредитованных СМИ и «некоторым агентствам отказывает». На уточняющий вопрос прокурора, обращались ли когда-нибудь к Маганову с жалобами на работу Филимоненко, Маганов ответил: «Нет, но неоднократно представители других СМИ оказывали давление на сайт и негативно высказывались в наш адрес, не давая возможности высказаться в ответ». В качестве примера такого СМИ был назван ресурс Skrypin.ua.

Он также охарактеризовал потерпевшего как «хорошего журналиста», относительно которого у него «не было нареканий». «Назвать его провокатором не могу — но могу назвать его хорошим человеком, который умеет играть на эмоциях. За пять минут он может вывести меня три раза из себя, но это не дает мне право его ударить».

Затем задавал вопросы адвокат Шабунина. И начал с того, на каких условиях работает в агентстве Филимоненко:

— На безоплатной основе,  сказал Маганов.

Из дальнейших его ответов выяснилось, что в Минюсте на самом деле зарегистрировано  не информационное агентство, а газета, то есть печатное издание. И он просто ошибся, говоря про агентство.

— А где сейчас работает Филимоненко? В газете или в агентстве? — уточнил адвокат.

— Пусть будет в газете.

После безуспешных попыток выяснить, можно ли считать человека, который работает бесплатно, «находящимся в трудовых отношениях» — не важно, газеты или агентства, —  вопросы стал задавать Шабунин.

— Сколько расследований Филимоненко, которые касались деятельности ЦПК, было опубликовано в газете?

— Ни одного.

— А сколько материалов на ту же тему вышло на сайте?

— Ни одного.

— А когда вы дали задание потерпевшему расследовать деятельность ЦПК?

— В марте.

— И он опубликовал свои расследования не у вас на сайте, а на своем ютуб-канале?

— Да.

— А почему?

— Потому что задание было выполнено не до конца.

— И после этого вы прекратили сотрудничество с господином Филимоненко?

— Нет.

— А можно назвать фамилии известных журналистов, с которым ваше издание сотрудничает?

— Кроме Филимоненко?

— Да.

— Я не могу назвать.

— Назовите любых.

Маганов перечислил несколько фамилий.

— Сколько материалов этих людей размещено на вашем сайте?

— Множество.

— А в газете?

— Тоже много, я точно не помню.

— Как же получилось, что материалов Филимоненко нет ни на сайте, ни в газете — а их материалы есть?

— Это мое личное решение. Я могу ставить все, что хочу.

Шабунин задал еще один вопрос — о размере финансирования сайта, но тут возмутились представители потерпевшего, заявив, что это не имеет отношения к делу. Судья согласилась. Но Маганов успел ответить: «Не больше, чем у вашей организации». В зале сдавлено захихикали, и тут же громко зааплодировала «старшая» из бабушек. Маганов покинул зал и судья объявила перерыв до 26 февраля.

После заседания журналисты окружили Шабунина и пытались задавать ему вопросы, но, наконец, наступило время блогера Мирослава Олешко: он перебивал всех, и журналистов, и Шабунина, чтобы потребовать ответа на вопрос: «Почему вы пригласили эксперта Тараса Шевченко, с которым вы участвуете в одних акциях и он ваш друг?» Когда стало понятно, что Шабунин отвечать не будет, Олешко переключился на более общие вопросы: «Сколько денег вернул в казну Шабунин, в отличие от Луценко, который вернул в казну полтора миллиарда?». Журналисты просили его не кричать, чтобы записать синхроны, но Олешко их игнорировал.

Бабушки расходились тихо. Одна только спросила у «старшей» в розовом пуховике: «А ты почему так хлопала?»

— Так я поддержать этого, редактора, хотела, когда он сказал, что получает не больше, чем той, Шабунин. Шабунин же говорит, что за бесплатно работает.

И добавила, не уточняя о ком: «Звездун».

Фото: Гала Скляревская, кадры из ондайн-трансляции "Радио Свобода", ЦПК

Всі матеріали розділу / жанру:
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
1625
Переглядів
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Коментувати
Коментувати
Нові тексти на ДМ
2016 — 2018 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop